Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

10 лет политических изменений в России в трудах, выступлениях, проектах и предложениях ученых РАГС

Рубрика «Кафедра» — это журнал в журнале.

В очередном, его выпуске редакция представляет кафедру политологии и политического управления Российской академии государственной службы при Президенте РФ, которая соединила в себе теорию политики и политическую практику.

10 лет политических преобразований в нашей стране изменили Россию. Эти изменения отражены в трудах, выступлениях, проектах и предложениях сотрудников кафедры.

Весной 1992 года, в переломный для страны момент, когда по сути решался вопрос об идеологии и глубине политических и экономических реформ в России, когда на улицах и в Верховном Совете РСФСР де-факто бушевала нарождающаяся многопартийность и оппозиционность, в Академии общественных наук родилась кафедра общей и прикладной политологии. Одновременно с ней появилась кафедра истории и теории политических партий и движений, которой было суждено через несколько лет с нею объединиться. Возглавили эти кафедры известные в стране обществоведы и юристы — Вильям Викторович Смирнов и Анатолий Иванович Ковлер. Пестовал их директор Политологического центра, в лоне которого они и появились, Сергей Владимирович Рогачев. Именно он прочитал в 1992 году первую актовую лекцию, которая потом была издана под заголовком «Политология. Введение к предмету». Его заместителем по науке был Владимир Савельевич Комаровский, возглавивший кафедру политологии и политического управления после ее объединения в 1995 году.

НАША СПРАВКА
• На кафедре родилась идея проведения Первой всероссийской конференции политологов, которая успешно реализовалась в 1993 году и со временем переросла в известные всей стране конгрессы политологов, и идея создания Академии политической науки, ныне возглавляемой доктором экономических наук, профессором С.В.Рогачевым.
• Именно здесь прошел первое обсуждение проект закона о политических партиях в 1992 году.
• Кафедра дала путевку в жизнь десяткам слушателей, которые проходят подготовку по трем основным специализациям: «Политико-административное управление», «Политический анализ и прогноз» и «Связи с общественностью».
• С 1992 года в диссертационных советах при кафедре было защищено около 150 докторских и кандидатских работ.
• Только за три года сотрудники кафедры опубликовали около 150 научных статей, приняли участие в выпуске 50 книг, учебных пособий, учебников, словарей, монографий.
• Особая гордость — пятитомник «Антология мировой политической мысли».
• Кафедра постоянно участвует в исследованиях, осуществляемых по заказам органов власти: «Государственная служба России: пути и методы реформирования» (1997); «Связь с общественностью в органах региональной власти» (1998); «Политологическая и правовая экспертиза предвыборных (программных) платформ и лозунгов избирательных объединений и блоков» (1999) (Администрация Президента РФ).
• Развиваются международные связи кафедры. Совместно с Северо-Каролинским государственным университетом США было проведено исследование «Этика госслужащего: корпоративный анализ» (1998, 1999).
• На кафедре сегодня трудятся 8 профессоров и докторов наук; 6 доцентов и кандидатов наук. Это одна из самых квалифицированных кафедр в РАГСе.
• На кафедре трудились такие замечательные ученые, как Владимир Степанович Овчинников, Петр Николаевич Решетов, Борис Михайлович Пугачев, которые оставили яркий след в российской политологии в самом начале ее становления. Светлую память о них хранят их ученики, коллеги, друзья кафедры.

Россия: 10 лет политической истории

Уроки, которые должны научить

Владимир КОМАРОВСКИЙ — доктор философских наук, профессор, академик Академии политической науки.

В АОН — РАУ — РАГСе работает с 1980 г. — заведующим отделом, заместителем директора Центра, заведующим кафедрой политологии и политического управления (1995). Автор около 200 научных работ. Соредактор 5-ти томного издания «Антология мировой политической мысли» (1998) и 3-х томного издания «Современная Россия: власть, общество, политическая наука» (1999). Редактор и автор книг «Связи с общественностью в политике и государственном у правлении» (2001); «Анализ, прогноз, технологии в современной политике» (2001). Подготовил более 50 кандидатов и докторов наук.

Научные интересы лежат в области политической социологии, электорального поведения, теории политической коммуникации, политико-административных систем. Читает курсы и отдельные лекции: «Политико-административное управление», «Связи с общественностью», «Общая и прикладная политология».

Нынешнее положение России волнует всех, кто желает ей блага. Перспектива прозябать в третьем мире не прельщает никого и уж тем более наш народ, привыкший к «сверхдержавности» и авангардной исторической миссии. «Без сомнения, рано или поздно, образуется и придет к власти политическая сила, способная консолидировать общество и повести его к достижению заманчивых целей», — считал недавно скончавшийся Георгий Шахназаров, бывший первым президентом Ассоциации политической науки в СССР и почетным президентом Российской ассоциации политической науки.

Десятилетие кафедры, которое мы намерены отметить в начале апреля, почти совпадает с десятилетием российских реформ, и пройти мимо этого события, не осмыслив его, мы, политологи, не имеем права.

У одного из крупнейших мыслителей нашего недалекого прошлого Николая Бердяева и нашего современника Александра Солженицына встречается одна близко совпадающая провидческая мысль: Россия обязательно преодолеет коммунизм, но выберет самый трудный, самый запутанный, самый антигуманный путь этого преодоления. И действительно, если наши недавние партнеры по социализму более или менее успешно шагают в будущее (в Польше, например, валовой национальный продукт превышает дореформенный уровень более чем на 20%), то мы только-только делаем первые шаги от края пропасти. Безусловно, были и есть объективные условия для более успешных реформ в Польше, ряде других бывших странах «народной демократии», но главное все же в выборе пути.

Начиная с Петра I, инициатором реформ в России была всегда верховная власть, которая, как правило, исходила из принципа «мы за ценой (с людскими жертвами и страданиями) не постоим». «Не постояли за ценой» затем и большевики, не задумывались о цене реформ и российские «либералы». Характерен один из саркастических заголовков «Независимой газеты» в последние годы ельцинского правления: «Народ вымирает, но не так быстро, как хотелось бы».

Все тяготы реформ (и неизбежные, и те, которых вполне можно было бы избежать) переложили на плечи «молчаливого большинства». Очень немногим (порядка 15%) достались «корешки», а остальным — «пустые вершки». Чем ответило большинство на такой выбор пути реформ, не считая ортодоксальных коммунистов?

Не будучи осведомленными, не сумев быстро сориентироваться в новых условиях жизни, не обладая навыками самоорганизации, чтобы постоять за себя и свои интересы, «молчаливое большинство» пассивно терпело лишения, приспосабливаясь к новым условиям, чтобы как-то прокормиться, ненавидя власть и то, что она делает. Кстати, Б.Ельцин остается, по данным многих социологических исследований, самым непопулярным политиком в истории России, значительно опережая даже И.Сталина.

«Развращает не власть, а страх потерять власть».
Джон Стейнбек, американский писатель

На подобные выводы часто можно услышать возражения: то, что произошло в России (грабительская приватизация и т.п.), это несправедливо, но неизбежно и открывает путь России в будущее.

Так ли это? Начнем с открытия пути в будущее. Многие тяготы реформ можно было бы оправдать, если бы в их результате сложился класс эффективных собственников, способных стать локомотивом дальнейших преобразований. Увы! А.Возмитель (Институт социологии РАН), исследовавший ценности, образ и стиль жизни российского бизнес-слоя, приходит к такому выводу: «Явно сложно говорить об этом слое как гаранте социального порядка и спокойствия ввиду высокой конфликтности, асоциальности, аморальности и криминальности порождаемых им связей и отношений» («Власть», 2001, № 11, ст.35). Возможно, вывод слишком жесткий, но игнорировать его вообще нельзя. В пользу этого говорят незаконный в огромном масштабе вывоз капитала за границу, наличие огромной «теневой экономики» и многое другое.

В то же время, если проводить историческую параллель, то можно прийти к выводу, что реформы мы проводили более эффективно. В 1999 г. в Санкт-Петербурге вышла фундаментальная работа Б.Миронова «Социальная история России периода империи (XVIII — начало XX в.)», в которой, в частности, анализируются реформы Александра II и, в особенности, отмена крепостного права. Дословный вывод автора: «Освобождение крестьянства, начавшееся с конца XVIII века, проходило такими темпами, которые соответствовали, с одной стороны, потребностям общества и государства, с другой стороны, стремлениям и возможностям самого крестьянства» (т. 1, с.402).

Итак, первый важнейший вывод и урок: реформы в России могут быть успешными, если предоставляют шанс и время адаптироваться к ним большинству населения страны. Предание анафеме целых поколений, возложение всех надежд только на будущие поколения не только не гуманны, но и не реалистичны, напоминают желание КПСС вырастить поколения «кристально чистых носителей коммунистических идеалов». (Что получилось в результате, всем известно.)

Этот вывод напрямую касается и политологов, равно и представителей всех других социальных наук. Их прямой долг информировать политиков, до какой черты рост тягот и проблем в обществе формирует у большинства стремление преодолеть возникающие трудности и когда рост этих трудностей и неурядиц становится запредельным, подавляет волю и формирует установку смириться с ними, опускаясь все ниже и ниже в своих потребностях и желаниях. В XXI веке, в эпоху глобализации, всепроникающей мировой конкуренции, захватывающей буквально каждого — осознает он это или нет, — с деморализованным народом никакой прогресс, никакие реформы невозможны.

Второй аспект выбора сути реформ касается направления движения. Вначале большинству все казалось ясным — сделаем все, как в цивилизованных странах Запада, и заживем нормальной жизнью. Сама по себе преимущественная ориентация на Запад, Европу понятна. Исторически, ментально, культурными корнями Россия связана с Европой (хотя не только с ней). К разговорам об «особом предназначении России» в эпоху глобализации, объективно ограничивающую для страны возможности стратегического выбора, надо относиться чрезвычайно осторожно. На «особый путь» у России, на наш взгляд, нет ни сил, ни времени, ни ресурсов. Учиться у Запада надо. Но как! Еще один известный мыслитель прошлого Н. Михайловский призывал: будем учиться у Европы, но как подобает взрослым людям. Именно как подобает взрослым людям, а не путем простого подражания, заимствования и копирования готовых образцов. Пока мы эту простую истину осваиваем с трудом.

Однако перенесенные без адаптации, творческой переработки собственного новаторства западные образцы общественного устройства (свободная рыночная экономика, институты демократии) работают в России плохо, часто дают результаты прямо противоположные ожидаемым.

Согласно Конституции, Россия -правовое и демократическое государство. У нас есть парламент, по идее независимые СМИ, разделение властей, институт выборов и много других демократических институтов и процедур. Казалось бы, есть все («как у других»), но как нам еще далеко до настоящей демократии и правового государства! Заимствованные образцы, «пересаженные» в иную почву (социальную среду), порождают совсем иные результаты, лишь по форме имитируя свою сущность: «связи с общественностью» при отсутствии реальных общественных связей между властью и гражданами часто превращаются в «черный PR», выборы — нередко в состязание «денежных мешков» и криминальных разборок и т.д. и т.п.

Назову еще две причины, которые обусловливают необходимость творчески-критического отношения к зарубежному опыту. За западными образцами общественного устройства (политического в том числе) стоят столетия поисков и усовершенствований. Усвоить «сухой остаток» сразу без всяких собственных поисков и усовершенствований -дело чрезвычайно трудное, если вообще возможное. Поэтапное же следование за Западом невозможно. История не оставила нам столько времени.

Вторая причина. Один из публицистов бывшей ГДР недавно заявил: «Все, что нам в ГДР говорили о несомненных преимуществах социализма, оказалось ложью. Все, что о пороках капитализма — правдой». Так что пора перестать смотреть на Запад через розовые очки. Несомненно, у Запада нам есть чему учиться, но учиться именно как взрослым людям. Вывод тем более актуален, что сам Запад находится сейчас не в лучшей форме: грядут большие перемены. Признанный немецкий специалист Ульрих Бек называет современное западное общество «обществом рисков, которое политически взрывоопасно, чревато катастрофами, ломкой сложившихся демократических институтов, подрывом основных принципов организации рыночного хозяйства и, в конечном счете, формированием новой парадигмы общественного развития».

«Всякая власть великолепна, а абсолютная власть абсолютно великолепна».
Кеннет Тайнан, английский критик

«В политике приходится делать много такого, чего не следует делать».
Теодор Рузвельт, президент США

Не продолжая перечень негативных уроков, перейдем к позитивным, благо они начали появляться последние два года.

Общеизвестно, что самым значительным достижением последних двух лет в России является политическая стабильность. Россия и жизнь в России стали более предсказуемыми. Часть специалистов и аналитиков связывают эту стабильность прежде всего с высокими ценами на нефть, что позволило наполнить бюджет и решить самые неотложные социальные задачи. Отрицать влияние благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры последних двух лет на состояние дел в стране — глупо.

Но главное все же не в этом. Главное — Президенту и его команде удалось во многом восстановить дееспособность государства, в первую очередь, исполнительной ветви власти, которая в России всегда выполняла (и в обозримой перспективе будет выполнять) функции интеграции и консолидации групповых усилий, поддержания социального мира. Образно выражаясь, Президент и его команда вначале «завели мотор» в начале бюрократической машины, а затем обозначился прогресс и на других направлениях.

К сожалению, в России пока без «первотолчка» со стороны высшей власти мало что получится. Это не привело (и не могло сразу привести) к бурному росту экономики, не у многих улучшились условия жизни (о чем открыто сказал Президент в Новогоднем обращении), но в стране существенно вырос «символический капитал» (термин французских политологов), появилась уверенность в том, что у России есть будущее, что мы — россияне — «не замшелые совки», а нация с тысячелетней культурой и историей.

В июне прошлого года Социологический центр РАГС под руководством профессора В.Э.Войкова провел всероссийский опрос (опрошены 2401 человек), согласно которому лишь 11,4% считает, что Россия перестала быть великой державой и уже никогда ею не будет. Еще 7,3% затруднились ответить, остальные 81,3% верят в великое будущее России.

Как Вам кажется, какие чувства проявились, окрепли у окружающих Вас людей за прошедший год? (Возможно несколько ответов)
1992 1999 2000 2001
Надежда 17 27 31 33
Усталость, безразличие 55 38 39 39
Страх 26 19 16 14
Растерянность 24 17 13 12
Озлобленность, агрессивность 30 25 20 17

Об определенном переломе в настроениях российских граждан свидетельствуют и данные предновогоднего опроса ВЦИОМ, опубликованные 27 декабря 2001 года в газете «Вечерняя Москва».

Усталость, безразличие, страх, растерянность и озлобленность постепенно отступают, а чувство надежды укрепляется в сознании россиян. И это вселяет оптимизм. Можно много спорить об особой духовности россиян, но особая значимость для них духовного начала в обществе или «символического капитала» — несомненна. Воодушевленные какой-то идеей, они действительно могут горы свернуть. Задача политологов и политиков помочь обретению такой идеи.

Еще один не столько урок, сколько проблема. Выступая на Гражданском форуме (ноябрь 2001 года, Москва) Премьер-министр России М.Касьянов сказал: «в том что в наступающую эпоху прогресс реформ невозможен без объединения усилий государства и гражданского общества, государство ждет от гражданского общества прежде всего новых идей и инициатив в решении насущных проблем, притока свежих сил в органы власти».

Действительно, в условиях демократии гармоничные (что не исключает конкурентной борьбы и противоречий) отношения между государством и гражданским обществом предполагают большую степень синхронности изменений каждой из сторон, «подстраивание» друг под друга как со стороны государства, так и гражданского общества.

В годы правления Б.Ельцина формирующееся в России гражданское общество и государство существовали фактически в разных, лишь периодически пересекающихся плоскостях. Одновременная слабость государства и слабость гражданского общества обеспечивают определенный «баланс сил», существование полуанархической демократии в России. Два года назад ситуация начала меняться. Российское государство окрепло. Гражданское общество в России в последние годы тоже взрослело, но более медленно. Это породило ряд коллизий. Остро стоит сейчас вопрос взаимодействия государства и гражданского общества в политической сфере, в сфере принятия стратегических жизненно важных решений, их общественной экспертизе, контроле со стороны общественных организаций и граждан за действием властей различного уровня — федеральных, региональных, местных.

Готовность федеральной и региональной власти принять гражданское общество в качестве оппонента в политической сфере весьма разнится (особенно в отношении отдельных регионов), как разнятся возможности гражданского общества выступать в качестве компетентного эксперта, способного дать квалифицированную оценку действия властей. Не случайно в мегаполисах, где живет наиболее грамотная часть населения страны, и более развиты институты гражданского общества. В то же время существуют и общие проблемы: это низкое доверие граждан к институтам власти, их «непрозрачность», информационная закрытость для общества, отсутствие надежных механизмов взаимодействия властных структур и структур гражданского общества. Фиксируя реальные трудности становления в России гражданского общества, тем не менее ни гражданское общество в целом, ни отдельные его институты нельзя рассматривать только с точки зрения «несоответствия зрелым образцам западной демократии». На происходящие процессы следует взглянуть как на отражение только зарождающихся мировых тенденций современного информационного общества. В частности, это касается формирования в России такого феномена, как медиа-партии, по типу того, что удалось сделать в Италии медиа-магнату Берлусконе. Это значит, что в политических процессах мы не всегда «за» кем-то, но иногда и «впереди».

Таковы некоторые уроки прошедшего десятилетия.

БЛИЦ-ОПРОС

— Как Вы считаете, какими проблемами должна заниматься политическая наука сегодня? На вопрос отвечают:

Аман ТУЛЕЕВ — губернатор Кемеровской области, доктор политических наук.

Защитил кандидатскую диссертацию на кафедре в 1999 году.

— Первое. Политическая наука должна внести свою лепту в выработку общенациональной идеи, которая сплотила бы не только каждого из нас, проживающих в России, но и россиян, находящихся сегодня в ближнем и дальнем зарубежье, вокруг общего дела — процветания России.

Скажу прямо, в народе такая цементирующая идея есть, она уже созрела и просится наружу. Поэтому ученые, политики должны ее нащупать, изучить, сформулировать и предложить. Но для этого им надо чаще бывать в регионах, среди народа, прислушиваться к нему, знать все его заботы, чаяния и интересы.

Второе. Пора ввести в широкий научный оборот такое понятие, как региональный политический процесс. В регионах ежедневно происходит масса политических событий, которые зачастую имеют значение не только для конкретной области, края или республики, но и для всей страны. Их надо замечать, понимать, и если они во благо, а не во вред России, всячески поддерживать и развивать.

Ну и последнее. Знаю, что кафедре политологии и политического управления Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации исполняется десять лет. Она мне далеко не чужая. Здесь я защищал кандидатскую диссертацию. На этой кафедре работает много хороших ученых, высококлассных специалистов-политологов, таких как Владимир Савельевич Комаровский, Виктор Андреевич Кулинченко, Олег Федорович Шабров и многие другие. От всей души желаю всем преподавателям и сотрудникам кафедры счастья, здоровья, новых творческих поисков и всего самого наилучшего.

Пользуясь случаем, приглашаю ученых кафедры в Кузбасс. У нас вы сверите свои теоретические разработки с политическими процессами, происходящими в главном угольно-металлургическом регионе России, и пополните эмпирический багаж свежими научными материалами.

Сергей ПОПОВ — член Совета Федерации РФ, защитил кандидатскую диссертацию на кафедре в 2001 году.

— Прошедшие десять лет принесли для многих из нас понимание того, что политика не ограничивается сферой государственного управления, а включает в себя активность различных институтов и структур гражданского общества — прежде всего политических партий и движений. В то же время сегодня, как никогда раньше, стало очевидным: все процессы, имеющие место в сфере государственного управления, по-прежнему обозначаются именно термином «политика». В силу ряда причин в российской политической науке пока еще не сформировался такой важный и необходимый тренд исследований, как государственно-политическое, политико-административное управление. Кафедра политологии и политического управления РАГС имеет, на мой взгляд, все основания стать лидером этого направления. Хотелось бы поэтому пожелать профессорско-преподавательскому коллективу продолжить свои успешные первопроходческие разработки проблем функционирования госслужбы в качестве медиатора взаимодействия государства и общества, теорий и технологий этого взаимодействия, участия граждан в управлении, социальной эффективности политико-управленческих решений, взаимосвязи политики и работы госаппарата.

Кроме того, представляется актуальным осмысление современного этапа развития российского парламентаризма, связанного прежде всего с изменением принципа формирования Совета Федерации, возвращением ему реальных законодательных функций, обновлением кадрового состава и статуса верхней палаты.

В целом же, хотелось бы пожелать кафедре сохранять и укреплять свое плодотворное присутствие среди ведущих политологических центров страны, усилиями которых возрастает уровень понимания содержания и направленности российских политических процессов, формируется новое теоретическое знание о закономерностях и тенденциях общемирового демократического транзита.

Михаил ЛАЗАРЕВ — советник отдела инспектирования и контроля работы с кадрами Управления кадров Президента РФ. Защитил кандидатскую диссертацию на кафедре в 1996 году.

— Серьезной темой, которую сегодня необходимо исследовать, является проблема политической лояльности. Без ее решения трудно представить себе успехи наших реформ. Люди должны доверять власти, понимать, что и для чего она делает. В том, что Президент намерен полностью использовать предоставленные ему Основным Законом возможности и проработать в Кремле два срока, вряд ли кто сомневается. Используя фактор определенного оживления экономики, опираясь на структурированный им политический фундамент, В.Путин должен без особого труда остаться у власти еще на четыре года. И они, по идее, будут посвящены работе, направленной на полномасштабную притирку России к мировой экономике, а также обеспечению политической лояльности граждан по отношению к проводимому курсу. Однако до сих пор власть не сделала заметных попыток вовлечь общество в процесс формулирования его целей. А проблема заключается в том, чтобы сделать его участником проводимых реформ. Но запускать ситуацию и не обращать внимания на традиционную и роковую для России пропасть между властью и обществом — недопустимо. Поэтому задача номер один для Президента — во что бы то ни стало доказать, что у власти и общества единые цели. Пока все держится на личном рейтинге Президента. Но бесконечно это длиться не может. Обществу должен быть понятен курс, цели и задачи реформ. В противном случае будет крайне трудно обеспечить политическую лояльность граждан и, как следствие, стабильность конституционного строя.

«Власть — самое сильное возбуждающее средство».
Генри Кисинджер — американский дипломат, политический деятель

ПОЛИТОЛОГИЯ: СЕГОДНЯ И ЗАВТРА

Политология — государственным служащим

Олег ШАБРОВ — заместитель заведующего кафедрой политологии и политического управления, профессор, доктор политических наук.

Основные направления научного интереса — политические системы, политическое управление и политическая самоорганизация, моделирование социально-политического процесса. Имеет более 70 научных и учебно-методических публикаций. Основные — «Компьютерное моделирование социально-политических процессов» (1994); «Политическое управление: проблема стабильности и развития» (1997). Активно сотрудничает с рядом консалтинговых агентств в области интеллектуального сопровождения избирательных кампаний.

Отечественной вузовской политологии всегда не везло. В советские времена, вплоть до конца восьмидесятых, ее относили к числу буржуазных лженаук. В роли ее отечественных аналогов выступали прежде всего научный коммунизм, а также партийное строительство и история КПСС. Конец 80-х — начало 90-х, буквально три-четыре года, были отмечены бурным ростом числа вузовских кафедр политологии и политологических центров, институтов. Новые идеологические цензоры, однако, быстро спохватились, увидев в этих организационных образованиях, заполнявшихся главным образом преподавателями старой школы, формирующийся оплот сопротивления реформам. Правдами и неправдами политологию, уже как лженауку советскую, из вузов стали вытеснять, создавая одновременно новые структуры, призванные взять на себя функции лидеров отечественной политологии западного образца. Все уперлось, однако, в отсутствие новой научной школы. Прежнему советоцентризму был противопоставлен западоцентризм, столь же односторонний и непродуктивный в применении к современным российским условиям, вступивший в противоречие и с советской идеологией, и с российской традицией, и с практикой.

Во взаимодействии этих двух взглядов на политику политология, формирующаяся в российской высшей школе, на глазах превращается в дисциплину, синтезирующую оба начала. Идет характерный для российской культуры процесс: общество принимает западные образцы, преломляя их сквозь призму собственных ценностей. Применительно к политологии это и синтез существующих на западе трех относительно самостоятельных направлений: политической философии, политической теории, политической науки.

Десятилетний путь кафедры политологии и политического управления РАГС — это общий для России путь. Пришлось преодолеть, правда, еще один барьер, отразивший противоречия формирования российской государственной службы. В начале 90-х в «верхах» родилась руководящая иллюзия: государственная служба должна быть вне политики, вопреки элементарной логике и, как ни странно, западной практике. Все, что писалось с прилагательным «политический», стало подвергаться сомнению: не вредно ли это госслужащему? В течение трех лет (с 95-го по 97-й включительно) не было даже приема в РАГС на специальность «Политология». Обучение по специализациям, требующим основательной политологической подготовки, осуществлялось кафедрой в рамках другой специальности — «Государственное и муниципальное управление».

Но здравый смысл, что тоже характерно для России, в конце концов восторжествовал. И теперь от года к году интерес к нашей специальности растет. И не только среди государственных служащих. Все больше становится желающих учиться на платной основе.

Сегодня в содержании учебного процесса кафедра реализует несколько принципов, делающих его привлекательным для тех, кто имеет дело с политикой. Во-первых, удалось преодолеть идеологическую предвзятость. Во многом благодаря как раз образовавшейся поначалу разноголосице: в начале 90-х спектр идеологических пристрастий среди преподавателей мало отличался от российского. Но быстро поняли: так жить нельзя. К тому же в политике есть общие, объективные закономерности, а значит, есть место и для настоящей науки. Что же касается технологий достижения политических целей, то и они от идеологии не зависят. Вот и занялась кафедра не идеологическими чистками, а изучением и преподаванием этих закономерностей и технологий.

В результате получилось, что синтез идеологий породил синтез теории и практики. С одной стороны, мы не отказались от свойственной российской высшей школе научной основательности — даем слушателям глубокое и современное представление о политической философии, теории политики, истории политических учений, а также связи между политикой и социальными условиями, политикой и экономикой, политикой и культурой. Значительное внимание уделяется тому, что можно было бы назвать теорией среднего уровня: учебным планом предусмотрен большой набор дисциплин, объединенных в два крупных модуля -«Государственное управление и политика» и «Институты политического управления». Только усвоив эти знания, слушатели переходят к непосредственному изучению политических технологий — специализациям «Политический анализ и прогноз», «Связь государственной службы с общественностью» и «Политико-государственное управление».

Разумеется, кафедра организует обучение, ориентируясь прежде всего на потребности государственной службы. Но даваемые нами глубокие фундаментальные знания делают выпускников профессионально мобильными, способными применить полученные знания в других сферах и в самых разнообразных условиях. Можно сказать, что образовавшаяся триада (политическая философия, политическая теория, политические технологии) оправдала себя и получит развитие в будущем.

Ориентация на практику порождает потребность в более активном участии слушателя в учебном процессе. Отсюда — тенденция к увеличению удельного веса активных форм занятий. Там, где нужны не только знания, но и навыки, хотя бы элементарные, традиционных лекций и семинаров недостаточно. Отсюда -смещение акцента на ролевые игры, практикумы, тренинги. Стали повседневной реальностью занятия в компьютерных классах. Здесь слушатели учатся самостоятельно моделировать политическую реальность, использовать современные информационные технологии, включая сеть Интернет, в анализе политического процесса, в политическом управлении и связи с общественностью .

Сейчас мы идем дальше. Постепенно осваиваются занятия в форме кейз-стади и мастер-класса. Ставим целью шире использовать, особенно на краткосрочных курсах, модульные формы обучения, непосредственно соединяющие процессы приобретения знаний и навыков.

Еще одна проблема — дефицит непосредственного общения со слушателем. Чтобы дать ему знания в полном объеме, аудиторных часов недостаточно. Отсюда — потребность в межсессионном общении. Кафедра первой в РАГС разработала систему заданий, которые слушатели выполняют за пределами Академии. В качестве средства общения используется сеть Интернет.

В этом видится перспектива. Дистанционные формы обучения получат дальнейшее развитие. Ресурсы РАГС уже позволяют нам общаться с удаленными пользователями в режиме Интернет-конференций, когда слушатели смогут общаться с преподавателями, получать консультации, слушать лекции, участвовать в «круглых столах» на любом расстоянии. И мы эти возможности начинаем использовать.

За десять лет кафедра прочно встала на ноги, приобрела свое лицо. Это — лицо коллектива преподавателей высокой квалификации, впитавшего достижения предшественников и устремленного в будущее.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА

Модели для российского Олимпа

Оксана ГАМАН-ГОЛУТВИНА — доктор политических наук, профессор.

Главные направления ее исследований: политические элиты, политическое лидерство, политическое сознание общества, политическая культура. Она является автором более 150 публикаций в отечественных и зарубежных журналах, аналитических материалов в «Независимой газете», альманахе «Свободное слово». Среди ее основных работ: монография «Политические элиты России: вехи исторической эволюции» (1998), «Российская бюрократия: вехи исторической эволюции» (1997), «Политическая элита: эволюция теоретических концепций» (1996). Член Международной ассоциации политических наук (IPSA).

О своих размышлениях о «лучших» я исхожу из фундаментальности связи модели элитообразования и типа развития социума. Именно тип развития социума диктует характер модели элитообразования. Связующим звеном между ними выступает политическая система общества, так как развитие (наряду с адаптацией) является ее важнейшей функцией.

В рамках инновационного типа развития (характерного для Западной Европы и США) политическое развитие выступает как функция экономического, а политические элиты формируются усилиями групп интересов и групп давления. Поэтому инновационный тип развития можно определить как экономико-центричный. Между тем в условиях сложившегося и существовавшего длительный исторический период в России мобилизационного типа развития приоритетное значение имели политические факторы; именно политическая власть в лице политической элиты выступала субъектом создания государства в целом и экономических элит в частности. В этом существенное отличие политической жизни в России от западных политик.

В соответствии с мобилизационной моделью развития формировались исторические типы политических элит России: боярство в Киевской Руси и Московском государстве; дворянство и имперская бюрократия в Российской империи; советская номенклатура в СССР. Реформы 90-х годов в России, стимулировавшие фундаментальные изменения социально-экономической и политической систем российского общества, сопровождались существенными переменами в традиционной для России модели элитообразования. В 1990-е годы произошло не просто изменение персонального состава властных групп — кардинальным образом изменились системообразующие основания модели рекрутирования политических элит. На смену «бюрократическому» принципу их формирования (согласно которому в качестве политической элиты выступает высший эшелон административно-политической бюрократии) пришел «олигархический» (определяющий доминирующую роль экономического класса в становлении политического истеблишмента). Таким образом, в области элитообразования реформы в России первой половины 90-х годов означали революцию более глубокую, чем та, которая имела место в 1917г., когда системообразующие основания традиционной для России модели элитообразования не претерпели кардинальных изменений.

Важнейшей проблемой политической элиты России 90-х годов стала ее неэффективность в качестве субъекта политического управления. Несмотря на значительные ресурсы, сосредоточенные в руках политико-экономической элиты страны (по данным академика Т.А.Заславской, 1,5% населения РФ владеют более, чем 50% национального богатства), новые элиты России не обеспечили экономический рост, а приватизация не стала площадкой для экономического роста.

Приход к власти нового Президента РФ В.В.Путина несколько меняет ситуацию, сложившуюся в течение 90-х годов. Предпринятые им реформы системы управления в России способствуют экономическому росту и усилению позиций государства во взаимодействии с влиятельными группами интересов и группами давления: региональными элитами и экономическим классом. Проявлением этой новой тенденции стало усиление концентрации власти в руках федеральной администрации и укрепление позиций политической власти в диалоге с экономической элитой. Эти тенденции являются основанием для констатации сходства новой конфигурации власти в РФ, с традиционной для России моделью отношений центральной политической власти, с экономической властью и региональными элитами. Перспективы политического будущего России во многом зависят от того, в каком направлении будет происходить эволюция исполнительной власти и какой будет модель взаимодействия политической власти с экономическими субъектами.

«Цель власти — власть».
Джордж Оруэлл, английский писатель

ПОЛИТИЧЕСКИЙ МАРКЕТИНГ

«Отдается трон в хорошие руки» или почему совместимы рынок и политика

Елена МОРОЗОВА — доктор политических наук, профессор.

Автор более 40 печатных работ, в том числе монографии «Политический рынок и политический маркетинг: концепции, модели, технологии» (1999), удостоенной Национальной премии в области развития связей с общественностью «Серебряный лучник» за 2000 г.; брошюр «Политическое консультирование и избирательный процесс» (2001), «Менеджер избирательной кампании» (1995); многочисленных статей в периодических изданиях. Читает курсы: «Политический маркетинг в деятельности государственной службы»; «Политико-административное управление»; «Политическая история России»; «Политическое консультирование»; «Рациональный выбор в политике и государственном управлении»; «Имиджелогия. Имидж организации, политического лидера и госслужащего».

Политика и рынок? Госслужба и маркетинг? Для идеалиста эти понятия почти так же несовместны, как гений и злодейство. Политика и государственное управление — удел чистых рук и горячих сердец, светлых помыслов и радений о всеобщем благе. Рынок — вместилище грязных замыслов, эгоистической расчетливости, хитрости и обмана. Несколько утешает то, что маркетизация политики изобретена не нами. Еще две тысячи лет назад римские легионеры прибыльно распоряжались императорским титулом и властью. Иронизируя по этому поводу, авторы «Сатирикона» сконструировали фантазийный экземпляр древнеримской газеты с рекламным объявлением: «Отдается дешево хороший трон, малодержаный, за сходную цену»…

Несмотря на существование достоверных исторических прецедентов, неприглядная рыночная «закулиса» публичной политики приводит многих в негодование. Соглашаясь с негодующими, отметим, что рынок, конечно, не конец истории. Однако отсутствие рынка — верное начало ее конца. При всех своих пороках — вполне поддающихся если не искоренению, то обузданию -пришедший в политику рынок создает ту соревновательную среду, в которой рождаются, стимулируя друг друга, альтернативные концепции государственного строительства и управления, правительственные курсы и программы, разноцветье политических и общественных организаций, движений, лидерства.

Политический рынок — не только эффектная вербальная конструкция или абстракция. Политический рынок — это весьма авторитетный в мировой науке теоретико-методологический инструмент изучения политической жизни посредством достаточно формализованной совокупности имплицитных экономическому анализу гипотез и концепций. Он также предоставляет публичному сектору богатый набор оправдавших себя эффективных управленческих технологий, почетное место среди которых принадлежит политическому маркетингу, интегрирующему философию, теорию и практику рыночно ориентированного политико-административного управления, проведения эффективных и рациональных политических кампаний на основе определения потребностей политического рынка, адаптации политического продукта к потребностям последнего и оказания интенсивного убеждающего воздействия на поведение граждан.

Можно, конечно, видеть в политическом рынке и политическом маркетинге только циничный торг, агрессивную рекламу. А можно задуматься над словами известного экономиста Пола Хейне о том, что «большинство общепринятых противопоставлений между рыночной системой и государством не оправдывает себя при внимательном рассмотрении» и что политик, заявляющий, что всеми его действиями руководит исключительно забота об общем благе, лукавит. Рассматривая политиков и партии как «продавцов», а избирателей как «покупателей», мы получаем такую модель, которая позволяет объяснить, как должен действовать политический класс, чтобы эффективно осуществлять свои функции. Общество также начинает вести себя более рационально: ориентируется на собственные интересы, использует для их защиты ситуацию межпартийной и межличностной конкуренции, трезво оценивает технологические ухищрения политконсультантов. Угрожая неизбранием, идентичным угрозе разорения для предпринимателя, общество заставляет политика действительно выполнять волю граждан.

В значительной мере сказанное относится и к государственному управлению. Для осуществления давно назревшей в нашей стране административной реформы недостаточно ограничиваться ликвидацией министерств или сокращением числа госслужащих. Современному государству нужны не только классические, отвечающие веберовским принципам, управленцы, но и эффективные менеджеры с государственным статусом.

Вполне очевидно, что любой рынок, в том числе и политический, нуждается в юридических, институциональных и нравственных регуляторах, правилах поведения, короче, государственном и общественном контроле.

Иначе общество получает куплю-продажу депутатских мандатов, «проплаченные» голосования думских фракций, криминальных авторитетов на выборных постах, устрашающих размеров коррупцию. Однако ни от рынка, ни от политики не убежишь. Если не можешь уничтожить яд -изобрети противоядие. А таковым и является трезвый взгляд на функционирование политического рынка и политического маркетинга.

ТЕОРИЯ ПОЛИТИКИ

Политический центризм в современной России

Виктор КУЛИНЧЕНКО — вице-президент Академии политической науки, доктор философских наук, профессор.

Более 30 лет плодотворно работает в области подготовки, переподготовки и повышения квалификации управленческих и политических кадров для среднего и высшего звена управления. Является автором, соавтором и редактором научных и учебно-методических работ общим объемом около 600 п. л. Под его руководством защищено более 40 кандидатских и 10 докторских диссертаций.

Является одним из организаторов Академии политической науки, ее вице-президентом, одним из инициаторов и организаторов Первого (1998) и Второго (2000) конгрессов политологов России.

В последние годы успешно работает в области политической философии, истории политических учений, анализа современной политической практики и политического управления.

Сегодня в России вновь заговорили о центризме. Роль и значение политического центризма обусловлены необходимостью поиска выхода из тупиков правого и левого радикализма, духовного и политического объединения народа, создания на базе общенационального (общенародного) согласия сильного демократического государства, способного выражать, защищать и отстаивать общие интересы всех граждан данного политического сообщества, а также эффективно противостоять современным угрозам и вызовам, которые могут подорвать эти общие интересы, права и свободы граждан, политическое единство нации и государства, разрушить основы общенационального мира и согласия, безопасности и развития страны, народа в целом, каждого гражданина.

Указанные задачи и проблемы представляются особенно актуальными и жизненно важными в условиях переходного периода, который переживает Россия. Противоречия формирующегося гражданского общества (самоорганизации граждан на основе личных, частных интересов) не могут быть разрешены без помощи государства (самоорганизации граждан в политическое сообщество на основе их общих интересов), которое само нуждается в реформировании, обновлении и помощи со стороны общества. Способ разорвать этот порочный круг многие видят в том, что общество должно выдвинуть из своей среды немногочисленный слой лидеров, политическую элиту, способных сформировать такой политический курс, чтобы на основе нахождения определенного баланса во взаимоотношениях между обществом и государством для каждого этапа переходного периода обеспечить их соэволюцию в желаемом направлении. При этом нередко утверждают, что для первоначального, самого сложного этапа преобразований, необходима сильная, даже авторитарная власть, своего рода современный «просвещенный абсолютизм», под сенью которого общество научилось бы разрешать свои внутренние конфликты и который пресек бы всевластие чиновников, создав необходимое условие для формирования механизмов общественного контроля за государственным аппаратом в дальнейшем. Важно лишь, чтобы эта власть преследовала цели и проводила политику, которая обеспечивала бы единство страны и народа, была близка и понятна большинству сограждан. Такой политический курс, отвергающий крайности радикализма, насильственные методы решения проблем, отстаивание интересов узких слоев и групп в ущерб общенародным интересам, многие видят в политическом центризме.

Существует немало точек зрения на сущность и природу политического центризма. Одна из них проистекает из признания его «срединной» природы, отказа от крайностей. При этом содержание политического центризма не может быть раз и навсегда данным, оно подвержено влиянию конкретных условий и проблем, а также времени, места, обстоятельств. Последнее позволяет некоторым аналитикам ставить на первое место так называемый прагматический характер центризма. Центристскую позицию и практику связывают со стремлением добиваться поставленных целей с наименьшими издержками, минимальным противодействием (которое всегда сопутствует крайним мерам), на основе согласования позиций и их своевременной корректировкой. Несомненно, что прагматизм, эффективность, оптимизация — важные черты, поскольку они характеризуют качества людей и организаций, которые знают, как делать дело, и способны управлять делами общества. Но это качества администраторов, управленцев, менеджеров. Центризм как политическое течение включает также систему идей, взглядов, ценностей, норм, организаций с характерными для него способами достижения и использования власти.

Политический центризм можно рассматривать, по крайней мере, в трех тесно взаимосвязанных аспектах: как совокупность духовных, политических ценностей; как одну из возможных концепций общественного развития; как политическое течение, получившее организационное завершение в форме политических партий, движений и общественных организаций с более или менее очерченной электоральной или организационной границей; как реально функционирующую государственную либо иную общественную структуру, ориентирующуюся в своей деятельности на центристские ценности и методы.

Для современного политического центризма является характерным признание следующих важнейших положений: общество на любой стадии развития представляет собой целостный эволюционно развивающийся социальный организм с присущими ему противоречиями и разнообразными способами их разрешения; основой поступательного развития общества могут быть не только борьба интересов и радикальные методы разрешения конфликтов, но и компромисс, диалог, взаимопомощь; из практики политического центризма исключается политическое насилие, крайние радикальные, экстремистские методы, утверждается идейный, экономический и политический плюрализм, обеспечивается демократическое единство на основе многообразия позиций и взаимной критики, отношений согласия и партнерства; признается наличие такой системы идей и организаций, которая способствует развитию политического участия граждан в формировании и функционировании политической власти.

Особо следует выделить мировоззренческо-идеологические позиции политического центризма, которые в условиях современной России могли бы создать для него широкую социальную базу и обеспечить народную поддержку: солидарная демократия, которая не только дает свободу предприимчивым членам общества, но и обязывает их к социальной ответственности, солидарности, поддержке слабых; принцип патриотизма: историко-культурной, духовной и территориальной общности людей, связанных общим опытом, проблемами и интересами, что служит залогом их успеха в будущем лишь в результате совместных согласованных усилий; принцип единства преемственности и развития, отказ от радикализма; принцип солидарности, согласия, мирного разрешения конфликтов, достижения эффективной национальной интеграции; принцип равных социальных гарантий для всех членов общества; принцип народности: способность воплотить в нравственное, духовное и политическое целое живое многообразие самых разных интересов и потребностей членов общества. Сегодня центризм приобретает значение наиболее эффективной стратегии в политике, идеологии и управлении обществом, направленной на успешную модернизацию и развитие общества и государства при укреплении, соблюдении и защите основополагающих прав и свобод каждого человека.

ПАРТСТРОИТЕЛЬСТВО

Партии и выборы

Зоя ЗОТОВА — доктор исторических наук, профессор, действительный член Академии политической науки.

Автор 85 монографий, брошюр, статей. Среди работ последнего времени выделяются книги «Государственная власть и местное самоуправление: актуальные проблемы» (1999), «Политические партии России» (2001), «Власть и общество: проблемы взаимодействия» (2001). Подготовила 18 кандидатов и двух докторов наук. Читает курсы: «История политических учений», «Партийное строительство», «Политическая региона-листика», «Региональная политика и местное самоуправление». Член Научно-методического совета ЦИК.

В демократическом обществе наиболее весомым показателем силы партии считается то количество голосов избирателей, которое она собирает во время выборных кампаний. Вот почему основной по важности функцией партии является именно организация и проведение выборных кампаний и через это вовлечение граждан в политический процесс, работа (в последующем) в представительных органах власти, формирование (в случае победы) исполнительных структур власти. Этим и определяется, в первую очередь, роль и место партии в политической системе. В России в соответствии с Законом «О политических партиях» половина депутатов Государственной думы избирается по партийным спискам. В ряде регионов тоже действуют избирательные законы, согласно которым часть мест в представительных органах получают партийные кандидаты. Предполагается введение смешанной избирательной системы в субъектах Федерации.

Избирательные кампании с участием партий имеют свои особенности.

Прежде всего, надо подобрать достойных людей, которые будут представлять партию на выборах. Закон требует, чтобы кандидат, выбранный партийным руководством, был официально выдвинут членами партии на партийном съезде. Закон о политических партиях провозглашает партии единственным видом общественных объединений, который обладает правом самостоятельно выдвигать кандидатов (списки кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти. Это несомненно усилит позиционирование политических партий в избирательном процессе.

Во время последних избирательных кампаний партии использовали как вариант выдвижения кандидатов от партий, так и выдвижение от избирателей при поддержке политических партий. К примеру, на выборах в Московскую городскую думу 16 декабря 2001 года были зарегистрированы 170 кандидатов. В их числе партийные выдвиженцы: КПРФ -11, СПС — 5, ЛДПР — 5, «Яблоко» — 7, Региональная политическая организация анархистов — 2, Партия «Миллион друзей» — 1, «Мы — Первое Свободное поколение» -1. «Единство» и «Отечество», не имея юридической возможности выдвигать своих кандидатов, поддерживали их на выборах. Была применена коалиционная тактика. Лидеры «Единства», «Отечества», СПС и «Яблока» договорились о выдвижении согласованных кандидатур в 25 из 35 округов. На выборах, за исключением двух кандидатур, и победил согласованный список.

Политические партии России накопили огромный опыт ведения избирательных кампаний. Главными особенностями выборов сегодня являются высокий профессионализм и маркетинговый характер. Используемые партиями избирательные технологии как систему средств, способов, приемов и форм решения задач избирательной кампании можно рассматривать в двух аспектах. Во-первых, с точки зрения создания и функционирования организационно-правовой инфраструктуры выборов — избирательное законодательство, система избирательных комиссий, регистрация избирательных объединений, сбор подписей и т.д. Второй аспект — электоральные политические технологии в рамках отдельной избирательной кампании, позволяющие партии в рамках электорального маркетинга добиться оптимального воздействия на избирателей для достижения целей избирательной кампании.

Согласно закону при выдвижении кандидатов (списка кандидатов) на выборах партия и (или) избирательный блок обязаны опубликовать свои программы.

Программы российских партий, как правило, раскрывают цели и задачи по преобразованию России, пути решения социально — экономических, политических, национальных, духовных и иных проблем. Анализ программ позволяет уяснить текущие ориентиры и целевые установки, выявить альтернативные подходы в решении актуальных проблем развития России, определить основные тенденции и перспективы демократических преобразований. Технология разработки программы включает ряд этапов: 1. Выявление существующих в обществе проблем. 2. Определение путей и методов решения проблем. 3. Разработка содержания программы. 4. Апробация программы и моделирование возможной реакции на ее основные положения. 5. Уточнение и конкретизация положений программы.

Программа должна содержать ответ, что получат россияне в результате ее реализации. Она должна нести мощный эмоциональный заряд, убеждать.

Обычно люди отдают предпочтение одной политической партии перед другими, поскольку выбранная ими партия выступает за то, во что они сами верят, потому что им нравится лидер партии или она состоит из людей, с которыми они солидарны. Иными словами, у каждой партии есть свой имидж. Формирование имиджа политической партии предполагает создание определенных характеристик партии. Поэтому необходимо выявить сильные и слабые, благоприятные и неблагоприятные факторы деятельности партии. Имидж складывается в общественном сознании как определенная оценка достоинств и недостатков партии, которая, в известном смысле, имеет самостоятельное существование, вынуждая последнюю поступать в соответствии с общественными ожиданиями.

Построение имиджа партии включает следующие составляющие: 1) создание характеристик политической партии, ее специфики, преимуществ, узнаваемости; 2) продвижение партии на уровень знакомой и близкой населению организации, вызывающей доверие у основных групп населения; 3) подбор характеристик партии в соответствии с электоральными ожиданиями; 4) изучение опыта первичной социализации партии; 5) театрализация политического процесса -создание привлекательных для электората образов партийных деятелей; 6) построение стратегии коммуникативного поведения по нескольким каналам.

Короче — выборы во многом способствуют институциализации политических партий и позволяют сделать выводы об их расстановке в политическом спектре, о степени их влиятельности.

ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА

Возможен ли равный брак между бизнесом и властью?

Алла ФАЛИНА — кандидат экономических наук, доцент кафедры, ученый секретарь диссертационного совета.

Автор около 30 печатных работ. Основное направление исследования — изучение политических механизмов формирования и принятия экономических решений, в том числе лоббизма. Оказывает консультационные и экспертные услуга партии «Единство», коммерческим фирмам. Читает курсы и спецкурсы: «Политика и экономика», «Государство и бизнес», «Государственные институты экономической и социальной политики», «Политико-административное управление», «Политическое решение».

Бизнес и власть «обречены» быть вместе. Их роман, начавшийся в недавние времена, успел пережить различные оттенки чувств — от идиллии до охлаждения и от сотрудничества до антагонизма, но всегда это были отношения «по расчету». Сегодня они подогреваются особо жгучим интересом друг к другу. Кто одержит верх, кто окажется «главным» в этом тандеме?

Если верить известному американскому экономисту и социологу Т. Веблену, характер отношений этих весьма и весьма заметных в обществе партнеров во многом зависит от степени развитости рыночных механизмов экономики. В странах с устоявшимся рынком отношения развиваются по формуле «капиталы формируют власть». А в тех государствах, где существует мощный «теневой» сектор экономики, «власть формирует капиталы» -т.е. капиталы приобретаются теми, кто имеет власть, что и определяет характер и механизмы взаимодействия бизнеса с властью и участия его в политических процессах.

Но независимо от «происхождения» бизнес в любом обществе тяготеет к государству, к власти. И дело здесь не только в том, что, в конечном счете, ответственность за экономику, а значит и за экономическую судьбу всех действующих в ней людей несет государство. Бизнес заинтересован в государстве, поскольку оно определяет рамки экономического порядка, т.е. «правила игры» на арене экономической жизни общества. Одновременно государство выступает крупнейшим заказчиком и потребителем материальных и других благ, следовательно, в глазах бизнеса оно может быть источником выгоды. Все это является мощным побудительным мотивом для сближения бизнеса с государством, для поиска доступа к властным структурам.

Современное национальное государство, при всех возможных оговорках, выражая интересы и волю всего общества, в свою очередь заинтересовано в бизнесе, поскольку, реализуя свою основную производственную функцию, бизнес.

На практике в отношениях между государством и бизнесом встает посредник — со стороны государства — чиновнический аппарат. А со стороны бизнеса — лоббирующие структуры. Между ними и идет диалог, зачастую замешанный на коррупции, клиентеллизме, подкупе и т.д. Авторитарно-бюрократические тенденции в государственном управлении, оставшиеся от прошлого, стали основой того, что чиновничество по большей части имеет дело с теми предпринимательскими структурами, которые могут предложить им взамен решения вопросов что-то материально-финансовое.

Для многих правительственных чиновников и некоторых политиков отношения с бизнесом — это источник извлечения экономической ренты, которую можно получать посредством участия в политических процессах. Реформы в России в последнее десятилетие показали, что чиновник (политик), имея возможность выбора из нескольких альтернатив, остановится на решении, которое максимизирует прежде всего его собственную полезность, а не общества. Возможность такого выбора является основой для неформальной интеграции бизнеса с властью, которую трудно разрушить, по вполне понятным причинам. Хотя вред от нее большой, ибо во взаимодействии государственных и бизнес-структур отсутствуют национальные интересы. Следовательно, страдает общество.

Рассмотренная ситуация не является плодом теоретических рассуждений. Ее природа зиждется на устойчивых связях развития реальных рыночных отношений, когда властные (политические) услуги становятся предметом обмена, предметом «купли-продажи».

Современная экономическая и политическая ситуация в России вплотную приблизила теорию и практику к необходимости выработки принципов и подходов к формированию основ конституционной экономики, при которой отношения между государством и бизнесом станут «прозрачными». Экономики, которая перестает быть питательной средой для произвола, субъективизма, случайностей, коррупции и расхищения государственного достояния. Экономики с равноудаленными от власти бизнес-структурами, в коих господствует право и все равны перед законом, где царит социальная справедливость и ответственность государства и бизнеса перед обществом. В конечном счете, это экономика поступательного развития и роста результатов.

Добиться этого весьма и весьма трудно. Но вполне реально. Необходимо согласие не только экономических и политических элит, но и всех слоев общества, идущее из глубин народной жизни.

СВЯЗИ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ

Очень белый и пушистый…

Мария ВАЛОВАЯ — доктор экономических наук, профессор.

Семь лет ведет на кафедре специализацию «Связи с общественностью». Автор монографий и многочисленных публикаций по проблемам рекламы, пропаганды, общественных связей. Уже состоялось несколько выпусков специалистов. Были защищены интересные дипломные, кандидатские и докторские диссертации на эту тему. Однако она считает, что сказать, будто работа по «внедрению» пиара в политическую жизнь полностью выполнена, нельзя. Все только начинается. И связано это с постоянно меняющейся сущностью этого удивительного явления, своеобразного мутанта политических реалий — Public Relations.

В «Книге Египта», содержащей основы древнеегипетского храмового учения, в разделе «Незримое и посох видимости» говорится: «Если мы указывали тебе на связь всех излучений в мире, то слово, как высшее орудие, наиболее связывает всех и всё своей силой; если бы люди знали Тайну этой связи, они обращались бы более бережно с этим даром».

Прошли тысячелетия, но основой общения по-прежнему являются вербальные методы. В то же время известно, что никакая словесная идея не может быть сильнее своей эмоциональной матрицы. Поэтому своеобразным пиаром испокон века сопровождались все политические события и войны. Ни одно государство не нападало на другое «корысти ради», всегда находились «светлые» предлоги. Идея объединения христианского мира служила пиаром завоеваниям Карла Великого; приобщение темных азиатских народов к достижениям эллинизма -походам Александра Македонского; борьба с неверными под зеленым флагом пророка Магомета -захватнической политике Османской империи; распространение достижений Великой французской революции — Наполеону; идеалов социализма — Сталину.

В США, родине ПР, как их называют во многих монографиях, стало вообще традицией каждую войну сопровождать шумными пропагандистскими кампаниями борьбы за «светлые идеалы».

Так, войну за территории южных штатов называли борьбой за освобождение негров от рабства, выжигание напалмом Вьетнама -защитой своих национальных интересов; бомбежки стариков и детей Ирака и Югославии — борьбой за демократию; стремление ослабить Евразию, как призывает Бжезинский, — святой борьбой с терроризмом.

Но являются ли такие откровенно пропагандистские кампании пиаром? А если да, то каким: белым, черным, серо-буро-малиновым?

Еще недавно в России шли широкие дискуссии о чистоте пиара, дескать, могут ли ПР-структуры использовать в своей работе не идеально чистые методы или нет. Сегодня этот вопрос потихоньку исчез. ПР просто стали делить на белый и черный. Дескать, берет «борзыми щенками», подтасовывает факты, обливает грязью — ПР, но только черный…

Увы, уже не приходится говорить и о разделе функций между ПР и маркетингом. Сегодня ПР включил в себя все методы воздействия на общество, поглотил все: и рекламу, и пропаганду… и разделился надвое — один белый и пушистый, другой грязный и гадкий, которым, кстати, интересуются больше. Мне часто на лекциях говорят: «Бог с ним — белым, расскажите поподробнее о черном»!

Но история показывает, что нельзя пиар делить на черный и белый. ПР не может быть плохим, он может служить прикрытием плохих намерений: захвату чужой территории, уничтожению конкурентов на политическом рынке и др. Но сам по себе он при этом может быть весьма «качественным». Фильм Лени Рифеншталь о фашистской олимпиаде служит грязным целям — пропаганде фашизма, но сделан-то он талантливо. Многие американские плакаты Первой и Второй мировых войн примитивны и неудачны, а служат целям борьбы за мир.

Это очень важно для России, отличительной чертой духовных исканий которой всегда являлись попытки найти некую синкретичную веру или учение, удовлетворяющие духовные запросы человека и способные помочь в решении как государственных проблем бытия, так и повседневных житейских вопросов. И сегодня наша страна, имея свою богатейшую кладовую различных форм и методов общения с обществом, активно приобщается к мировым тенденциям.

Вместе с тем в России, начиная с «информирования» населения о деятельности приказов Тайной канцелярии, где конфликты между властью и представителями недовольной общественности решались посредством дыбы, и кончая «веселенькими» телевизионными репортажами о расстреле Белого дома в 1993 году, был всегда свой своеобразный подход к взаимодействию власти и общества.

И этот подход, как правило, был достаточно жестким, авторитарным и односторонним. Но это не значит, что у нас был всегда плохой ПР. Вопрос опять не может стоять о чистом и грязном. Вопрос стоит — чему он служил?

Мы почему-то не возражаем, если благодаря этим авторитарным методам создавалось великое государство. Односторонней коммуникацией пользовались Иван III и Иван Грозный, Петр I и Екатерина II. И мы с уважением говорим и об этих исторических личностях, и об их пиаре. И наоборот, не уважаются в обществе те политические лидеры, которые, использовав методы двусторонней коммуникации, прислушавшись в определенный момент к желаниям «общества свободы и плюрализма мнений», допустили в стране информационный беспредел и способствовали развалу великого государства.

Сегодня Россия стоит на распутье: на словах российские ассоциации ПР вступили в мировые и подписали множество кодексов и меморандумов о светлых целях и задачах ПР и невозможности применения «манипулятивных методов» пропаганды и агитации. «Информация, которую советник паблик рилейшнз предоставляет, должна обязательно ограничиваться изложением фактов, не прибегая к пропаганде, ни к коммерческой рекламе. Деятельность советников по работе с общественностью и пресс-атташе несовместима ни с работой журналистов, ни рекламных агентов». Но это на словах, анализ выборных кампаний показывает, что те же ПР — фирмы, подписавшие все правильные призывы, применяют в своей работе, как впрочем и их западные коллеги, грязные методы: клевету, пасквили, обман, оболванивание населения.

Таким образом, было бы неправильно считать, что все модели односторонней коммуникации остались в прошлом, а если «что-то, кое-где у нас порой», то это черный, плохой ПР, и что только белый имеет право на существование, только его и надо изучать. Пора, увы, признать: нет чистого пиара, как нет и грязного, есть различные средства, но информирование и психокодирование есть разные стороны ОДНОГО процесса — Паблик Рилейшнз. И вероятно, надо перестать обманывать себя мечтами о «сладкой дружбе» властных структур и общества. Ее нет и сама по себе она не появится. Налаживать диалог между ними — это работа тяжелая, подчас неблагодарная, но необходимая. А если работа необходима обществу, то грязной она уже быть не может. А вот методы пиара могут быть и чистыми, и грязными. Говорят, что каждый народ заслуживает свое правительство. Наверное, каждое общество заслуживает тот пиар, каким с ним общается власть.

КОНФЛИКТЫ И ОБЩЕСТВО

Искусство ладить в России

Лидия ТИМОФЕЕВА — кандидат политических наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой политологии и политического управления. Член президиума Международной ассоциации конфликтологов, член Союза журналистов России.

Ей принадлежит более ста научных статей, брошюр, разделов в монографиях по проблемам политической борьбы между властью и оппозицией, особенностям, политической коммуникации и партийного строительства в России. Первая аспирантка, выпущенная кафедрой, сама уже подготовила восемь кандидатов наук. Читает курсы по политической и общей конфликтологии, переговорному процессу, общей и прикладной политологии, общественным связям, разработке управленческого решения. Организатор и участник тренингов по конфликтологической компетентности современного управленца в Астрахани, Москве, Республике Коми, Татарстане. Политический обозреватель еженедельника «Россия».

Удивительная вещь — точка зрения. Еще вчера мы твердили, что у нас политических конфликтов нет и быть не может. Потому что нет оснований для этого — частной собственности и эксплуатации капиталом, а власть принадлежит народу. Нет у нас причин и для религиозных конфликтов, потому что все мы атеисты. Конфликт поколений? Да откуда же, если у всех одно мировоззрение? И это притом, что конфликты все-таки были, но Система и мы с вами считали их неестественными в мире «бесклассового рая». И соответственно поступали с ними: скрывали или подавляли.

Теперь точка зрения изменилась. Рынок и конкурентная экономическая и политическая среда, фактическое небесспорное возвращение к классовому обществу способствуют еще большей конфликтности.

Так что же выходит, что конфликты вечны, причины для них есть и при социализме, и при капитализме, а мы должны научиться цивилизованно конфликтовать? А что это такое? И что это значит в российских условиях?

Российская культура как способ духовного освоения действительности, конечно, имеет свои особенности, иначе русские не были бы русскими, немцы немцами, а японцы японцами. Ментальность как совокупность принятых и в основном одобряемых обществом взглядов, мнений, стереотипов, форм и способов поведения, которая отличает одно общество от других, действует. Она образуется в качестве «остатка», когда мы вычтем из общественного сознания то, что составляет общечеловеческое. Любовь к родным, боль при их утрате, осуждение виновных — эти нормы есть у всех народов, а вот кровная месть — лишь у некоторых. Вот любопытный факт. Исследования представителей шести европейских стран показали, что нации делятся на так называемые монохронные (они представляют время в виде бесконечной прямой) и полихронные (время представляется ими в виде спирали). Те, кто воспринимают время линеарно (немцы, англичане, скандинавы), обычно демонстрируют большую пунктуальность, а полихронисты (итальянцы, испанцы, французы, русские) воспринимают время хаотически, свободно переносят встречи, охотно опаздывают сами и прощают опоздания другим. И эта психологическая «особинка» может послужить причиной конфликта между представителями наций.

В Японии, например, в соответствии с конфуцианством принято все конфликты улаживать полюбовно, без решения споров публично и официально в судах. Японцы упорно придерживаются этих традиций, несмотря на давно изменившиеся условия их жизни. Даже в случае дорожной аварии они предпочитают обращаться не в суд, а прибегают к услугам опытного посредника. Им может быть, например, вышедший на пенсию полицейский чиновник, компетентный в таких спорах.

В США, напротив, граждане даже в семейных спорах предпочитают публичные процедуры, что дало право одному из членов Верховного суда заявить: «История свободы была во многом историей соблюдения процедурных гарантий». Для североамериканца, оспаривающего решение администрации, простая отмена его судом еще не повод успокоиться. Он с энтузиазмом сразу же подаст иск о возмещении ему ущерба с государственных служащих.

А что же россиянин в конфликтах с тем же государством, исполнительной властью? Россиянин в скорый и праведный официальный суд не верит и не скоро еще привыкнет им пользоваться. Кроме того, процесс этот длительный и дорогой. Наш человек подобно большинству представителей восточных культур предпочитает улаживать конфликты полюбовно. Кстати, «борзые щенки» как эквивалент взятки у Салтыкова-Щедрина, возможно, дань этой самой традиции по принципу: ты — мне, я — тебе. Ударили по рукам, и конфликт разрешился. Скажите, нет у нас этой привычки к несудебным способам разрешения конфликтов? Есть. Вопрос в том, как эту традицию уложить в русло ясных, понятных и принимаемых обеими сторонами, справедливых правил. У тех же японцев неформальный миротворческий процесс в сфере государственного управления не отдан на откуп чиновникам. К досудебным процедурам разбирательства относится сдан — один из видов мировых соглашений. В этих целях используется административное консультирование. Пострадавший подает письменное заявление в территориальный отдел Департамента административного надзора независимого Агентства по административному менеджменту. Его жалобу будет разбирать специальный административный консультант — посредник. Он пошлет ее в орган, на который поступила жалоба. Для них это сигнал к примирению, хотя и не имеющий обязывающей силы. Но поскольку традиция избегать скандала в Стране восходящего солнца прочнее гранита, то можно надеяться на полюбовный исход дела.

В России нет административного суда, но существует административный порядок рассмотрения жалоб, увы, далеко не отрегулированный. Например, у нас до сих пор отсутствует Кодекс, определяющий административные процедуры урегулирования конфликтов граждан с исполнительной властью, которые есть во многих европейских странах и США.

Впрочем, я веду речь еще и об общественных, альтернативных административным, способах разрешения конфликта с чиновниками. В мире успешно развивается (и появился, наконец, у нас) общественно-политический контроль за органами власти. Среди его видов — служба омбудсмена. В России он называется Уполномоченным по правам человека и действует сегодня не только на федеральном уровне, но и в субъектах РФ. Омбудсмены появляются сегодня в высших учебных заведениях, например, в Московском государственном институте международных отношений, в Башкирском государственном педагогическом институте, в Высшей школе экономики, в ряде московских школ, на некоторых Санкт-петербургских предприятиях. Этот институт позволяет людям выразить свое отношение к администрации и ее решениям, как раньше с помощью товарищеских судов постигнуть суть конфликта. Он доступен для них, в отличие от дорогих судебных процедур, и является приемлемым способом урегулирования споров между государственными органами (должностными лицами) и гражданами.

Омбудсмен как посредник не принимает юридически обязательных решений. Это и облегчает расследования, которые он проводит в административных структурах. Действует с помощью убеждения, используя оружие гласности, публичной общественной критики и морального авторитета. При вступлении в должность российский омбудсмен произносит клятву: «Клянусь защищать права и свободы человека и гражданина, добросовестно исполнять свои обязанности, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законодательством Российской Федерации, справедливостью и голосом совести». Здесь явственно звучит еще один характерный для российской культуры императив — нравственный, который продолжает служить мощным критерием при разрешении конфликтов.

Вообще для того чтобы ладить в России, надо по крайней мере понимать, что, несмотря на «дикий» период капитализма, рано или поздно мы вернемся на круги своя, к извечной и понятной для россиян паре «добро и зло». Рациональность по-русски — это следование нравственным заповедям. Вспомним «Поучения» Владимира Мономаха: «…что знаете хорошего, того не забывайте, а чего не знаете, тому учитесь…», или из «Домостроя»: «…а кто в еде или каком рукоделье нечисто готовит и в ремесле каком украдет что или соврет… за это все взыщется с человека в День Страшного суда». Или возьмем время бурного старта капитализма -1912 год — семь принципов ведения дел в России для предпринимателей: уважай власть, будь честен и правдив, уважай право частной собственности, люби и уважай человека, будь верен своему слову, живи по средствам, будь целеустремленным. И не надо о сущем и должном. Среди самых богатых людей в России в то время и сегодня на Западе люди «твердых правил»: староверы, христиане. А без веры в России никуда. И без любви — тоже.

«Плохих людей нет. Есть люди, на которых не хватило твоей душевной мощности», — говорит «русский Карнеги» Николай Козлов. И он прав. Чтобы ладить в России — нужно верить и любить.

СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО

Партнерство versus соперничество

Валентин МИХЕЕВ — доктор исторических наук, профессор.

Возглавляет учебно-методическую комиссию кафедры. Известен как эксперт Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Его перу принадлежит пять монографий, среди которых «Решающая сила перестройки» (1985), «Номенклатура: эволюция отбора» (1995), учебник «Основы социального партнерства: теория и политика» (2001). Подготовил двух докторов наук, одиннадцать кандидатов наук. Читает курсы: «Политика социального партнерства», «Социальные основы политики», «Социальная политика, политика и экономика», «Политическая конфликтология», «Политическая история». Сфера его особого интереса — проблемы социального партнерства.

Социальное партнерство — отнюдь не изобретение современников. Его ростки проявились в отечественной истории еще в начале XVIII века, когда были предприняты первые попытки государственного регулирования трудовых отношений между рабочими мануфактур и заводов и их хозяевами. Подтверждением этому Указ и «Регламент» (1722 г.), изданные Петром I, в которых предписывалось ограничить продолжительность рабочего дня на мануфактурах и казенных заводах, а также установить максимальный размер заработной платы. В 1803 г. при передаче в частные руки казенной шелковой фабрики в Купавне составлено было особое «Положение», требовавшее от нового владельца сократить рабочий день на час, устроить богадельню для одиноких старых и больных рабочих, сирот, выплачивать зарплату за простойные дни, когда фабрика не имела сырья. Заработная же плата подлежала пересмотру каждые десять лет в зависимости от возвышения цен на хлеб и другие жизненные припасы.

С ростом числа рабочих в России в XIX веке возникла идея создания института представительства рабочих в сфере трудовых отношений. Так Александр I удовлетворил прошение рабочих Фряновской мануфактуры Богородского уезда об избрании старост, которые бы следили за порядком расчетов с рабочими и присутствовали при приемке произведенного продукта. Возникали первые «примитивные» союзы работников.

Первый фабричный закон общего характера в России — «Положение об отношениях между хозяевами фабричных заведений и рабочими людьми, поступающими на оные по найму» относится к 1835 году.

Учреждались инспекции для надзора за соблюдением фабричного законодательства, вводился институт фабричных старост. Кстати, идея создания общественных рабочих организаций исходила от Министерства внутренних дел. Оно же предложило создать ссудно-сберегательные кассы, кооперативные, потребительские, страховые общества… В основе рабочих обществ лежали идеи Э.Бернштейна об экономических формах борьбы за реформирование капиталистического общества. Как знать, может быть именно она оказалась бы более плодотворной для России…

Об этом и о многом другом во взаимоотношениях работников и работодателей в нашей стране написано в первом отечественном учебнике «Основы социального партнерства: теория и политика», который лег в основу одноименного курса. Как автор этого курса считаю, что социальное партнерство — одна из перспективных учебных дисциплин XXI века.

Социальное партнерство — это цивилизованная система согласования и защиты интересов индивидов, различных профессиональных, социальных групп, слоев, их общественных объединений, органов государственной власти и местного самоуправления на основе договоров, соглашений, путем достижения компромисса, консенсуса по актуальным проблемам экономической и социально-политической жизни общества.

В этом курсе социальное партнерство рассматривается не только как система отношений в социально-трудовой сфере, но и в более широком смысле — как процесс формирования социального правового государства и открытого гражданского общества. Кроме того, социальное партнерство изучается здесь как механизм достижения социальной интеграции, гражданского мира и согласия в обществе; во-вторых, как инструмент оптимизации политико-государственного управления, утверждающий основы консолидированной демократии, взаимной ответственности власти, бизнеса и общественности за динамичное социально-экономическое и политическое развитие общества.

В анализ современного развития механизма социального партнерства вплетены основные положения, сформулированные в новом Трудовом кодексе Российской Федерации, Кодексе об административных правонарушениях и других важнейших законодательных актах Российской Федерации, а также в документах ООН, Международной организации Труда и Совета Европы.

Особое внимание в курсе уделено анализу деятельности государственной службы как важнейшего координирующего и регулирующего института в системе взаимодействия государства, бизнеса и общества, овладению эффективными партнерскими отношениями.

Существуют различные модели социального партнерства в современном мире. Россия выбрала свою. К сожалению, в ее воплощении в современной российской действительности множатся признаки гегемонистской стратегии краткосрочных выигрышей, достигаемых за счет доверия наемных работников к работодателям и властным структурам. Сокрытие интересов, дезориентирующие акции, стремление не дать опомниться другой стороне и получить выигрыш за ее счет — все это выводит государственную политику за рамки отношений цивилизованного партнерства. Увы, российские предприниматели, арендаторы, кооператоры зачастую не соблюдают никаких правил игры, отбрасывают все, лишь бы заполучить «весь капитал» за счет интересов потребителя и работников. Так что путь от нынешнего нередко неприглядного соперничества в этой области к сотрудничеству неблизкий, но необходимый, и его надо освоить и пройти.

КОММУНИКАЦИЯ

Электронное правительство не за горами…

Марианна ПАВЛЮТЕНКОВА — кандидат политических наук, доцент.

Имеет редкое профессиональное сочетание- квалификацию инженера- математика и политолога. Приняла участие в разработке и читает курсы: «Компьютерное моделирование социально-политических процессов», «Новые информационные технологии в современной политике». С удовольствием проводит лекции-демонстрации для слушателей и преподавателей: «Политическое консультирование в системе государственной службы и политического управления», «Глобальная информационная сеть и ее использование в современном политическом управлении». Автор более 20 научных печатных работ, в том числе в журнале «Власть», разделов в коллективных монографиях и учебниках.

Информационные технологии стремительно врываются и в современный политический процесс. Развитие компьютерных сетей изменило характер политических коммуникаций, позволив связывать между собой субъектов политической деятельности вне времени и пространства и с невиданными скоростями.

Существенно расширена и качественно изменена информационная среда деятельности политических партий, общественно-политических объединений. Поток информации, подчиненный здесь целям установления политического влияния, хорошо структурирован и широко доступен. Сегодня в информационном поле сети Интернет присутствуют программы общественно-политических движений, предвыборные платформы, уставы, обращения, бюллетени, материалы съездов и многое другое. Интернет-сервер стал политическим представительством партии, блока, общественного объединения в информационном пространстве, средством общения и взаимосвязи с электоратом.

Интернет — это та область политико-коммуникационной деятельности, которая делает систему открытой, способной к быстрому реагированию на изменения в сознании и настроении людей. Политический Интернет обращен непосредственно к общественному мнению, формирует поведение немногочисленной, но активной и влиятельной части гражданского общества, оказывает воздействие на массовое сознание.

Сеть Интернет создала условия для возникновения принципиально новых СМИ — сетевых, основная особенность которых заключается в том, что у них нет печатного аналога, а есть неограниченный охват аудитории, оперативность, гипертекст в сочетании с революционно низкой себестоимостью. Сетевые СМИ изменяют наши традиционные представления об аудитории. Благодаря им общественное мнение приобретает реальные очертания. Но вовлечение общественности в принятие решений (например, в виде рейтингов и голосований) влечет за собой и колоссальные возможности манипуляций.

Сегодня использование информационных технологий в предвыборных кампаниях является наиболее эффективным и имеет большие перспективы. Сеть Интернет, например, представляет собой не только самую демократичную и быстрорастущую систему доступа к электорату, но и позволяет применять новые формы агитации, выгодно отличающиеся от привычных средств. Благодаря современным информационно-коммуникационным технологиям монолог кандидата на выборную должность все чаще преобразуется в интерактивное общение с избирателями.

На финишных прямых предвыборных кампаний сетевые технологии идеально подходят для вброса своевременной и «нужной» информации, которую печатные и электронные СМИ смогут затем тиражировать. «Слив» компромата через сеть Интернет является одним из приемов «черных» избирательных технологий. На глобальных полях Интернета разворачиваются информационные битвы.

Информационные технологии обслуживают и органы государственной власти, обеспечивают процессы политического управления. Государственные и муниципальные органы управления, законодательные учреждения обмениваются служебной информацией посредством компьютерных сетей, размещают информацию о своей деятельности в сети Интернет, контактируют с населением по электронной почте. Уже осуществляются проекты по предоставлению гражданам доступа к информации некоторых государственных ведомств через Интернет в рамках принятой в нашей стране Федеральной целевой программы «Электронная Россия» и ее раздела «Электронное правительство».

Создание «электронного правительства», призванного, в первую очередь, обеспечить «прозрачность» деятельности региональных и местных властей, а также создать систему взаимодействия государства с гражданским обществом посредством передовых инфокоммуникацион-ных технологий, по мнению Г.Грефа, «будет способствовать быстрому развитию гражданского общества в России и дебюрократизации государственных организаций».

На пороге информационного общества мощный и качественно новый информационный поток создает новую реальность, на которую государству необходимо реагировать.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛИТИКИ

Выборы как «зеркало души» российских избирателей

Наталья САЩЕНКО — кандидат психологических наук, доцент.

Консультант ряда информационно-аналитических и консалтинговых агентств, имеет более 30 научных публикаций, в том числе по проблемам психосемантики политического сознания, мотивации политического поведения, психологии политической власти, социо-кулътурной динамике, читает курсы: «Политическая психология», «Психология политического управления».

Уже десять лет мы живем в другой стране, с другим названием, с другими правилами политической игры. Мы стали россиянами. К тому же мы все еще находимся в процессе политического самоопределения и регулярно проводим выборы.

Уже в который раз выбор, который сделало население (касается ли это законодательной власти или института президента), многие журналисты и аналитики подают как непредсказуемый, нелогичный, являющийся результатом или иррационального выбора, или некорректных манипуляций со стороны групп сопровождения выборных кампаний.

Может быть, все дело в противоречивом и, в то же время, в весьма гармоничном самоорганизующемся феномене — массовом сознании россиян? Кстати, результаты многих социально-психологических исследований подтверждают такой его характер, который проявляется в виде двух доминирующих позиций общественного мнения — стремления и к радикальному обновлению общества, и к сохранению старых представлений о власти и порядке.

Желание перемен к лучшему в общественном сознании сочетается с боязнью этих перемен в связи с повышением социальной негарантированности нормальной жизни человека. В нестабильной обстановке люди опасаются проявлять активность и рисковать даже относительным своим благополучием: в случае неудачной попытки они могут лишиться работы, иногда гражданства и даже средств к существованию.

Эта неустроенность, нестабильность людей в своем «доме», в конкретной социальной, территориальной, демографической, профессиональной и иной общности приводят их в состояние раздраженности, скрытой агрессии. А периодически разворачивающаяся предвыборная кампания направляет эту неудовлетворенность в русло конструктивной активности, как бы подсказав «что делать» и «кто виноват».

В то же время наблюдения показывают, что представители правящей политической элиты видят непривлекательность для масс и неадекватность нынешнему состоянию общества противоречивость новых ценностных систем и установок — очень зыбких и подвижных. Уже не пытаются декларировать и внедрить западную модель развития радикально настроенные правые, как не стремятся реанимировать марксизм в его ортодоксальных формах и ультра-левые.

В современной ситуации крайняя размытость, неопределенность облика основных политических фигур, их группировок и программ порождает адекватную реакцию большинства населения, проявляющуюся в отчуждении от власти, апатии, выключенности из политической жизни.

Однако в том что выборы в Государственную думу и на пост Президента РФ проходят по каким-то своим, недекларируемым, надполитическим законам, есть своя логика, а может быть и закономерность. Думается, истоки закономерности выбора следует искать в глубинных процессах формирования подсознательной культуры народа. В ней мы найдем не только секрет и специфику массового сознания граждан конкретного государства. В ней -ключ ее устойчивости, стабильности, детерминированности.

Исследователи массового сознания отмечают, что, с одной стороны, оно становится менее формализованным и более раскрепощенным; в нем сформировался когнитивный плюрализм вместо традиционной «монолитности» единомыслия, так как появились условия для более полного отражения всех сторон жизни — положительных и отрицательных. В сознании общества постепенно происходит переоценка социальных ценностей — растет приоритет общечеловеческих ценностей, гуманизма. С другой стороны, приводится ряд негативных характеристик массового сознания. Зачастую его определяют как «консервативное», «идеологизированное», «мифологическое», «авторитарное», «бюрократическое», «догматическое», «экстремальное», «конформистское», «стандартизированное» и т.п.

Население часто оказывается в ситуации исторического выбора, которое оно должно в итоге сделать. Выбор, сделанный политиками, институтами власти, далеко не все люди понимают и разделяют.

Ведь выборы — это «зеркало души» российского избирателя. А душа его — потемки. Без лучинки в ней не разобраться. Можно наследить. А этого русская душа не терпит. «Я не люблю, когда мне лезут в душу, тем более — когда в нее плюют», — заметил однажды замечательный советский бард и как будто подсказал нам основное этическое правило политического управления. «Не навреди»!

Кто сможет сказать, что выполнил это правило в своей политической карьере? Кто доволен выбором? Кто отразился в «зеркале»? А может это всего лишь «Зазеркалье»? На эти и многие другие вопросы мы вместе на нашей кафедре пытаемся ответить.

ПОЛИТИКА И ПРАВО

Чтобы жить по закону, надо уяснить понятия

Михаил МИЗУЛИН — кандидат философских наук, доцент.

Автор 32 научных публикаций по проблемам свободы, власти и права, в том числе монографии «Философия политики: власть и право» (1997). Политический консультант, эксперт и организатор избирательных кампаний по выборам в Совет Федерации (1993) и Государственную думу (1995, 1999) Федерального собрания Российской Федерации. Читает курсы: «Сравнительная политология», «Политическая социология», «Этика и культура политического управления».

Часто говорят: надо жить по закону, а не по понятиям. Смею утверждать, что учиться нам нужно жить именно по понятиям. И связано это, во — первых, с тем состоянием умов, которым дано и которые пытаются объяснять и интерпретировать общественные, политические и правовые процессы. Понятийные несуразицы профессионалы должны преодолевать в себе как можно скорее. А во-вторых, с тем, что право, сколько бы идеологически упруго не пропагандировали его юристы и идеологи, всегда начинается там, где заканчиваются человеческие отношения. Право всегда вторично, по крайней мере в культуре, по отношению к таким базовым ценностям и состояниям человеческой жизни, как совесть, добро, благо, справедливость, любовь и счастье. Кстати, уж если право никак не может быть первой человеческой ценностью, то такой ценностью не может быть и закон, сколько не говори, что нужно жить по закону. Сначала говорить нужно научиться, понимать друг друга и в процессе понимания использовать устоявшиеся понятия, только после этого можно будет жить по закону. Наоборот не получится. А делать это можно только в условиях и состоянии единого понятийного русскоязычного пространства. В противном случае получается то, что получается -общество, в котором мы живем, мы во многом не понимаем, поскольку еще не выработали и не приспособили для его понимания соответствующий его природе и его тенденциям понятийный аппарат. Законы выпускаем ускоренными темпами, а базовые константы, зависимые именно от законодательного процесса, например, безопасность и минимизация преступности, обеспечить гражданам России не можем. И происходит это потому, что не просто спешим, а попросту проходим мимо элементарного требования — научиться жить и работать с понятиями.

Кстати, при всех плюсах и минусах советского социалистического строя общественно-понятийный аппарат того времени был не только выпестован, отточен, но и по многим параметрам, а в некоторых сферах по всем стандартам, был предельно онтологизирован, а именно — абсолютно точно и адекватно отражал структуру и состояние как общественного сознания, так и общественных институтов и общественного бытия. Я имею в виду не только «Краткий курс ВКП(б)», нормы и нормативы Госплана и Госснаба, но и понятийный аппарат социалистической теории государства и права.

Как ни крути, а получается, что не зря Андрей Януарьевич Вышинский получал высшие государственные награды за свои труды* на фронте правовой теории. Созданная им, а затем детально разработанная социалистическая теория государства и права понятийно единообразно трактовала все, что было связано с местом и ролью права и государства в общественной жизни. Ее государственно-правовые постулаты были неукоснительно точно вмонтированы в контекст марксизма-ленинизма и соответствующих идеологем социалистического строительства, что на практике означало действительное правоприменение, действительное партийное и государственное строительство. Социалистический закон работал потому, что были определены понятия.

Так что получается, что жить по закону мы будем только тогда, когда нам на русском языке и при помощи русского языка станет понятно, что же такое право, государство, правовое государство, государство федеративное, социальное, с республиканской формой правления. Пока же мы в начале этого пути и живем скорее по традиции, с трудом доверяя культуре, разуму и рассудку.

* Считаю, что очень поучительно сегодня всем, кто интересуется вопросами взаимозависимостей власти и права, перечитать работы А.Я.Вышинского, практически в полном объеме имеющиеся в библиотеке РАГС.

ИДЕИ И ЛЮДИ

Нужна ли России доктрина?

Юрий МАТВЕЕНКО — кандидат философских наук, доцент.

Эксперт в области партийного строительства и политического анализа. Восемь лет ведет на кафедре специализацию слушателей «Политический анализ и прогноз». Автор и научный редактор ряда монографий, в том числе «Россия: доктрины модернизации, модернизация доктрин» (1999), «Россия, реформы: в поисках парадигмы развития» (1997), разделов в коллективных монографиях и учебниках. В течение ряда лет под его руководством на кафедре издавалась серия брошюр «Политолог: взгляды на современность». Подготовил четырех кандидатов наук и 15 дипломников. Основные направления его научного интереса: политические доктрины, проблемы политической модернизации и постмодернизации российского общества.

Постановка вопроса о необходимости для России общенациональной идеи (Доктрины) требует решения целого ряда проблем, связанных с характеристикой ее духовного мира в целом, со структурой этого духовного мира, обусловленной структурой современного российского общества; проблем, связанных с их динамикой, обусловленной всей совокупностью социокультурных факторов, среди которых и такие влиятельные, как образование, воспитание, средства массовой информации, церковь и др.

Проблема формирования общенациональной идеи в России усложняется многими обстоятельствами. Поэтому, на наш взгляд, правильнее говорить не об общенациональной идее или доктрине (опирающейся на этнос), а об общероссийской идее или доктрине.

А теперь перейдем к прагматике — все же, возможна ли такая идея или доктрина?

Мировой опыт показывает, что на определенном этапе своего развития интенсивно (прогрессивно) развивающиеся страны успешно выдвигали и реализовывали некоторые, как правило, геополитические идеи.

По нашему мнению, учет успешного опыта ведущих американских (и иных зарубежных) политиков, безусловно, способствовал бы форсированию работы по созданию российской государственной идеологии, которая ориентировалась бы на решение общегосударственных задач во имя широких слоев народных масс, игнорируя партийную принадлежность тех или иных политиков.

Можно совершенно спокойно оставить в стороне спор о том, что должно раньше появиться -идеология или идея. Если трудно сразу определить и то и другое, давайте построим башню (идеологию), а флаг водрузим потом. Страна не должна оставаться без представлений о своем будущем, народ не может жить, не понимая, что с ним происходит, куда его ведут и ведут ли.

Пора выходить на новый этап этой серьезной работы. Нужно, во-первых, заузить поле поиска, отсечь ненаучные концепции. Во-вторых, избежать той односторонности, когда ограничиваются лишь областью слишком отвлеченных понятий, поиском неких спасительных «нравственных формул». Время общих рассуждений, а они были неизбежны и, разумеется, тоже принесли пользу, прошло. Сегодняшний день, и это в-третьих, требует предъявлять базирующиеся на глубокой аналитической работе конкретные концепции, связанные с точными расчетами, серьезными экономическими, геополитическими, экологическими, демографическими обоснованиями, футурологическими прогнозами и т. д.

По обе стороны России лежат две мощнейшие экономические структуры, два самостоятельных рынка. Можно сказать, и две своеобразные цивилизации — европейско-атлантическая и азиатско-тихоокеанская. На юге — группа стран, которые близки друг другу. Мы как бы в центре треугольника. В этом планетарном треугольнике России предстоит утвердить собственную, самобытную цивилизацию. И как бы сегодня не было тяжело, надо быть уверенными, в суматохе выживания уже рождается образ будущего нашей страны, у которой будет своя национально-государственная идеология, свое общенациональное идейное знамя.

АНАЛИЗ

Теория и практика политики сегодня, завтра…

Михаил АНОХИН — доктор политических наук, профессор, ученый секретарь РАГС.

Автор более 80 печатных работ, опубликованных в России и за рубежом. Теория политики, ее современные интерпретации отражены в монографиях «Политическая система: адаптация, динамика, устойчивость (теоретико-прикладной анализ)» (1996); «Политическая система: переходные процессы» (1996), отмеченных ВАК (1997) как весьма значимые теоретические работы в области современной политической науки. Читает курсы и спецкурсы: «Современная политическая наука: школы и доктрины»; «Сравнительная политология»; «Политические системы: компаративный анализ»; «Политический анализ и прогноз»; «Современные политические технологии»; «Интернет — технологии в политике».

В любой науке есть базовые подходы, концепции, модели. В политологии — это теория политической системы, ее социодинамики, позволяющая всесторонне рассматривать политику, возможности трансформации, модернизации, модификации политических институтов, отношений, альтернативы развития политического процесса. Центральное положение политической системы в обществе определяется ведущей организационной и регулятивной ролью самой политики, тем, что интегративным качеством политической системы является власть.

Российское общество в последнее десятилетие оказалось перед историческим вызовом, поиском ответа на вопросы, каковы пути выхода из кризиса, как развиваться далее стране и обществу; весомое слово здесь может и должна сказать наука о политике.

Новые аспекты прочтения теории систем, институционализации и неоинституционализации, корпоративизма и неокорпоративизма, их проекция на политологию, использование синергетических подходов, концепции институциональных матриц, сетевого подхода, вероятностно, могли бы способствовать выявлению общих закономерностей, в которых кажущаяся уникальность России предстала бы одним из частных проявлений общих закономерностей; формированию соответствующей методологии и понятийно-категориального аппарата, на основе которого наша российская действительность может быть корректно соотнесена с теорией и практикой общемирового развития.

Пока сложившийся правовой, экономический, социальный, политический порядок в России лишь условно может отождествляться с демократическим правовым государством. Но перемены есть, перемены грядут. В Послании Президента РФ Федеральному собранию (2001 г.) была предъявлена новая идеология развития на перспективу. Ее стержнем стала большая серия институциональных реформ, затрагивающих основы экономики и государства. Вместе с уже начатыми или унаследованными от предыдущего периода, но нереализованными начинаниями можно выделить следующие основные направления преобразований: продолжение реформы федеративных отношений; судебно-правовая реформа; военная реформа; реформа партийной системы; пенсионная реформа и реформа трудового законодательства; реформа естественных монополий; реформа ЖКХ; бюджетная реформа.

Масштабность и глубина затевающихся преобразований дают все основания говорить о «Большой Реформе» (НГ, 2001, 6.06), событии не только политического, но и исторического значения, по масштабу сопоставимом с реформами Горбачева конца 80-х годов и Ельцина начала 90-х годов. По существу, речь идет о реструктуризации всей государственной машины. Трансформации подлежат не только общественный порядок, сформировавшийся при Ельцине, но и унаследованный с позднесоветских времен институциональный и бюрократический эгоизм, обрекавший систему на бесконечный корпоративный торг и неуправляемость. Институционализация российской демократии должна состояться.

Этому должны способствовать и политические технологии. Избавляясь от тоталитаризма и авторитарности, постепенно осваивая демократические нормы политической жизни, мы выходим к пониманию тех способов политической деятельности, которые сопровождают подлинно демократическое преобразование общества.

Политическая власть и политическая система в целом реализуют свои сущностные свойства выражения интересов, властвования, организации, подчинения через соответствующие функции и технологии. Они развиваются, трансформируются с учетом конкретно-исторической обстановки. Отмирают одни, появляются новые и видоизменяются ранее существовавшие. Как и институты, функции, технологии политической системы не являются статичными и пассивными. Они находятся в постоянной динамике, обновлении. Можно выделить инновационные технологии как технологии нововведений.

Политические технологии переводят в плоскость практической политической деятельности теоретическое политологическое знание, позволяя тем самым использовать все многообразие политических закономерностей, принципов, норм, факторов и т.п. при определении целей, средств и методов осуществления политики, в этом, собственно, и состоит сущность процесса технологизации политической среды и политики.

В связи с этим следует подчеркнуть, что в природе не существует абстрактных, пригодных на все случаи жизни политических технологий. Каждая из них, с одной стороны, весьма конкретна и уникальна, поскольку она призвана обеспечить взаимодействие различных политических сил и структур для решения вполне конкретных вопросов. С другой стороны, каждая технология многопланова по своему содержанию и характеру, многоаспектна по условиям осуществления, составу исполнителей, видам политической деятельности и решаемым проблемам.

Сегодня кафедра политологии и политического управления РАГС — это добрый сплав возможностей изучения политической теории и ее практического применения. От теории к практике, а от нее к теории — вот ключ к ее успеху.

ВЫНОШУ НА ОБСУЖДЕНИЕ

Новый метод для анализа партийных программ

Василий ТИМОШЕНКО — кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии и политического управления РАГС.

На кафедре с 15 апреля 1992 года. С сентября 2000 года перешел на должность заместителя управляющего делами РАГС — начальника отдела кадров, но при этом продолжает вести занятия на кафедре. Специализируется в сфере теории и практики общественно-политических объединений

Им опубликовано более 50 печатных работ. Из них четыре монографии, а остальные статьи и тезисы в таких авторитетных изданиях, как: «Социально-политический журнал» («Социально-гуманитарные знания»), «Вестник МГУ», «Российская ассоциация политической науки», «Академия политической науки», «Издательство РАГС», «Информационно-аналитический бюллетень РИА «Новости», «Президент. Парламент. Правительство», журнал «Политический маркетинг» и т.д.

Работает над докторской диссертацией «Структурно-целостный метод как вариация качественного анализа программных документов современных российских политических партий: основания к построению и решаемые задачи», с некоторыми идеями которой мы хотим познакомить читателей журнала.

Так уже сложилось, что прошедшие 10 лет мне довелось заниматься проблематикой российской многопартийности. Анализируя партийные программы, я долго искал ответ на вопрос: каким образом можно быстро и эффективно осуществлять качественный (сущностный) анализ базовых партийных документов? Как можно, образно говоря, «переварить» многотысячный — в страничном эквиваленте — массив партийных материалов, укладываясь в сроки, отводимые для анализа документов и материалов?

И такой подход, дающий, как мне представляется, должный эффект, был найден и обозначен как структурно-ценностный метод качественного анализа партийных, программных документов. На чем он построен? На синтезе сущностных компонентов двух общенаучных методов исследования — структурно-функциональном и нормативно-ценностном.

Чем обусловлен этот синтез? Во-первых, тем, что на нынешнем, постпозитивистском этапе развития политической науки в условиях тесного взаимопроникновения научных дисциплин комбинирование и синтез как в методологическом, так и в методико-процедурном плане считаются наиболее перспективным вариантом.

Во-вторых, к необходимости синтеза я подошел — и это главная причина — ввиду специфики предмета исследования, а именно: партийных платформ и программ. Ведь они — эти документы, как показывают многочисленные примеры, имеют типическую блоковую структуру. Это, с одной стороны, а с другой — содержание изучаемых платформ и программ представляет в сущности своей нормативно-ценностный материал, построенный на базовых ценностях тех или иных партийно-политических идеологий, обращенных в общество от имени политической элиты, стремящейся стяжать власть за счет поиска отклика и поддержки у электората.

И, в-третьих, синтез ведущих компонентов общенаучных методов, обладающих очевидными качественными характеристиками, действительно повышает эффект анализа, ибо предвыборные платформы и программы — это по сути своей многослойный, сложноструктурированный, материал.

В соответствии с таким пониманием проблемы цели диссертации состоят в том, чтобы, во-первых, провести синтезирование структурно-ценностного метода на базе качественных компонентов структурно-функционального и нормативно-ценностного общенаучных подходов, а во-вторых, осуществить последующий качественный анализ предвыборных партийных документов за счет сформулированного метода. Тем самым структурно-ценностный метод выступает и как предмет диссертационной работы, и как средство в качественном анализе предвыборных документов.

Объектом исследования является современная российская многопартийность, в ее институционально-функциональном плане, а с поправкой на тему выборов в Государственную думу — это те крупнейшие избирательные объединения и блоки, которые реально участвовали в борьбе за депутатские мандаты; реконструкция предвыборного имиджа которых в организационно-ресурсном ключе осуществлена во втором разделе диссертации.

Предметом диссертационного исследования является также собственно содержание предвыборных платформ и программ крупнейших общественно-политических структур, вышедших на главный и заключительный этап выборов в Госдуму 19 декабря 1999 года.

Цель исследования достигается с помощью решения следующих задач.

1. Отследить современное состояние методологии политической науки на международном и российском уровне и на этой основе проанализировать характер теоретико-методологических представлений в России по поводу функционирования и развития многопартийности и, в частности, по вопросу методологических подходов в изучении современной партийно-политической мысли.

2. Сделать акцент на осмыслении теоретико-методологических основ качественного анализа, а также на поиске методических и инструментальных ресурсов и возможностей по повышению эффекта и результативности качественного подхода в анализе партийных, предвыборных документов и материалов.

3. Осуществить синтезацию структурно-ценностного метода исследования предвыборных платформ и программ, изложив при этом авторские трактовки его онтологии, характера исследовательского ресурса, инструментария и процедуры использования.

4. Реконструировать уникальный опыт политического и организационного структурирования крупнейших избирательных объединений и блоков накануне думских выборов 1999 года, представлявших собой основные «цвета» российского партийно-политического спектра и выступавших в качестве объекта диссертационного исследования.

5. Осуществить на основе сформированного структурно-ценностного метода качественный анализ предмета исследования — предвыборных платформ и программ крупнейших избирательных объединений и блоков.

6. Провести подробный анализ эффекта и результатов осуществления структурно-ценностного анализа, подвести общий итог осуществленному диссертационному исследованию.

Таковы вкратце основные идеи моей диссертации, выносимые на защиту.

НАУКА И ПОЭЗИЯ

Новый метод для анализа партийных программ

Владимир ЛЕВАНСКИЙ — старший научный сотрудник Института государства и права РАН, кандидат юридических наук.

Кибернетик по образованию, системный методолог, автор монографии «Моделирование в социально-правовых исследованиях» (1986) и свыше 70 печатных работ, посвященных проблематике системного анализа и моделирования в сферах теории государства и права, политологии, социальной психологии, конфликтологии и криминологии. Ныне им подготовлена к печати монография «Математика свободы и модели политики (Моделирование в политико-правовых исследованиях)». В.А.Леванский — доцент кафедры. Им подготовлены и читаются в РАГС, МГУ, Правовой академии при ИГП РАН специальные курсы: «Системный анализ и моделирование политических и правовых процессов»; «Эффективность законодательной деятельности в период реформы»; «Структурно-динамическое моделирование политических ориентации электората РФ (1989-2001)»; «Сравнительный анализ избирательных кампаний (методология и методика)»; «Государственная служба и политика»; «Моделирование юридического конфликта (в рамках новой научной дисциплины «Юридическая политология»)».

В.А.Леванский является членом СП СССР с 1979г., членом Союза писателей Москвы. Автор книги стихотворений «Шародейство»(М., Молодая гвардия, 1976), с предисловием Виктора Шкловского, которую высоко оценили поэты и критики в СССР и за рубежом, а также книги стихотворений и поэм «Пытка светом» (М., Сов. писатель, 1992).

В.А.Леванский — признанный мастер стихотворного перевода. Его переводы из немецкой и английской поэзии вошли в антологию мировой поэзии XX века.

Приведем два стихотворения Леванского, связанные с политикой:

Знаменосец

Побиты
Войско,
Полководец.
Но, губы криком разодрав,
Бежит ослепший
Знаменосец,
Нагое древко
Крепко сжав.
Давно сорвало взрывом знамя,
И груды мертвых за спиной.
А он,
Нелепый кол
Вздымая,
— Он кровью булькает:
«За мной!»

* * *

О Русь, взмахни крылами
С. Есенин

Где дорога Твоя, Россия?
Брось монету — не все ль равно…
Дуло танка, как палец Вия,
Прямо в душу наведено.
Желтый дьявол, красные бесы
С воем кинулись на Тебя —
И шатается свет небесный.
Отбиваешься Ты, хрипя…

Без Тебя что станется с нами?
Мир спасет Твоя красота,
Если только взмахнешь крылами —
И взлетишь к подножью Христа.

У нас осталось место еще для одного, на этот раз лирического, стихотворения:

Яблоня

Это чей подарок мне
За мое мучение? —
Белых яблок на стене
Темное свечение.

Задыхаюсь, мочи нет.
Все обрыдло до смерти.
Белых яблок тихий свет…
Что за счастье, Господи!

Ты зачем пришла ко мне,
Веточки едва клоня?
Я не звал тебя во сне.
Ты откуда, Яблоня?

Ничего не говорит.
Только шелест кое-где.
Конькобежкою скользит
По угрюмой комнате…

Written by admin

Апрель 8th, 2017 | 3:39 пп