Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Популярный министр для непопулярных дел

Александр Починок

«Не следует думать, что существуют неразрешимые проблемы. В принципе можно решить любую проблему. Чиновник не должен оглядываться на то. что есть задачи, которые ему не под силу».

Беседа главного редактора журнала «Государственная служба» Валерия КУЧЕРА с министром труда и социального развития Российской Федерации Александром ПОЧИНКОМ.

44-летний министр Российского правительства Александр Починок на государственной работе с 1990 года.

Его карьера началась при Борисе Ельцине, который в 1997 году доверил депутату Государственной думы, молодому экономисту ответственный пост руководителя Государственной налоговой службы, и не была прервана Президентом Владимиром Путиным, утвердившим А.Починка в мае 2000 года министром труда и социального развития РФ.

Наверное, в этом нет ничего удивительного.

Среди молодых «тяжеловесов» в правительстве министр МЧС Сергей Шойгу, например, уже свыше 10 лет на высоком государственном посту.

Но дело в том, что Александра Починка всякий раз бросают на такие дела, где легко сломать себе шею. Собирать налоги и регулировать трудовые отношения в стране, в которой деньги — это всегда дефицит, согласитесь, что такая работа скорее побуждает чиновника уйти от опасности, чем погружаться в суть проблем.

А вот Починок — министр иного склада. Можно даже сказать, что он мастер по решению антипопулистских задач. Как это у него получается? Возможно, беседа с ним и комментарии к ней помогут лучше понять это.

Александр Петрович! Вспомните, пожалуйста, Ваше первое самостоятельное дело на общероссийском уровне. Кажется, это было расследование истории о 140 млрд.рублей — несостоявшейся сделке тогдашнего правительства премьера Ивана Силаева. А была ли вообще такая сделка? И почему именно Вам поручили разбор этого взрывоопасного сюжета?

— Верховный Совет России в 1990 году только сформировался. Все начиналось заново: бюджет, налоги… Так что дел хватало. Тогда, кстати, и возникла первая «особая папка» о 140 млрд.рублей. Была создана специальная комиссия по рассмотрению этого «дела». Мне поручили ее возглавить.

— Может быть, имеет смысл напомнить читателям о некоторых деталях нашумевшей «сделки»?

— История простая — до примитивности. Она описана в анекдоте времен перестройки:
«Встречаются двое. Один говорит другому: Вагон варенья нужен?
— Нужен, — отвечает партнер. — А сколько стоит?
— Миллион рублей, — отвечает тот.
— Сделка заключена, — соглашаются оба.
Один побежал искать вагон варенья, другой бросился искать деньги».

Так и здесь. Возникла идея: обменять рубли на доллары, но вместо валюты поставить России товары и услуги, в которых она тогда остро нуждалась. На разнице товарных курсов прилично заработать (тогда многие на этом обогащались) и деньги потратить на покупку чего-нибудь стоящего в России, например, собственности. Нашлась группа иностранцев во главе с Коллином Гиббинсом, руководителем фирмы «Дав интернейшнл», которые познакомились с российскими деловыми кругами, в частности с А.Свиридовым (он возглавлял движение «За возрождение русской деревни»). некоторыми банкирами, которые пришли на прием к вице-премьеру Геннадию Фильшину и предложили ему обменять 140 млрд.рублей на 7 млрд. американских долларов.

Большие деньги — замечательная вещь! Получив что-то вроде полусогласия, дельцы уехали за границу искать деньги от имени фирмы, зарегистрированной, естественно, в офшорной зоне. Они убеждали партнеров, что существуют оферты Российского правительства, готового дать 140 млрд.рублей. Но у нас тогда в принципе не было столько денег. Предполагалось, что эта сумма будет напечатана и на эти деньги будут куплены, как я уже говорил, предприятия, а доллары будут возвращены России товарами и услугами.

Этот сюжет попал в газеты, причем совершенно случайно. Господина Гиббинса задержали при пересечении границы с документами, раскрывающими суть этой аферы.

Наша комиссия, начав изучать обстоятельства дела, обнаружила, что сделка эта, даже если бы она состоялась, кроме убытков и сумасшедшей инфляции ничего другого России не принесла бы. Да и потом, ее просто выполнить нельзя было. Не были даны гарантии, которые могли быть истолкованы как абсолютные. А мошенники как раз настойчиво добивались гарантийного письма от правительства, чтобы получить на Западе кредиты.

— Как повели себя в тот период влиятельные круги России? Что огорчило Вас, что обрадовало?

— Меня тогда очень обрадовало, что многие люди помогали нам. Дельцы посылали в Москву факсы, но в тот период прямой связи со столицей не существовало. Факсы в Москву шли через Будапешт. Однажды факс принял работник Российского торгпредства. Он это все прочитал и прислал нам аналитическую записку, в которой доказывал, что задумано явное мошенничество. Помогали вникнуть в суть вопроса и работники Внешторгбанка. которые предлагали свои варианты решения проблемы.

Огорчило же желание некоторых сил использовать дело в политических целях. Оппозиция начала кричать о том, что это все дело рук нового демократического правительства России, что демократы хотят распродать Россию. С другой стороны, многие наши «записные» демократы стояли на том, что правительство нельзя ни в коем случае трогать, потому как все, что оно делает, это чуть ли не истина в последней инстанции, а все другое -происки врагов демократии, а демократы ошибки допускать не могут. Появились лозунги: «Руки прочь от народного правительства. вице-премьера Фильшина и министра финансов Федорова!».

Сделка не состоялась. России не был нанесен ущерб. История все расставила по своим местам. Министр Федоров тогда ушел из правительства, г.Фильшин возглавил Российское торгпредство в Австрии, где, кстати, до сих пор великолепно работает.

— У многих тогда возникало ощущение, что возглавляемая Вами Комиссия не выдержит давления разных сил, что она вот-вот попадет под их влияние и не проявит характера. Как Вы думаете, почему все-таки именно Вам поручили тогда возглавить Комиссию?

— А кто его знает.., Нахальный был тогда. Выступал много на заседаниях Верховного Совета, Комитета…

Комментарий

Александр Починок действительно был чрезвычайно активным депутатом первого Верховного Совета России. Его заметили и стали быстро продвигать: сначала секретарь, заместитель председателя, а затем и председатель Комиссии по бюджету, планам, налогам и ценам Совета Республики Верховного Совета РФ. Чего-чего, а проблем у этой многофункциональной Комиссии было много — даже плановый акцент был в ней сохранен.

«Нахальный был тогда» — со свойственной Александру Починку самоиронией оценил он свою роль в работе по разоблачению мошенничества (об иронии в политике мы еще поговорим с Александром Петровичем). Но на деле было другое — как специалист высокой квалификации и политик новой формации он искал в открывшемся для него политическом пространстве собственную нишу и ничто — даже возможная негативная реакция — не могло его остановить. Поиск собственного «я» сочетался в нем со стремлением быть на виду. Молодые политики его поколения не желали быть в тени. стремились к публичности и поэтому охотно сами себя «раскручивали». Природная коммуникабельность А. Починка порой перерастала в пронырливость, но это помогало ему глубже и быстрее вникать в сложные схемы.

В 1993-1994 годах, будучи заместителем министра финансов РФ, Александр Починок возглавил Комиссию по передаче дел Верховного Совета России. Он так вспоминает об этом периоде:

— Я как «награду» храню публикации из двух ультракоммунистических газет, касающихся путча 93 года. Пресса тогда много писала о состоянии Белого дома после того, как он был взят штурмом. В этих описаниях преобладали грустные ноты: разбитые стекла, грязь, хлам, разбросанные бумаги. Но вот перо журналистов касается работы Комиссии, и тон меняется: в кабинетах, мол, идет разговор о цифрах, по-деловому обсуждаются насущные проблемы. Кто-то у журналистов подсчитал, что процентов двадцать из ценного имущества сгорело во время пожара, многое просто украли. Я до сих пор вспоминаю фигуру человека, который под огнем по-пластунски тащил из Белого дома огромный телевизор. Так вот в тех подсчетах коммунистических газет подчеркивалось, что мне удалось сохранить восемьдесят процентов дорогостоящего. В здании, например, хранилось 1, 5 млн. орденов и медалей, наградные ружья и много других ценностей. Мой коллега депутат Баскаев, и тогда генерал, отвечавший за охрану здания, расставил по всему периметру Белого дома, у разбитых окон военных и милиционеров с автоматами. Они охраняли здание двумя кольцами и, по мнению Баскаева, не смогли бы за одну ночь договориться между собой. Вот такие были дела… Только благодаря его четким действиям и удалось тогда сохранить картины, награды и другие ценности, включая фамильные драгоценности рода Толстых.

— Для многих было неожиданностью, когда в 1997 году Вас назначили руководителем Государственной налоговой службы Российской Федерации. А ведь это был период, когда не платить государству налоги считалось едва ли не шиком. В цене были люди, ловко использовавшие схемы увода налогов в тень. Платить налоги считалось чертой «замшелых государственников», и многие люди сочувственно относились ко всем, кто добровольно не отдавал казне деньги.

С чего Вы начали решение антипопулистской задачи?

— Я считал своей главной задачей в тот момент убедить людей в том, что налоги надо платить. Мне кажется, что основу нам все-таки удалось тогда заложить. Упор был сделан на ряд акций, которые мы проводили совместно с налоговой полицией. До сих пор подтрунивают над рекламным роликом: «Заплати налоги — и спи спокойно!».

До сих пор вспоминают нашу встречу с деятелями шоу-бизнеса. А что тут особенного! Это играло огромную воспитательную роль. Когда мы пригласили в Министерство звезд шоу-бизнеса, то у здания собралась огромная толпа их почитателей. Разговор был начистоту: да, у звезд эстрады большие доходы, но и расходы на проведение концертов немалые. Нужно было все это проанализировать, понять, найти выход. И когда на одном из концертов, посвященных Дню милиции, певец Филипп Киркоров отрапортовал. что он заплатил налоги в размере 25 тысяч долларов, это слышала вся страна. Разве такое заявление не было сигналом для других? Сейчас, например, мы наблюдаем самый большой рост заработной платы в сфере печати, радио, телевидения — заработки здесь достигают десятки тысяч долларов в месяц. Что изменилось? А то, что раньше не платили налоги, а теперь здесь стали показывать заработки — вот и все.

Меня упрекали: зачем нужно было вручать дипломы лучшим налогоплательщикам. Но и Сбербанк, и компания «Лукойл» резко увеличили платежи в бюджет. Никто из тех, кто был нами отмечен, не имел нарушений за прошлые годы. Изменения произошли большие. Еще недавно собираемость налогов была не выше 60 процентов, а сейчас уже далеко за 90 процентов.

— Вас не смущает то обстоятельство, что иногда Ваши действия трактуются не в Вашу пользу?

— Это же моя работа! Новый Трудовой кодекс обошелся мне четырьмя сожженными моими чучелами, пришло 73 требования ведущих профсоюзов о моей отставке. У каждого вопроса есть цена. Все стоит своих затрат. Нельзя думать, что люди во всем с тобой согласятся. Нельзя на это надеяться.

Вспоминаю историю, когда мы столкнулись с Дэвидом Копперфильдом. Начались крики — как же, затронул великого фокусника. Налоговая полиция стремилась его ущучить, но не смогла. Не поймала. Уехал фокусник, не заплатив налоги. Было такое налоговое мошенничество — делается два комплекта билетов, один комплект полностью продается, второй сдается в кассу: вот видите, зал полупустой. С тех пор налоговая полиция стала снимать на видеокамеру залы концертов суперзвезд. И все изменилось. Второй приезд известного фокусника в Москву завершился хорошими налоговыми поступлениями. А какие трюки выдумывал Брынцалов. чтобы уйти от налогов! Нельзя сказать, что он и сегодня идеально платит налоги. но Брынцалов сейчас и раньше -небо и земля. А возьмите ситуацию в Северной Осетии. 140 заводов гнали там подпольную водку. Эшелонами она шла в Россию. Руководство республики активно нас поддержало. И нынче там осталось несколько заводов, которые технически хорошо оснащены, платят налоги.

Конечно, надо оглядываться на общественное мнение, учитывать его. Но дело свое делать нужно. И должна быть определенная защита государственного служащего. Не в смысле запрета на критику его действий в прессе, но огульной травли не должно быть.

— Вас часто переводят с одного участка работы на другой. Как Вам удается быстро освоиться на новом месте?

— Способы самые простые и известные. Их просто выполнять надо. Сначала надо изучить все правовое поле новой сферы. Поэтому и в МНС, и в Минтруда начинал с изучения действующего законодательства. Потом вы смотрите и анализируете структуру системы, в которой вы работаете. Здесь, в Минтруде, чем глубже изучаю Министерство, тем больше удивляюсь — никто никогда структуру не систематизировал. В Министерстве оказалось огромное число земельных участков. колоссальное количество собственности, масса предприятий, на которые нога министра никогда не ступала. Гигантская структура. Поэтому, если вы беретесь чем-то руководить, надо изучить, что имеется под рукой. Тогда вы обнаружите массу «скелетов» в шкафах. Например, мы выявили на наших складах огромный запас компьютеров, которые не были приняты на баланс. Их Министерству поставила печально известная фирма «Ай-би-эм». Эту устаревшую и дорогостоящую технику нельзя использовать. Что с ней сейчас делать — одному богу известно. Надо, между прочим, копаться в старых документах и приказах. Поэтому, если вы взялись за новое дело, нужна тотальная ревизия. Это принято в бизнесе, это нужно делать и в государственном секторе.

Потом анализ людских ресурсов, кадрового потенциала. Задача заключается в том, чтобы не ушли те, кто разбирается в ситуации, чтобы пришли толковые молодые ребята и тащили ключевые направления.

Следующий этап — это анализ болевых точек, выявление проблем. В МНС, например, актуальной была, как я уже говорил, проблема собираемости налогов, увеличения сборов, анализ поступления средств в бюджет. Сейчас уже действует система, позволяющая в течение суток знать о потоках поступления налоговых средств в бюджет, выявить потенциал налогоплательщика, а не просто требовать, как было раньше, чтобы больше давали денег. Каждую компанию можно оценить с точки зрения ее возможностей как плательщика налогов. Существуют многие косвенные показатели. Даже по количеству потребляемой электроэнергии, объемам перевозок, не говоря уже о финансовых показателях, можно оценить налогооблагаемую базу. Словом, вы выявляете набор проблем, а дальше мозговой штурм — как решить их.

Так же и здесь — в Минтруде. На первое место здесь вышли проблемы пенсионной реформы, трудового законодательства, реформа социальной сферы. Теперь в повестке дня — создание системы альтернативной военной службы. Словом, вы выявляете проблемы, организуете мозговые штурмы, заказываете серьезным ученым исследования — и за работу.

Не следует думать, что существуют неразрешимые проблемы. В принципе можно решить любую проблему. Чиновник не должен оглядываться на то, что есть задачи, которые ему не под силу.

— Мне, однако, известно, что многие влиятельные государственные служащие, политики, ученые не верили в то, что будет принят новый Трудовой кодекс?

— Главная сложность Трудового кодекса была в проблеме успешных переговоров. Надо было понимать специфику этого Закона, его отличия от других. Требовалось достичь компромисса между работниками, работодателями и государством. Наивно было бы предположить, что одна из этих сторон добровольно поступится своими интересами. Мы понимали, что профсоюзы и работодатели договорятся между собой только в том случае, если каждая из сторон убедится в том, что ей будет лучше, а не хуже. С этой целью была создана комиссия из представителей всех заинтересованных сторон. Уровень комиссии был высокий. Каждое слово и каждая запятая детально обсуждались. В результате получился текст, который все участники считают своим и поэтому защищают его.

Комментарий

Учет всех интересов, то есть соглашение сторон, — это тоже результат. И он чаще важнее самых принципиальных расхождений. Но серьезной опасностью для выработки законов в острых сферах является конформизм. Где грань. которая уберегает разработчиков от магии господствующего мнения? Чей интеллектуальный и административный ресурс в споре о Трудовом кодексе оказался решающим? Каков характер отложенных последствий решений, которые предстоит регулировать через несколько лет? Несмотря на то, что новый Трудовой кодекс — это глубокий и серьезный шаг вперед, вопросы, которые заданы выше, все равно возникнут и на них рано или поздно нужно будет давать ответы. Но сегодня в стране праздник — долгожданный новый Трудовой кодекс принят.

— Александр Петрович! Назовите, пожалуйста, основные достоинства нового Трудового кодекса.

— Самое главное достоинство заключается в том, что работодателей стало много. Мы. наконец, признали, что на предприятиях могут быть разные условия регулирования отношений с работниками.

Обязательным условием теперь является заключение трудовых договоров. Теперь трудящиеся будут учиться вести переговоры, учиться договариваться с администрацией, отстаивая свои интересы. Обязательность заключения трудовых договоров, я уверен, приведет к меньшему числу забастовок.

В новом Законе появилось жесткое требование, касающееся выплаты зарплаты. С этой целью включен сильный финансовый механизм. Пеня 1/300 ставки рефинансирования Центрального банка — серьезное наказание для того, кто зарплату не платит вовремя. Благодаря этой мере, я уверен, задолженность по зарплате будет сокращаться.

Выравнены права между мужчинами и женщинами. У многих вызывает улыбку право мужчин на отпуск по беременности и родам. Но на самом деле, по жизни, иногда выгоднее семье, чтобы с ребенком сидел муж, а не жена.

Либерализован режим отпусков. К праздникам (как выходной день) добавился День защитников Отечества. Расширились возможности правительства по переносу и перекомпоновке выходных дней. Это наверняка положительно скажется на производительности труда. Появились маленькие пасхальные каникулы — с 1 по 5 мая.

Документ стал на две трети другим — и по объему, и по содержанию. Самое главное, повторяю, документ побуждает граждан и власти договариваться между собой, вести диалог.

Я советую всем изучить раздел, который касается заключения индивидуального трудового договора. На каких условиях человек согласился идти работать, как составлен этот документ — от этого зависит чрезвычайно много.

— Приходится ли Вам прибегать к чисто административным приемам в работе? Как часто Вы используете этот ресурс в своей практике?

— Дело в том, что существуют ситуации, когда министр просто обязан действовать по административному принципу: например, при оформлении документов. Во всех остальных случаях главная задача в том, чтобы убедить человека. Коллега, с которым вы работаете, просто обязан вам доверять, он должен понимать свою задачу. «Каждый солдат должен знать свой маневр» -это до сих пор актуально.

— Совсем недавно у нас был порядок, при котором кандидатов в политики вербовали из чиновничьей среды, а чиновника двигали в политику. Ваше отношение к этому?

— Думаю, что в реформе госслужбы надо жестко отделить политику от госслужбы. Чиновное дело — не политическое. Я согласен с тем, что могут быть 2-3 политических назначенца. Но при нынешней системе лучше, если министр — не политическая фигура.

— В последнее время много говорят и спорят об альтернативной военной службе. Главные участники дискуссии — это депутаты и военные. Помнится, в первом варианте законопроекта Министерство обороны настаивало на том, чтобы как можно меньше ребят попало на альтернативную службу, а больше людей досталось армии. Депутаты же придерживались иной точки зрения — меньше мужчин армии, больше — альтернативному варианту несения службы.

Вы опять искали здесь компромисс? В чем его смысл?

— Смысл заключается не в компромиссе, а в целях закона. Есть люди, которые по своим убеждениям (личным, религиозным) не могут брать в руки оружие. Можно предположить, что в таком случае это гуманный, милосердный человек и он понимает, что у него есть долг перед государством. И мы должны предложить ему гуманную, милосердную службу: в больнице, в доме престарелых, на ликвидации каких-либо аварий, катастроф, но не в воинской части. Простая логичная система: служба в основном дома, кроме случаев, если рядом с домом ничего подходящего нет.

Молодой человек не отрывается от семьи, у него нормальный 8-часовой рабочий день. Ему платят зарплату. Он может учиться. Такой подход мне кажется справедливым, при том, что альтернативная служба длиннее, чем в действующей армии. Но эти 4 года — эквивалентная замена.

— На кого же Вы рассчитываете?

— Я думаю будет много желающих.

— Сколько примерно?

— Этого я не знаю.

— Армия не пострадает?

— Армия — великая школа. Но призывать в ее ряды ради численности всех подряд, вплоть до уголовников — не дело. Я напомню демографическую ситуацию. Население России сокращается. Количество парней восемнадцатилетнего возраста сократится более чем в 1, 5 раза и будет в дальнейшем уменьшаться. Это означает проблему с формированием армии. Поэтому надо создавать профессиональную армию. Армию на призыве через 10-12 лет мы вообще сформировать не сможем.

— Какие новые задачи стоят перед Минтрудом?

— Самая тяжелая задача — наведение финансовой дисциплины и порядка. Когда мы говорим, что каждый рубль должен дойти до конкретного покупателя — в русле закона об инвалидах и ветеранах. — то мы должны быть уверены, что происходит именно так, а не иначе. Как эти средства распределялись до недавнего времени? Каждая область самостоятельно предоставляла цифры льготников. Но при подсчетах оказалось, что в ряде регионов льготников на 20-30 процентов больше, чем теоретически возможно. Никто никогда не проверял эти списки. А сейчас мы сказали: «Извините, будет персональный учет». Картина сразу изменилась.

— Вами могут быть недовольны региональные начальники…

— Конечно. А как иначе экономить государственные деньги? Только с помощью персонального учета! Я подозреваю, что подобных дырок у нас в системе много. Вот и надо их затыкать. Возьмите такую льготу, как предоставление ветерану-инвалиду бесплатной машины «Ока». Хорошая мера — ничего не скажешь. Но мы почти не видим за рулем этой машины инвалидов войны. Предстоит внести изменения в этот закон. Полезнее будут денежные компенсации. Эффектнее создать систему социальных такси для инвалидов. Опять-таки будет много недовольных. Но ведь льгота предусмотрена ветерану войны, а не его внуку.

Теперь о финансировании протезной отрасли. Она тоже нуждается в реформе. Впервые мы полностью обеспечили инвалидов протезами и колясками. Все закупки делались только у наших производителей. Но по-прежнему острой остается проблема качества протезов. Лишь 20% выделенных в 2000 г. протезов соответствуют всем мировым стандартам качества. И человек вынужден брать то, что ему предлагают. И пока получается так, что чем больше протезов приходится на душу населения, тем лучше для отрасли. Однако могу с уверенностью сказать, что если по качеству наши протезы пока проигрывают, то новые технологии мы освоили полностью. Через 2 года уже 70% протезов будут сделаны на их основе. НПО «Энергия» начало производить искусственные суставы, которые абсолютно конкурентны. Коляски тоже будут нового типа, легкие. В России несколько предприятий делают отличные коляски, между ними существует жесточайшая конкуренция. Мы решили проблему того, что качественные коляски можно делать именно серийно. У нас ведь очень много инвалидов — 200 тыс. человек мы должны ежегодно снабжать такими вещами. У нас 10, 5 млн. инвалидов в стране. Будем разбираться. 32 млрд.рублей проходит через Минтруд. Это огромные государственные средства.

— Вы часто прибегаете к юмору. Правда, Вы острите без ущерба для себя, ибо никогда не смеетесь над властью. Вы посмеиваетесь над собой. Как Вы относитесь к юмору в политике?

— Если человек смеется над собой, значит — он живой и у него не все потеряно. Вспомним, как собирались налоги в период татаро-монгольского ига. Когда хан посылал своих сборщиков собирать налоги и ему докладывали, что люди веселы и поют песни, он понимал, что там уплачено сполна. Грусть — это удел людей с проблемами. Мне кажется, что смех над собой — это особый способ самооценки. Поэтому ирония — средство самоконтроля. Я так понимаю.

— У Вас есть государственные награды?

— Есть. Медаль. «В память 850-летия Москвы».

Комментарий

Министерство труда и социального развития Российской Федерации — одно из старейших ведомств России.

В нынешнем виде Минтруд России существует с осени 1996 года, когда Президент Российской Федерации подписал Указ об организации на базе ранее существовавших самостоятельных министерств труда, социальной защиты населения и Федеральной службы занятости единого Министерства труда и социального развития Российской Федерации.

Министерство труда и социального развития Российской Федерации является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим единую государственную политику в области труда, занятости, социальной защиты населения и координирующим деятельность в этой сфере иных федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

В настоящее время штатная численность центрального аппарата Минтруда России составляет 914 единиц.

В систему Минтруда России входят 3 типа территориальных органов — территориальные органы федеральной государственной службы занятости (во всех 89 субъектах Российской Федерации и на Байконуре), территориальные органы по надзору и контролю за соблюдением законодательства Российской Федерации о труде и охране труда (в 88 субъектах Российской Федерации), территориальные органы по урегулированию коллективных трудовых споров (9 организаций).

Численность работников указанных территориальных органов — 10312 человек, в том числе территориальных органов службы занятости — 6250 человек, государственных инспекций труда — 4045 человек.

В ведении Минтруда России находится 2573 организации, в том числе 84 федеральных государственных унитарных предприятия и 2489 федеральных государственных учреждений.

Более 93% указанных организаций составляют центры занятости населения в городах и районах. Их общее число 2400, в них занято около 29 тыс.человек.

В числе остальных организаций:

•предприятия протезно-ортопедической промышленности — 72;
•науки и научного обслуживания — 11;
•высшего и среднего специального образования — 27;
•социального обслуживания и отдыха детей, граждан пожилого возраста и ветеранов — 10:
•других организаций — 8.

Среднесписочная численность работающих в указанных организациях — более 22 тысяч человек.

Минтруд России осуществляет в установленном порядке руководство деятельностью Инспекции негосударственных пенсионных фондов и Республиканского (федерального) фонда социальной поддержки населения.

Минтруд России является соучредителем 5 журналов («Бюллетень Минтруда России», «Пенсия», «Российский демографический журнал», «Социальное обеспечение», «Человек и труд»).

В целом в системе Министерства работают 62, 4 тыс.человек.

Во всех 89 субъектах Российской Федерации функционируют органы по труду и по социальной защите населения, которые подчиняются соответствующим органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В них работают примерно 67 тыс.человек.

Социальная работа обеспечивается целой отраслью, в которой занято почти полмиллиона человек. Социальные услуги на дому получают 1, 2 млн.человек. Около 750 тыс.человек обслуживаются отделениями временного проживания и дневного пребывания. В стационарных учреждениях социального обслуживания всех типов проживают 260 тыс.человек. В 2000 году службами срочного социального обслуживания оказано более 12, 6 млн. разовых социальных услуг. Центры социального обслуживания семьи и детей оказали помощь 2, 7 млн. семей и 3, 2 млн. детей.

Правительство Российской Федерации определило для Минтруда очень большую сферу деятельности. Положением о Министерстве предусмотрено выполнение более 100 различных функций, сгруппированных по 17 важнейшим направлениям.

Written by admin

Май 6th, 2017 | 2:59 пп