Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Синергетика философия, культура

Ольга АСТАФЬЕВА — кандидат философских наук, доцент кафедры теории и практики культуры РАГС при Президенте РФ

«Традиционные для социальной философии и культурологии проблемы нередко обсуждаются учеными не только с учетом сложной духовной и социокультурной ситуации в России, но и на основе нового взгляда на мир, открываемого синергетикой. Концепция самоорганизации рассматривается сегодня как один из перспективных путей осмысления процессов, протекающих в обществе в переломные моменты его развития».

Мир синергетики как междисциплинарного научного направления

Все новые идеи проходят проверку временем, и восприятие их никогда не бывает однозначно позитивным. В ситуации культурного плюрализма, когда, зачастую даже не пересекаясь, развиваются естествознание и эзотерические учения, технические науки и оккультизм, настороженность по отношению к любой новой идее неизмеримо возрастает. В то же время в условиях активного распространения и тиражирования новых идеи сжимается время становления и постижения нового знания и незнания.

«Официальным» явлением синергетики как науки о сложных динамических системах, законах их роста, развития и самоорганизации считается последняя четверть XX столетия. Исходной позицией для всех исследований в этой области является подход к рассматриваемому объекту как к системе (независимо, естественного или искусственного происхождения, природного или социального) и адекватное описание ее состояния и развития на разных уровнях, возникающих в результате сложного взаимодействия частей. Особое внимание фокусируется на тех ситуациях, в которых поведение системы качественно изменяется при изменении условий среды. Синергетике интересны случаи неустойчивости, когда система начинает создавать специфические структуры, то есть вступает в процесс неравновесного упорядочения — процесс самоорганизации.

Развитие синергетики в значительной степени связано с разработкой определенных разделов естественных наук — таких как: нелинейный анализ, неравновесная термодинамика, теория хаоса, фрактальная геометрия и т.д. Однако неопределенность и относительность характерна не только для мира физических явлений и химических процессов, но и для живых организмов. Поэтому и для философии и социогуманитарных наук синергетика открывает новые возможности в постижении проблем, непосредственно связанных с человеком.

Идеи самоорганизации становятся основой нового стиля мышления и нового миропонимания. Говоря словами С.П.Курдюмова, одного из основателей научной школы синергетики Института прикладной математики им. М.В.Келдыша, синергетика открывает определенные принципы управления, экономии и ускорения эволюции. Она выступает философией надежды, ибо ее задача — не предсказывать бесконечные кризисы, которые произойдут, а указывать конструктивные способы, как их избежать1.

Естественнонаучные корни синергетики заставляют задавать вопрос, правомерно ли перенесение сложившегося в естествознании научного аппарата, языка формул и уравнений в область гуманитарного знания, возможно ли «переведение» установленных закономерностей в русло философской рефлексии? Стоит ли вообще пытаться записать в виде уравнения мысль, которую самому обществоведу иногда даже трудно сформулировать и выразить словами?

Постоянный участник научно-методологического семинара по синергетике, проводимого в Академии, доктор физико-математических наук, профессор Георгий Малинецкий отвечает на подобные вопросы так: «Когда многие задачи можно посчитать с помощью компьютеров, наиболее важной становится проблема понять явление. Как правило, это требует новых идей, концепций, понятий, которые затем входят в общий контекст естественнонаучной культуры. Для современной науки все более характерным становится ее междисциплинарный характер»2.

Действительно, принципы диалога и солидаризационных методов стимулируют открытие нового. Синергетическое мировидение предполагает установление внутренних связей между естественными и гуманитарными науками, восточным и западным мировосприятием, новой наукой о сложности, нелинейности и хаосе и старой культурой, наукой и искусством, наукой и философией. Оно предполагает познание мудрости мягкого управления через советы и рекомендации, управления, фактически близкого к самоуправлению. Синергетика выступает знанием о том, как подражать природе в разрешении конфликтов, искать пути согласования частей целого, возможности пространственного распределения временных преобразований и подсказывает как можно сделать явным то, что не проявлено в нелинейной среде3.

Явления самоорганизации, проявляемые в процессах становления и развития систем разного уровня, в том числе и социальных, наиболее интересны синергетике — перспективному научному направлению.

Культура в рамках синергетической парадигмы

Понимание культуры в разные эпохи формировалось в рамках ведущих философских парадигм и, как правило, связывалось с конкретными именами. Например, в немецкой классической философии культура рассматривалась как область духовной свободы человека (И.Кант), характеризовалась признанием множественности типов и форм культуры, складывающихся в определенную историческую последовательность духовной эволюции человечества (Г.Ф.Гегель). И только к началу XX века относительный универсализм сменился понятийным многообразием: наряду с классическими моделями культуры, получили развитие неклассические и постнеклассические модели. В трактовке явления появились разные, порой трудно сопоставимые концепции и школы, казалось бы, не имеющие точек пересечения.

Методология теории самоорганизации, обладающая междисциплинарностью и интегративностью, допускает самое широкое понимание культуры, позволяет включать в сферу компетенции наук о ней все многообразие форм человеческой практики и рассматривать их под определенным углом зрения. Синергетика исходит из того, что все новое в мире возникает в критических условиях. Акцентирование внимания на периодах между изменчивостью и устойчивостью, когда происходит не только накопление социокультурного опыта, но и вырабатывается программа следования ему, когда уже освоенное превращается в традицию и на этой, еще становящейся основе, уже зарождается новый феномен в условиях подвижного контекста — суть синергетического анализа. Именно в эти периоды неустойчивости (ситуация хаоса) складывается новая смысловая целостность культуры, выкристаллизовывается ее новая парадигма.

Противоречивость хаоса заключается в том, что творческие потенции культуры распределяются по разнонаправленным векторам. С одной стороны, она участвует в производстве разного рода и разного уровня рисков4 (техногенный и экологический кризис, утрата духовности, снижение роли науки и т.д.). С другой стороны, именно благодаря саморегулирующим возможностям культуры, ее способности сохранять безопасность (целостность) самой системы, она выступает и основным механизмом ограничения пространственно-временного распространения рисков, ибо является «комплексным антиэнтропийным механизмом» (А.П.Назаретян). Это обеспечивает развитию социокультурных процессов вхождение в режим динамического равновесия. Безусловно, это сложный процесс, когда стабилизация неравновесного состояния происходит за счет энтропии в других системах. Если изменения будут сверхбыстрыми и многочисленными, можно подойти к ложному выводу: новых структур, путей эволюции, бифуркаций может быть бесконечное множество, и бессмысленно даже пытаться понять логику социокультурного развития.

Анализ фазовых переходов в разные периоды подтверждает, что в моменты достижения социокультурными системами критических точек, действительно нарушается единственность решения, т.е. увеличивается смысловая альтернативность параметров порядка.

Активность культуры в периоды, связанные с производством энтропии, проявляется, преимущественно, в двух направлениях. С одной стороны, культура работает на выравнивание разностей в социальных системах, интегрирует общество (формирование единого ценностно-смыслового пространства, распространение научно-технических достижений, развитие инфраструктуры культуры региональных сообществ в рамках одного государства и т.д.); с другой — создает неоднородности и поддерживает многообразие (способствует формированию новых субкультур, «тревожит» национально-культурные ментальные структуры и т.д.). Пытаться жестко управлять подобной ситуацией, насильно сдерживать развитие процессов не всегда целесообразно. Регулирование любой социальной системы должно носить мягкий характер и проявляться в виде слабых управленческих воздействий.

Естественно, что за создание нового порядка системе приходится расплачиваться энтропией: чтобы поддерживать культуру в стационарном состоянии, человек должен не ограничивать, а поддерживать ее обмен с окружающей средой. Поэтому «беспорядок» рассматривается как цена, уплачиваемая за возможность создать порядок5.

Синергетический подход утверждает идею кризиса как периода самопознания культуры, периода активизации ее внутренних потенций. Однако при этом учитывается, что ее состояние неустойчивости оказывает двойственное влияние на человека. С одной стороны, культура утрачивает способность удовлетворять все возрастающие потребности, с другой — человек оказывается неготовым к «вызовам» времени. Состояние хаоса — это сложная, но креативная по своей сути фаза выбора пути дальнейшего развития. Сущность кризиса может быть понята как переоценка слагаемых духовно-смыслового ядра культуры. Таким образом, любые явно обозначенные и ощущаемые на уровне интуиции нарушения целостности системы свидетельствуют о приближающихся переменах, о выстраивании новой конфигурации культуры.

Обратим внимание, что синергетический образ порядка менее уловим, ибо точка «завершения» процесса становления подобна «мгновенью», т.е. настолько мала, что краткость мига иногда затрудняет и фиксацию, и его познание. Порядок как сложная структура возникает только в зоне соразмерности энтропийных и надэнтропийных процессов.

Культура и социум, как две масштабные суперсистемы, являются взаимодополнительными, но не тождественными друг другу. Доминантой культуры выступает творческая деятельность людей, для которых характерны высокая степень свободы, устойчивость и глубокие исторические корни, в то время как социальные характеристики более изменчивы. Если в культуре преобладающим является творческое, личностное начало, то социальное утверждает целостность через сознательную, ценностно-ориентированную деятельность.

Социальная организация и культурный порядок предполагают выстраивание в обществе такой системы взаимодействия, которая позволяла бы обеспечить весь спектр потребностей человека в рамках определенной ценностно-смысловой основы. Между культурой и обществом могут устанавливаться разного рода связи, обусловленные повторяемостью природных явлений (ритмы труда и отдыха, периодичность жизненных циклов и т.д.), формированием относительно устойчивых процессов (обычаи, традиции, нормы поведения и т.д.), наличием глубинных архетипов сознания (этно-национальные паттерны мышления, реагирования, оценки происходящего и т.д.). В результате социокультурная реальность выступает как определенным образом упорядоченное, наделенное смыслом пространство — мир бытия человека, созданный и познанный им. В этом состоит антропологическая сущность социокультурного порядка и организации, без которых общество и культура не могли бы возникнуть и развиваться.

В качестве примера рассмотрим результаты воздействия социальных преобразований на сферу культуры.

Одним из наиболее ярких примеров может быть «время перестройки» и постперестроечное десятилетие. Состояние полной неопределенности в тот период свидетельствовало о «расходящихся рядах» социального и культурного. Начальное возмущение среды было настолько огромным (процессы разгосударствления в экономике, децентрализации в управлении, многопартийности в политике и т.д.), что привело к ситуации хаоса в обществе и повышенной неопределенности культурного развития. Реакция на процесс реформирования в каждой из подсистем сопровождалась нелинейным откликом с возникновением поражающих факторов, наносящих ущерб системе, отличалась многообразием и зависела от их «пределов прочности». Изменения в духовно-художественной сфере потребовали от человека трансформации смысло-жизненных ориентиров и самокоррекции национально-культурного менталитета.

Неорганизованные и порой бесцельные попытки управленческими воздействиями выстроить социальный порядок не учитывали того, что системы ценностей, взаимодействуя с внешними экономическими и политическими факторами, способны повлиять на ход социальных преобразований. Для обеспечения стабильной демократии институты власти и структура всех социальных подсистем должны были быть согласованы с культурной системой.

На современном этапе наметившаяся смена темпа и ритмов социальных изменений также требует новой модели взаимоотношений общества и культуры. Основой его может быть отказ от излишней стабильности и монотонности и предоставление места для поиска, уточнений, творчества и свободы выбора. В результате такого подхода на первых порах можно будет констатировать определенный результат. Последующие шаги приводят не к уточнению, но к ухудшению результата, и возникший мираж понимания рассеивается. На практике, однако, достижения первого этапа оказываются безусловно значимыми.

Продуктивность рассмотрения культуры с позиций синергетики несомненна. Выделим лишь три важных аспекта.

Во-первых, возможность анализа культуры как самоорганизующейся системы, в которой действуют определенные механизмы, обеспечивающие коммуникацию, социальную организацию, родоплеменные и семейно-родственные отношения, демографическое развитие, стимулирующие информационно-познавательную активность общества. Периоды ее выхода за пределы самой системности, пребывания в состоянии нестабильности, неустойчивости, неравновесности есть проявление относительной автономности культуры.

Общество последовательно адаптирует внешнюю природу к своим возрастающим потребностям, а также перестраивает внутреннюю природу человека. Поэтому на ход эволюционного процесса влияют не только внешние и внутренние факторы, но и спровоцированные неустойчивости. Синергетическая модель помогает увидеть разбалансировки в системе культуры — своего рода ее ответы на антропогенные кризисы6. Именно понимание фазовых переходов, вопросы взаимодействия порядка и хаоса, созидательная роль которого долгое время не учитывалась при проведении социальных реформ, поиски устойчивого состояния характеризуют второй аспект в исследованиях культуры как самоорганизующейся системы.

Третьим аспектом является познание культуры как целостности, как сложной самоорганизующейся системы, которая должна быть основанием для социокультурного развития.

Активно развиваются и другие направления исследования, так как при синергетическом подходе за культурой сохраняется ее статус универсальности и она трактуется не частным явлением, а системой норм, ценностей, образцов, которые регулируют и определяют направленность всех форм человеческой деятельности.

Потенциал концепции самоорганизации и семинар как форма его постижения

Осмыслить парадоксальный и зачастую необычный мир «нестабильности», попытаться проникнуть в суть сверхбыстрых, далеких от равновесия «режимов с обострением» невозможно только в тиши кабинетов. От научного сообщества требуются новые подходы к «продвижению» научного знания. Одной из таких эффективных форм стал ежегодно проводимый (с 1995 года) в Российской академии государственной службы при Президенте РФ научно-методологический семинар по синергетике под руководством доктора философских наук, профессора В.С.Егорова. Освоение современных представлений о самоорганизации и управляемых системах приобретает особую актуальность для специалистов в области государственного и социального управления.

Работа семинара носит систематический характер, она вышла за рамки академического мероприятия. В обсуждении проблем социального управления и образования с позиций теории самоорганизации в разные годы наряду с преподавателями Академии принимали участие известные ученые более чем из сорока учебных и научно-исследовательских учреждений. Назову только некоторых из них. Это С.П.Курдюмов, Н.Н.Моисеев, Г.Г.Малинецкий, А.Д.Урсул, К.Х.Делокаров, Е.Н.Князева, В.И.Аршинов, Ю.А.Данилов, В.Г.Буданов, АП.Назаретян, К.К.Колин, Л.А.Микешина и др. В этом году мы пригласили принять участие в работе семинара «Философия. Синергетика. Культура» и других специалистов, таких как С.П.Капица, Т.П.Григорьева, В.В.Василькова, А.Ю.Лоскутов, А.А.Кобляков,

И.А.Евин, Н.В.Поддубный и др. Заметим, важным принципом является расширение географии семинара (помимо Москвы в его работе принимали участие ученые из Санкт-Петербурга, Белгорода, Ульяновска и других городов России) и привлечение к его работе начинающих исследователей.

Особое значение приобрела традиция подготовки и публикации материалов итоговых конференций в специальных тематических сборниках. В этой связи назову книги: «Самоорганизация, организация, управление» (М., 1995); «Информация и самоорганизация» (М., 1996); «Философские проблемы образования» (М., 1996); «Синергетика и образование» (М., 1997); «Синергетика и социальное управление» (М., 1998); «Синергетика и учебный процесс» (М., 1999); «Синергетика, человек, общество» (М., 2000). Материалы последней конференции опубликованы в сборнике «Синергетика. Философия. Культура».

Семинар выступает некоей творческой структурой, определяющей характер взаимодействия внутри интеллектуальной среды, концентрирующей своеобразное «поле» корпоративного научного взаимодействия, резонансно порождая новые идеи и подходы к исследованию социальных и культурных процессов. Важно отметить, что согласие или отторжение самой синергетической парадигмы участниками семинара не нарушает его творческого настроя. Для социальной практики чрезвычайно важно научиться отбирать рациональное, полезное и, поняв законы саморазвития, учитывать их в своей деятельности.

Рассмотренные на последнем семинаре проблемы были представлены по пяти основным направлениям: синергетика и философия, синергетика и культура, социальная синергетика, самоорганизация и глобалистика, самоорганизация и организация социальных процессов.

Центральным философским вопросом стало выявление возможностей синергетики в достижении человеком целостного восприятия сущего при отказе от линейной модели бытия (К.Х.Делокаров), размышление об утверждении нового миропонимания (С.П.Курдюмов) и формирующегося мировидения, способного сделать частичное индивидуальное существование человека целостным и смыслонаправленным (В.В.Василькова). По мнению В.Л.Романова, фундаментальные положения синергетики об открытости Мира, безначальности и бесконечности его самоорганизации несут значительный заряд оптимизма, так как утверждают неисчерпаемость возможности познания.

В выступлениях и материалах этого раздела семинара были даны ответы на поставленный В.Н.Шевченко вопрос: не претендует ли синергетика на создание нового философского мировоззрения взамен диалектики? Будучи самостоятельным научным направлением, считает Е.Н.Князева, синергетика имеет разные измерения: научное, философское, эпистемологическое (применение нелинейных эволюционных моделей в исследовании когнитивных и креативных процессов), социальное, футурологическое.

Тем не менее, несколько преждевременны утверждения о том, что синергетическая парадигма оформилась окончательно, особенно если речь идет о ее применении к гуманитарным и социальным проблемам. Однако к настоящему времени уже отработаны основные принципы синергетического подхода к анализу социальных систем, некоторых культурных процессов, проблем управления, социокультурных процессов7. Очевиден факт, что синергетический подход выводит исследователей на новый уровень — уровень концептуального обобщения.

Особый раздел семинара был посвящен анализу ряда взаимосвязанных и предельно важных проблем, составляющих предметное поле социальной синергетики. Их решение связано с особыми методологическими установками.

Во-первых, подходом к синергетике как к теории развития (В.П.Бранский, С.Д.Пожарский). Рассматривая хаос и порядок как закономерные, многократно повторяющиеся этапы, ученые обращают внимание на взаимоотношения между ними, пытаясь ответить на вопрос: каким образом стирается само различие между этими аспектами реальности и осуществляется их синтез? Среди форм этого синтеза учеными называется понятие «диссипативной структуры», которая имеет два важных условия. Во-первых, ее «порядок» существует лишь за счет «хаоса», вносимого в среду, и, во-вторых, благодаря своему «порядку» она приобретает способность адекватно реагировать на хаотические воздействия среды и этим сохранять свою устойчивость, Анализ процессов социального развития, в частности образования и последующего катастрофического распада империй, позволил авторам показать, что социальная самоорганизация осуществляется как чередование двух исключающих друг друга процессов — иерархизапии (последовательное объединение элементарных структур в структуры более высокого порядка) и деиерархизации (последовательный распад сложных структур на более простые). Процессы могут протекать в разных направлениях, но задаются они природой той системы, которая претерпевает эволюцию, и характером внешней среды, то есть бифуркацией — разветвлением старого качества на конечное множество вполне определенных потенциально новых качеств. Этим, по определению авторов, вероятностным или «стохастическим» детерминизмом не ограничивается картина социальной самоорганизации, ибо для конкретной системы, взаимодействующей с конкретной средой, существует свой аттрактор — предельное состояние, из которого система не сможет вернуться ни в одно из прежних состояний.

Из такого подхода к процессу развития вытекает другая важная категория социальной синергетики — понимание момента становления. Относя его к базовым положениям, Ф.Д.Демидов и К.Х.Делокаров предостерегают от абсолютизации момента изменчивости, поскольку социальная реальность и каждый человек существуют одновременно в двух мирах: мире организации и мире самоорганизации. Желание реализовать себя в процессе становления приводит к пониманию необходимости изменения социальных институтов, норм поведения, языка, требует познания законов организации и самоорганизации. Креативность человека проявляется в активном созидании мира вокруг себя и себя в мире по своему усмотрению. Но активность априори не может рассматриваться как благо для человека и культуры. В определенных случаях невмешательство в ход социальных процессов дает им возможность развиваться по собственным законам, что приводит к реализации внутренних потенций явления. Попытки приспособить к себе все процессы, которые происходят в природе и обществе, авторы рассматривают как неверную установку, которая становится источником напряженности во многих социальных сферах.

Синергетический подход предполагает выход из переходного слоя истории, где привычные ценности перемешаны, и никакой выбор не внушает уверенности. Поэтому главным, по мнению Р.Г.Баранцева, является решение проблемы перехода от анализа к синтезу, от разделения к единению, от вражды к сотрудничеству. Выявлению специфики архетипического было посвящено специальное выступление В.В.Васильковой.

И, наконец, третья проблема — попытка понять механизмы формирования будущих состояний сложных систем. Констатация факта, что система находится в точке бифуркации, является начальным этапом осмысления процесса развития, который может происходить в разных направлениях. Математические модели далеко не всегда переносимы на социальные явления. Они могут быть постигнуты во всей их сложности только путем междисциплинарных подходов, избавляющих человека от фатализма однозначности пути развития и открывающих простор для выбора фазового пространства.

В настоящее время ученые приступают к разработке социальных технологий, учитывая эти концептуальные положения. По мнению И.А.Ильяевой, хаос в умах людей, в общественной и индивидуальной жизни совпали во времени, и научное сообщество должно активно искать выход из кризисной ситуации, рождая колоссальную энергию -«синергию социального духа». Современное состояние российского общества все с большей очевидностью взывает к необходимости глубокого раскрытия национального самосознания, частью которого является понятие «национальная идея». В ней, считают Н.В.Поддубный и Т.К.Поддубная, должны содержаться три компонента, воплощающие три уровня стабильности. Один — отражающий общечеловеческие «вечные» ценности, второй, соответствующий национальным особенностям, и третий, отражающий конкретные потребности людей и общества в целом на данном этапе развития.

Существуют достаточно веские основания считать синергетику основой для междисциплинарного синтеза знания, что дает возможность приблизить нас к пониманию процессов, происходящих в обществе, и постижению феномена человека во всех его разнообразных проявлениях (В.П.Веряскина, Е.Г.Силяева, Т.П.Григорьева и др.). При таком целостном взгляде на мир наука, считает Т.П.Григорьева, обретает человеческое измерение.

Взгляд на культуру сквозь призму синергетической методологии позволил выявить ряд актуальных проблем, характерных для современных социокультурных процессов. Так, получила констатацию идея становления новой парадигмы культуры (В.К.Егоров). На основе анализа конкретного культурно-исторического материала Г.Г.Малинецким было показано нынешнее кризисное состояние культуры в России. Мы имеем дело с феноменом «наркотической культуры» или «культуры транквилизаторов», считает ученый. Такой тип культуры повышает управляемость социума, играя роль «социального демпфера», однако свидетельствует о затянувшемся поиске смыслов и ценностей, адекватных новой реальности. Это может иметь очень серьезные последствия. Важно принимать во внимание, что развитие духовной жизни может выступить как механизм защиты социального организма от чрезмерной хаотизации (служить образованию порядка) и, одновременно, как механизм зашиты от стагнации (способствовать преодолению жесткого порядка). Выявление природы экстремизма как следствия духовно-нравственного кризиса (В.И.Василенко и С.А.Полякова), поиск путей национальной безопасности (А.В. Возженников), методы анализа конфликтных ситуаций в мировой политике (Л.О.Терновая), точки взаимодействия светской и религиозной культур (С.Д.Лебедев) — эти поднятые в докладах проблемы свидетельствуют о расширении социокультурной линии в синергетике.

Это не случайно. Сфера культуры, действительно, является сегодня ареной борьбы разнонаправленных тенденций развития цивилизации: с одной стороны, существует понимание необходимости поддерживать разнообразие культур мирового сообщества как необходимое условие безопасного и устойчивого развития мира. С другой -идет разрушение национальных и этнических культур.

В свете этого современная российская культура должна рассматриваться в качестве одного из важнейших объектов национальной безопасности страны. А это в принципе невозможно без перехода на путь устойчивого развития, что должно обеспечить условия для безопасности культуры и окружающей ее природы. Эти принципы системно-синергетического подхода определяются А.Д.Урсулом как элементы грядущей ноосферной культуры.

При ноосферной ориентации преодолевается одномерность рыночно-экономической модели, и все более весомыми наряду с «материальными» индикаторами развития (экономика, социальная сфера, экология) становятся ее информационно-духовные характеристики, что соответствует новой цивилизационной модели. По мнению авторитетного ученого, обе концепции, на которые сегодня ориентируется Россия — «Концепция перехода РФ к устойчивому развитию» и «Концепция национальной безопасности РФ» — слабо взаимосвязаны и не соответствуют друг другу по «измерениям» устойчивого развития и аналогичным видам безопасности.

Опыт использования синергетического подхода при рассмотрении такой важнейшей глобальной проблемы, как демография, по мнению С.П.Капицы, оказался достаточно плодотворным, чтобы разобраться с тем, как сочетаются обычная линейная демография с существенно нелинейной теорией роста населения Земли. Предложенная исследователем теория, основанная на законе: «Скорость роста населения пропорциональна не первой, а второй степени, квадрату числа людей», а также выявленные другие факты, которые подтверждают важность рассмотрения человечества как единой системы, получили дальнейшую разработку в материалах В.А.Белавина.

Вообще, в условиях глобализации происходит обострение не только демографической, но и экологической, энергетической и других общепланетарных проблем (И.М.Подзигун). Начинает ослабевать действие привычных норм поведения и влияние духовных ценностей на широкие слои населения. При расширении межхозяйственных и межкультурных связей в мире распространяются не только товары индустриально-массового производства, но и утверждаются универсальные нормы деятельности, общезначимая информация, образы и ценности. Вместе с этими процессами рождаются проблемы, которые могут решаться лишь совместными усилиями разных стран и народов. Речь идет об экологии, демографии, здоровье и отдыхе человека, информационном обмене и т.д.

Все это накладывает серьезный отпечаток на культурную самобытность локальных сообществ, но, безусловно, не устраняет и не разрушает ее. Каждая страна и каждый ее регион вырабатывают свои реакции на эти динамические тенденции, стремясь сохранить как общесоциальное, так и специфически локальное культурное своеобразие. Необходимо разобраться в механизмах достижения оптимальных форм сосуществования народов и культур в условиях глобализации мирового пространства, двигаться по пути синтеза универсальных требований извне и отклика на них локальных сообществ (Т.Г.Богатырева, Е.Т.Белогубова).

Во многих материалах этого раздела присутствовала мысль о том, что остро актуальной становится проблема отношений разных культурных традиций в условиях глобализации. Путь Запада, нацеленный на отказ от культурного многообразия, ведущий к унификации массового сознания, к возникновению некой единой этики на основе протестантских ценностей, не является убедительным. Глобализация, считает В.Г.Буданов, есть тупиковая идея, поскольку уничтожаются сразу несколько идентификационных уровней психики и сознания, резко снижаются адаптивные возможности культуры.

Год от года семинар набирает силы, и уже не хватает одного дня, чтобы обсудить все представленные доклады. Знакомство с ними показало, что ученые стремятся найти должное методологическое обоснование для специфики развития социальных систем с позиций теории самоорганизации (В.С.Карпичев), выявления синергетических факторов социокультурного пространства (М.Т.Громкова). На этой основе выстраивается синергетическая парадигма существования социума, включающая формирование новой логики мировоззрения; толерантность в социальных отношениях; самоорганизацию в жизнедеятельности.

Ряд материалов посвящен объяснению реальных процессов, происходящих в экономике, например, связи между инвестиционным процессом и фондовым рынком (А.Б.Бахур, М.С.Заботнев).

В других исследованиях ставится вопрос, не пришла ли пора создать новую науку, например, синергетическую акмеологию, предметом которой, по мнению В.П.Бранского и С.Д.Пожарского, может стать изучение закономерностей достижения максимального совершенства любой социальной

системой посредством самоорганизации. Тогда постижение человеком смысла жизни приобретает характер вечного движения через относительное акме к абсолютному акме по той самой традиционной дороге, ведущей «через тернии к звездам».

После этого естественным становится обращение социальной синергетики к проблемам творчества (А.А.Кобляков), художественной культуры и искусства (И.А.Евин, Б.В.Лытов, И.Н.Лисаковский), к решению этических вопросов бытия и рассмотрению эсхатологической темы (В.Г.Буданов), идей космизма (Л.В.Бараусова) и природных информационных потоков (П.И.Мунин, М.П.Мунин).

Для решения проблемы совершенствования и развития государственной службы особое значение имеют материалы, посвященные становлению профессиональной культуры государственных служащих. Это рассматривается как важный этап формирования системы управления государством, который важно учитывать при проведении реформ (А.И.Турчинов). Под влиянием идущих в этой сфере процессов социальной самоорганизации, безусловно, изменяется взгляд на государственных служащих, которые все чаще оцениваются в обществе как самостоятельные, творческие деятели. Этому во многом способствует трансформация системы профессионального образования и самообразования государственных служащих. Способность к саморазвитию и реализации на практике технологий и алгоритмов, освоенных в процессе образования, является основным ресурсом эффективной организации государственной службы, считает Л. А. Калиниченко, предложившая модель процесса дополнительного образования государственных служащих.

В условиях интенсивных социальных изменений становятся важными не только знания, интеллект, способность поиска и обработки информации управляющим, но и соответствующий уровень организационной культуры. В системе государственной службы организационная культура включает в себя нормативно определенные, институциональные параметры и нравственно-ценностные регуляторы. Сегменты организационной культуры, связанные с ценностными нравственными регуляторами поведения, сложнее выявить и оценить. Они труднее поддаются диагностике и прямому администрированию, при этом оказывая значительно большее влияние на мышление и поведение работников (Е. А. Л итвинцева).

* * *

Когда делаешь краткий обзор очень большого научно-теоретического материала, постоянно приходится бороться с соблазном охватить весь спектр идей. Понятно, что это просто невыполнимая задача. Кроме того, за рамками статьи автор вынужден оставить и субъективное восприятие той творчески-приподнятой, дружественной и несколько возбужденной атмосферы корпоративного общения, научного взаимодействия, которая, собственно говоря, во многом аккумулирует рождение нового знания. Труднее всего расставаться с друзьями — до будущего семинара, который несомненно может и должен проходить гораздо чаще. Но для этого нужен уже не только энтузиазм, но и сильная организационная команда, и соответствующая материальная поддержка.

1 Курдюмов С.П. Синергетика и новое мировидение//Синергетика. Философия. Культура/ Под общ. ред. В.К.Егорова, В.С.Егорова. Ф.Д.Демидова. М.: Изд-во РАГС, 2001. С 4-9.
2 Режимы с обострением. Эволюция идеи: Законы коэволюции сложных структур. М.: Наука, 1998. С.6.
3 Князева Е.Н. Синергетический вызов культуре//Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. М., 2000. С. 243-261.
4 В настоящее время понятие «риски» несет на себе социокультурную смысловую нагрузку, так как свидетельствует о нарушениях единства социального, культурного и природного. Риски рассматриваются как угроза безопасности человека, общества, культуры и природы (реально существующая или потенциально возможная).
5 Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант / Пер. с англ. М., 1994. С. 57.
6 Назаретян А. П. Устойчивое неравновесие и синергетическая модель культуры //Синергетика. Философия. Культура. С. 112-115.
7 Синергетика и социальное управление/ Под общ. ред. В.С.Егорова. М., 1998; Егоров B.C. Социальный реализм. М., 1998; Васильков В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: Синергетика и теория социальной самоорганизации. СПб., 1999; Делокаров К.Х., Демидов Ф.Д. В поисках новой парадигмы: Синергетика. Философия. Научная рациональность. М., 1999; Каган М.С. Введение в историю мировой культуры: Книга первая. СПб., 2000; Синергетика: человек, общество/Под общ. ред. В.С.Егорова, В.И.Корниенко. М., 2000; Романов В.Л. Социальная самоорганизация и государственность. М., 2000; Бранский В.П. Социальная синергетика и теория наций: Основы этнологической акмеологии. СПб., 2000; Аванесова Г. А., Астафьева О.Н. Социокультурное развитие российских регионов: механизмы самоорганизации и региональная политика. М., 2001, и др.

Written by admin

Апрель 8th, 2017 | 3:11 пп