Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

По службе честь

Борис ЛЫТОВ — доктор исторических наук, профессор кафедры государственной службы и кадровой политики РАГС при Президенте РФ

В словаре Владимира Даля дано емкое толкование слова «честь»: «Внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть». Как многие понятия в русском языке, слово многозначно и раскрывается еще и так: «Условное, светское, житейское благородство, нередко ложное, мнимое». И еще одно значение: «Высокое звание, чин, положение». Вообще понятия «честь» и «служба» были тогда связаны тесно.

Советское время ценило высокие слова и претендовало на то, что это оно открыло их смысл и значение. «Словарь по этике» сообщал: «Толкование таких понятий, как честь, долг, достоинство впервые поставлено марксистской этикой на научную основу». Слово «честь» оказалось понятием морального сознания и категорией этики, тесно связанной и во многом сходной с «достоинством». «Достоинство» в соответствующей статье, в свою очередь, было сходным и связанным с «честью». Конкретное их содержание было не столь важно, как утверждение, что эти и другие «требования коммунистической нравственности исходят из того, что исторической необходимостью дальнейшего развития человечества является переход к бесклассовому обществу».

Ныне словам возвращается их истинная ценность. Современный толковый словарь раскрывает понятие «честь» так: «Достойные уважения и гордости моральные качества и этические принципы личности».

Однако исторические эксперименты не проходят бесследно даже для слов. В толковании уже нет далевской конкретности, может быть, потому, что и тут нам трудно договориться, какие именно моральные качества считать достойными гордости. Напрочь разведены в сознании многих понятия «честь» и «служба», некогда тесно связанные. Надолго это? Или навсегда? И можно ли что-то сделать для их соединения? Об этом размышляет доктор исторических наук, профессор Б.В.Лытов.

Честь — не только нравственная, но и историческая категория. Она производна от эпохи, в которой живут люди, ориентирована на ту или иную систему ценностей, норм поведения т.д. Честь имеет и правовое основание, выражая публичный статус гражданина. Еще в древнеримском праве называлось преступлением, когда кого-либо бесчестят, т.е. допускают по отношению к гражданину несправедливость, обвиняя его в том, чего он никогда не совершал1.

В зависимости от характера отношений, в которых человек находится с другими людьми, выделяют несколько видов чести. Немецкий философ ХК в. А.Шопенгауэр называет, например, такие: как гражданская, служебная, военная, рыцарская, честь мужчины и женщины и даже половая честь2.

Первостепенное значение для человека, чем бы он ни занимался, имеет, естественно, гражданская честь. Она обязывает человека радеть за интересы своего отечества, умножать его богатство, доброе имя и славу, уважительно относиться к законам государства, поддерживать общественный порядок, заботиться о стариках и детях, помогать слабо защищенным слоям граждан. Такие требования к личности диктуются установками правового, демократического государства, где каждый человек имеет право на достойную жизнь.

Понятия «гражданская и служебная честь» в идеале тесно переплетаются. Ведь «служба» в словаре Даля определяется так: «Употребление, польза, угода, деятельность, жизнь для других, услуга, полезное дело». Ее социальный смысл особенно ярко проявляется в переломные эпохи в жизни государства, как это было, к примеру, в период Отечественной войны 1812 г. «Тогда, — пишет один из свидетелей событий, — дворяне, презирая гражданскую службу, шли в одну военную, молодые тайные и действительные статские советники с радостью переходили в армию подполковниками и майорами».

С окончанием войны характер службы изменился. Высшей ценностью для начальства опять стала ненавистная шагистика, законом — беспрекословное подчинение младших офицеров старшим, полное бесправие солдат. Неизвестный армейский острослов обрисовал воцарившуюся атмосферу, перефразировав пушкинские строки: «Гляжу как безумный на кончик носка, //и хладную душу терзает тоска». Такое положение побуждало многих искать смысл деятельности опять на гражданской стезе, хотя и тут было немало приспособленцев и корыстолюбцев. Двойственное отношение к проблеме выразил в комедии «Ibpe от ума» А.С.Грибоедов. В понимании Чацкого, служба — это выражение отношения гражданина к Родине, забота о благе Отечества. В новых условиях Чацкому служить негде и некому. Для Фамусова же служба — это карьера, путь к личным выгодам, богатству, почестям, влиятельности.

Значимость категории служебной чести осознается и оценивается не только самой личностью. В виду публичности службы, деятельность государственных служащих, их профессиональные, деловые, личностные качества находятся под пристальным вниманием общественности. Как пишет Шопенгауэр, «служебная честь заключает во всеобщем мнении других, что человек, занимающий свою должность, действительно имеет все необходимые для этого качества и во всех случаях точно исполняет свои служебные обязанности».

К сожалению, современные чиновники в общественном мнении выглядят, мягко говоря, недостаточно респектабельно. В книге «Имидж госслужбы», изданной в 1996 г. в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАГС), отмечается, что традиционное в России негативное отношение к чиновнику не только сохраняется, но и усугубляется. Опрос населения показал: более 50 процентов считают, что госслужащий — это бюрократ, явно вкладывая в это понятие негативный смысл. Лишь 12,4 процента респондентов признают за работником госаппарата такое качество, как честность, т.е. добросовестность, безупречное поведение, наличие чести.

Общественность тревожит, что все большее число служащих теряет социально значимые ориентиры своей деятельности. Так, 120 из 198 опрошенных экспертов-журналистов наиболее авторитетных газет и телевизионных программ назвали достижение личного благополучия и карьерные амбиции главным мотивом деятельности современного, даже самого высокопоставленного чиновника. Лишь немногие отметили такие позитивные моменты их деятельности, как стремление изменить что-то к лучшему в жизни людей (11 процентов), активно влиять на события общественной жизни (16 процентов). Что же, выходит, на службе становится все меньше Чацких и все больше Фамусовых?

Проблемы дефицита чести и достоинства у человека при должности признают и сами государственные служащие. Об этом говорят данные опроса, проведенного в их среде в 1997 г. 71,7 процента из числа опрошенных признали, что среди них в равной мере есть люди честные и нечестные. Данные социологических исследований свидетельствуют, что, даже осознавая это, многие оказываются неспособными бороться с бесчестными поступками своих сослуживцев, остро реагировать на недостатки морального свойства. Вот один из типичных примеров: госслужащий инкогнито «докладывает» начальнику о поведении товарищей по службе. Социологи поставили вопрос: Как бы вы отнеслись к такому факту? Оказалось, что 39,1 процента опрошенных осудили бы поведение сотрудника с глазу на глаз; 21,7 процента оставили бы это без внимания, поскольку таких людей не переделаешь; 17,4 процента выразили бы свое недовольство начальством, которое допускает подобную практику; 4,3 процента осудили бы поведение сотрудника на служебном совещании; 10,9 процента затруднились ответить на вопрос.

Что можно сказать об итогах опроса? Вызывает уважение позиция тех респондентов, которые и перед начальством способны остро поставить вопрос, и товарищу по службе сказать в глаза, что порядочные люди «стукачеством» не занимаются. Но как оценить взгляды тех, кто считает, что с пороками воевать бессмысленно? Да и к общественному мнению готовы обратиться лишь единицы.

Иногда полагают, что государственные служащие слабо материально заинтересованы в результатах труда, в силу чего не содержат свою должность, говоря словами Шопенгауэра, в должном «респекте». Ссылки на низкую оплату в данном случае вряд ли уместны. Оклады, да и пенсии госслужащих выше, чем у многих других категорий бюджетников, которых никто не упрекнет в том, что они забыли о принципах и живут по пословице «Хороша честь, когда нечего есть!»

Почему же для части служащих слово «честь», если не пустой звук, то по крайней мере, чисто абстрактное понятие? Причины сложны и многообразны. В программе Правительства по вопросам патриотического воспитания населения наряду с экономической дезинтеграцией, социальной дифференциацией общества, девальвацией духовных ценностей отмечено и резкое снижение воспитательного воздействия российской культуры, искусства и образования.

Между тем в воспитании чести и достоинства у государственных служащих традиционно большая роль всегда принадлежала учебным заведениям. Флагманом воспитания чести и благородства у своих питомцев со дня образования в 1755г. стал Московский университет. Наставниками и образцами нравственности для юношества в первой четверти XIX в. являлись такие администраторы и педагоги, как АА.Прокопович-Антонский, А.Ф.Мерзляков, П.С.Нахимов, И.Шаден, И.Гейм, Н.Н.Сандунов и др. Их усилиями в университете была создана обстановка семейной близости воспитателей и воспитанников, в таких условиях шел естественный процесс передачи понятия чести от старших к младшим, от поколения к поколению. Большим уважением и широкой известностью, например, пользовался в университете инспектор по учебной и воспитательной работе П.С.Нахимов, «пестун двенадцати университетских поколений». По свидетельству выпускников, его благородной натуре были понятны достоинство и святость науки, поэтому служащее ей юношество он любил как отец и уважал как человек, богато одаренный нравственным чувством. «Если мы не поймем, так кто же поймет?» — говаривал он, вступаясь за студентов3.

Труд педагогов и воспитателей принес благодатные плоды. Из стен университета и его пансиона вышли такие известные деятели русского просвещения, как Н.М.Карамзин, В.А.Жуковский, М.А.Дмитриев, М.П.Погодин, А.И.Тургенев, А.Ф.Воейков; они были для современников и остались для потомков не только выдающимися деятелями в избранной ими сфере, но и людьми, стремившимися утверждать понятие чести в своем окружении.

Как отмечал Н.И.Тургенев, бывшие студенты и воспитанники пансиона, «вступившие на государственную службу, вообще отличаются там некоторою высотою характера, принципами честности, мягкости, столь редкими в подобной сфере… Если среди той всеобщей подкупности, среди подкупной толпы начальников, вероломных судей, которые тяготеют над Россией, случайно встречается какой-нибудь честный и стойкий начальник, то почти можно было быть уверенным, что он был в Московском университете».

Широкое признание в передовых кругах общества получили лицеи, в которых шла подготовка молодежи к государственной службе. Наиболее известным среди них стал Царскосельский лицей, который в пушкинский период учебы возглавляли такие выдающиеся ученые и просветители, как В.Ф.Малиновский и А.Е.Энгельгардт, где работали прогрессивные педагоги А.И.Галич, А.П.Куницын, П.К.Кайданов, П.Е.Георгиевский, Н.Ф.Кошанский и др. Они закладывали в сознание воспитанников восприятие чести как важнейшего условия всей их жизнедеятельности. Как говорил, обращаясь к выпускникам, Егор Антонович Энгельгардт: «Идите, друзья, на новое ваше поприще!.. Храните правду, жертвуйте всем за нее; не смерть страшна, а страшно бесчестие, не богатство, не чины, не ленты честят человека, а доброе имя, храните его, храните чистую совесть, вот честь ваша»4.

А военно-учебные заведения, выпускники которых гордо чеканили: «Честь имею!» Наставления, с которыми уходили в жизнь молодые офицеры, четко переданы в повести А.И.Куприна «Юнкера». «Очень скоро, — говорил начальник училища, — вы разъедетесь по своим полкам. Начнете новую, далеко не легкую жизнь. Но уже давно известно, что всюду, где большое количество людей долго заняты одним и тем же делом, где интересы общие, где все разговоры уже переговорены, где конец занимательности и начало равнодушной скуки, — там, увы, неизбежно заводится самый отвратительный грибок — сплетня, борьба с которым необычайно трудна и даже невозможна. Так вот вам мой единственный рецепт против этой гнусной тли. Когда придет к тебе товарищ и скажет: «А вот я вам какую сногсшибательную новость расскажу про товарища X.», то ты спроси его: «А вы отважитесь рассказать эту новость в глаза этого самого господина?», если он ответит: «Ах, нет, вы ему, пожалуйста, не передавайте, это секрет», — тогда громко и ясно ответьте ему: «Потрудитесь эту новость оставить при себе. Я не хочу ее слушать».

Не правда ли этот пример поучителен не только для руководителей учебных заведений?

Все лучшее, что накоплено в деятельности высшей школы по воспитанию у слушателей и студентов чести и достоинства, должно найти место и в работе современных учебных заведений, в том числе — и особенно — тех, где осуществляется подготовка кадров государственных служащих. Немало в этом отношении делается в Российской академии государственной службы. Практически на всех кафедрах гуманитарного профиля проблемы нравственности, этики делового общения включены в тематические планы и учебные программы. На кафедре госслужбы и кадровой политики слушателям читается спецкурс по нравственным основам деятельности государственных служащих.

Кафедрой проводятся социологические исследования по проблемам морали на государственной службе. На основе обобщения отечественного и зарубежного опыта подготовлено и издано учебное пособие по административной этике, активное участие в создании которого приняли профессора Е.В.Охотский, В.Л.Романов, В.М.Соколов, другие преподаватели. Разработан проект «Этического кодекса государственного служащего», где проблемы чести и долга рассматриваются в их тесной связи и во всей полноте. В кодексе говорится: «Государственный служащий в своей деятельности должен руководствоваться нравственными нормами, основанными на принципах гуманизма, социальной справедливости, правах человека.

Честность и бескорыстие являются обязательными правилами поведения на службе. Неподкупность должностного лица является непременным условием его служебной деятельности. Коррумпированный государственный служащий не может продолжать выполнять свои служебные обязанности.

Вступление на государственную должность и пребывание в ней предполагает развитое чувство долга и ответственность. Государственный служащий должен выполнять долг с величайшей степенью личной ответственности».

Таковы общие нравственные принципы госслужбы, зафиксированные в этом документе.

Шопенгауэр советовал чиновникам не только трепетно относиться к исполнению должности, но и остро реагировать на всякие нападки на должность, на заявления о том, что служащий «неточно отправляет свои обязанности, или сама должность не служит общей пользе».

Каким образом сегодня реагировать на подобного рода обвинения? Не вызывать же обидчиков на дуэль! И обращение в суд, к которому теперь прибегают все чаще, оказывается не самым лучшим способом восстановить порушенную честь. Пожалуй, тут, как в медицине, лучшим средством является «профилактика»: пунктуальное исполнение обязанностей, такая служба, при которой честь исполняющего свой долг остается незапятнанной.

В обеспечении морали и нравственности на государственной службе многое зависит от людей, занимающих высшие государственные должности. Кому как не им печься о нравственном здоровье служащих, да и самим быть эталоном чести, самоотверженного служения Отечеству. К сожалению, редко кто из политиков в своих выступлениях поднимает проблемы морального порядка, произносит значащие фразы о чести, достоинстве, высоком призвании человека на государственной службе. А ведь в единстве с делом глагол действительно способен жечь сердца людей, вызывать у них возвышенные думы и чувства, которые станут определяющими в стремлении молодых людей вступить на служебное поприще, а вступивших побудят свято выполнять свой долг.

1 Н.М.Казанцев «Публично-правовое регулирование государственной службы». М., 1999. С.39).
2 А.Шопенгауэр «Афоризмы и максимы». — Пер. с нем. Л., 1991. С.64-94).
3 См.: Л.Б.Хорошилова, В.В.Пономарева «Воспитание в Московском университете в первой четверти ХКв.» // Педагогика, 2000, № 10. С.76).
4 М.Руденская, С.Руденская «Наставникам … за благо воздадим». — Л., 1986. С. 135).

Written by admin

Апрель 8th, 2017 | 3:12 пп