Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Кто победил Гитлера?

Никита ЗАГЛАДИН

Парад на Красной площади, возложение венков к Могиле Неизвестного солдата, встречи ветеранов…

Вся Россия замирает на минуту в торжественно-траурном молчании, а потом в вечернем небе вспыхивают звезды салюта.

Ритуал празднования Дня Победы обрел силу традиции.

Как хочется думать, что и его великий смысл сохраняется неизменным в сознании новых поколений.

Никита ЗАГЛАДИН — доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН

Безжалостные социологи свидетельствуют: ошеломляющее число школьников при ответе на вопрос: «Кто победил Гитлера?» — выбрали вариант: «Чапаев».

Удивляться тут нечему. Сначала мы объявляем, что в прошлом все было не так, как на самом деле, потом даем слово всякому, кто может что-то сказать по этому поводу или не может, а просто желает выступать. И слушаем, слушаем бесконечные споры. Само по себе это не плохо: право выбора, в том числе и собственной точки зрения, это строительный материал, из которого возводится здание человеческой свободы. Но применительно к молодому поколению нужно думать и о фундаменте, на котором это здание строится, а он именуется просто и ясно: учебник. Учебник, который не только ответит на вопрос, кто победил Гитлера, но отразит весь спектр мнений и подходов к предмету, даст учителю и ученику необходимый фактический материал для формирования мировоззрения.

В ближайшее время в издательстве «Русское слово» выходит пособие по новейшей истории доктора исторических наук, профессора Н.В.Загладина. Он известен как автор учебников «Всемирная история. Век XX» и «Новейшая история зарубежных стран» (М., «Русское слово», 1999), рекомендованных Министерством образования РФ для старших классов общеобразовательной школы.

Автор предлагает собственную, оригинальную интерпретацию наиболее острых и сложных проблем истории XX века.

События второй мировой войны, связанные с расширением ее масштабов и особенно с нападением Германии на СССР, вызывают повышенный интерес в обществе. Долгое замалчивание советской наукой многих фактов о ее начальном периоде, отсутствие должного их анализа создали почву для распространения ложных представлений. В частности, миллионными тиражами были изданы публицистические работы В.Суворова (псевдоним бывшего сотрудника советской разведки Резуна), который предпринял попытку подтвердить высказывания Гитлера и его приближенных о том, что война против СССР, начатая 22 июня 1941 г., была призвана предотвратить, якобы намеченное на июль, нападение Красной Армии на Германию.

Резун-Суворов приписал СССР продуманную политику поддержки германского милитаризма, подталкивания его к нападению на страны Запада. Это якобы делалось для того, чтобы нанести в решающий момент удар в спину Германии, выступить в роли освободителя народов от фашизма, а заодно и знаменосца мировой революции, «советизировать» Европу. Коварный план, как полагает Резун, потерпел неудачу лишь потому, что Гитлер, узнав о намерениях Сталина, упредил его и нанес удар по СССР первым.1

Эта версия свидетельствует, мягко говоря, о низком уровне осведомленности ее автора о событиях 1930-х гг. Трагические просчеты германских коммунистов в этот период, приведшие к разгрому самой многочисленной зарубежной секции Коминтерна, выдаются за итог осуществления продуманного плана. Игнорируются усилия советской дипломатии 1935-1938 гг. по созданию дееспособной системы коллективной безопасности в Европе. Они не дали результата из-за политики «умиротворения» агрессоров, достигшей своего апогея с заключением Мюнхенских соглашений о расчленении Чехословакии.

Версия об «оборонительном характере» войны Германии против СССР разбиралась на Нюрнбергском процессе, где судили главарей фашистского рейха. Она не получила подтверждения. Главный обвинитель от США Р.Джексон заявил следующее: «Из тысяч страниц материалов этого процесса с определенностью следует, что главное из преступлений всей группы нацистских преступников — нападение на мир во всем мире — было преднамеренно запланировано…

Даже те, которые хотели бы убедить нас в том, что коммунизм угрожал Германии, соперничают друг с другом в попытках доказать, что они были против пагубной «русской авантюры». Можно ли поверить, что они выступали бы против такой войны, если бы она была на самом деле оборонительной…

Ни в одном из документов, которые раскрывают планирование и детализацию планов этих нападений, не было и не может быть процитировано ни одного предложения, которое указывало бы на действительное опасение по поводу нападения извне».2

Как писал германский военный историк К.Типпельскирх, Гитлер начал планировать войну против СССР сразу после победы над Францией, то есть с лета 1940 г., вне какой-либо связи с намерениями СССР. Уже в июле группа армий фон Бока (около 30 дивизий) была переброшена на территорию Польши. В конце июля по заданию генерал-полковника Гальдера началась разработка планов войны против СССР. Они были представлены Гитлеру 5 декабря 1940 г. и одобрены им в директиве № 21 от 18 декабря 1940 г. о начале подготовки к проведению операции «Барбаросса». С учетом огромных масштабов переброски войск, необходимости увеличить число действующих соединений, создать запасы боеприпасов и горючего подготовку предполагалось завершить не ранее 15 мая 1941 г.

Решение о нападении на СССР, по мнению Типпельскирха, определялось исключительно интересами борьбы Германии за мировое господство3. Осенью 1940 г., после провала воздушного наступления на Англию, Гитлеру стало ясно, что и в будущем не приходится рассчитывать на создание перевеса над Британской империей, которой во все возрастающих масштабах помогали США. Фактически, одержав целый ряд побед, Германия оказалась перед перспективой затяжной войны с неопределенным исходом.

Один из вариантов выхода из этой ситуации Гитлер видел во вступлении СССР в войну с Англией, что и было предложено советскому министру иностранных дел Молотову во время его визита в Берлин в ноябре 1940 года. План «Барбаросса» был подписан после отказа советского руководства принять это предложение, что, ясно, нельзя считать случайным совпадением. «Фюрер» счел, что если не удается втянуть СССР в войну, то его следует разгромить и овладеть его ресурсами.

В первые послевоенные десятилетия среди советских военных историков утвердилась точка зрения, что СССР в 1941 году был плохо подготовлен к войне4, и что И.В.Сталин «проспал» ее начало и несет единоличную ответственность за все неудачи. Это неверно.

Повышенное внимание укреплению обороноспособности стало уделяться в СССР с началом мирового экономического кризиса 1929-32 гг., поскольку руководство страны считало вполне возможным, что кризис повлечет за собой наступление новой эпохи войн и революций. С подписанием Антикоминтерновского пакта возникла вероятность одновременной войны против Германии, Японии и их союзников, и надо было создать соответствующую такой задаче военную мощь. Как видно из приводящейся ниже таблицы, накануне Великой Отечественной войны СССР уступал Германии и союзным ей странам лишь по численности армии, однако после проведения мобилизации эти показатели должны были сравняться5.

Советская армия, наряду с германской, была одной из первых, где стали создаваться мобильные соединения: танковые корпуса, воздушно-десантные войска, где разрабатывались идеи о мобильной, высокоманевренной войне. Советская военная доктрина предполагала, что ответом на нападение должны быть решительные наступательные действия, то есть переход в контрнаступление и перенос военных действий на территорию противника. Бить врага «малой кровью» и на «чужой земле» — такой была основная установка в Красной Армии 1930-х гг.

Начиная с декабря 1940 г., советская разведка предупреждала руководство СССР о подготовке Германией нападения на Советский Союз, назывались и возможные его даты6. Известно, что предостережения о планах Гитлера направлял Сталину и У.Черчилль.

Эти сообщения принимались во внимание. В марте 1941 г. было принято решение о дополнительном призыве 800 тыс. резервистов. В апреле началось формирование дополнительных артиллерийских и воздушно-десантных соединений для резерва главного командования. Из Сибири и Дальнего Востока в западные округа начали перебрасывать дополнительные силы. Военные училища, напротив, должны были быть переведены из Западного и Киевского округов в центр страны. Но при этом, когда в мае нарком обороны Тимошенко и начальник Генерального штаба Жуков, учитывая растушую концентрацию германских войск на границах СССР, предложили Сталину нанести по ним упреждающий удар, их предложение было отвергнуто7. Более того, с приближением роковой даты, 22 июня 1941 г., в ответ на запросы командующих приграничных военных округов и армий Москва запрещала вводить повышенную боевую готовность, чтобы «не провоцировать» немцев.

Силы, средства Численность армии, млн. чел. Танки, тыс. Самолеты, тыс. Орудия, тыс.
СССР 5,7 18,7 16,0 117,6
Германия 7,3 5,6 5,7 71,5
Япония 2,1 2,5 2,5 13,5
Италия 2,6 2,4 2,4 13,1
Румыния 0,7 0,2 0,7 7,8
Финляндия 0,65 0,09 0,3 3,8
Венгрия 0,2 0,1 0,3 1,5
Всего Германский блок 13,55 10,89 11,9 111,2

 

Разумеется, никто не может сказать, какие именно планы вынашивал Сталин, как он оценивал ситуацию накануне нападения Германии на СССР. Он не имел обыкновения делиться своими планами с кем бы то ни было, доверять их бумаге. Это оставляет известный простор для допущений, однако он должен быть ограничен рамками логики и здравого смысла. Так, правомерно допущение, что Сталин, зная примерное соотношение сил, учитывая традиционные опасения германского генералитета относительно войны на два фронта, мог предполагать, что Гитлер в действительности не намерен начать войну с СССР. В этом случае разговоры о возможном нападении, концентрацию германских сил у границ он мог воспринимать как демонстрацию силы перед тем, как предъявить Советскому Союзу определенные требования (например, присоединиться к антианглийскому фронту, пропустить германские войска через территорию СССР для похода на Индию и т.д.).

Возможно иное допущение, а именно, что Сталин, помня о недавней миссии Гесса в Англию (перелет заместителя Гитлера по партии Р.Гесса в Великобританию в мае 1941 г.), предполагал тайный сговор между правящими кругами Германии и Англии. В этом случае планы нападения на СССР представлялись реальными. Но, зная примерное соотношение сил, Сталин имел основания считать, что отражение агрессии не составит труда. Более того, за предостережениями «не провоцировать» Гитлера могло скрываться совсем другое: он не хотел спугнуть зарвавшегося агрессора, который собрался схватить добычу, способную проглотить его самого. Сталин не мог не учитывать и того, что опыт нападений Германии на страны

Западной Европы наглядно показывал: попытки «не провоцировать» Гитлера ни разу не помогли предотвратить фашистскую агрессию, а оказывали скорее противоположное воздействие.

В пользу этой версии говорит и недавно ставший известным факт о том, что посол Германии в СССР фон Шуленбург стремился встретиться с Молотовым ночью с 21 на 22 июня за несколько часов до нападения, но не был принят. Очевидно, руководство СССР, зная, что речь пойдет о формальном объявлении войны, стремилось поставить Германию в положение стороны, совершившей акт вероломной агрессии.

Совершенно немыслимы и нелогичны предположения, будто Сталин, при его крайней подозрительности, недоверии ко всем, мог пройти мимо предостережений о готовящемся на СССР нападении, тем более что была известна конкретная его дата. Абсолютно нереальной выглядит версия Суворова о том, что, если бы в силу каких-то чрезвычайных обстоятельств Гитлер отменил нападение на СССР (это, очевидно, сопровождалось бы отводом германских войск от советских границ или занятием ими оборонительных рубежей), Сталин приказал бы в июле начать превентивную войну против Германии.

Причины, по которым, несмотря на огромную мощь, Красная Армия понесла очень тяжелые потери на начальном этапе войны, определяются без привлечения фантастических версий, подобных тем, которые изобретает Суворов8.

Они достаточно банальны. В документе «Акт о приеме Наркомата обороны Союза ССР тов.Тимошенко С.К. от тов. Ворошилова К.Е.», который был помечен грифом «Совершенно секретно» и подписан также Ждановым, Маленковым, Вознесенским, состояние Красной Армии, особенно управление ею, характеризовалось как совершенно неудовлетворительное. Ниже приводятся фрагменты из этого документа.

«…Оперативная подготовка.

1. К моменту приема и сдачи Наркомата обороны оперативного плана войны не было, не разработаны и отсутствуют оперативные планы, -как общий, так и частные.

Генштаб не имеет данных о состоянии прикрытия границ. Решения Военных Советов Округов, армий и фронта по этому вопросу Генштабу неизвестны.

2. Руководство оперативной подготовкой высшего начсостава и штабов выражалось лишь в планировании и даче директив. С 1938 г. Народный Комиссар Обороны и Генеральный штаб сами занятий с высшим начсоставом и штабами не проводили. Контроль за оперативной подготовкой в округах почти отсутствовал. Наркомат Обороны отстает в разработке вопросов оперативного использования войск в современной войне.

1. Подготовка театров военных действий к войне во всех отношениях крайне слаба… Вопросы вооружения вновь создаваемых укрепленных районов требуют быстрейшего разрешения, в первую очередь, новых УРов на Западной границе…

Укомплектование и устройство войск.

1. Точно установленной фактической численности Красной Армии в момент приема Наркомат не имеет. Учет личного состава, по вине Главного Управления Красной Армии, находится в исключительно запущенном состоянии…

Мобилизационная подготовка.

1. …мобилизационный план нарушен. Нового мобилизационного плана Наркомат обороны не имеет. Мероприятия по отмобилизованию распорядительным порядком не закончены разработкой…

2. В числе военнообязанных запаса состоит 3.155.000 необученных людей. Плана обучения их Наркомат Обороны не имеет. В числе обученного состава состоят на учете военнообязанные запаса с недостаточной подготовкой, и по ряду специальностей мобилизационная потребность в специалистах не покрывается. Плана переобучения специалистов и переподготовки слабо обученного состава Наркомат Обороны также не имеет…

Боевая подготовка войск.

Главнейшими недостатками в подготовке войск являются:

1. Низкая подготовка среднего командного состава в звене рота-взвод и особенно слабая подготовка младшего начальствующего состава.

2. Слабая тактическая подготовка во всех видах боя и разведки, особенно мелких подразделений.

3. Неудовлетворительная практическая полевая выучка войск и неумение ими выполнять то, что требуется в условиях боевой обстановки…

Состояние родов войск.

1. ПЕХОТА:

а) вопросам организации, вооружения и подготовки пехоты не уделено должного внимания;

б) пехота подготовлена слабее других родов войск;

в) накопление подготовленного запаса пехоты недостаточно;

г) командный состав пехоты плохо подготовлен и имеет большой некомплект;

д) пехотное вооружение отстает от современных требований боя и не обеспечено минометами и автоматами.

2. ВОЕННО-ВОЗДУШНЫЕ СИЛЫ. Материальная часть ВВС Красной Армии в своем развитии за последние три года отстает по скоростям, дальностям, мощностям моторов и вооружению самолетов от авиации передовых армий других стран. Наркомат Обороны (Управление Военно-воздушных Сил) не проявил достаточной инициативы и настойчивости по внедрению более современных типов самолетов…

Аварийность и катастрофы в авиации продолжают оставаться высокими вследствие слабой подготовки летного состава, незнания им материальной части, низкой дисциплинированности, неорганизованности летной работы и безответственности командиров частей и бригад за происшедшие аварии и катастрофы.

3. АВИАДЕСАНТНЫЕ ЧАСТИ не получили должного развития…

4. АВТОБРОНЕТАНКОВЫЕ ВОЙСКА. Вооружение танковых частей в своем развитии отстает от современных требований вследствие того, что современные толстобронные танки внедрены на вооружение с опозданием.

В использовании танковых частей организация взаимодействия с другими родами войск в достаточной степени не отработана…

5. АРТИЛЛЕРИЯ. В связи с тем, что делу организации и подготовки артиллерийских частей было уделено достаточное внимание, наличие материальной части артиллерии по средним и мелким калибрам обеспечивает развертывание артиллерийских частей, но отстает по крупным калибрам и зенитной артиллерии.

6. СТРЕЛКОВОЕ ВООРУЖЕНИЕ. Внедрение современных образцов стрелкового вооружения (пистолеты-пулеметы и самозарядная винтовка) Наркоматом Обороны производится с опозданием и крайне медленно…

7. МИННО-МИНОМЕТНОЕ ВООРУЖЕНИЕ. Наркоматом Обороны не придавалось значения минно-минометному вооружению…

8. ИНЖЕНЕРНЫЕ ВОЙСКА. По своей организации и вооружению отстают от общего развития других видов войск…

9. ВОЙСКА СВЯЗИ. В настоящее время на своем вооружении имеют много устаревших типов телеграфно-телефонных аппаратов и радиосредств…

10. ХИМИЧЕСКИЕ ВОЙСКА. Внимание к химическому оружию в Наркомате Обороны ослаблено…

11. КОННИЦА. Состояние и вооружение конницы удовлетворительные…

Состояние разведывательной работы.

Организация разведки является одним из наиболее слабых участков в работе Наркомата Обороны. Организованной разведки и систематического поступления данных об иностранных армиях не имеется.

Противовоздушная оборона.

Противовоздушная оборона войск и охраняемых пунктов находится в состоянии полной запущенности… При существующем состоянии руководства и организации ПВО должная защита от воздушного нападения не обеспечивается…

Устройство и служба тыла.

1. Руководство организацией тыла и тыловой подготовкой начальствующего состава и тыловых учреждений слабое…

2. Территории, отошедшие к СССР в 1939-40 гг., в отношении устройства тыла не подготовлены…»9

Комментируя этот документ, когда он был впервые опубликован, М.Моисеев, бывший тогда первым заместителем министра обороны СССР, начальником Генштаба ВС СССР, охарактеризовал его как «тенденциозный, предвзятый», составленный таким образом якобы по личному указанию И. В. Сталина. Это утверждение неубедительно. Освобожденный тогда от поста министра обороны К.Е.Ворошилов не только не был репрессирован, но был назначен заместителем Председателя СНК СССР, Председателем Совета обороны при СНК СССР.

Представить нелицеприятную и, очевидно, как показали поражения 1941 г., реалистическую картину состояния армии мог себе позволить только вновь назначенный нарком обороны. Однако после года пребывания в этой должности Тимошенко (как и остальной генералитет) уже не мог быть столь же объективным, хотя состояние армии принципиально не улучшилось. Он вынужден был докладывать о возрастающей боеготовности.

В ходе командно-штабных учений в СССР отрабатывались крупномасштабные операции с использованием мобильных сил. В то же время танковые и механизированные корпуса, которые были расформированы из-за ошибочного понимания уроков войн в Испании и Финляндии, а потом созданы вновь, к моменту начала войны были недоукомплектованы. Поскольку предполагалось ответить «ударом на удар», армия, в целом, не готовилась к ведению оборонительных действий. Большинство командиров высшего и среднего звена не имели опыта управления войсками в условиях мобильной, маневренной войны.

Причина слабости командного состава не только в репрессиях 1937-1938 гг., хотя они сыграли большую негативную роль. Как видно из приводимой ниже таблицы, репрессиями было затронуто не более 10% общей численности командного состава армии, однако в число пострадавших попала как раз та интеллектуальная верхушка, которая была связана с разработкой (хотя, возможно, и не всегда удачной) новых концепций ведения войны.

Данные об увольнении из армии по среднему, старшему и высшему командному составу в 1937-39 гг.10

Мотивы увольнения 1937 1938 1939
Арестовано/признано невиновными и восстановлено 4474/296 5032/1225 73/26
Исключены из ВКП(б)/восстановлены 11104/4338 3580/2864 284/26
Уволены за пьянство, воровство и т.д./восстановлены 1139/109 2671/321 238/23
Уволены как уроженцы недружественных стран/восстановлены _ 4138/1919 _
По смерти, болезни/восстановлено 1941/8 941/4 1283/9
Всего уволено, в т.ч. по возрасту (% к общей численности) 13997 (9,7%) 10029 (5,6%) 1694 (0,6%)

 

Низкое качество подготовки офицерского состава было связано еще и с быстрым ростом численности армии. С 1 января 1939 г. по март 1940 г. штатная численность начсостава была увеличена с 239992 чел. до 357000 чел. За это время было сформировано 111 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад, 12 запасных стрелковых бригад, 137 отдельных батальонов и других частей, 19 управлений стрелковых корпусов, 8 армейских управлений.10

Низкий профессиональный уровень командного состава, преобладание в армии шапкозакидательских настроений констатировал доклад Политического Управления Красной Армии ЦК ВКП(б) от 23 мая 1940 г.

«Слепое преклонение перед опытом гражданской войны мешает выдвижению молодых, способных командиров, понимающих условия современного боя, хорошо владеющих современной боевой техникой и военным искусством…

Война с Финляндией показала, что уровень подготовки командного состава, его представление о войне и бое оказались не вполне отвечающими действительным требованиям и реальным условиям современности. Это привело к лишним потерям, вскрыло низкую тактическую и стрелковую подготовку войск, неподготовленность некоторых командиров и начальников к управлению войсками в современном сложном бою и неумение правильно использовать технические средства борьбы.

Основными причинами этих отрицательных моментов являются:

1) Низкая военная культура армейских кадров и вытекающее отсюда искаженное представление о характере современной войны и неправильное понимание советской военной доктрины.

2) Ложные установки в деле воспитания и пропаганды в Красной Армии (лозунги: «непобедимость Красной Армии», «армия героев», «страна героев и страна патриотов»; теория абсолютного технического превосходства Красной Армии; неправильное освещение интернациональных задач и т.д.).

3) Слабость военно-научной работы в армии и стране, забвение уроков прошлого и, в частности, опыта русской армии, пренебрежение к изучению военной теории и культ опыта гражданской войны.

У нас широко пропагандируется тезис о непобедимости нашей Красной Армии. Войны прошлого доказывают нам, что даже армии, которые десятилетиями одерживали блестящие победы, в известных случаях оказывались поверженными. Нашу армию необходимо воспитывать на ее героических традициях и на героическом прошлом русского народа. Армии надо прививать веру в свои силы, в свою технику, не скатываясь на путь бахвальства. Между тем, во всей системе пропаганды и агитации хвастовство о непобедимости Красной Армии нашло самое широкое отражение…

Глубоко вкоренился вредный предрассудок, что население стран, вступающих в войну с СССР, неизбежно и чуть ли не поголовно восстанет и будет переходить на сторону Красной Армии, что рабочие и крестьяне будут нас встречать с цветами. Это ложное убеждение вырастает из незнания действительной обстановки в сопредельных странах»11.

22 июня 1941 года удар вермахта, командный состав которого имел уже не только теоретически разработанную концепцию управления войсками в условиях мобильной войны, но и опыт ее реализации, обрушился на армию огромной численности, но с командным составом, не подготовленным к реальной войне. В условиях молниеносного прорыва на большую глубину танковых и механизированных войск противника штабы утратили связь с войсками, командиры не могли наладить взаимодействие с соседями, решить задачи снабжения войск, особенно танков и авиации, горючим и боеприпасами. Первый и для большинства войск прикрытия границы последний приказ: отбив атаку, перейти в контрнаступление — привел к полному хаосу.

Во Франции был проведен судебный процесс по делу о причинах поражения 1940 г., на котором предположения о предательстве не подтвердились, но была вскрыта вопиющая профессиональная некомпетентность военного руководства страны. В СССР процесса по делу о военной катастрофе 1941 года не было. В итоге российскому генералитету удалось, в значительной мере, замаскировать подлинные причины поражений ложными ссылками на «внезапность» нападения, «численный перевес» германской армии, просчеты Сталина. В действительности, его просчеты были ничуть не больше, чем у советского генералитета, не решившегося объяснить Сталину, что для устранения недостатков, выявленных в 1940 г., для полного изменения системы подготовки командного состава, его замены или переобучения в мирное время требуется не год, а годы.

Учиться новым методам ведения войны пришлось в военных условиях, платя кровью за каждый урок. Удивительными в условиях лета 1941 г. являются не победы вермахта, а то, что СССР удалось избежать полного поражения.

Это объясняется следующими причинами.

Методами ведения мобильной войны армии пришлось овладевать «на ходу». Приказ «Ни шагу назад» обрекал отрезанные от тылового обеспечения, изолированные войска на уничтожение. В то же время борьба с ними задерживала продвижение пехотных частей вермахта, следующих во втором эшелоне, вслед за танковыми и механизированными дивизиями. В свою очередь, советская глубоко эшелонированная оборона, созданная за счет резервов, заставляла оторвавшиеся от своей пехоты мобильные соединения вермахта замедлять темп наступления или шт

Written by admin

Апрель 8th, 2017 | 3:17 пп