Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Бюрократия и бюрократизм: как свести болезнь к минимуму?

Вячеслав СМОЛЬКОВ — доктор философских наук, профессор кафедры государственной службы и кадровой политики РАГС при Президенте РФ

«Необходимо выделить проблематику бюрократии и бюрократизма в специальный раздел теории социального управления для более глубокого их анализа».

До недавнего времени в отечественном обществоведении преобладало благодушно-безразличное отношение к бюрократизму как к явлению ситуационному и постепенно исчезающему. Возможность «разгула» бюрократизма и начетничества отрицалась, несмотря на фактическое обюрокрачивание многих аспектов деятельности партийного, государственного и хозяйственного аппаратов, общественных организаций. Словом, сложилась странная ситуация — существовало и разрасталось то, что вроде бы уже было «в основном»изжито.

В таких условиях публикация материалов о бюрократизме считалась неприемлемой по ряду причин. Одна из них — «абсурдность» темы на фоне пропагандистских доказательств успехов развитого социализма. Научные же работы, касавшиеся святая святых власти — ее «внутренней», скрытой от посторонних глаз жизни, с объективным анализом глубинных процессов функционирования аппарата, научными оценками недостатков в системе управления, естественно, были очень деликатны, ведь властям предержащим вовсе не хочется привлекать внимание людей к слабым местам своей системы.

Отсутствие серьезных научных разработок способствовало тому, что как в научном, так и в обыденном сознании о бюрократизме прочно укоренились примитивно- схематические представления (например, версия о ликвидации социально- классовых основ бюрократизма при социализме). Догмы и стереотипы в этой области, как и любые мифы прошлого, чрезвычайно устойчивы и живучи. Однако, как показывает практика, попытки простого отказа от них зачастую ведут лишь к новым заблуждениям и извращениям.

Следует обратить внимание и на неоднозначность употребления в литературе самих терминов «бюрократия» и «бюрократизм». Не только в публикациях прошлых лет, но и в работах, увидевших свет в самое последнее время, эти понятия смешиваются, а нередко и отождествляются. Между тем это разные понятия.

Впервые теоретико-методологический анализ бюрократии осуществил немецкий ученый Макс Вебер, назвавший ее инструментом профессионального чиновничества. Он рассматривал рациональную бюрократию как необходимую форму общественного порядка, видя в ней выражение формальной рациональности, которая предполагает повиновение, дисциплину, безличность, регламентацию, ответственность, специализированное образование (по преимуществу юридическое).

По Веберу, бюрократия — это форма управления, отличная от других форм — демократии, тоталитаризма, авторитаризма. В целом она является прогрессивной технологией, позволяющей значительно рационализировать процесс управления и повысить эффективность организации. Бюрократическая модель означает, что работники должны действовать не как частные, а как формальные лица, наделенные определенными правами и ответственностью. Их деятельность должна быть предметом публично- правового регулирования. При этом все действия работников совершаются в определенной последовательности согласно существующим правилам и процедурам. Строгое соблюдение принципов иерархии, формально — рациональных норм, правил и установлений, позволяет, как утверждал Вебер, устранять возможные индивидуальные отклонения в процессе осуществления государственных санкций и способствует успешной деятельности различных звеньев государственной системы в целом.

Но веберовская трактовка проблемы рациональной бюрократии оказалась чуждой отечественной науке, в которой господствовало мнение, что бюрократия- это изначально негативное явление. Маркс, а вслед за ним и Ленин по существу отождествляли бюрократию (то есть определенного рода организацию и аппарат, необходимые для осуществления функций управления) с бюрократизмом- косностью, канцелярщиной, пренебрежением к существу дела ради соблюдения формальностей. Методологической основой такого подхода был классовый подход к госаппарату как особому комитету по защите интересов буржуазии.

Бюрократия сама по себе ни хороша, ни плоха. Это особая технология, метод, который может быть применен в различных сферах человеческой деятельности. Имеется область, где бюрократические методы необходимы. Это деятельность государственного аппарата. Пока будет аппарат управления, будет и бюрократия. Рациональная бюрократия — имманентное свойство любой системы государственного управления. Организация работы государственного аппарата неизбежно должна быть формалистичной, то есть бюрократической. Бюрократическая модель -это жесткая организационная структура, где все обязанности носят технологический характер, а управление осуществляется путем приказов и распоряжений, идущих сверху вниз, и информации о выполнении принятых решений — снизу вверх.

Сущность и социальная роль бюрократизма

Что касается бюрократизма, то это замкнутый, действующий по законам иерархии, жесткий механизм власти, стоящий над законом и волей членов общества. Эта власть превращена в самодовлеющую организацию, функционирующую исходя лишь из собственных интересов, предающую забвению интересы общества. Основными свойствами бюрократизма являются отчуждение аппарата от народа, социальная замкнутость, кастовое равнодушие к интересам населения.

Существует аллегорическая композиция из трех обезьянок: одна закрыла руками глаза, другая- рот, третья- уши. «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не скажу» — вот что означает эта композиция. Однако фигурки выражают куда более серьезный смысл, чем слова популярной песни. Композиция вполне может служить символом бюрократизма, выражать его идеологию и психологию. Закрыть глаза -чтобы не видеть жизнь с ее противоречиями и сложностями. Закрыть рот — чтобы не вырвалась правдивая оценка этой жизни, не выскочило «крамольное» слово. Закрыть уши- не слышать всего, чем озабочены люди.

Бюрократизм многолик, изменчив, противоречив, приспособляем к любым изменениям конъюнктуры. Но в многообразии бюрократических проявлений можно все же выделить более или менее крупные блоки.

Во-первых, это различные формы превращения деятельности отдельных административно-управленческих органов (либо некоторых сторон их деятельности) в самоцель. Отсюда формализм, бумаготворчество, местничество, ведомственность, безразличие к судьбе человека, к конечным результатам общих усилий. Чиновник-бюрократ везде и всегда стремится выдавать формальное за содержание, а содержание — за нечто формальное. Внешняя активность, бесконечные приказы и распоряжения, проведение «мероприятий» вместо живой работы, постоянное подчеркивание своего «я»-такие «штрихи» характеризуют портрет бюрократа, благополучно дожившего до наших дней. О серьезности болезни многих управленцев и специалистов (причем не только государственной службы) говорят социологические исследования, в том числе контент-анализ документов. Например, анализ протоколов заседаний коллегии администрации Иркутской области за последние два года показал, что основная масса решений администрации посвящена второстепенным вопросам; только 30% отражают актуальные проблемы реформ и жизни области; более 30% дублируют аналогичные документы вышестоящих органов. Многим из них не хватает аналитичности, конструктивности. За обилием цифр подчас скрывается неумение вникнуть в существо проблемы, определить конкретные пути ее преодоления, поставить задачу на перспективу. Все это приводит к своеобразной «инфляции» принимаемых решений.

Во-вторых, различные формы административного волюнтаризма и субъективизма. Диапазон таких проявлений — от принятия теоретических и практических необоснованных решений до пренебрежения установленными принципами, правилами, нормами, законностью. Сюда мы относим неумение и нежелание учитывать последствия принимаемых решений, пресловутое «телефонное право», безропотную исполнительность, использование служебной информации в личных целях. Последняя передает в руки бюрократа огромную власть, а следовательно, попав к нечестному, непорядочному человеку, представляет большую опасность для общества.

Интересная картина получена в ходе опроса 30 журналистов в ноябре 1999 г. С учетом статуса респондентов этот вопрос может быть отнесен к категории экспертных. В качестве основных проявлений бюрократизма были названы: стереотипное мышление, нежелание глубоко вникать в острые конфликтные ситуации, шаблонное решение актуальных проблем, недостаток компетентности, менторство, привычка поучать других, формальное отношение к делу, отстаивание личного благополучия, безответственность.

В-третьих, консерватизм и догматизм, различные формы административного ограничения участия общественности в управлении, недоверие к общественной инициативе. Одно из классических проявлений бюрократизма- административная пассивность. Характерные черты носителя этого качества: чинопочитание и сознательный отказ от сколько-нибудь серьезных самостоятельных решений и действий; сведение управленческой деятельности к ожиданию указаний «сверху» и применению инструкций; приложение административного шаблона к изменяющейся действительности.

Однако бюрократизм — это не только пассивность самого администратора в плане общественно полезной инициативы. Это и практика ограничения административными органами участия общественности в управлении, попытка подменить общественную инициативу администрированием, различные формы выхолащивания подобной инициативы. По большому счету, это не что иное, как стремление ограничить возможности каждого института гражданского общества. Соответственно возникает целая система мер ограничения инициативы рядовых граждан в управлении общими делами. Среди них внедрение в административную практику духа слепого подчинения вышестоящим инстанциям; мелочная регламентация действий подчиненных; келейные формы организации принятия решений; окружение процесса принятия решений покровом секретности; волокита, перестраховка, видимость активной деятельности. Многие бюрократы- служащие госаппарата- в основном суетятся, больше имитируют бурную деятельность, чем действуют во благо. И это в то время, когда власть должна смягчать неизбежные социально- политические и экономические издержки преобразований. Отсюда и последствия-косность мысли, стремление к централизму, тоталитаризму, государственному контролю и регулированию, исключение всякого риска. С этим и связано стремление администраторов вывести на все ключевые должности «своих людей».

В-четвертых, различные формы использования экономических, политических и идеологических средств, находящихся в должностном распоряжении, в корыстных целях (карьеризм, протекционизм, приписки, взяточничество и другие формы использования административных функций в личных целях).

Таким образом, можно сказать, что бюрократизм — это коллективный эгоизм работников аппарата, проявляющийся в доминировании их специфических интересов над интересами представляемых ими социальных групп, государств, общества в целом.

Аппарат управления- не только совокупность учреждений и органов, но и совокупность многих работающих в них людей. С этой точки зрения последняя представляет собой крупную социальную группу (слой), занимающую специфическое положение в обществе. Характерной ее чертой является высокий уровень организованности: помимо социальных связей работники аппарата связаны множеством организационных отношений, закрепленных в инструкциях, положениях и т.д.

При определенных условиях возможна деформация всей системы социальных интересов. Аппарат, созданный для обслуживания власти, утрачивает сугубо служебную роль, концентрирует в своих руках властные полномочия. Чем шире полномочия у управляющего органа, чем больше его оперативная самостоятельность, тем больше власти в его руках. При отсутствии действенного контроля со стороны общества эта власть начинает использоваться в интересах самого аппарата.

Именно в такой последовательности выстраиваются факторы (по мере их значимости), которые в наибольшей степени определяют негативные оценки россиянами различных институтов власти и чиновничества. Обратимся к данным социологического исследования.

1. «Оторванность от народа», — фактически отказ государственных структур от заботы о базовых социальных потребностях людей, опора властей не на широкие социальные слои, а на собственную бюрократию, силовые структуры и политическую демагогию. Именно поэтому аппарат управления теряет контроль над ситуацией. 81% опрошенных видит в этом главные причины своего негативного отношения к современной государственной бюрократии и высшему руководству страны. Подобное мнение складывается из следующих убеждений опрошенных:

— аппарат не знает подлинных нужд населения, его трудности, сами живут хорошо, занимаются бумаготворчеством и заседаниями (59%);

— чиновники пользуются льготами, привилегиями, хотя в свое время сами выступали против них (67%);

— руководители заняты не государственными делами, а борьбой за сохранение власти и себя в этой власти (56%);

— никто из «столоначальников» не советуется с народом (61%). Чаще всего высказывают такие суждения рабочие, ИТР, пенсионеры, крестьяне. Реже — гуманитарная интеллигенция, научные работники; значительно реже -предприниматели, молодые люди в возрасте до 25 лет.

2. «Расхождение между словом и делом», «размывание» в обществе вообще и в управленческих структурах в частности таких норм нравственности, как порядочность, честность, ответственность, исполнительность. Эту причину своей отрицательной оценки руководителей различных уровней назвали 59% опрошенных. Наиболее часто при этом приводились следующие суждения:

— придя к власти, многие поступают прямо противоположно тому, о чем говорили, к чему призывали раньше (38%);

— чиновники нередко скрывают правду или просто лгут (47%);

— власти не выполняют обещаний, которые дают народу (56%).

3. Взяточничество и коррупция постоянно поражают «конторы» и «управления», за громкими заявлениями и оценками нередко просматривается личная выгода. Такое мнение прочно утвердилось среди разных социальных слоев населения. Отсюда и истоки того, что в самом обществе наметились быстро развивающийся процесс падения уважения к закону, установившимся порядкам, рост ориентации на силу и даже насилие. Не видят ничего предосудительного в том или ином нарушении законов и норм 42% респондентов. От 18 до 21% опрошенных молодых людей в разных социальных группах допускали возможность различного рода насилия в общественной жизни, вплоть до применения оружия для достижения своих целей.

Бюрократизм — не просто монополизация осуществления власти аппаратом, а как бы вторая власть, разлагающая единую систему власти. Это извращенная, антидемократическая форма управления, выросшая на почве исторически закономерного процесса выделения управления в особый вид общественного труда, профессионализации аппарата управления и наделения его необходимыми для управления властными полномочиями. Конкретнее — это чрезмерная формализация управления, используемая для фактического (максимально возможного) оттеснения народа и его представителей от власти, для обеспечения собственных интересов в ущерб интересам общества.

Бюрократизм, как правило, неразлучен с «двоевластием» и в структурно-функциональном смысле. Структурно-функциональное «двоевластие», дележ власти между обычно сменяемым политическим руководством и обычно несменяемым бюрократическим аппаратом управления, который внешне подчинен политическому руководству, но не забывает себя, ставит свои интересы на первое место, является скорее правилом, чем исключением. Формализм — лишь «цветочки» бюрократизма, а его политическая суть — «кража власти у народа». Это определение бюрократизма столь же бескомпромиссно и привлекательно, как определение Прудоном частной собственности как кражи.

Бюрократизм имеет свою национально-государственную специфику, определяемую прежде всего общественно-экономическим строем, уровнем развития демократических традиций, культуры, образованности людей, нравственной зрелости общества.

Российский бюрократизм, начиная с эпохи Петра I, соединял в себе немало худшего от бюрократии прусской, которую копировал внешне, и от бюрократии восточной, «азиатской» деспотии, духом которой был глубоко пропитан. От прусской демократии он взял формальный, «механический» характер, глубокое отчуждение человека от бюрократических институтов, но без традиционной немецкой точности, педантичности; от традиционной «восточной» бюрократии — самодурство, ленность, расхлябанность и, конечно, главный бич русской бюрократии — глубочайшую коррупцию.

Многие черты российского бюрократизма, к сожалению, воспроизводятся и в современной России.

В марте 2000 г. методом случайной выборки проведен опрос 300 рабочих государственных предприятий г. Выборга. На вопрос, как можно охарактеризовать действия городских органов власти в решении ключевых проблем социально-экономического развития, ответы распределились так: как утрату контроля за развитием событий -35%; как некомпетентное руководство — 61%; не ответили -14% опрошенных.

Утрату контроля за развитием событий респонденты связывают прежде всего с просчетами в осуществлении стратегии реформ. Считают неудовлетворительным законодательное обеспечение экономических преобразований 74% участвовавших в опросе, 77% респондентов дают неудовлетворительную оценку проводимой финансово-кредитной реформе и около 70% -налоговой реформе. Неисполнение гражданами законов является одним из следствий утраты контроля «верхов» за положением дел «внизу», что представляет, по мнению 62% респондентов, важнейшую проблему для современного периода развития России.

Нарастает отчуждение народа от власти, связанное с тем обстоятельством, что, как полагает большинство опрошенных (67%), органы государственного управления практически не заботятся о «простых» людях. Такое же количество респондентов считает, что ни одна из партий (движений) России не защищает интересы населения. Социальная демагогия стала средством завоевания политического капитала многими чиновниками и общественными деятелями. Между тем в стране набирает скорость процесс разрушения социальных основ повседневного существования большинства граждан, происходит беспрецедентное для мирного времени падение уровня и качества жизни населения. Данное обстоятельство способствует росту отчужденности между людьми, переключает внимание многих членов общества на проблемы борьбы за выживание всеми доступными способами.

Важно подчеркнуть, что каждый второй житель города сталкивается в последнее время с ущемлением своих гражданских прав и свобод со стороны органов власти. Семь из десяти опрошенных уверены, что нельзя надеяться на помощь власти, надо полагаться лишь на собственные силы. 47% респондентов утверждают, что власти обходятся с ними несправедливо. Обязательность и точность чиновников отмечают только 5% опрошенных.

Ахиллесова пята государственной службы — низкая эффективность исполнительной власти, отсутствие надлежащего порядка в деятельности аппарата, хаотичность и недисциплинированность, чрезмерные материальные затраты по каждому государственному решению. С точки зрения опрашиваемых, наиболее болезненными проявлениями этого оказываются неспособность многих руководителей противостоять бюрократизации всех эшелонов аппарата, а также мздоимство в среде чиновников.

Коррупция пронизала все уровни госаппарата. Тревожит распространение этого явления среди работников правоохранительных органов, фактически есть признаки того, что в определенных сферах реальная власть переходит к параллельной системе управления на криминальной основе.

Бюрократизация и коррупция аппарата, широкое участие должностных лиц в коммерческих предприятиях, совмещение одними и теми же людьми нескольких постов в законодательных и исполнительных органах власти, правовой нигилизм, недостаточная проработанность законодательных актов, указов и постановлений, непродуманные высказывания представителей «верхов», попытки ограничения конституционных прав людей, неспособность противостоять нарастающему валу преступности — все это самым серьезным образом компрометирует чиновничество.

Отсюда результаты опросов, отражающие безотрадную картину бесправия и беззащитности россиянина в его собственной стране. У большинства (66%) респондентов отсутствует чувство личной безопасности; 80% надеется в критической ситуации лишь на собственные силы.

Конечно, в нынешнем аппарате управления немало честных работников, делающих полезное дело. Но все же этот аппарат бюрократизирован, так как усвоил особый стиль управления. Наиболее распространенные черты бюрократического стиля работы хорошо известны. Это приверженность к отжившим методам и приемам работы; нежелание досконально знать дело и нести за него ответственность; волокита; безынициативность, нацеленность на указание «сверху»; мелочная опека в отношении подчиненных, постоянное ненужное, а подчас и вредное, вмешательство в их текущие дела; приверженность к бумаготворчеству, стремление перестраховать свою деятельность ссылками и согласованиями. Все это приводит к резкому падению эффективности системы государственного управления. Равнодушный к выполняемой работе бюрократ не вникает в судьбу человека, которая, может быть, зависит от бумаги, лежащей на его столе, не откликается на чужую боль, не находит времени внимательно разобраться в деле.

Пути преодоления бюрократизма в системе государственной службы

Главный источник бюрократизма марксисты всегда видели в отношениях эксплуатации, возникающих на почве частной собственности и устраняемых вместе с ее ликвидацией. В основе таких взглядов лежит представление о временности бюрократизма, о принципиальной возможности его преодоления. Ликвидируя частную собственность, идеологи коммунизма рассчитывали относительно легко ликвидировать бюрократизм, вырвать его корни.

Однако эта идея оказалась иллюзорной. Вместо упразднения бюрократизма после революции произошел невиданный его расцвет. «Диктатура пролетариата, — отмечал Николай Бердяев, — развивает колоссальную бюрократию, охватывающую, как паутина, всю страну и все себе подчиняющую».

При сохранении государственной власти полностью уничтожить бюрократизм невозможно. Наоборот, не исключена возможность его усиления, и борьба с ним должна быть направлена на существенное сужение зоны воспроизводящих его экономических, политических, юридических и других оснований. Поэтому призывы искоренить бюрократизм в определенном смысле являются утопией. Максимум, чего можно добиться в борьбе с ним, — это свести к минимуму его проявления, создать дискомфортные условия для его культивирования. Задача заключается не в том, чтобы в очередной раз «уничтожить» бюрократизм, а в том, чтобы сузить сферу его господства, сократить пространство действия его традиций. Ограничить бюрократизм можно, лишь загнав его в границы «разумной администрации».

Видимо, борьба против бюрократизма будет постоянной характеристикой общественно-политической жизни нашего общества в течение длительного времени. К ней нужно относиться как к нормальному противоречию общественного функционирования.

Бюрократ, как известно, не отделен четкой линией фронта от своих, не только не противопоставляет себя народу, а вроде бы сам рьяно борется в его рядах за прогресс. А когда удается опознать бюрократа, выделить объект борьбы, то возникают новые трудности. В классической китайской поэзии есть образ попавшего в трудное положение садовника. Вот его рассказ. «Посадил орхидею, но полыни я не сажал. Проросла орхидея, вместе с ней проросла и полынь». Поэт-садовник рассказывает затем, как сплелись корни и побеги благородного и злого растений. Он не может ни выполоть последнее, не повредив при этом первое, ни полить первое, не полив последнее. В результате, вместе с орхидеей растет и полынь…

Поскольку в основе бюрократизма лежат экономические, организационные, политико-идеологические, социокультурные корни, необходимы изменения экономических, организационных, социальных, политических и других условий, способствующих обюрокрачиванию управленческих процессов. Успех борьбы с бюрократизмом в России определяется тем, по какому пути социально-экономического и политического развития пойдет страна, насколько быстро и в каких масштабах будут реализованы идеи демократии, свободы и социальной справедливости, как будут осуществлены принципы демократической самоуправляемости.

Бюрократизм приобретает тем большие масштабы и влияние, чем авторитарнее политический режим. Демократизация системы управления лишит бюрократизм благоприятной среды, тех «ниш», в которых он сейчас размножается и благоденствует. При этом борьбу с бюрократизмом следует рассматривать в широком контексте демократического обновления, недопустимо ее сведение к обличению бюрократического стиля управления, к антибюрократическим кампаниям и механическим реорганизациям аппарата управления.

Освобождаясь от ошибок и перехлестов прежней системы, люди нередко впадают в другую крайность — вседозволенность, не знающую границ. Демократия -это не вседозволенность, а порядок, основанный на самоконтроле общества, гражданской зрелости и высокой культуре людей, особенно занятых в аппарате органов государственной власти.

Успешной борьбе с бюрократизмом могут и должны способствовать система социального оппонирования чиновничеству и социальный контроль за деятельностью аппарата в целом. Однако социальное оппонирование ни в коем случае не следует толковать как нечто антиаппаратное. Без аппарата нет и не может быть ни одного органа управления, без него — анархия, хаос. Но управление нельзя доверять лишь одному аппарату. Необходимо сочетание демократического государственного управления с действенными механизмами социальной саморегуляции. Опыт (и положительный, и отрицательный) показывает, что повышение эффективности государственного управления практически невозможно, если оно не дополняется, не уравновешивается «разумными» механизмами социальной саморегуляции, стимулирующими гражданскую активность и общественный контроль. Такой системой социального оппонирования государственной власти призвано стать формирующееся в нашей стране гражданское общество с развитой системой саморегуляции.

В сфере государственного управления работают люди, занятые сложным, специфическим видом умственного труда — управленческим трудом. Из его особенностей вытекают и особые требования к управленческим кадрам, в частности, компетентность (знание профессии), деловитость (умение вести дело), сочетание научного и административного подходов, организованность, высокая порядочность и ответственность.

Как показал экспертный опрос, проведенный в марте — апреле 2000 г. (опрошены 160 работников администрации Московской области), работа государственного служащего (чиновника), которая является одним из исключительно ответственных видов профессиональной деятельности, предъявляет к нему разносторонние требования, предполагает наличие определенных качеств. Среди них: компетентность (90,8%); самостоятельность в решении поставленных задач (48,4%); инициативность (32,8%). Кроме того, были названы общая эрудиция; аналитичность и системность мышления; государственный подход к делу; порядочность; умение осуществлять свою управленческую деятельность сквозь призму интересов людей.

По мнению большинства респондентов, нынешним государственным служащим в значительной степени свойственен бюрократический стиль работы. 27% опрошенных отмечают, что чиновники действуют в импровизационном стиле, который присущ тем, кто не имеет серьезной профессиональной подготовки и кто привык поступать под воздействием эмоций, без учета возможных последствий принятия решений для коллективов и общества в целом.

Непрофессионализм чиновников порождается, во-первых, отсутствием научной системы работы с кадрами во всех звеньях государственного организма, диктатом назначенчества; во-вторых, во многом сохраняющимся сегодня бюрократическим подходом к кадрам; в-третьих, тем, что до последнего времени невостребованными по большому счету оказываются компетентность, профессионализм, хорошие знания в области экономики, права, социологии, управления персоналом и культурологии. Переходное общество с его малоэффективными системами защиты аппарата от недостойных не сделало еще категорического заказа на профессионалов. Более того, на волне демократизации в аппарат попало немало аутсайдеров прошлого, честолюбивых фразеров, стремящихся, используя власть, урвать себе кусок побольше. Страна же нуждается в новом поколении профессионалов-управленцев современной формации, причем с зачетом всей структуры должностей как по их уровням, так и по содержанию деятельности. При этом речь идет о дифференциации работников-управленцев не только по занимаемым должностям разного уровня в разных звеньях аппарата, а прежде всего по их деловым и личностным качествам, по тому, какие свойства своей души вкладывают они в работу, чем руководствуются в жизни.

Долгое время работа в государственных органах не считалась профессией. Знание производства считалось главным в деятельности любых административных органов, и многочисленные должности в госаппарате чаще всего замещались лицами с дипломами различных производственно-технических вузов. Тысячи служащих, находящихся на административных, управленческих должностях, до сих пор являются по своему базовому образованию инженерами, врачами, учителями, строителями, торговыми работниками.

Повышение эффективности работы аппарата может быть достигнуто за счет повседневного внедрения научной организации, механизации и автоматизации управленческого труда, создания в коллективах атмосферы, где все борются за «высшее качество». При этом выделим три направления. Первое — применение вычислительной техники и автоматизированных систем управления. Второе — использование средств оргтехники для сбора, обработки, составления, копирования, размножения, хранения, поиска и пересылки документов. Третье — создание служб психологического сопровождения управления. Наибольший эффект достигается при сочетании этих направлений.

Бюрократизм не может не проявляться в развитой системе управления, в которой субъект и объект управления в той или иной мере отделены друг от друга, где субъект управления специализируется и профессионализируется. Каждый государственный служащий в той или иной мере бюрократ. Но отсюда вовсе не следует, что для уничтожения бюрократизма необходимо уничтожить государственную службу, профессиональный аппарат власти или управления. Такая идея ошибочна и малопродуктивна. Выход лежит в другой плоскости поиска. В этой связи необходимо выделить проблематику бюрократии и бюрократизма в специальный раздел теории управления для более глубокого их анализа.

Written by admin

Апрель 8th, 2017 | 3:34 пп