Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Какой быть государственной службе

Н.Нелидов

«Государственная служба представляет совокупность определенных нормами права отношений, существующих между государством или, точнее, органом государственного начала и теми лицами, которые служат его агентами и проводят в действительную жизнь его волю». Иными словами начинается книга Н.Нелидова «Юридические и политические основания государственной службы», напечатанная в ярославской типографии губернской земской управы в 1874 году.

В книге представлен теоретический материал о государственной службе. Автором исследуются понятие и сущность государственной службы, историческое развитие способов замещения должностей и их оценка.

Несмотря на то, что книга написана в конце XIX века, некоторые проблемы, затронутые Н.Нелидовым, не потеряли актуальность и в наше время.

«Народное хозяйство в его многочисленных проявлениях, общественное образование, все так называемые социальные вопросы, меры относительно народонаселения — все это нуждается в агентах главного органа государственного начала…

Установления и должности есть та материальная основа, та почва, на которой развивается деятельность лиц, призванных быть агентами органов государственного начала. Лицо, на которое возлагается должность органом государственного начала или от его имени высшим агентом его, есть должностное лицо или чиновник… Деятельность, составляющая выполнение должности, есть государственная служба. Таким образом, характеристический признак государственной службы заключается в том, что она является деятельностью, посвященной государственному началу, с помощью которой его органы выполняют свое специальное назначение в подлежащих их ведению отдельных сферах общественной жизни. Отсюда вытекает тот вывод, что понятие должностного лица и служащего лица совпадают. Между тем, многие писатели различают эти два понятия, предполагая возможность служить государству и не быть должностным лицом…

Установленные нами понятия должности и государственной службы дают возможность без особенного затруднения разрешить вопрос о том, какие профессии не могут быть относимы к государственной службе. Ясно, что всякая свободная деятельность, имеющая целью удовлетворение потребностей человека, пока она не направлена к осуществлению назначения государственного начала, есть деятельность частная, не имеющая ничего общего с государственной службой. В большинстве общественных профессий не возникает никакого сомнения относительно их непринадлежности к государственной службе. Но есть некоторые из них, которые, по своей природе, бесспорно должны быть отнесены к числу частных занятий, удовлетворяющих потребностям отдельной личности, но, которые само государство, т.е. главный орган государственного начала, возводит в государственную службу и совокупность действий одного лица, необходимо относящихся к известному кругу таких занятий, облекает в форму должности. Таковы профессии адвокатов, нотариусов, врачей, аптекарей и наконец преподавателей наук. Общество может достигнуть такой высокой степени экономического и интеллектуального развития, что удовлетворение потребностей отдельных его членов в защите оспариваемых прав, в лечении болезней и в образовании не будет встречать никаких препятствий, — число деятелей, принимающих на себя удовлетворение этих потребностей, может быть вполне достаточно, предложение и спрос совершенно уравновешены, одним словом, может находиться значительное число людей, посвящающих себя профессиям медика, защитника частных прав перед судом и преподавателя. При этом должно иметься в виду, чтобы не одни только зажиточные классы общества, но все без различия члены его имели возможность, в случае нужды, беспрепятственно прибегать к помощи всех этих деятелей. Понятно, что такое положение есть идеал, который может быть осуществлен, вероятно, не в близком будущем и для осуществления которого потребуется соединение весьма многих условий, проникающих во все сферы и общественные отношения. В настоящее время идет речь не более как о том, чтобы государства приближались, сколько возможно, к такому порядку. Относительно степени этого приближения между ними существует значительное различие. Так в одних странах есть уже довольно значительное число людей, посвящающих свой труд вышеупомянутым профессиям; но их услугами могут только пользоваться опять-таки люди обеспеченные, между тем как огромное большинство, масса населения без помощи регулирующей деятельности государственного начала была бы лишена возможности учиться, восстанавливать здоровье и т.п… Некоторые из этих потребностей, как например — в учении, в известных государствах почти целиком удовлетворяются не иначе, как благодаря содействию государственного начала… Регулирующая деятельность государственного начала в сфере образования, здоровья и т.п. распределяется между главными и второстепенными органами. Она выражается в том, что органы государственного начала устраивают учебные заведения, больницы и т.д. и приглашают необходимых для этих учреждений деятелей, как, например, преподавателей, врачей. Таким образом, эти лица становятся проводниками регулирующей деятельности государственного начала или агентами его органов и получают значение должностных лиц; совокупность действий, совершаемых ими по поручению органов государственного начала, принимает характер должности, а их труд признается государственной службой. Если подобному учреждению, как учебное заведение или больница, в лице его необходимых деятелей, самому предоставлено заведовать делами, его касающимися, то оно получает значение установления, как агента органа государственного начала. Затем в обществе может все-таки находиться известное, даже значительное число лиц, избравших призвание врача, преподавателя, судебного защитника частных прав, отправляющих свою деятельность не по приглашению государства, а как свободную профессию… Убеждение в знании и способностях людей, избирающих себе то или другое призвание из означенных выше, достигается посредством испытаний, которые, по поручению органов государственного начала, производят соискателям права на профессию прежде испытанные специалисты. Эти последние, конечно, являются агентами органов государственного начала, следовательно, должностными лицами, и несут, таким образом, государственную службу. В подобном же отношении к государству состоят деятели науки и искусства, этих по существу своему совершенно свободных профессий, когда ученая и художественная производительность общества крайне слаба, и государство находит нужным, посредством своей инициативы, возбуждать ее; в этих видах оно организует особые учреждения, цель которых заключается в создании произведений науки и искусства. Такой характер имеют академии наук, искусств, музыкальные консерватории и т.п. Тут ученые и художники становятся агентами государственного начала, должностными лицами, отправляющими государственную службу. Разумеется, чем более развивается экономическая и умственная жизнь населения, тем менее со стороны государства надобности обращать в государственную службу подобные свободные занятия. Указанными категориями общественных деятелей замыкается круг должностных лиц, и их деятельностью исчерпывается понятие государственной службы»

Публикацию подготовила Ольга Шубина
Александр Турчинов
Александр Турчинов — доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой государственной службы и кадровой политики РАГС

Важность осмысления почти десятилетней практики становления государственной службы связана с тем, что в последующих шагах по ее дальнейшему развитию должны быть сведены к минимуму ошибочные действия субъектов государственного управления. Для нынешнего состояния государственной службы характерны:
•заторможенность процесса развития правовой базы;
•неэффективность системы управления, прежде всего Советом по вопросам государственной службы при Президенте РФ;
•концептуальная неопределенность ее модели в Федеральном законе «Об основах государственной службы Российской Федерации»;
•правовая и кадровая автаркизация вследствие существующего нормотворчества субъектов РФ;
•неразработанность государственной кадровой политики и, как результат, отсутствие единой нормативно-правовой базы для реализации кадровых технологий, стабильности кадрового состава, его социальной защищенности, блокирующих механизмов для кадрового волюнтаризма и правового нигилизма;
•весьма слабая научно-методическая обеспеченность, недостаточное использование информационных технологий в управлении государственной службой РФ.

Концептуальные положения о государственной службе должны соответствовать основам конституционного строя Российской Федерации, способствовать установлению единой системы государственного управления, составной частью которой являются органы местного самоуправления, и отвечать следующим требованиям:

— государственная служба создается как публичный институт в интересах всех граждан. Он призван обеспечивать реализацию государственной власти и государственного управления, аккумулировать, интегрировать и служить интересам граждан Российской Федерации;

— государственная служба развивается как социальный институт. Он представлен гражданами Российской Федерации — государственными служащими, задачи которых — осуществлять цели и функции государства. Социальная общность государственных служащих выполняет волю народа посредством исполнения полномочий государства, системы государственных органов, решающих социальные задачи в интересах граждан;

— государственная служба развивается и укрепляется как правовой институт. Государственные служащие действуют на основе законов и других нормативных правовых актов от имени государства и последствия их деятельности носят политический характер. Взаимоотношения и организация деятельности государства по отношению к самому государственному служащему осуществляются на основе законодательства Российской Федерации о государственной службе. Деятельность государственного служащего и деятельность по отношению к самому государственному служащему должны носить правовой характер;

— государственная служба формируется как организационный институт. Он призван осуществлять и обеспечивать упорядоченное и эффективное функционирование системы государственной власти и государственного управления. Его организация должна быть адекватна целям и задачам государства;

— деятельность государственного служащего и государственной службы должна быть профессиональной. Общество заинтересовано в качественном государственном управлении, что диктует высокие требования к государственным служащим, необходимость эффективной государственной кадровой политики в этой области;

— государственная служба носит демократичный характер и подконтрольна гражданскому обществу. Она исполняет волю народа, организуется на принципах уважения чести и достоинства государственных служащих, их правового статуса, а также социальной и материальной защищенности.

Государственная служба Российской Федерации является административным типом организации и должна обладать устойчивой структурой, оптимальной и эффективной системой внешних и внутренних коммуникаций, предписанным алгоритмом функционирования, выраженных в нормативных правовых актах. Государственная служба нигде не была и вряд ли когда будет организацией рыночного типа, как это считают представители либерального толка. Другое дело, что в демократическом государстве деятельность государственных служащих по своей направленности по отношению к интересам общества должна носить характер служения, услуг, в равной мере представляемых всем гражданам общества, и эта деятельность должна быть эффективной.

Исходя из конституционных прав и свобод человека и гражданина, а также защищенности интересов государства, организация и функционирование государственной службы Российской Федерации должны осуществляться на основе:
•единых принципов и нормативных правовых актов;
•унифицированной типологии должностей государственной службы;
•единых кадровых технологий и требований к прохождению государственной службы;
•единых условий социальной защищенности и гарантий государственным служащим;
•единых требований к государственным служащим и государственным должностям;
•единых идентификационных признаков и отличий государственных служащих;
•современных технологий управления и обработки информации;
•высокого уровня материально-технической и информационной обеспеченности организации государственной службы.

На наш взгляд, государственная служба России может иметь следующую структуру, образующую единую систему:
•- федеральные органы законодательной, исполнительной и судебной власти, государственные органы, образуемые в соответствии с Конституцией Российской Федерации — федеральная государственная служба;
•- органы государственной власти субъектов Федерации — государственная служба субъектов Российской Федерации;
•- органы местного самоуправления — муниципальная служба.

Но уже сейчас очевидно, что существует проблема типологии служения обществу. Одной государственной службой эта деятельность не исчерпывается. По нашему мнению, есть основания говорить о публичной (служение обществу) службе, о политической публичной службе (депутаты, члены Совета Федерации, Президент РФ, Председатель Правительства и ряд других должностей). Если принять эту идею, то можно предположить такую типологию служения обществу: политическая публичная служба, публичная служба, включающая: государственную службу (государственная гражданская, государственная военная, государственная специальная). Эта типология позволит многое упорядочить в наших представлениях о служению обществу.
Вячеслав Романов
Вячеслав Романов — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой организации социальных систем и антикризисного управления РАГС

В поисках рациональных форм отношений между государством и зарождающимся гражданским обществом внимание политиков обращается в последние годы к роли и значению в этом процессе государственной службы. Стало очевидным, что без опоры государственной власти на организованный аппарат, способный противостоять социальным дезорганизациям, возникающим при переходе к рыночным отношениям в экономике, порядок в обществе будет восстанавливаться долго и социально непродуктивно.

В то же время предпринимаемые меры в сфере административной реформы пока не дают необходимых результатов. Во многом это обусловлено тем, что они основаны больше на исторических и зарубежных аналогах организации государственной службы, нежели на научных исследованиях реального становления российской государственности. В связи с этим актуализируется проблема анализа состояния государственной службы в ее научном контексте.

«Всплеск» в последнем десятилетии научных исследований, специально направленных на проблематику российской государственной службы, объясняется адаптацией государственной системы к новым общественным отношениям, формирующимся в процессе перераспределения собственности, ее передачи от государства в частное или ассоциативное ведение. Освобождаясь от экономических механизмов социального управления, политическая власть вынуждена искать опору в аппарате, способном обеспечить реализацию полномочий государственных органов в деле регулирования отношений собственности силой права. В качестве такой опоры была определена традиционная в истории России государственная служба. Начавшийся в начале 90-х годов процесс юридического (законодательного) оформления этого института послужил своеобразным катализатором соответствующих научных исследований.

Первой заявкой на теоретическое осмысление проблемы явились материалы «круглого стола» по теме «Государственная служба в Российской Федерации: концепция, опыт, проблемы», проведенного в 1993 году в Российской академии управления с участием представителей Администрации Президента РФ и Главного управления по подготовке кадров для государственной службы при Правительстве РФ. В ходе обсуждения этой темы выявились основные теоретические подходы к пониманию сущности и устройства государственной службы, из которых можно выделить функционально-правовой, структурно-правовой и социально-институциональный. Упомянутые подходы объединяет необходимость ориентации государственной службы на решение проблем общества, а также профессионализации государственно-служебной деятельности.

К настоящему времени в научной трактовке сущности, содержания и методики исследования института государственной службы сформировались два основных направления: юридическое и социологическое. Подобное разделение свидетельствует о том, что начавшееся становление теоретических основ государственной службы испытывает давление обычных для начальных этапов противоречий конкурирующих специализаций. Однако эти расхождения нельзя считать принципиальными, поскольку в позициях сторон есть общие компоненты, намечающие вектор их схождения. Во-первых, обе стороны используют институциональный подход, во-вторых, как юристы, так и социологи связывают институциональность с основанием «социальность» («государственная служба как социально-правовой институт»). Схождение сторон произойдет, видимо, тогда, когда юристы трансформируют значение права в государственной службе из субстанционального в обеспечивающее, а социологи углубят рассмотрение права как регулятора государственно-гражданских и государственно-служебных отношений. Это дело будущего, пока же противоречия в определении государственной службы как объекта научного исследования, отсутствие четкого представления о предметной области познания этого явления, методологическая неопределенность и как следствие — несформированность целостных связей, полученных в исследованиях научных результатов, свидетельствуют о сложности становления теории государственной службы. На сегодняшнем этапе теоретического осмысления и прикладного исследования в данной области теоретический контекст государственной службы определяется только в рамках несистематизированной совокупности частных положений о нормах, правилах, отношениях и т.д. в процессе служебной деятельности и структурно-функциональных особенностях института службы.

Выход на более широкое теоретическое осмысление государственной службы можно установить при рассмотрении ее природы в управленческом контексте. Теория управления, в том числе, государственного, — сложившаяся отрасль научного знания, и исследование государственной службы в этом русле существенно расширяет ее теоретические основания. В этом ракурсе она предстает как компонент системы государственного управления, как важная составляющая управленческой деятельности. Соответственно, более четко определяется при таком подходе к пониманию государственной службы и объект, и предмет исследования, и, что особенно важно, методологический аспект.

Однако и этот подход не является, на наш взгляд, оптимальным. Проблема в том, что государственное управление рассматривается с классических, рационалистических позиций, основанных на механистическом представлении государства как субъекта, стоящего над объектом управления — обществом, и способного определять порядок жизнедеятельности национального сообщества. Государственная служба при этом предстает как исполнительный механизм управления.

Наблюдаемое во всем мире ускорение социальных процессов, стохастичность их развития и формирования соотношений подвели традиционные системы государственного управления к критическому порогу, за которым классический линейный подход к социальному управлению становится несостоятельным. Кризис классической парадигмы государственного управления, особенно ярко проявившийся в России и других «постсоциалистических» странах, побуждает к пересмотру методологических оснований обществознания и включенного в него государствоведения.

Системное, структурно-функциональное, кибернетическое представления о социальном мире также теряют свое фундаментальное значение в науке об обществе и сохраняются в основном как частные случаи нового парадигмального фундамента. Претендующая на лидирующую роль в новой парадигме общая теория самоорганизации (синергетика), громко заявившая себя в философии, физике и естествознании и взятая на вооружение сторонниками экономического ультралиберализма, противоречиво проверяет закономерности в социальной жизнедеятельности при механическом переносе ее принципов в общественные науки, поскольку самоорганизующиеся социальные процессы далеко не всегда позитивны в реальном масштабе времени. Более конструктивно проявляет себя в гуманитарном плане формирующийся синергийно-информационный подход в управлении как продукт развития синергетических идей. Достоинство этого подхода в том, что он ориентирован на целеполагание, исходящее из потребностей человека в самореализации, которое наиболее продуктивно осуществляется в процессе креативного обновления социальной микросреды и устойчивого становления макросообщества. Эффективность этих процессов поддерживается субъектом управления в основном коммуникативным способом -обеспечением свободы межуровневого и горизонтального движения информации о социально продуктивных инновациях социальных индивидов и формирующихся на их основе долгоживущих параметров порядка.

На этом основании складывается социально-организационная политика государства как гаранта целостности, нормального функционирования и развития национального сообщества. Власть, право, финансы утрачивают при таком подходе самодостаточное значение и превращаются в средство обеспечения организационных процессов в обществе. В результате социальная самоорганизация и государственное управление не противостоят друг другу, а взаимно сочетаются, обеспечивая синергетический эффект социального становления.

В контексте социально-организационной политики государства изменяется и статусное значение государственной службы. В классическом представлении государственного управления она является инструментальным продолжением субъекта власти. В социально-организационной модели государственности кадровый корпус государства утрачивает свою обеспечивающую роль и трансформируется в коммуникационный аппарат, реализующий двустороннюю информационную связь государства и самоорганизующегося гражданского общества, синергизируя социальные процессы, обеспечивающие условия свободного развития человека.
Валерий Граждан
Валерий Граждан — доктор философских наук, профессор кафедры государственной службы и кадровой политики РАГС

Государственная власть в современной России осуществляется на двух легитимных уровнях: федеральном (центральном) и региональном (субъектов Федерации). Соответственно на эти два уровня подразделяется и государственная служба. К сожалению, между ними практически нет никакой субординации, более того , каждая из них действует, руководствуясь своими законами. Поэтому для нас очень актуальна проблема сведения различных уровней государственного управления в единую систему, решение которой предполагает создание специального органа по управлению всей государственной службой РФ.

Одна их первостепенных задач этого органа должна заключаться в составлении (упорядочении) предусмотренных федеральным законом «Об основах государственной службы Российской Федерации»:
1.»Реестра государственных должностей в Российской Федерации», куда войдут перечни государственных должностей категории «А», «Б» и «В».
2.»Реестра государственных должностей государственной службы Российской Федерации», куда войдут государственные должности категории «Б» и «В».

Сама жизнь подталкивает к тому, чтобы на всех уровнях государственного управления провести достаточно четкую дифференциацию между политическими руководителями, замещающими государственные должности категории «А», и должностями государственной службы категории «Б» и «В».

В число общефедеральных реестров необходимо, на наш взгляд, включить и третий: реестр государственных должностей категории «А», то есть избираемых или назначаемых политических руководителей снизу доверху — от главы администрации района до Президента Российской Федерации.

Основу правового статуса государственных служащих должен составлять принцип пожизненного найма, наподобие того, который действует применительно к офицерам наших Вооруженных Сил. Государственные служащие должны наниматься на работу компетентным общегосударственным органом лишь однажды и так же однажды, при наличии соответствующих оснований, они могут быть с нее уволены. Только статус пожизненного найма способен обеспечить качественную и надежную работу госслужащих.

Для соблюдения упомянутого принципа необходима соответствующая правовая гарантия. В качестве таковой обычно выступает рассмотрение вопросов о досрочном увольнении государственных служащих в суде — после судебного разбирательства и по приговору суда. Для этих и аналогичных целей в других странах созданы административные суды, у нас же, к сожалению, они все еще в процессе становления, что говорит о недостаточном развитии административного права и, в частности, такой его подотрасли, как служебное право.

Отсутствие в административном (служебном) праве нормы о пожизненном найме государственных служащих деструктивно влияет на организацию государственной административной власти. В этой ситуации руководители всех уровней государственного управления нередко творят «неправильный суд» над своими подчиненными. Они могут, помимо наложения дисциплинарных взысканий, «урезать» ихв зарплате, понизить в должности, наконец, досрочно уволить, не неся при этом никакой ответственности. Периодически сменяющиеся политические руководители нередко заменяют свой профессиональный аппарат на людей «с улицы», не знакомых с государственной службой, не имеющих соответствующего образования, достаточного опыта, плохих организаторов. Это депрофессионализирует государственную службу, делает государственные органы или их структуры слабо пригодными (или вообще непригодными) для целей государственного управления.

В практику государственной службы следует ввести также принцип двойного подчинения госслужащих во властных органах политическому и административному руководству, что обеспечит и двойной контроль за их деятельностью. Этот принцип должен быть положен в основу создания системы административной ответственности и назначения руководителей аппаратов со своими заместителями. Все они соподчинены политическим руководителям. Пока же в органах государственной власти доминирует оставшийся от прежней партократической системы принцип политической монополии первых руководителей.

На более прогрессивный принцип двойного подчинения перешли лишь некоторые государственные органы, в частности Администрация Президента, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство, Центральная избирательная комиссия, Счетная Палата, МЧС, ФСНП, ФПС и др. Здесь политические руководителя занимаются политической проблематикой, а руководители аппаратов всецело заняты административными буднями.

Подобная мера нужна для усиления надежности и устойчивости государственной службы против всех бурь и перипетий политической борьбы. В политической сфере различные коллизии неизбежны, но государственная служба всегда должна быть оплотом стабильности, управленческого профессионализма и компетентности.

Карьера государственного служащего должна опираться на федеральный закон, где в пяти квалификационных разрядах насчитывается 15 классов. Но сейчас эти классы и разряды — оторванные от жизни правила. Чтобы они заработали, необходимо установить (как у военных) сроки прохождения каждого класса и каждого квалификационного разряда. Естественно, движение в служебной карьере должно начинаться с референта. Периоды аттестации по классам могут составлять здесь два года. Периоды аттестации по классам советника госслужбы, советника Российской Федерации, государственного советника Российской Федерации и действительного государственного советника Российской Федерации, предположительно, могут составлять три года. Ни один из классов в служебной карьере государственного служащего не может быть пропущен.

Следует всячески препятствовать приходу на государственную службу на высшие должности «варягов», не имеющих профессионального образования, стажа работы по специальности, плохо разбирающихся в нормативных документах. Для них обязателен конкурс, испытания и квалификационные экзамены.

Для каждого политического руководителя группы «А» целесообразно разработать типовые нормы обеспечения государственными служащими группы «Б» и преодолеть те излишества, которые здесь имеются.

В государственной службе пора более энергично переходить к использованию современных информационных технологий, внедрению электронного документооборота.
Андрей Пржездомский
Андрей Пржездомский — кандидат исторических наук, руководитель Общественного Фонда развития регионов

Страна не только не продвинулась в строительстве системы государственной службы и кадровой политики, а оказалась сегодня еще дальше от цели. Из всего созданного в девяностые годы почти ничего по-настоящему не работает. Поэтому сегодня мы имеем:
•квалификационные разряды, ставшие вместо объективного критерия профессионального уровня чиновника придатком к замещаемой им должности;
•уравнительное материальное стимулирование, не увязанное с результатами работы, с одной стороны, и масштабную дифференциацию в оплате чиновничьего труда в министерствах и ведомствах, независимо от государственных приоритетов отраслевого развития, — с другой;
•произвольное назначение на должности при формальном соответствии анкетных данных кандидата размытым квалификационным требованиям;
•привлечение на государственную службу работников старших возрастов, подкрепленное системой социальных льгот;
•снижение образовательного уровня, не увязанного с профессионально-должностной реализацией кадров.

Сформированный по старым бюрократическим канонам нынешний аппарат стал явным препятствием на пути осуществления объявленной административной реформы.

Однако сегодня вновь возникают условия для активной работы по формированию дееспособной государственной службы и эффективной кадровой политики. Появляется реальный шанс сделать это направление приоритетным, системным и обязательным для исполнения всеми органами государственной власти страны, невзирая на сопротивление различных групп влияния, противодействие криминала и тихий саботаж в среде чиновничества. На повестку дня, прежде всего, выступают вопросы объективной оценки интеллектуального потенциала государственной службы, профессионализма, квалификации, правосознания и культуры государственных служащих. Предстоит привлечь, закрепить и дать дорогу новому поколению кадров в системе управления.

Первоочередные действия, которые, на наш взгляд, должны быть осуществлены в ходе административной реформы, сводятся к следующему:
•оценка реального состояния кадрового потенциала системы государственного управления в каждом федеральном округе и каждом субъекте Российской Федерации. При этом сконцентрировать внимание на выявлении функциональных диспропорций в нагрузке и материальном обеспечении управленческих структур федерального и регионального уровней, а также самих кадров органов государственной власти;
•определение эффективности деятельности всех федеральных структур, исходя, например, из основных показателей социально-экономического развития, уровня и безопасности жизни граждан и иных критериев;
•создание системы коллегиальных органов при Президенте, его полномочных представителях и руководителях субъектов Российской Федерации, которые должны заниматься вопросами государственной службы и кадровой политики;
•образование единой базы кадровой информации, построенной на новейших компьютерных технологиях и передовых программных средствах в целях анализа и поиска перспективных управленцев;
•формирование федерального и регионального кадрового резерва на основе обязательной плановой переподготовки и повышения квалификации кадров федеральных органов исполнительной власти и органов власти субъектов Российской Федерации как за счет средств федерального бюджета в рамках государственного заказа, так и на внебюджетной основе за счет средств инвесторов;
•разработка основ федеральной кадровой стратегии России и Программы приоритетных направлений кадрового обновления государственной службы, а в федеральных округах и субъектах Российской Федерации — производных от них документов, в которых учесть региональную специфику, местные проблемы и собственные ресурсы обновления.

Эти и другие меры нуждаются не только в глубоком теоретическом обосновании, но и в проверке на практике. Реальные шаги по формированию целостной системы работы с кадрами государственной службы следует предпринять в отдельных субъектах Российской Федерации или группе регионов, а может быть, даже в масштабах одного-двух федеральных округов.

Коллектив Общественного Фонда развития регионов совместно с Сибирской академией государственной службы в короткие сроки провел комплексный анализ обстановки и кадровой ситуации, выявил узкие места, кадровые «дыры», отдельные недостатки системы управления, определил ряд организационных приоритетов в кадровой политике. Безусловно это стало возможным только благодаря глубокому пониманию реального положения дел в кадровой сфере руководства федерального округа, его инициативе действовать решительно и последовательно, опираясь на широкий спектр интеллектуальной поддержки сибирской науки, привлекая специалистов фундаментальных и прикладных направлений кадрового менеджмента.

При Полномочном представителе Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе уже действует недавно образованный Координационный совет по вопросам государственной службы и кадровой политики, формируется и в ближайшее время будет введена в действие первая очередь Регионального (окружного) банка кадровой информации, включающего на первом этапе около 4,5 тысяч единиц персональных данных, дается старт работе по отбору и подготовке кадрового резерва. И это только начало! Впереди большая и кропотливая работа по постоянному наполнению банка данных, «просеиванию» тысяч кадров государственной службы и «невостребованного кадрового потенциала» в поисках перспективных работников, способных грамотно и эффективно действовать в новых социально-экономических условиях.
Григорий Атаманчук
Григорий Атаманчук — доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой государственного управления и правового обеспечения государственной службы РАГС

Современный опыт свидетельствует о многообразии моделей государственной службы, каждая из которых приспосабливается к потребностям страны. Поэтому нельзя вести речь о реформировании государственной службы РФ абстрактно, безотносительно выбора той модели, которая адекватна условиям России и способна обеспечивать ее развитие. Как и копирование государственной службы какой-либо страны надо вести с учетом интегрированного состояния всех ее жизненных проявлений (скажем, накопленное национальное богатство, душевой уровень ВНП, производительность труда, справедливость распределения и т.д.). Мы все время ориентируемся на Запад, но при этом почему-то забываем, что в ЕС, США и Канаде ВНП на душу населения давно перевалил за 20 тыс. долл., а у нас он составляет чуть более 3, 5 тыс. долл., т.е. меньше почти в 6 раз. Но ведь только из одного этого проистекает очень много.

Стоит обратить внимание и на следующие моменты, которые тоже у нас постоянно игнорируются. Общество создают и поддерживают в целостности в основном три типа общественных (субъективных) взаимосвязей:
•- информационные (в широком смысле), которые включают в себя язык, образование, религию, традиции, культуру, коммуникации, иные формы взаимодействия в рамках общественного сознания;
•- экономические, основанные на специализации и кооперации труда, освоении земли и иных природных богатств, обмене материальными, социальными и духовными продуктами и услугами, экономических потребностях и интересах в рамках прежде всего национального рынка;
•- административные, исходящие от государства и государственной власти и обеспечивающие главным образом правовую организацию и регулирование общественных отношений и процессов.

Естественно, что каждый тип связей актуален, значим и необходим. Но многое зависит от его возможностей, уровня развития и потенциала. Ясно, что первичными и определяющими являются информационные взаимосвязи, создающие социокультурную структуру общества. Важнейшие базисные основания общества создают экономические взаимосвязи, при условии, что они достигли надлежащей прочности, надежности и способны «цементировать» общество. Тем самым масштабы, сила и проникновенность административных взаимосвязей зависят не только от внешних факторов (угроз), но и от состояния информационных и экономических взаимосвязей.

Для России во всей ее истории вследствие геополитического положения и массы других объективных и субъективных условий и факторов административные взаимосвязи всегда стояли и продолжают стоять на первом месте. Разрушение СССР и стагнация России в течение последних Шлет лучше всего подтверждают данный тезис. Неслучайно также в общественной мысли страны от Ивана IV Грозного столь существенное место занимает проблема «державности».

Следовательно, реформирование государственной службы РФ в начале XXI века предполагает прежде всего и главным образом выбор ее искомой модели. Все остальное в государственной службе (ее структура, статус госслужащих, порядок прохождения, форма управления и т.д. и т.п.) производно (логически следует) от избранной модели. Нельзя в очередной раз лошадь ставить перед телегой, а потом удивляться, почему не едет.

Моя позиция, начиная с доклада «Основные положения концепции развития государственной службы в Российской Федерации» на первом в истории России научно-практическом совещании с участием около 150 специалистов из 86 организаций, сделанном 28 апреля 1992 г., была и остается одной: России нужна государственно-административная модель государственной службы.

На эту тему мною, Н.М.Казанцевым, другими ее сторонниками опубликованы десятки научных работ, сделаны конкретные аналитические проработки и подготовлены проекты необходимых нормативных актов, в частности, проект Кодекса государственной службы. В 1995 году по заказу Администрации Президента РФ были подготовлены проекты концепций государственной службы РФ, государственной службы в федеральных органах страны. В 1997 г. под моей редакцией в РАГС издана коллективная монография «Государственная служба Российской Федерации. Первые шаги и перспективы».

Теоретическая модель такой государственной службы достаточно обоснована и широко представлена научной общественности и руководителям государственных органов. Не хочется повторять то, что известно всем желающим.

Между прочим именно и только эта модель непосредственно связана с укреплением государства, демократизацией государственной власти, модернизацией государственного аппарата, рационализацией государственного управления, логически вписывается в проводимые преобразования и реально способна им благоприятствовать.

Все упирается в выбор, что уже не зависит от меня.

Written by admin

Апрель 8th, 2017 | 2:56 пп