Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Авторские версии трансформации России

Олег МИТРОШЕНКОВ — доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии МГСУ

ФИЛОСОФИЯ. Курс лекций. Часть 1. Общетеоретическая философия. Отв. редактор К.Х.Делокаров. — 276 с.

Часть 2. Социальная философия. Отв. редактор В.Н.Шевченко. — 296 с. М, издательство РАГС, 2000.

Литература по философии анализируется специалистами редко, хотя учебников и учебных пособий в этой области знания, написанных как отечественными, так и зарубежными авторами, издается в России много. Между тем, критический анализ способствовал бы повышению их качества и, соответственно, прояснению ориентиров, масштабов и «должного» уровня философской культуры в обществе. К тому же, разве может быть безразлично, по каким книгам знакомятся с философией студенты, тем более, что зачастую они ограничиваются лишь учебником?

К концу 90-х гг. учебная литература по философии была представлена таким количеством и разнообразием изданий, что стало, пожалуй, возможным говорить о завершении экстенсивного периода, в котором позитивно оценивался уже сам факт появления того или иного учебника, авторского или коллективного. Выпуск таковых сыграл важную роль в заполнении вакуума, который возник в философии и ее осмыслении в силу господства идеологии, утраты традиций философствования.

Курс лекций по философии в 2-х частях, подготовленный коллективом авторов РАГС при Президенте РФ, пожалуй, можно рассматривать как одну из первых книг, открывающих этап интенсивного развития учебной литературы по философии.

Рецензируемое издание, как можно понять из краткого введения, предназначено преимущественно для людей, получающих «поствузовское» образование. По этой причине авторы оказались свободными от рамок госстандарта, который обычно в значительной мере определяет содержание и форму курсов и учебников по философии для вузов. Это позволило расширить горизонты философского видения, предложить его новые ракурсы, обратиться к проблемам, вызванным к жизни самой действительностью. Об этом речь впереди, а пока подчеркнем, что, на наш взгляд, концептуальное ядро курса лекций состоит в выявлении и осмыслении, во-первых, философских оснований «сложности, открытости и нелинейности развития мира»; во-вторых, природы и механизмов социокультурных и мировоззренческих трансформаций общества, в частности, российского (ч. 1, с. 3); в-третьих, методологической функции социальной философии, связанной со всей совокупностью взаимодействий с конкретными социальными и гуманитарными науками, а также с содержательной разработкой категориального аппарата современного обществознания (ч. 2, с. 4).

Авторский коллектив (Б.А.Воронович, К.Х.Делокаров, Ф.Д.Демидов, Д.Т.Жовтун, Э.Я.Мозговая, Е.Л.Петренко, П.П.Степнов,

Ю.В.Сычев, В.П.Торукало, Г.Д.Чесноков, В.Н.Шевченко) в курсе лекций представил и творчески проанализировал многие философские направления, течения, школы. Парадигмой, определяющей содержание и глубину курса лекций, является не «идеология», но «профессионализм», а ключевыми понятиями — «культура», «научность», «знание», «истина», «сущее», «человек», «нравственность».

Каково, например, отношение авторского коллектива к философии марксизма? Несомненно, взгляды ученых претерпели существенную эволюцию, и было бы странно утверждать обратное. Формировавшиеся и развивавшиеся как философы в рамках марксистской традиции, авторы руководствуются добротными, надежными принципами классического марксизма, используя их в высшей степени профессионально. Позиция эта тем более заслуживает уважения, что в общественное сознание длительное время насаждалась мысль, будто бы марксистская методология полностью дискредитировала себя и продемонстрировала свою несостоятельность. Одни из прежде поклонявшихся философии марксизма предали ее анафеме, будто запамятовав, где и когда учились и приобретали ученые звания и чины, какие писали диссертации; другие, напротив, еще тверже застыли в марксистских догмах — вне времени и контекста; иные так и не сумели преодолеть растерянности и чувства неполноценности. Для авторов курса лекций, как видно из содержания, марксистская философия и методология остаются теоретической основой и инструментом исследования, не исчерпавшими своего потенциала. Вместе с тем при анализе самой марксистской философии они не отдают ей видимого предпочтения.

Сильная сторона рецензируемого издания — охват и рассмотрение значительного числа философских идей, школ, персоналий. Это означает, что читатели смогут найти хотя бы краткое освещение многих философских проблем. При этом авторы избежали весьма вероятных в подобных случаях упрощений, схематизации и других издержек. Отчетливо видно желание найти емкий стиль изложения материала, отыскать краткие и вместе с тем содержательные формулы и формулировки, которые вполне убедительно реализованы. Подобный лаконизм объясним — даже незначительное увеличение материала по каждой проблеме утяжелило бы издание и придало бы ему перегруженный и громоздкий облик. Этого, к счастью, не случилось.

Вообще отбор материала, обусловленный рамками и характером курса лекций, следует признать вполне удачным. Логика издания выглядит достаточно стройной и концептуально продуманной. Обе части хорошо структурированы, в них представлены основные разделы философии: история философии, онтология, теория познания, методология, социальная философия, а в рамках последней, хотя и специально не выделена — философская антропология, а также философия культуры. Удачна идея посвятить отдельную лекцию проблемам философии политики и не только потому, что политика — одна из четырех сфер, которые традиционно рассматриваются в отечественной философии, имеющей марксистские корни. Политика сегодня имеет слишком большое значение и влияние в любом обществе, а в России — в особенности, чтобы философия могла игнорировать это обстоятельство. К тому же политическая жизнь в современном мире становится все более сложной и многообразной, а философия политики является вполне самостоятельным разделом философского знания.

Импонируют к месту размещенные, ясно написанные лекции по философии истории, в которых представлено широкое многообразие теорий и концепций, и вместе с тем, отчетливо выражена авторская (В.Н.Шевченко) позиция.

При несомненной новизне в построении курса лекций достижением, на мой взгляд, является внимание к традиционным философским категориям, без опоры на которые в любой философии разобраться невозможно. Лекции, посвященные понятиям «бытие», «материя», «сознание», «самосознание», «истина», «методология», «диалектика», «синергетика», «научная рациональность» и другим — тому иллюстрация.

Нелегкую задачу пришлось решать К.Х.Делокарову который был поставлен перед проблемой вместить все грандиозное содержание мировой философии в ее историческом развитии в две компактные лекции по истории философии. Сразу заметим, что это получилось у него превосходно. Причина успеха — удачно найденный баланс между историческим и логическим принципами, при очевидном доминировании последнего в подаче материала.

Следует подчеркнуть, что содержание и проблематика всех разделов раскрыты весьма обстоятельно, тщательно, профессионально.

Однако некоторые вопросы по структуре курса лекций все же возникают. Почему, например, во второй части курса авторы ограничились введением действительно нужных лекций по философии истории, философии политики, философии культуры и «не дошли» до мысли о философии права? Ведь этот раздел тем более необходим, что в России сегодня практически нет такой дисциплины, если не считать таковой десяток-другой спецкурсов и несколько книг (написанных к тому же не философами, а юристами) на всю страну. ВАК исключил эту специальность из числа тех, по которым защищают философские диссертации, вслед за ним и вузы сузили пространство для этой дисциплины в учебных планах. В то же время философия права на Западе имеет давние традиции, и это одна из причин того, что сегодня право в большинстве европейских стран вполне адекватно отражает социальную действительность, а правосознание людей не в пример выше, чем в нашем многострадальном Отечестве, где законы публично может нарушать любой политик, министр или высокопоставленный чиновник, не говоря уже о мелких. В России же философская непроработанность проблем права, среди прочих причин и факторов, ведет к непоследовательности в правотворчестве, противоречивому развитию правосознания граждан и как следствие — к высокой криминализации общества. И если уж авторы справедливо взяли на себя смелость ввести в курс лекций философию истории и философию политики, то логика требует и следующего шага — обращения к философии права.

Не вызывает сомнений оправданность обращения авторов (П.П.Степнов) к философии нравственности, тем более, что это сделано на высоком уровне, свойственном всему изданию. Непонятно лишь, почему в курсе лекций преимущество отдано одной форме общественного сознания и знания, и в стороне остались другие — искусство, религия, то же право, в которых человечество также познает мир и себя? Отсутствует в курсе лекций и такой значительный раздел, как аксиология, хотя в лекции, посвященной духовной жизни общества, кое-что о ценностях все же сказано. Думается, однако, что и для авторов не подлежит сомнению: вопрос о ценностях в России -далеко не праздный.

Непредвзятый анализ позволяет выделить несколько безусловно сильных подходов и принципов, которые твердо и последовательно реализованы авторским коллективом.

Во-первых, как и заявлено, курс лекций совершенно недвусмысленно ориентирован на людей, получающих второе образование, что естественно обусловлено спецификой РАГС. Это означает, что авторы не разжевывают азы философии, а организуют подачу материала и даже базовых категорий проблемным и отчасти дискуссионным образом. При этом выдержан динамичный, ясный и вразумительный стиль изложения, не вызывающий головной боли и ощущения скуки у читателя.

Во-вторых, авторы отдают приоритет логическому принципу в изложении материала любой лекции. Проблематика рассматривается с точки зрения органического ее развития, как проекция сущностной динамики исследуемого объекта (процесса, феномена) и, вместе с тем, его зрелого состояния на историю. В то же время вовсе не возникает впечатления, будто исторический метод явно вторичен. Практически каждая лекция, каждая сквозная тема сопровождаются историческим рассмотрением последней, будь то проблема бытия, материи (Е.Л.Петренко), познания, истины (Д.Т.Жовтун), методологии (К.Х.Делокаров) или многочисленные категории социальной философии (ч. 2). Это позволяет видеть их динамику и в историческом, и в сущностном (логическом) аспектах.

В-третьих, анализ рассматриваемых проблем имеет выраженное человеческое измерение, т.е. речь всегда идет не только о специфически философском аспекте какой-либо сущности, но и о том значении, роли, которые она имеет для человека. Один пример: какой смысл, кроме сугубо философского или научного, казалось бы, имеет абстракция материи для всякого нормального человека? И все же автор лекции о материи Е.Л.Петренко находит возможность сказать не только об антропном принципе и социальной форме движения материи, но и об опасности экономике -материалистических трактовок общества, в которых исчезает идея свободного самоопределения человека как существа разумного, способного к творчеству и деятельности (ч. 1, с. 150). Особо же наглядно этот подход реализован во второй части курса, где рассматривается социальная философия, и, более того, одна лекция посвящена собственно философии человека (Ю.В.Сычев).

В-четвертых, в рассматриваемом курсе лекций, пожалуй, впервые столь зримо и основательно присутствует Россия, рассматриваются философские проблемы ее исторического, социального, экзистенциального, духовного бытия. Анализ этих проблем, несомненно, делает специфически философский материал гораздо более понятным и легко усваиваемым для читателей курса. Но важнее другое: предлагаются логичные и убедительные объяснения, авторские версии исторического пути России, особенностей ее культуры, осуществлявшихся модернизаций, понимания механизмов трансформаций, места в мировом потоке истории, перспектив и т.д. С авторами можно дискутировать, не соглашаться, но нельзя не отдать должное авторам, взявшим на себя нелегкий труд применить высокие категории к рассмотрению более чем насущной проблематики Отечества и сделавшим это, надо отметить, весьма качественно.

В-пятых, в каждой из лекций рассматриваемого курса отчетливо просматривается личностное начало, позиция авторов. Они не просто добросовестно излагают материал, но и не скрывают своего отношения к исследуемой проблеме, к различным точкам зрения на нее. Они не ограничиваются спинозовским просто «пониманием», что само по себе уже немало, но часто показывают свое «и плакать», «и смеяться». Раскрывая заявленную в самом начале мысль о том, что философия носит личностный характер (ч. 1, с. 26), авторы курса на деле демонстрируют эту особенность своего философствования.

Итак, перед нами и другими немногочисленными пока читателями (тираж курса лекций всего 300 экз.) — издание, заслуживающее высокой оценки.

Думается, однако, что оно могло бы только выиграть, если устранить некоторые погрешности как содержательного, так и технического характера.

Например, по каким-то непонятным нам причинам, Фейербах оказался вынесен за пределы немецкой классической философии (ч. 1, с. 102), а марксизм (как и Фейербах) квалифицирован как «неклассическая» (!) философия (ч. 1, с. 92). Вероятно, лишь недоразумением можно объяснить отсутствие С.Кьеркегора среди представителей иррационалистической философии 19-го века: А. Шопенгауэра и Ф.Ницше.

Можно только выразить сожаление, что советскому периоду философии практически не уделено внимания. Понятно стремление быть кратким, но, право, С.С.Аверинцев, В.Ф.Асмус, М.М.Бахтин, В.В.Бибихин, А.А.Зиновьев, Э.В.Ильенков, П.В.Копнин, М.К.Мамардашвили и ряд других философов, творивших в трудных условиях диктата идеологии, создали труды, продолжившие традиции русской философии 19 — начала 20 веков, и потому достойны хотя бы упоминания, пусть и в контексте рассматриваемой оппозиции «рационализм — иррационализм».

Не совсем понятно также, почему в хороших лекциях «Бытие» и «Материя» эти понятия практически не соотнесены между собой, а категория «субстанция», отчасти замененная «субстратом», как говорится, «и близко рядом не стояла», поскольку находится вообще вне подобного анализа и соотнесения. Но ведь категория субстанции пронизывает практически всю европейскую философию, начиная с античности. На мой взгляд, вопрос этот вовсе не праздный, путаница в соотнесении и сравнении этих трех понятий просматривается не только у студентов и слушателей (пусть и с высшим образованием).

Представляется, что курс лекций усилило бы рассмотрение довольно значительной проблематики повседневности, особенно в лекциях, посвященных человеку. В 20-м веке повседневность стала объектом внимания философов, стремившихся найти основания научной рациональности, научного сознания (Э.Гуссерль, А.Шюц, Т.Лукман), которое само вырастает из повседневности и становится ее собственной составляющей. Ведь именно на базе повседневности возникают и вырастают другие «миры» — искусство и наука, мечта и фантазия, загадочные дебри математики и сияющие облака религии. Повседневность есть универсум, обладающий целостностью, структурой, своими законами и характеристиками. Среди последних — «значение» вещей и отношений, интерпретация, понимание, прагматизм, рецептурность, «базисное знание», стандартность, очевидность, «фоновые ожидания», переживания и т.д. Все это, на мой взгляд, слишком значительный пласт реальности, чтобы оставить его вне философского рассмотрения.

Целесообразно было бы дать хотя бы краткую характеристику философии постмодернизма: несколько строк о ней есть в лекции о современном этапе всемирной истории, однако этот контекст — не единственное обнаружение этой, пусть спорной, философии. На наш взгляд, не следовало бы обходить вниманием эту чрезвычайно важную категорию деятельности человека — как с точки зрения генезиса, так и понимания его сущности. Отчасти она заменена категорией социальной практики, однако эта замена нам не кажется адекватной и тем более оправданной.

Необходимым представляется обращение авторов к жизненно важной теме глобальных проблем современности (В.Н.Шевченко, ч. 2, с. 180-183), особенно на фоне изъятия ее и даже упоминаний о ней из многих учебных изданий. И все же сегодня недостаточно ограничиваться той проблематикой, которую в начале 70-х годов выявил еще Римский клуб, и которая с тех пор считается классической. В конце 80-х годов ООН определила еще несколько проблем, к которым вполне применимы все признаки и критерии глобальности (всечеловеческий масштаб; распространенность по всему миру; необходимость решать с использованием усилий всего человечества) — терроризм; наркотики; уязвимые группы населения; новые виды бедствий, вызываемых деятельностью человека (ядерной энергетикой, генной инженерией, техногенными катастрофами и т.д.). Все это коснулось России более чем наглядно.

Думается, что заслуживает внимания и философского анализа такой сложный и противоречивый феномен современности, как глобализация. Он должен быть осмыслен философами раньше, чем негативные его последствия в полную силу отразятся на нашей стране.

Бросается в глаза определенная диспропорция в объемах лекций. Одна из них содержит всего 6 страниц (ч. 1, лекция 7 о коммуникативной функции сознания), другая — 61 (ч. 1, лекция 3 по истории философии). Эту диспропорцию, вероятно, будет сложно устранить.

Внимательный читатель без труда заметит некоторые повторы в издании. Например, социальной практике посвящена и отдельная лекция (ч. 2), и отдельный вопрос в лекции 7 (ч. 1) по проблеме сознания, хотя содержательно во втором случае о социальной практике речи, собственно, нет. О синергетике также говорится дважды: в первой части курса — в лекции 8 («Философия как гносеология») и в лекции 11, где синергетика рассматривается как метод познания. Эти повторы легко устранимы.

Соответствующее в целом жанру «курса лекций» содержание издания, к сожалению, не сопровождается наличием списка рекомендуемой литературы и контрольных вопросов для закрепления материала, как это обычно принято. Жаль, что в курсе лекций отсутствует какая-либо библиография. На наш взгляд, это могло бы придать изданию большую убедительность и более совершенную форму.

Есть в издании и досадные технические погрешности. Лекция «Рациональное, иррациональное, бессознательное. Их роль в развитии общества и культуры» (ч. 1, с. 180-188) почему-то оказалась без номера, в результате читатель не имеет возможности установить автора. В ч. 1 на одной странице 42 и даже строке употреблены названия и «джайнизм», и «джейнизм», а на с. 107 исихазм, который, кстати, действительно восходит к аскетической практике 4-7 веков, но не в России, а в Византии, назван «психазмом». Таких оплошностей можно насчитать немало. Вероятно, работа опытного корректора над текстами не была бы лишней.

Подведем итог. Высказанные критические и, вполне вероятно, небесспорные замечания не преследуют цель поставить под сомнение работу, проведенную авторами. В целом она, повторим, может быть оценена высоко. Хотелось бы пожелать авторскому коллективу устранить некоторые из отмеченных погрешностей.

На мой взгляд, учебное пособие «обречено» на успех не только среди слушателей РАГС. Оно будет полезно также для читателей, желающих уточнить понимание того или иного явления, соотнести его с другими, увидеть движение мысли конкретного философа. В текстах отсутствует даже намек на безапелляционности; нет категоричности, претензий на абсолютность суждений. Вместе с тем, в учебнике есть бережное отношение к философской мысли, стремление понять и передать ее плюралистичность и динамику, а также открытость и честность философского анализа, озабоченность будущим.

Объективность, логическая стройность и убедительность, информативность — таковы главные черты рецензируемого курса лекций. Чтобы успех не оказался ограниченным, целесообразно подготовить на его основе доработанное издание или труд в другом жанре (учебник, учебное пособие), при дальнейшем повышении планки требовательности к себе и авторов, и издательства. Ибо, чем выше творческие возможности, а также статус и уровень притязаний, тем строже спрос с авторов и результата их труда.

Written by admin

Апрель 8th, 2017 | 3:26 пп