Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

КАФЕДРА РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

Кафедра религиоведения осуществляет подготовку государственных служащих федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации,

служащих муниципальных органов управления, а также государственных служащих стран СНГ, занимающихся вопросами взаимодействия с религиозными организациями по специальности «Государственно-конфессиональные отношения».

В аспирантуре и докторантуре кафедры ведется подготовка аспирантов и докторантов по специальности «Религиоведение, философская антропология, философия культуры (философские и исторические науки)».

Руководство кафедры:

Заведующий кафедрой — заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор Николай Антонович Трофимчук;

заместитель заведующего кафедрой по учебной работе — доктор философских наук, профессор Фридрих Григорьевич Овсиенко;

заместитель заведующего кафедрой по научной работе — кандидат философских наук, доцент Юрий Петрович Зуев.

Профессорско-преподавательский состав:

Лема Ахмадович Баширов — кандидат философских наук, доцент;

Гасым Мамедович Керимов — доктор исторических наук, профессор;

Таисия Александровна Кудрина — доктор исторических наук, профессор;

Ремир Александрович Лопаткин — кандидат философских наук, доцент;

Василий Константинович Пинкевич — доктор исторических наук, доцент;

Екатерина Сергеевна Сафронова — доктор исторических наук, профессор;

Владимир Михайлович Сторчак — кандидат философских наук, доцент;

Михаил Олегович Шахов — доктор философских наук, профессор;

Вероника Владимировна Кравчук — кандидат философских наук, доцент.

Учебно-методический кабинет:

Лидия Максимовна Трофимова — методист;

Татьяна Николаевна Мирошниченко — специалист.

Учебная работа:

Основным видом учебной работы кафедры религиоведения является подготовка специалистов государственной службы по связям с религиозными объединениями (специализация — государственно-конфессиональные отношения). Общественная потребность в подготовке таких специалистов обусловлена кардинальным изменением места и роли религии в жизни российского общества. Основу программы подготовки слушателей составляет государственный стандарт по специальности «Религиоведение», адаптированный к специфике государственно-конфессиональных отношений как сфере политики Российского государства. Фундаментальная подготовка в области религиоведения, истории религий, теории и практики государственно-конфессиональных отношений, знание особенностей вероучения и культа различный конфессий позволяют выпускникам кафедры компетентно решать вопросы взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления с религиозными объединениями в различных сферах государственного строительства и общественной жизни, в реализации конституционного права граждан на свободу совести.

По проблематике кафедры ежегодно специализируются около 15 слушателей заочной формы обучения и 7 аспирантов. Выпускники кафедры работают в Администрации Президента и Аппарате Правительства, в федеральных и региональных органах власти.

Научная работа:

Одной из основных проблем, разрабатываемых в настоящее время коллективом кафедры, является концепция государственной вероисповедной политики в Российской Федерации. Наряду с этим ведется исследование отечественного и мирового опыта государственно-конфессиональных отношений, современных тенденций религиозной жизни в России, в частности, ее политизации, экстремистских проявлений, межконфессиональных противоречий. Изучается идеология и практика новых религиозных движений, получивших распространение в стране в последнее десятилетие, характер их влияния на духовную и общественную жизнь.

Важным направлением деятельности кафедры является анализ и обобщение опыта взаимодействия органов власти субъектов Федерации с религиозными объединениями в сферах благотворительности, духовно-нравственного просвещения, миротворчества.

Учебно-методическое обеспечение:

По итогам исследований в указанных направлениях сотрудниками кафедры в 2000 г. опубликовано 6 научных трудов. Среди них:

1) Н.А.Трофимчук и др. «История религии в России». Учебное пособие в 2-х частях (общ.ред.). Объем — 28,5 п.л.;

2) Н.А.Трофимчук и др. «Религия и право». Учебно-методические материалы (общ.ред.). Объем — 6,2 п.л.;

3) Н.А.Трофимчук, М.П.Свищев «Экспансия». Объем — 12,0 п.л.;

4) Т.А.Кудрина «От политики государственного атеизма — к свободе совести». Материалы совещания (науч.ред.). Объем — 13,0 п.л.;

5) В.К.Пинкевич «Вероисповедные реформы в России в период думской монархии». Объем — 10 п.л.;

6) Л.А.Баширов «Ислам и этнополитические процессы в современной России». Объем — 6,6 п.л.

Кроме того, специалистами кафедры:

— опубликованы 39 научных трудов общим объемом 32,0 п.л.;

— изданы учебно-методические пособия и материалы общим объемом 15,45 п.л.;

— вышли в свет три выпуска информационно-аналитического бюллетеня «Государство, религия, церковь в России и за рубежом» (№№ 22-24) объемом 13,0п.л.;

— подготовлена программа учебного курса «Мусульманское право» (автор -Е.Ю.Барковская) объемом 1,6 п.л.

Членство в научных организациях и академиях:

Из числа профессорско-преподавательского состава кафедры принимают участие в деятельности следующих академий и научных организаций:

— Международная академия информатизации — Т.А. Кудрина;

— Академия гуманитарных наук — Н.А.Трофимчук;

— Ассоциация исламоведов России — Г.М.Керимов;

— Российское общество социологов — Р.А.Лопаткин;

— Профессиональная социологическая ассоциация — Р.А.Лопаткин;

— Международная ассоциация религиозной свободы — — М.О.Шахов.

Николай Трофимчук:
«Нет ничего важнее толерантности»
Николай Трофимчук
КТО ЕСТЬ КТО

Родился 19 января 1942 г. в с.Беловеж, Ровенской области, Украинской ССР.

Окончил Ровенский педагогический институт по специальности «Русская филология» и был направлен на работу в Казахстан.

Работал в пос.Джезды Джезказганской области учителем русского языка и литературы, директором школы. В 1974 -1982 гг. руководил лекторской группой Джезказганского обкома компартии Казахстана.

В 1982 -1985 гг. учился в аспирантуре Академии общественных наук при ЦК КПСС. После окончания учебы и защиты кандидатской диссертации был приглашен на работу в Академию в качестве заведующего отделом Института научного атеизма. Кандидатская и впоследствии докторская диссертации были посвящены исследованию влияния зарубежных пропагандистских центров на религиозную ситуацию и ход демократических процессов в СССР (вторая половина 80-х — начало 90-х гг.). Особое внимание уделял зарубежной радиопропаганде, религиозно-пропагандистским и миссионерским центрам, таким как «Славянская миссия», «Иисус -коммунистическому миру», «Фриденштимме», деятельности на территории СССР и России зарубежных религиозных организаций и проповедников. В течение двух лет работал в ЦК КПСС в должности специалиста по государственно-церковным отношениям и проблемам религиоведения.

С 1992 г. вновь на работе в Академии, сначала -и.о.профессора, на кафедре экологии, а с марта 1994 г. -заведующий кафедрой религиоведения.

Н.А.Трофимчук является членом Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, членом Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ, членом Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации, возглавляет диссертационный совет РАГС по специальности 09.00.13 -«Религиоведение, философская антропология, философия культуры».

Николай Антонович, когда речь заходит о кафедре, которую Вы возглавляете, всегда подчеркивают ее уникальность. Религия существует веками, а молодая кафедра — уникальная…

— Основным направлением исследований кафедры является изучение проблем реального бытия и роли религии и религиозных организаций в современном обществе, а среди них на первом месте стоит проблема взаимоотношений государства с религиозными организациями различных конфессий. В этом — специфика нашей кафедры, отличающая её научную направленность от таковой у других кафедр религиоведения, существующих, например, в Московском, Санкт-Петербургском, Ростовском, Уральском университетах и ряде других вузов России.

Формирование новой российской государственности на демократических принципах потребовало такого же демократического решения религиозного вопроса, выработки продуманной и взвешенной политики государства в сфере свободы совести и вероисповедании, выстраивания отношений с религиозными организациями на совершенно иных принципах чем те, которые определяли политику советского государства, оцениваемую сейчас историками как политику государственного атеизма. В отличие от господствовавшего в советский период подхода к религии как пережитку, от которого надо скорей избавиться, современное российское государство рассматривает религию и её организационные формы как реальный и значимый компонент российского общества. Провозгласив в Конституции принцип свободы совести, светский характер Российского государства, отделение религиозных объединений от государства и их равенство перед законом, в стране одновременно учитывается историческая роль религий, прежде всего традиционных, в становлении российской государственности и культуры, наличие у граждан религиозных потребностей и создаются условия для удовлетворения этих потребностей, для нормальной деятельности религиозных организаций. А это требует выработки нового концептуального подхода к реализации права граждан на свободу совести, к взаимодействию с религиозными организациями, в том числе и с учетом зарубежного опыта государственно-церковных отношений. Над решением этой задачи и работают специалисты нашей кафедры.

Другая (также новая проблема) -это проблема межконфессиональных отношений в обществе. В России представлены все мировые религии, всего около 60 конфессий, деноминаций, религиозных направлений. И притом в обществе многонациональном. Свободная деятельность религиозных организаций различных конфессий часто приводит к столкновению их интересов, к жесткой конкуренции в борьбе за увеличение своей паствы, что нередко порождает религиозную нетерпимость. А тесное переплетение межконфессиональных отношений с межнациональными ещё более усложняет и обостряет эту проблему, порой ведет к проявлениям религиозного экстремизма.

Может ли государство быть сторонним наблюдателем в этих непростых ситуациях? Конечно, нет. Оно стремится содействовать нормализации межконфессиональных отношений, межконфессиональному диалогу. Но это новая проблема, и у многих государственных служащих, особенно на местах, ещё нет опыта её разрешения. Поэтому изучение межконфессиональных отношений в их взаимосвязи с межнациональными, выработка рекомендаций по их гармонизации — важная задача нашей кафедры.

Существует ещё целый блок вопросов, разработкой которых занимаются сотрудники кафедры. Это -проблемы взаимосвязи религии и культуры, развития религиоведческого образования в стране, изучение новых религиозных движений, деятельности иностранных миссионеров на территории России и др.

Наша справка

Кафедра религиоведения была создана в марте 1994 г. специальным правительственным Распоряжением (ВШП-36-3999 от 25 ноября 1993 г.). У нее был предшественник — созданный в 1964 г. в структуре АОН при ЦК КПСС Институт научного атеизма, получивший впоследствии название Института религиоведения.

В 1992 г. этот институт был ликвидирован, но часть его специалистов по истории, философии и социологии религии стала ядром созданной в Академии кафедры религиоведения.

Восстанавливали кафедру в Академии пять человек во главе с неутомимым и упорным Николаем Трофимчуком.

— В чём выражаются конкретные результаты этой работы? В Правительстве или в Администрации Президента кто-нибудь прислушивается к Вашим рекомендациям? И вообще -кто является основным потребителем научных разработок кафедры?

— Можно говорить о нескольких формах конкретного воплощения результатов научно-исследовательской работы кафедры. Во-первых, это аналитические и информационные записки по актуальным вопросам государственно-конфессиональных отношений, которые мы направляем в Администрацию Президента и аппарат Правительства, как по их запросам, так и по собственной инициативе. Во-вторых, публикации научных трудов сотрудников кафедры в виде коллективных и индивидуальных монографий, сборников статей, учебных пособий и курсов лекций, нашего информационно-аналитического бюллетеня, отдельных статей в научных журналах и массовой печати. И в-третьих, результаты исследований и соответствующие рекомендации мы доводим до основного потребителя нашей научной продукции — государственных служащих — в виде лекций и докладов на курсах повышения квалификации, семинарах, симпозиумах и научно-практических конференциях.

Что касается Администрации Президента и аппарата Правительства, то у нас установилось самое тесное взаимодействие с ними, как впрочем и с другими органами государственной власти : рядом министерств и федеральных ведомств, с администрациями многих субъектов Федерации. По поручению Администрации Президента мы разработали концепцию развития религиоведческого и религиозного образования в Российской Федерации.

Ежегодно мы направляем в Правительство и в Администрацию Президента порядка пяти аналитических и информационных записок о новых явлениях в религиозной сфере, о динамике религиозной ситуации в стране. Последняя записка была посвящена проблеме православно-мусульманского диалога. Следует отметить, что сотрудничество с соответствующими подразделениями Администрации Президента и аппарата Правительства взаимополезно. Их сотрудники заинтересованно относятся к нашим наблюдениям и рекомендациям и в свою очередь помогают нам в получении необходимой информации, в организации курсов повышения квалификации госслужащих, конференций, семинаров, сами активно выступают на них.

Как я уже говорил, результаты научных исследований кафедры публикуются в наших трудах, которые адресованы, в первую очередь, нашему основному потребителю — государственным служащим, ответственным за связи органов власти с религиозными организациями. Мы выпустили два издания справочника «Религия, свобода совести, государственно-церковные отношения в Российской Федерации» (сейчас готовится третье, дополненное и переработанное издание, поскольку спрос на этот справочник очень высок). Также двумя изданиями выходили курс лекций «Государственно-церковные отношения в Российской Федерации», учебные пособия «Мировой опыт государственно-церковных отношений» и «История религий в России». Последнюю, доработав, издаем теперь как учебник для слушателей академий государственной службы и студентов вузов, причем акцент делаем на историю взаимоотношений конкретных церквей и конфессий с государством. Первыми в стране мы подготовили и издали словарь-справочник по новым религиозным движениям. Он также адресован государственным служащим, которые, особенно на местах, зачастую испытывают затруднения в классификации НРД и определении линии поведения их администрации по отношению к ним.

Особое место среди наших изданий, адресованных госслужащим, занимает наш информационно-аналитический бюллетень «Государство, религия и церковь в России и за рубежом», выходящий четырьмя выпусками в год. В нем публикуются аналитические материалы, информация о религиозной ситуации в стране и в регионах, освещается и обобщается опыт взаимодействия с религиозными организациями местных органов власти.

И наконец, третий путь доведения результатов наших научных исследований до потребителя — это трибуна курсов повышения квалификации госслужащих, научно-практических конференций, семинаров, симпозиумов, «круглых столов», а также лекции и практические занятия с аспирантами и слушателями. Например, большое исследование проблем гармонизации межконфессиональных и межнациональных отношений, выполненное кафедрой в 1996 г. по заказу Миннаца, завершилось представлением Министерству научного отчета с практическими рекомендациями и проведением совместной научно-практической конференции работников администраций субъектов Федерации, ответственных за проблемы национальных отношений и связи с религиозными организациями. На последних курсах повышения квалификации госслужащих мы представили им анализ современной религиозной ситуации и нашу концепцию развития религиоведческого образования в стране. Сейчас готовим международную научную конференцию по проблемам межконфессионального диалога с участием ученых из стран СНГ, США. Германии, Норвегии. В ней также примут участие представители администраций субъектов Федерации. Таким образом, не держим наши наработки «в кубышке», а стремимся быстрее и в максимально доступной форме довести их до наших основных потребителей — государственных органов и госслужащих. Здесь действует и закон обратной связи: представляя потребителям свою научную продукцию, обсуждая её с ними, мы внимательно изучаем их реакцию, их встречные предложения и критические замечания.

— Вы сказали, что одной из проблем, которыми озабочена кафедра религиоведения, является деятельность на территории России иностранных миссионеров. Много ли их сейчас в нашей стране? Как к их деятельности относятся традиционные конфессии и государство?

— В том, что в России действуют зарубежные миссионеры и проповедники, ничего необычного и изначально противозаконного нет. Так происходит во всем мире. Например, все христианские церкви и конфессии и Русская православная церковь в том числе, следуя завету Христа, стремятся нести людям слово Евангелия, занимаются миссионерской деятельностью, не обращая внимания на границы и национальные разделения. Их деятельность в России регулируется нашими законами, как федеральными, так и субъектов Федерации. Не было бы ничего удивительного и в том, что их деятельность вызывает озабоченность и протесты представителей традиционных религий — идет конкурентная борьба за паству. Но если присмотреться внимательнее, то появляются основания для беспокойства не только у российских православия и ислама, но и у светской общественности, у специалистов-религиоведов и органов государственной и муниципальной власти, т.к. под вывеской того или иного религиозного направления насаждаются чуждые россиянам духовная культура, образ мыслей и образ жизни, а иногда проводятся идеи и дела вообще не имеющие отношения к религии. Например, Церковь сайентологии не столько занята религиозной проповедью, сколько коммерцией, деланием денег. Идеи её основателя Рона Хаббарда весьма сомнительны. Не случайно, например, во Франции деятельность сайентологов признана противозаконной и запрещена, в ФРГ отказались признать эту организацию религиозной, лишив соответствующих льгот. Странно и то, что представители этой якобы религиозной организации любыми путями стремятся получить возможность обучать руководящие кадры на предприятиях нашего ВПК. Церковь объединения (у нас она зарегистрирована под названием «Ассоциация Святого Духа за объединение мирового христианства») усиленно стремится внедриться в нашу систему образования, в школы и вузы, активно работает с творческой интеллигенцией. Не правда ли, довольно странный выбор объектов для своей миссионерской деятельности? И миссионерской ли? Когда наш гражданин делает свой религиозный выбор в пользу сайентологии, Церкви объединения или даже такой одиозной секты, как Аум Синрикё, он реализует свое право на свободу совести, гарантированное ему Конституцией РФ, нравится это кому бы то ни было (например, представителям традиционных религий) или не нравится. Но когда явившиеся из-за рубежа новые религиозные движения претендуют на активное внедрение в иные, нерелигиозные сферы жизни нашего общества и государства, то здесь речь может идти уже не о свободе совести, а о сохранении национальных духовных устоев народов России, по сути дела, о вопросах национальной безопасности. Поэтому регистрация новых религиозных движений, а также официальное разрешение на их деятельность в нашей стране в соответствии с законом допускаются только после тщательной религиоведческой и юридической экспертизы. В доктрине национальной безопасности России вопросы религии рассматриваются на уровне государственной задачи по защите национальных интересов страны.

Наша справка

Сколько зарубежных миссионеров действует сейчас в России — таких официальных данных нет. Эти данные получить трудно, т.к. определенная, а может быть и значительная часть миссионеров приезжает в страну по туристическим или бизнес-визам, не заявляя открыто о подлинной цели своего приезда. По подсчётам самого Николая Трофимчука, в 2000 г. их было около двух тысяч. В основном они представляют новые религиозные движения и различные направления протестантизма, широко известные на Западе, но ранее не имевшие распространения у нас в России. К таким НРД относятся Церковь объединения, более известная в народе как Церковь Мина, Церковь Христа, Церковь сайентологии и др.,а из течений протестантской направленности — Свидетели Иеговы, Церковь Иисуса Христа святых последних дней (мормоны), пресвитериане и методисты, представленные в большинстве своем американскими и южнокорейскими проповедниками, харизматические церкви (одно из направлений пятидесятничества) и др. Рядом с ними действуют и НРД, родившиеся в нашей стране, например, Церковь Божьей Матери «Державная», Великое Белое братство — Юсмалос, Церковь последнего завета и др.

Хорошо известны тесные деловые отношения кафедры с Московским Патриархатом Русской православной церкви. Сотрудники кафедры активно участвуют в проводимых РПЦ ежегодных Рождественских чтениях, научно-богословских конференциях и семинарах, таких как «Христианская вера и человеческая вражда» (1994), Межрелигиозный миротворческий форум (1999), «Христианство на пороге нового тысячелетия» (2000). Ряд конференций и семинаров кафедра провела совместно. Когда Архиерейским Собором (2000) были приняты «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», кафедра организовала в Академии «круглый стол» ученых-обществоведов и православных богословов, где обсудили этот важный церковный документ и его общественное значение. С докладом о концепции выступил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев). Материалы этого «круглого стола» опубликованы. Владыка Кирилл неоднократно выступал перед слушателями курсов повышения квалификации госслужащих. Частые гости на мероприятиях кафедры -и не формальные, а активные участники — председатель Отдела религиозного образования Московского Патриархата игумен Иоанн (Экономцев) и секретарь Отдела внешних церковных сношений протоиерей Всеволод Чаплин.

В учебном процессе кафедра использует и другие формы взаимодействия с конфессиями. Например, выездные занятия с посещением религиозных центров и беседами с их руководителями, в том числе и посещение богослужений, проведение практических занятий и «круглых столов» с приглашением представителей конфессий. Так, у лее несколько лет проводятся «круглые столы» с представителями пяти-шести наиболее крупных протестантских церквей. На последних курсах повышения квалификации работников госучреждений, ответственных за связи с религиозными организациями, перед ними выступили представители Русской православной церкви, старообрядческих церквей, Евангелическо-лютеранской церкви, Церквей евангельских христиан — баптистов, христиан веры евангельской (пятидесятников). Адвентистов седьмого дня, традиционной буддийской сангхи в России, Еврейского общинного центра, российского центра Между народного общества сознания Кришны, Церкви объединения, российской ассоциации Церкви Иисуса Христа святых последних дней (мормонов).

В 2000 году кафедра опробовала еще одну форму плодотворного сотрудничества с религиозными организациями. Им предложили подготовить из членов организаций специалистов по социологии религии, чтобы конфессиональные центры, когда у них возникнет такая потребность, могли сами изучать социологическими методами различные процессы, происходящие в их среде. 20 представителей религиозных организаций в течение двух недель занимались по 72-часовой программе и получили соответствующие сертификаты Академии. Осенью 2001 г. кафедра собирается повторить этот опыт и провести на этот раз курсы по религиоведению для преподавателей духовных учебных заведений различных конфессий. Как стало известно редакции, заявок уже достаточно.

— А не означает ли такое широкое распространение в России новых религиозных движений и культов, что в нашем народе, по крайней мере, в среде русских, ослаб православный стержень? Ведь православие в течение веков было одним из «китов», на которых держалось Российское государство.

— На этот вопрос нельзя дать однозначный ответ. Во-первых, если иметь в виду Российскую империю, то она держалась на православии, но, как Вы знаете, не удержалась… Во-вторых, если говорить о роли религиозного фактора в жизни народов и государств, то ослабление его влияния еще в XIX и особенно в XX вв. наблюдается во всем мире. Этот процесс называется секуляризацией и носит объективный характер. В процессе своего исторического развития общество, наряду с религией, вырабатывает и другие духовные ценности и институты, которые выполняют функции его консолидации и регуляции поведения его членов, в том числе, имеющие светский характер. И, наконец, в-третьих, надо принять во внимание, что влияние православия в нашей стране, как и других традиционных религий, в течение семидесяти с лишним лет не только ослабевало в результате процесса секуляризации, но искусственно подавлялось политикой государственного атеизма, проводившейся в СССР. В результате преследований, репрессий, жестких ограничений любой религиозной деятельности Русская православная церковь была обескровлена, лишилась большинства священнослужителей и практически почти не имела возможности восполнять даже их естественную убыль, утратила опыт миссионерской работы, переживала застой в развитии богословской мысли.

Стоит ли удивляться, что она часто проигрывает в конкуренции на духовной ниве протестантским организациям (например, баптистам, пятидесятникам, адвентистам), которые тоже жестоко преследовались и ограничивались в своей деятельности в советское время, но не утратили, а, наоборот, развили свой опыт и практику миссионерства, зарубежным проповедникам новых религиозных движений, которые приезжают в нашу страну и со своим миссионерским опытом, и — что особенно способствует эффективности их проповеди — с немалыми деньгами. А у Православной церкви не только не хватает подготовленных хотя бы на уровне семинарии священнослужителей, не хватает опыта работы с людьми, но и попросту нет достаточных средств для этой работы. Там, где приехавшие из-за рубежа миссионеры снимают для своих массовых проповедей дворцы культуры и стадионы, у православного батюшки часто нет средств на элементарный ремонт храма, не говоря уже о его восстановлении или реставрации.

Но в то же время я не стал бы и преувеличивать масштабы влияния зарубежных миссионеров на наше население. Пик их активности пришелся на начало и середину 90-х гг. Сейчас наблюдается определенный спад. Меньше стало массовых акций, эти проповедники почти полностью исчезли с экранов телевидения и из эфира, да и эффективность их проповеди оказалась весьма невысокой. Иногда даже создается впечатление, что шумные «антисектантские» кампании, проводимые Русской православной церковью и средствами массовой информации, создают этим организациям большую рекламу, чем они могли достигнуть сами.

— Вы сейчас отметили, что у Русской православной церкви не хватает средств на восстановление и строительство новых храмов, на миссионерскую деятельность. Какие же у неё могут быть источники материальных средств? Например, в печати неоднократно поднимался вопрос о возвращении Православной церкви конфискованных у неё земель?

— Земли у Православной церкви и монастырей изымали не только советская власть, но и царь Алексей Михайлович, и Петр I, и Екатерина П. Так какие земли возвращать церкви? Действительно, до революции Православная церковь владела 2853 тыс. гектаров земли различного назначения. Но за восемь десятилетий на них выросли города и поселки, хозяйствовали и сейчас хозяйствуют другие собственники. Кроме того, вопрос о реституции нельзя ставить избирательно: церкви вернуть, а другим собственникам, у которых национализировали фабрики, заводы, рудники, железные дороги, дома, те же земли — не возвращать. Такая постановка вопроса чревата общественными потрясениями почище революционных. Давайте признаем, что по истечении стольких лет и с учётом сегодняшней ситуации реституция в России невозможна. Значит, церковь должна находить другие источники доходов на свои религиозные нужды. И государство ей в этом помогает, предоставляя налоговые и иные льготы. Оно возвращает религиозным организациям в пользование ранее изъятые у них церковные здания и иное имущество культового назначения. Основной источник доходов церкви -это приношения верующих, плата за исполняемые требы (обряды), свечной доход, пожертвования состоятельных прихожан. Однако основная масса верующих, как и большинство народа, имеет доходы ниже прожиточного уровня и существенно укрепить материальную базу церкви не может. Нужна поддержка церкви со стороны меценатов, состоятельных предпринимателей. Увы, таких богатых и щедрых спонсоров у нас пока немного, хотя они уже есть. Церкви, видимо, надо самой развивать свою производственную базу, создавая предприятия, подобные Софринскому заводу по производству предметов культа. За счет создания такой экономической инфраструктуры церковь могла бы существенно укрепить свою материальную и финансовую базу и развивать не только религиозно-проповедническую деятельность, но деятельность в сфере благотворительности и милосердия. Вот здесь государство может помочь и налоговыми льготами, и выделением гуманитарной помощи, и принятием на себя части расходов на реставрацию, восстановление и новое строительство храмов, и предоставлением помещений для воскресных школ и благотворительных заведений.

— Ваша кафедра, как и Академия в целом, — светское учебно-научное заведение, но предмет Вашего научного интереса — религия, религиозные организации различных конфессий. Не создает ли это затруднений и проблем во взаимоотношениях непосредственно с Церковью, с религиозными объединениями других конфессий? И вообще, как складываются эти взаимоотношения?

— Должен сказать, что эти взаимоотношения с первых дней существования кафедры складывались и сейчас развиваются нормально и взаимополезно. В их основе — статус и позиция нашей кафедры, её научная направленность. Мы не занимаемся ни апологией, ни ниспровержением религии или атеизма. Наша задача — исследование религии как социокультурного феномена и религиозных объединений различных видов и конфессий как социальных институтов в их взаимодействии с обществом и государством, разработка концептуальных проблем государственно-церковных или, как нам кажется, более правильно говорить, — государственно-конфессиональных отношений. Этой работой, нужной обществу, нужной государственным управленческим структурам, мы не ущемляем интересов никаких религиозных организаций. Далее, в основе наших взаимоотношений лежит взаимопонимание общественно-полезной деятельности друг друга, взаимное уважение и толерантность и — что немаловажно — давно сложившиеся добрые личные отношения между сотрудниками кафедры и руководителями многих конфессий и церквей. Мне лично как члену Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ приходится общаться и с руководителями конфессий, входящими в Совет. При этих условиях наши отношения складываются легко и естественно. На практике это выражается в проведении совместных мероприятий, обмене информацией и литературой, консультациях, помощи друг другу в учебном процессе, в подготовке кадров.

Наши добрые деловые отношения не означают, что мы всегда и во всем безоговорочно согласны друг с другом. Бывают между нами и дискуссии, иногда довольно острые в силу принципиального характера обсуждаемых вопросов. Есть общественные проблемы, по которым позиции ученых и светской общественности не совпадают с точкой зрения церкви. Так получилось, когда церковная сторона выступила с инициативой введения в светских учебных заведениях направления и специальности «Теология». На наш взгляд, эта инициатива, хотя и поддержанная рядов видных ученых-математиков и министром образования РФ, прямо противоречит Конституции РФ и Федеральным законам «Об образовании» и «О свободе совести и о религиозных объединениях», четко установивших, что образование в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской Федерации носит светский характер. Мы провели «круглый стол» по этой проблеме, в котором приняли участие представители Министерства образования, Российской академии образования, ряда вузов страны, ученые нашей кафедры, а с другой стороны — председатель Отдела религиозного образования и катехизации МП игумен Иоанн (Экономцев), преподаватели Свято-Тихоновского богословского института, представители церковной общественности. Дискуссия помогла лучше понять аргументы друг друга, хотя в итоге обе стороны остались при своем мнении.

Хорошие деловые отношения сложились у нас с мусульманскими организациями, в частности, с Советом муфтиев России и Духовным управлением мусульман Европейской части России. Глава Духовного управления и руководитель Совета муфтиев шейх Равиль Гайнуддин также регулярно выступает по нашей просьбе на курсах повышения квалификации госслужащих, активно участвует в проводимых нами конференциях и семинарах.

Вообще мы считаем, что выпускники нашей кафедры, работники государственных и муниципальных органов власти, которым по роду своей службы приходится вступать в контакты с религиозными организациями, решать возникающие в отношениях с ними и между ними самими вопросы, нередко сложные и деликатные, должны знать не только теорию и практику государственно-конфессиональных отношений, правовую сторону проблемы, но и иметь представление об особенностях вероучения, культовой практики, организационного строения всех конфессий, с представителями которых им приходится иметь дело.

Поэтому мы читаем аспирантам и слушателям курс «Священные книги мировых религий», при прохождении которого на практических занятиях они работают с Библией, Кораном и др. Этой цели подчинен и специфический подбор литературы в нашем методическом кабинете: священные книги мировых религий, вероучительные книги и документы, периодические издания отдельных конфессий, буклеты, справочники. Комплектовать и обновлять этот фонд литературы нам помогают сами конфессии, так как они кровно заинтересованы в том, чтобы их проблемами в государственных и муниципальных органах занимались хорошо подготовленные и компетентные чиновники. По возможности мы стремимся делиться литературой такого рода и с фундаментальной библиотекой РАГС, чтобы она была доступна для аспирантов и слушателей, обучающихся по другим специальностям.

Мы заботимся о том, чтобы наша кафедра не была неким атеистическим жупелом, которым некоторые клерикалы пугают верующих. Нам доверяют, к нам тянутся представители конфессий, некоторые стремятся поступить к нам на учебу или в аспирантуру. Это происходит потому, что на нашей кафедре господствует дух религиозной и мировоззренческой толерантности и научной непредвзятости к объекту наших исследований.

На нашей кафедре подготовили и защитили кандидатские диссертации православный священник, руководитель аппарата Совета муфтиев России, представитель реформатской церкви. Второе высшее образование по специализации «Государственно-конфессиональные отношения» уже получили или продолжают обучение православные, католики, протестанты, мусульмане. О приеме в Академию по нашей кафедре и в этом году подали заявления представители нескольких религиозных организаций. Эта ситуация очень ценна для нас: такое сочетание в учебном коллективе людей разной мировоззренческой и конфессиональной принадлежности дает им возможность лучше узнать духовные ценности друг друга, учит реальному межконфессиональному диалогу.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее, кто у Вас учится? О слушателях и аспирантах из религиозных организаций Вы уже говорили. А кто составляет Ваш основной контингент? С какими проблемами кафедре приходится сталкиваться в процессе набора, а затем и в процессе обучения?

— Основной контингент наших слушателей и аспирантов — это государственные служащие. На федеральном уровне — это работники министерств и ведомств, обороны, Федеральной пограничной службы, ФАПСИ, Генеральной прокуратуры и др., где имеются соответствующие подразделения, занимающиеся вопросами взаимодействия с религиозными организациями. Администрации субъектов Федерации также направляют своих специалистов к нам на учебу. Но здесь есть ряд проблем, и мы ежегодно встречаемся с ними в период набора аспирантов и слушателей.

Во-первых, в большинстве случаев эти должности статусно недостаточно высокие, правда, среди них есть и начальники управлений или департаментов, заведующие отделами или секторами, советники губернаторов или глав администраций, но, главным образом, это консультанты, главные и ведущие специалисты. Во-вторых, основная масса специалистов, осуществляющих связи с религиозными организациями, работает в муниципальных органах власти. Основные, повседневные формы взаимодействия государства с конфессиями осуществляются именно здесь, в городах и районах. А мы по положению об академии не можем их принимать на учебу. Они считаются контингентом региональных академий государственной службы, где нет ни кафедр религиоведения, ни соответствующих специалистов. И наконец, если правовые и экономические кафедры пользуются особой популярностью у госслужащих, так как открывают большие возможности карьерного роста, и они готовят «массовых» специалистов, то мы готовим, я бы сказал, «штучных» специалистов, очень нужных на своем месте, но имеющих гораздо меньшие возможности для дальнейшего продвижения по службе. Возможны два варианта решения этой проблемы: либо снизить должностной уровень поступающих в Академию по нашей кафедре и дать нам возможность отбирать на конкурсной основе наиболее перспективных работников региональных муниципальных органов власти и управления, либо открыть кафедры религиоведения в региональных академиях госслужбы, предварительно подготовив на нашей кафедре преподавателей для них.

На целый ряд размышлений наводит и осмысление опыта работы курсов повышения квалификации и семинаров государственных служащих, ответственных за связи органов исполнительной власти с религиозными организациями, проведенных за последние пять-семь лет. Анализ состава слушателей и его динамики выдвигает ряд проблем, касающихся перспектив и в целом стратегии подготовки и переподготовки кадров госслужащих по данному направлению.

За эти годы произошла (и происходит постоянно) ротация кадров специалистов на данном участке государственной и муниципальной службы. Здесь проявляются две тенденции:

Во-первых, значительная часть этих кадров закрепилась, накопила опыт и знания, в том числе, на ежегодных курсах повышения квалификации, семинарах и конференциях, проводимых кафедрой религиоведения РАГС, некоторые из них получили второе высшее образование по религиоведению на заочном отделении РАГС, прошли обучение в аспирантуре и защитили кандидатские диссертации. Это наиболее квалифицированная и компетентная часть специалистов по связям с религиозными организациями в государственных органах власти. Они испытывают потребность в том, чтобы каждые очередные курсы давали им новую информацию о религиозной ситуации, о новых правовых актах, касающихся данного направления госслужбы, принятых со времени предыдущей учебы, о новых аспектах в политике федеральных органов власти и в деятельности конфессий, их интересует прежде всего углубленный анализ проблем, обмен практическим опытом их разрешения. Большинство из них отличает компетентное, взвешенное, конфессионально незаангажированное отношение к различным религиозным организациям, четкая ориентация на соблюдение российского законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях.

Но, во-вторых, происходит не только обновление и, частично, омоложение кадров специалистов по связям с религиозными организациями в органах государственной власти, но и определенное качественное изменение их состава. На эти должности в последнее время нередко привлекаются молодые, не имеющие специальной подготовки в области религиоведения и государственно-конфессиональных отношений, кадры. Среди них встречаются весьма самоуверенные, считающие, что они уже все знают, и притом конфессионально ангажированные, ориентированные на одну конфессию. Эта ангажированность проявляется в нигилистическом отношении к нормам Конституции РФ и действующего законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях, прежде всего касающихся принципа светского характера российского государства, светского характера обучения в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, равенства религий перед законом, недопустимости использования госслужащими своего служебного положения в интересах политических партий, общественных, в том числе, религиозных объединений для пропаганды своего отношения к ним. Эта часть кадров нуждается прежде всего в религиоведческой подготовке, получении знаний о российском законодательстве, о свободе совести и о религиозных объединениях, о правоприменительной практике в этой области. Речь может идти также о формировании у них установок толерантного сознания и поведения в отношении религиозных организаций и верующих различных конфессий, как, кстати, и неверующих, которые, по данным социологических опросов, составляют от 35 до 50% населения страны.

В связи с этими тенденциями перед ИПК и кафедрой религиоведения, как нам кажется, встает вопрос о выработке дифференцированного подхода к подготовке и переподготовке различных категорий госслужащих — специалистов по связям с религиозными организациями в зависимости от их стажа, опыта работы в данной должности и уровня знаний в области религиоведения и государственно-конфессиональных отношений.

Возможно, было бы целесообразным для опытных кадров сделать упор на регулярное проведение двух-трехдневных семинаров и научно-практических конференций по наиболее актуальным и, главное, новым проблемам государственно-конфессиональных отношений, по новым явлениям и тенденциям в религиозной сфере.

А для госслужащих, которые лишь недавно приступили к исполнению обязанностей ответственных за связи с религиозными организациями, не имеющих специальной подготовки в области религиоведения, целесообразно проводить отдельные 72-100 часовые (а, может быть, и более длительные) курсы с выдачей соответствующего сертификата. На эти курсы, по согласованию с администрациями субъектов Федерации и федеральных министерств и ведомств, можно было бы приглашать и кандидатов на эти должности для их предварительной подготовки.

— Расскажите о преподавателях Вашей кафедры. Я знаю, что каждый из них уникальный в своем деле специалист. Как Вам удалось собрать такой коллектив?

— Костяк кафедры составили высококвалифицированные и опытные ученые религиоведы, которых Академия сумела сохранить после необдуманной и поспешной ликвидации Института религиоведения. Многие из них работают в Академии с 60-70-х годов. Я их всех знаю примерно с этого же времени, поскольку, работая в Казахстане, сам активно занимался проблемами религиоведения. А когда я поступил в аспирантуру АОН, они стали моими учителями, которым я искренне благодарен за полученные знания и навыки научной работы.

У нас на кафедре сложился очень дружный и работоспособный коллектив высококвалифицированных специалистов. Я не знаю среди членов кафедры хотя бы одного человека, который бы относился к своим педагогическим обязанностям и научным занятиям формально, без огонька.

Вообще я старался подбирать преподавателей так, чтобы каждый из них досконально знал бы какую-то конфессию и одну из отраслей религиоведения. Костяк кафедры, как я уже сказал, составили ветераны, но надо смотреть в будущее, готовить научную смену. Здесь мы делаем упор на наших выпускников и молодых людей, которые подготовили кандидатские и докторские диссертации у нас на кафедре. Так, в прошлом году защитил докторскую диссертацию наш доцент, теперь профессор, Василий Константинович Пинкевич, специалист по истории государственно-церковных отношений в России. Он же читает у нас курс по Библии. В прошлом же году защитил на нашем диссертационном совете докторскую диссертацию по философии старообрядчества Михаил Олегович Шахов, и мы пригласили его на должность профессора. Учитывая и его базовое юридическое образование, мы поручили ему, кроме истории старообрядчества, вести проблематику государственно-конфессиональных отношений. Нашими выпускниками являются молодые преподаватели, кандидаты философских наук Владимир Михайлович Сторчак и Вероника Владимировна Кравчук. Эту линию на привлечение и воспитание молодых перспективных научных кадров мы намерены вести и впредь, обеспечивая преемственность научных традиций и сохранение самого духа кафедры.

Я ценю своих товарищей и коллег за их профессионализм, за их терпимость к мнениям и недостаткам друг друга, за теплые дружественные отношения, наконец, за умение строить взаимоуважительные отношения с конфессиями. Положа руку на сердце, скажу, что за все годы работы кафедры в наш адрес со стороны конфессий не было сказано ни одного плохого слова. А это дорогого стоит.

Наша справка

Фридрих Григорьевич Овсиенко
Доктор философских наук, профессор Фридрих Григорьевич

Известен как глубокий знаток отечественной и зарубежной религиозной философии. Один из ведущих специалистов России по современному католицизму. Он пришел в Институт религиоведения, а потом в РАГС, имея за плечами опыт преподавания в Московском университете и в католическом Ягеллонском университете в Кракове (Польша). Умелый организатор учебного процесса на кафедре.

Кандидат философских наук, доцент Юрий Петрович Зуев. Начинал работать в Институте религиоведения в 1964 г. рядовым сотрудником, вырос до заведующего отделом и ученого секретаря Института. Человек редкой внутренней организованности и работоспособности. Специалист по современному православию. К его мнению прислушиваются не только государственные служащие, но и православные богословы и священнослужители.

Гасым Мамедович Керимов
Профессор, доктор исторических наук Гасым Мамедович Керимов. Специалист экстра-класса. Владеет пятью иностранными языками. Один из ведущих исламоведов России. Кроме факультетов востоковедения и журналистики Бакинского университета, окончил мусульманский университет «Аль-Асхар» в Каире (Египет). Глубокий знаток Корана и Шариата. По его книгам и учебникам занимаются не только наши слушатели и аспиранты, но и слушатели духовных учебных заведений. Читает лекции в Исламском университете.

Ремир Александрович Лопаткин
Доцент, кандидат философских наук Ремир Александрович Лопаткин в Академии с 1963 г. Ведущий специалист страны в области социологии религии. Председатель Исследовательского комитета социологии религии. Российского общества социологов. На кафедре, кроме социологической проблематики, занимается проблемами современного протестантизма. Представляет интересы кафедры в Совете директоров Российского отделения Международной ассоциации религиозной свободы. Почётный работник высшего профессионального образования Российской Федерации.

Таисия Александровна Кудрина
Профессор, доктор исторических наук Таисия Александровна Кудрина — превосходный человек, педагог, учёный. Работала на кафедре культуры (ее судьба связана с Академией с 1967 г), а до этого несколько лет руководила НИИ культуры Министерства культуры. Возглавила на кафедре культурологическую проблематику религиоведения.

Лёма Ахмадович Баширов
Доцент, кандидат философских наук Лёма Ахмадович Баширов — специалист по современному российскому исламу, ведет также проблематику взаимосвязи межнациональных и межконфессиональных отношений.

Екатерина Сергеевна Сафронова
Профессор, доктор исторических наук Екатерина Сергеевна Сафронова — авторитетный специалист по буддизму. В России таких специалистов единицы.

— Николай Антонович, Церковь сейчас стремится активно развивать свои отношения с обществом и государством. Как сказал Митрополит Кирилл, представляя «Основы социальной концепции Русской православной церкви»: «У Церкви есть слово, у государства -средства реализации этого слова. Поэтому социальная концепция реализуется только совместно Церковью и государством». По Вашему мнению, какие общественные или государственные структуры нужны для того, чтобы проводить в жизнь подобные программы во всей их правовой и организационной полноте?

— Я был и остаюсь сторонником создания единого федерального органа по взаимодействию государства с религиозными объединениями. Как его назвать, дело не самое главное. Важно определить его функции. Обратите внимание, во всех странах СНГ, бывших союзных республиках такие органы есть. Везде, кроме России и Грузии. Пусть это будет Совет по делам религий при Правительстве РФ. Ему следовало бы придать такие функции, как: координационную (в отношении взаимодействия всех государственных органов с религиозными организациями), информационно-аналитическую и экспертную. Больше ничего не надо. Все конфессии должны ощущать, что на федеральном уровне есть единый орган, призванный компетентно согласовывать интересы государства и религиозных организаций, находить взаимоприемлемые решения. Орган, куда можно обратиться, встретившись с нарушением своих законных прав и интересов.

В настоящее время вопросы взаимодействия с религиозными организациями и их жизнедеятельности рассредоточены по многим министерствам и ведомствам. Соответствующие подразделения в Администрации Президента и аппарате Правительства во многом дублируют друг друга. Чиновников, занятых этими вопросами, в государственном аппарате много, а разнобоя ещё больше. Если бы консолидировать их в одном федеральном органе, оставив в каждом министерстве и ведомстве лишь по одному советнику или консультанту по этим проблемам, соединить в одних руках все вопросы, связанные с деятельностью религиозных организаций и взаимоотношений с ними государства, то работа была бы эффективнее, а расходы на госаппарат уменьшились.

— Последний, уже традиционный вопрос. Какую проблему в сфере свободы совести и вероисповеданий Вы считаете самой главной на сегодняшний день?

— Это проблема толерантности. Взаимная терпимость, диалог, сотрудничество, преодоление проявлений религиозного фанатизма и экстремизма — для нашей многонациональной и многоконфессиональной страны ничего важнее нет.

Written by admin

Апрель 8th, 2017 | 3:27 пп