Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Кант и Россия: страницы биографии

Федор ДЕМИДОВ — кандидат философских наук, профессор, проректор по учебно-методической работе РАГС

«Всесветлейшая, великодержавнейшая императрица, самодержица всех россиян, всемилостивейшая императрица и великая жена!

С кончиной блаженной памяти доктора и профессора Кипке освободился пост ординарного профессора логики и метафизики Кенигсбергской академии, который он занимал. Эти науки всегда были предпочтительным предметом моих исследований.

С тех пор, как я стал доцентом университета, я читал каждое полугодие по этим наукам приватные лекции. Я защитил публично по этим наукам 2 диссертации, кроме того, 4 статьи в Кенигсбергских ученых записках, 3 программы и 3 других философских трактата дают некоторое представление о моих занятиях.

Лестная надежда, что я доказал свою пригодность к академическому служению этим наукам, но более всего всемилостивейшее расположение Вашего Импер. Величества оказывать наукам высочайшее покровительство и благосклонное попечительство побуждают меня верноподданнейше просить Ваше Имп. Величество соблаговолить милостиво определить меня на вакантный пост ординарного профессора, уповая на то, что академический сенат в рассуждении наличия у меня необходимых к сему способностей сопроводит мою верноподданнейшую просьбу благоприятными свидетельствами. Умолкаю в глубочайшем уничижении.

Вашего Импер. Величества верноподданнейший раб»

Кенигсберг, 14 декабря 1758 г. Иммануил Кант*.

В таким просительным письмом обратился к Российской императрице Елизавете Петровне великий немецкий ученый, родоначальник немецкой классической философии И.Кант (1724-1824). В период семилетней войны, после победы в Гросс-Егерсдорфском сражении 25 января 1758 г. в стенах Кафедрального собора представители Кенигсбергской администрации принесли присягу на верность русской императрице Елизавете Петровне. Кант, как и другие горожане, в течение пяти лет был русским подданным.

Согласно королевскому повелению от 1749 года, на должность экстраординарного профессора не могли быть представляемы лица, не защищавшие предварительно три раза свои печатные диссертации. Диссертацией об огне Кант приобрел ученую степень 12 июня 1755 г.: вторая диссертация о принципах метафизического познания, которую он защищал публично 27 сентября, дала ему звание приват-доцента философии. Третью диссертацию Кант защитил в апреле 1756 г. сочинением о физической монадологии.

Великому философу пришлось пробыть пятнадцать лет приват-доцентом, прежде чем удалось получить должность ординарного профессора.

После своей третьей диссертации он просил о том месте экстраординарного профессора логики и метафизики, которое оставалось вакантным после смерти Кнутцена уже с 1751 г. Но война была близка, и прусское правительство решило не замещать более должностей экстраординарных профессоров. Два года спустя (1758) освободилась должность ординарного профессора логики и метафизики, которую, несмотря на войну, нужно было заместить. Кант стал хлопотать о месте, а одновременно с ним и другой приват-доцент — Букк, читавший те же самые предметы и дольше, чем Кант.

Счастье не благоприятствовало философу; русский генерал фон Корф отказал ему в месте в пользу его соперника.

Наконец, после пятнадцатилетнего ожидания и многих тщетных стараний Кант достиг давно заслуженного положения. В ноябре 1769 г. его вызвали в Эрланген ординарным профессором его специального предмета, в январе же следующего года он получил из Иены запрос равносильный предложению.

Он поехал бы в Эрланген, если бы как раз в это время в самом Кенигсберге не открылась перспектива, вполне согласовавшаяся с его желаниями. Освободилась должность профессора математики: Букк, получивший ту кафедру логики и метафизики, в которой русский генерал-губернатор некогда отказал Канту, перешел на вакантное место, а Кант сделался ординарным профессором логики и метафизики вместо Букка в марте 1770 года.

В рапорте от 29 марта 1770 года, в котором министр доносил королю об открывшейся в Кенигсберге после смерти профессора Лангханзена кафедре математики и представлял на его место Букка, значилось далее: «Вместо же Букка я не могу рекомендовать на должность профессора философских наук никого, кто мог бы принести университету более пользы, нежели прославившийся своими сочинениями как в Германии, так и за границей, И.Кант». Фридрих Великий написал на полях этого донесения: «Вепе».

Сочинение, которое Кант защищал публично 20 августа 1770 г. для вступления в должность ординарного профессора философии, трактовало «О форме и принципах чувственного и интеллигибельного мира». Самое сочинение уже содержало в себе первые основоположения критической философии. Таким образом, 1770 год является одной из значительнейших поворотных точек в жизни Канта и составляет эпоху как в его внешнем общественном положении, так и в его внутренней научной деятельности.

Это место Кант занимал до самой смерти и, пока мог, исполнял обязанности своей должности с добросовестной пунктуальностью. Летом 1786 г. он сделался в первый раз ректором университета и в качестве такового должен был от имени академии приветствовать короля Фридриха Вильгельма II, когда он прибыл в Кенигсберг вскоре после своего воцарения для принятия присяги на верность. Летом 1788 года он во второй раз сделался ректором и еще до 1792 г. стал сеньором не только философского факультета, но и всей академии1.

В июле 1794 года русская Академия наук избрала Канта своим членом. На заседании 28 июля был утвержден список из 14 иностранных ученых. Рекомендовал Канта И.И.Георги — путешественник, этнограф, естествоиспытатель. В его разнообразной деятельности в Петербургской академии наук заметное место занимало осуществление научных связей с зарубежными научными корпорациями и отдельными учеными. Он сообщал академическому собранию о новинках научной литературы, рекомендовал к избранию в число иностранных почетных членов Академии видных зарубежных ученых.

И.И.Георги подчеркивает знания и заслуги И.Канта как естествоиспытателя.

Huжenoдnuсавшийся рекомендует императорской Академии наук к избранию в почетные члены

Г.Иммануила Канта, проф. в Кенигсберге, члена Акад. Наук в Берлине и т.д., как. одного из самых проницательных философов своего времени или, вернее, всех времен. Будучи широко знаком с высшей математикой, естественной историей во всем ее объеме, теорией эстетики и т.д., он избрал себе предпочтительно область умозрительной философии. Его труды. Критика чистого разума и другие, составили, как известно, эпоху; но и Физическая география, над которой он уже давно работает, без сомнения, еще умножит славу этого престарелого философа.

Георги
С.-Петербург 7 июля 1794.**.

Избрание Канта в Петербургскую академию состоялось в июле 1794 года. В сентябре он получил письмо от конференц-секретаря Эйлера с приятным известием и обещанием прислать диплом «с первой надежной оказией, как только к нему будет приложена большая императорская печать». Вот его текст:

«По повелению
светлейшей и могущественнейшей
государыни императрицы
ЕКАТЕРИНЫ ВТОРОЙ,
всея Руси самодержицы
Я, Екатерина княгиня Дашкова,
кавалер ордена св. Екатерины,
директор Академии Наук
согласно праву, дарованному мне государыней,
провозглашаю настоящим почетным дипломом
Иммануила Канта, профессора философии в Кенигсберге,
мужа знаменитейшего, достойного всяческого отличия
за его славные успехи в науках,
по общему решению всей Петербургской академии,
иностранным членом этого общества
и надлежащим образом жалую его почетом,
привилегиями и милостями,
дарованными корпорации академиков»***.

Летом 1797 года Кант вдруг узнал, что Петербургская академия не числит его своим членом. Оказалось, что от него не поступило ответного письма с согласием принять высокое звание, которое было написано, но не дошло до адресата. Кант немедленно написал новое благодарственное послание.

«Благородный господин коллежский советник и директор Высокочтимый господин!

Из сообщения Вашего благородия, переданного мне камер-секретарем герцога Голштинского г.Николовиусом 6 июля с.г. при его проезде через Кенигсберг, я узнал, что полагающееся благодарственное письмо президенту Русск. Императорской Академии наук по поводу моего принятия в ее члены 28 июля 1794 года в Санкт-Петербург от меня не поступило, в результате чего возник существенный пробел в ее списках.

Не будучи знаком с деловыми формальностями, я, по-видимому, мог ошибиться, отправив благодарственное письмо (доставка которого в Канцелярию гарантирована мне здесь распиской г.Коллинса) Академии не через ее директора, а тогдашнему президенту, княгине Дашковой, — ошибка, которая, я надеюсь, будет исправлена настоящим моим извинением и объяснением.

С высочайшим почтением
имею честь пребывать
Вашего благородия
покорнейший слуга
Иммануил Кант

Кенигсберг 17 июля 1797» ****.

Действительно, скоро ситуация была исправлена и фамилия Канта появилась в числе иностранных почетных членов Петербургской академии наук.

* Цит. по: Кант — императрице Елизавете Петровне. В кн. Иммануил Кант, собрание сочинений в восьми томах, Т. 8, С. 464-465.
1 Фишер К. История новой философии. СП-б., 1901. С.59-63.
** Цит. по кн. Историко-астрономические исследования, вып.II., М.. 1956. С.372.
*** Цит.по кн.А.Гулыга Кант.М., 1981. С.229-230.
**** Цит. по кн. А.Гулыга Кант, М., 1981. 248-250.

Written by admin

Май 6th, 2017 | 3:05 пп