Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

В двери ВУЗа стучатся проблемы

Владимир КОМАРОВСКИЙ — доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой политологии и политического управления РАГС

Взяться за перо автора побудило участие в Международной конференции «Национальные ориентиры и мировой опыт в области преподавания социально-экономических дисциплин в высшей школе» и в Третьем Международном молодежном форуме «Терра политика». Размышления дополнены личным опытом работы в РАГС и впечатлениями от пребывания в нескольких западных университетах.

Чрезвычайно представительная конференция, собрав зарубежных и отечественных ученых, руководителей вузов, высоких чиновников, поставила в центр своей работы проблемы стратегии и тактики реформирования системы образования в мире и России. Молодежный же форум был интересен тем, что давал представление о том, как новые методы организации занятий реализуются на практике.

Неизбежное для подобных встреч множество не совпадающих, а иногда и прямо противоположных точек зрения, подходов к общим проблемам не помешало, однако, осознанию того, что существует достаточно широкое поле согласия и совпадения позиций.

Практически единодушно участники констатировали, что в наиболее развитых странах мира набирают обороты процессы реформирования системы образования, которые обусловлены фундаментальными изменениями, происходящими в современном мире (информатизация, глобализация и т.д.). Россия не может стоять (и не стоит) в стороне от этих процессов. (Правда, вопрос, чего ей удалось достичь в этом направлении, вызвал на конференции бурную дискуссию).

Всеми было признано положение, что в реформах просматриваются как общие тенденции, так и национальная специфика. Она определяется исторически сложившимися традициями, особенностями стоящих перед системой образования задач в той или иной стране, пониманием роли и места человека в обществе. (От себя добавлю: мы частенько стали забывать, что вузы готовят не только специалиста, но и гражданина).

Соответственно выстраивается цепочка:

Изменения (реформы в обществе) Адекватные изменения в системе образования Адекватные программы и методы обучения

Центральный вопрос, на который призвана была дать ответ конференция: насколько и что именно из опыта работы лучших, элитных вузов США и Западной Европы можно использовать в России. Ответы, естественно, были разными. Часть участников весьма скептически оценивала возможность «приживания» на российском древе высшей школы западного «привоя». По крайней мере, в ближайшее время. Назову самый весомый, на мой взгляд, аргумент скептиков. Россия еще не обрела ясного представления, какой она должна стать в результате реформ. Назван лишь общий вектор: интеграция в мировую экономику, развитие рыночных отношений и демократических институтов. Но нет ясной программы, как двигаться по этим азимутам, кто, какие общественные силы поддержат и сумеют реализовать намеченные планы.

Другую точку зрения (политически ее заострив) можно представить так: тот, кто не знает английского языка и не владеет им так, как в США (Европе), — тому не место в вузе.

Наиболее взвешенной позицией по этой проблеме я бы назвал доклад Теодора Шанина, ректора Московской высшей школы социальных и экономических наук. Опыт ее работы доказывает, что можно успешно реализовывать программы, сочетающие в себе лучшие западные и российские образовательные традиции (для сведения: выпускники школы получают сразу два диплома — российский и английский). В основу новых подходов к организации и содержанию учебного процесса, по мнению Т.Шанина, которое, кстати, разделил ряд других участников семинара, должны быть положены следующие принципы:

• развитие творческого потенциала личности;
• воспитание самостоятельности мышления, уверенности в собственных силах;
• формирование способности к самообучению и саморазвитию.

Реализация названных принципов, в свою очередь базируется на четырех академических свободах:
• свобода университета определять содержание своих учебных программ и планов;
• свобода факультета определять, набор своих дисциплин без вмешательства университета;
• свобода преподавателя определять содержание и методику своего курса без вмешательства факультета;
• свобода студента выбирать большинство курсов (формировать свой учебный план) в ходе учебы.

Предложенная специалистами формулировка системообразующих принципов вузовского образования особых возражений не вызвала, чего нельзя сказать о технологических принципах их реализации.

Учебные планы и программы

В западных вузах нет государственных стандартов. Консенсус специалистов в отношении предметного поля, проблематики любой социально-экономической дисциплины установился давно. Россия этого уровня еще не достигла. Поэтому большинство оценило стандарты, программы отдельных дисциплин, подготовленные Министерством образования, как явление положительное. В то же время отмечалось, что отдельные вузы, в том числе и РАГС, уже выросли из этих программных «коротких штанишек» и вполне могут претендовать на большую степень самостоятельности.

Но надо сказать и о другой стороне медали. Наши программы, по большей части, слишком общи, мало и поздно ориентируют студента на определенную специальность, нацелены, образно говоря, на подготовку «врача», тогда как обществу нужны хирурги, терапевты, кардиологи (или — в политологии — политические аналитики, специалисты по связям с общественностью и т.д.). Вне всяких сомнений — спрос надо изучать и более серьезно, более точно на него реагировать. Кафедра политологии первые шаги в этом направлении сделала.

Организация обучения

Два принципа являются определяющими в организации обучения лучших университетов Запада: неразрывная связь обучения с исследовательской работой и предоставление студенту широких возможностей выбора программ обучения.

Научная работа является неотъемлемой частью образовательного процесса. Учебники и методики готовятся на основе самостоятельных научных изысканий. Все остальное рассматривается как пересказ известных истин. В научно-исследовательскую деятельность студенты включаются буквально с первых курсов, что решающим образом меняет парадигму образования. Смыслом становится не «натаскивание» студента, не усвоение готовых истин, часто далеких от реальной жизни, а совместный поиск решения реальных жизненных проблем. Это в значительной степени определяет содержание и методы обучения (о чем ниже).

Курс базируется на эксклюзивной информации, в его основе лежит понимание и трактовка соответствующих проблем преподавателем. В идеале он уникален и неповторим. Интерес студентов к курсу, рассматривается как главный показатель квалификации и мастерства преподавателя (студенты имеют право выбирать большинство курсов). Характерно, что ведущие профессора, как правило, не заняты на младших курсах, где осуществляется общеобразовательная подготовка.

Необходимость единения образования и научной работы, по крайней мере в лучших вузах России, вряд ли у кого вызовет сомнения. Правда, возникает проблема финансирования. Ее, безусловно, надо обсуждать и решать. Тем не менее, даже имеющиеся возможности используются не лучшим образом. Можно было бы, например, в нашей академии предоставить право кафедрам за счет неиспользованных ставок брать на работу научных сотрудников, в том числе из числа очных аспирантов. Преподаватели кафедр получили бы возможность сэкономить время, которое тратят на поиск и первичное обобщение текущей политической, экономической, социальной информации.

Вторая проблема, которую предстоит решать, — это ослабление жесткой «привязки» студента к одной кафедре или факультету. Возможности выбора курсов у российского студента минимальны. «Перегородки» между кафедрами у нас тоже очень жесткие.

Положение не в одночасье, но надо менять. Студенту, слушателю необходимо предоставить возможность выбора спецкурсов не только на своей, но и на других кафедрах, других факультетах, вплоть до возможности получения двойного диплома (например, экономиста и юриста, экономиста и политолога и т.д.). Кстати, это резко повысило бы привлекательность РАГС для тех, кто готов оплачивать свое обучение в Академии.

Что в этом, направлении можно (и нужно, на мой взгляд,) сделать уже сейчас?

Во-первых. привлекать для чтения лекций и практических занятий преподавателей других кафедр. К примеру, занятия у нас, на кафедре политологии по теме: «Нормативно-правовые основы деятельности служб по связям с общественностью в органах власти» трудно представить без преподавателя-юриста. С другой стороны, специалистам-госслужащим любого профиля сегодня необходимы достаточно глубокие политические знания, которые может обеспечить наша кафедра.

Во-вторых. Курсы «для других» кафедр надо максимально «подтянуть» к их нуждам. Сейчас они у нас читаются по единому лекалу, что вряд ли правильно. Например, в МГУ курсы иностранного языка на факультетах журналистики и экономическом ведут разные преподаватели, которые не только предлагают студентам разные тексты для переводов, но и располагают разными подходами и методами обучения. Первый шаг к решению проблемы: предлагаемые программы согласовывать не только с ректоратом, но и с «другими» кафедрами.

Наконец еще один важный момент в организации обучения — это работа библиотек. На конференции отмечалось, что сегодня важно не только иметь необходимую литературу и электронный каталог, но и организовать работу библиотеки по принципу «открытых полок», обеспечить широкий доступ к имеющейся литературе.

Методы обучения

В российских университетах аудиторные занятия составляют 30-40 часов в неделю, в западных — 12-15 часов. За этими цифрами стоят принципиально различные установки: ориентация на самостоятельную работу или фактическое «натаскивание» студента под руководством и контролем преподавателя. На первый взгляд перед РАГС эта проблема вообще не стоит в силу преимущественно заочного характера обучения. Для заочных вузов нет иного пути, кроме как заставить студента (слушателя) готовить и регулярно представлять в той или иной форме письменные задания. Однако некоторый опыт, накопленный в этом отношении кафедрой политологии, свидетельствует о том, что и при таком взаимодействии у преподавателя есть возможности активизировать самостоятельность студента. Главное — формулировать задание предельно индивидуально и так, чтобы нельзя было найти готовых ответов на него (проще — откуда списать, скомпилировать). Второе условие -важна не только тщательная проверка письменного задания, но и индивидуальное собеседование со слушателем о ее результатах. Сегодня Интернет позволяет осуществить это чрезвычайно оперативно.

Отдавая себе отчет в трудностях преодоления бюрократических препон, выскажу еще одно предложение: надо разрешить слушателям проходить курс и сдавать экзамены по непрофильным дисциплинам в других вузах (как это допускается у аспирантов). Это, кстати, «загрузило» бы слушателя во внесессионный период, а во время сессии он имел бы больше возможностей для самостоятельной работы, для пользования библиотекой. (Не стоит упускать из вида, что такой библиотеки, как в РАГС, нет в большинстве городов.)

Прохождение же соответствующей дисциплины в РАГС могло быть сведено к индивидуальному собеседованию и перезачету.

О содержании занятий

Думается, что нашим слушателям, которые уже имеют одно высшее образование и обладают почерпнутым из практики представлением о проблемах, поднимаемых на занятиях, больше всего подходит лекция-дискуссия. Преподаватель (лучше двое) лишь определяет и структурирует проблему, выделяет в ней самое важное, обозначает те «точки бифуркации», которые служат водоразделом для различных подходов, трактовок, парадигм, предлагает свое личное понимание проблемы, оценивает различные точки зрения. Такой подход естественно рождает дискуссию.

Семинары также должны изменить свою суть. Пока они чаще являются формой проверки усвоения лекционного материала. Главная же цель семинаров, как отмечалось в дискуссии на конференции, — научить молодых людей использовать полученные теоретические знания для решения конкретных задач. Хорошим примером того, как можно это реализовать, явилась организация работы на форуме «Терра политика». Трем группам студентов было поставлено задание: дать характеристику имиджа России в глазах рядовых граждан страны и мировой общественности; назвать факторы, определяющие его формирование; предложить способы и средства его изменения в лучшую сторону. Каждая группа была самостоятельна в поисках решения и формы представления результатов, которые затем совместно обсуждались. В группах работали студенты различного профиля: политологи, журналисты, экономисты и т.д., что обеспечило, с одной стороны, комплексный, если уже не системный подход к проблеме, а с другой — разнообразие форм представления результатов: от рисунков до математически обоснованных моделей.

Контроль уровня знаний студента

Три момента определяют в западных университетах особенности подхода к контролю уровня знаний. Во-первых, большая часть экзаменов проводится в письменной форме. Письменные работы развивают логическое мышление и аналитические способности студентов, приучают к самостоятельной работе, способствуют саморазвитию. Во-вторых, экзамены, как правило, принимают преподаватели других вузов. Это обеспечивает «прозрачность» оценок, исключает субъективизм отдельного лица и, что еще более важно, вырабатывает единый подход, единые стандарты, единое «образовательное поле» дисциплины. Третья особенность: преподаватели западных вузов ставят оценки «отлично» примерно 3-4% студентов, в российских вузах количество таковых доходит до 50-60%. Убеждать кого-либо в том, что наш безмерный либерализм ни к чему хорошему не приводит, нужды нет. Задача состоит в том, чтобы психологически переломить ситуацию и вернуть оценкам их реальную дифференцирующую роль. Фактов субъективизма в оценке знаний студентов (слушателей) также достаточно. На конференции приводились примеры того, как экзамен превращался в пересказ учебника преподавателя, принимающего экзамен. И, упаси Господь, отступить от него! Более того, иногда студентов фактически насильно заставляли покупать учебник и пользоваться только им.

В лучших российских вузах (на экономическом факультете МГУ, например) большую часть контрольных заданий студенты сейчас выполняют в письменном виде. О значении письменных работ для РАГС говорилось уже выше. Но для широкого внедрения этого вида контроля требуется доведение многих заданий до тестовой формы. В этом направлении и нужно серьезно работать. На взгляд автора, следует шире привлекать преподавателей других вузов для приема экзаменов, хотя бы на принципах «взаимообмена». Это позволит посмотреть на содержание и методы обучения со стороны, понять, в чем состоят сильные и слабые стороны курса, в дискуссиях с коллегами обменяться опытом. В то же время «отстранять» преподавателя, ведущего курс, от участия в цикле экзаменов вряд ли оправданно. Принимая экзамен, преподаватель может понять и оценить, как он ведет курс, что осталось у студентов в памяти, а что бесследно исчезло и т.д.

Переподготовка преподавателей

В эпоху динамичных изменений, постоянно возрастающего объема информации каждый специалист обречен учиться всю жизнь. Преподавателю вуза это требуется вдвойне. Знания и навыки так же «изнашиваются», как промышленное оборудование и технологии. В западных вузах переподготовка каждого преподавателя — это перманентный процесс. Задача сводится не только (и не столько) к периодическому переобучению на какого-либо рода курсах, сколько к созданию стимулов для саморазвития, для постоянного обновления арсенала знаний по своему предмету и методов его преподавания. Один из наиболее важных стимулов профессионального роста — большая дифференциация заработной платы между университетами, а в частных вузах и между преподавателями. Естественно, что наиболее талантливые и работоспособные стремятся работать в сильных престижных и лучше оплачиваемых университетах. Мобильность преподавателей на Западе достаточно высокая. Личные профессиональные устремления также поддерживаются. Каждый профессор на протяжении трех лет может один семестр полностью посвятить научной работе или уйти на стажировку в другой университет.

В России, как известно, абсолютное большинство преподавателей вынуждены работать сразу в нескольких местах. Время на самообучение у них остается минимальное. Кардинально изменить что-то, пока не изменится экономическая ситуация в стране, и пока наука, образование реально не станут приоритетами — невозможно.

Тем не менее приниматься за дело надо. В конечном счете, уровень знаний студента в большинстве случаев определяется уровнем подготовки преподавателя. Первая задача в этой связи — осознание масштабов проблемы и изменение отношения к ней на всех уровнях: министерства, ректоратов, факультетов и кафедр, самих преподавателей.

Промышленники уже поняли, что если не будут внесены кардинальные изменения в экономическую политику, темпы обновления оборудования и технологий, нас ждет на рубеже 2005 г. серия обвальных техногенных катастроф. Последствия застоя в сфере образовательных технологий, переподготовки преподавательских кадров проявятся не так очевидно, но окажутся не менее плачевными для страны. Эта проблема требует специального обсуждения. Обозначу некоторые направления, по которым может быть найдено хотя бы частичное ее решение. Сегодня в заработной плате преподавателей вузов учтены и ученая степень, и звание. Вместе с тем, на «верхнем этаже» (доктор наук, профессор) оплата труда более или менее адекватна, но оценивает скорее прошлый труд и заслуги, чем достижения преподавателя в делах дня сегодняшнего. Изменения в этой области — задача для министерства. На уровне вуза тоже есть над чем поработать. Прежде всего, изменить отношение не только к научной, но и к методической работе преподавателя, чем мы и думаем заняться у себя на кафедре.

Ведь вплоть до нынешнего учебного года работа над методиками и программами в РАГС относилась к занятиям второй половины дня, т.е. фактически считалась необязательной. Отсюда и соответствующее отношение к ней со стороны преподавателей, которое было бы полезно изменить. Пора менять и отношение к стажировкам преподавателей, особенно молодых, в других вузах. РАГС могла бы принимать гораздо большее число стажеров, прежде всего, из подведомственных региональных академий. Условия для этого имеются.

Допускаю, что существует еще немало неиспользованных и более эффективных путей и средств решения затронутых проблем. Главное же состоит в том, что если Академия претендует на звание элитного образовательного учреждения, она должна показывать пример новаторского подхода к организации учебного процесса (включая, естественно, его содержание). Игнорирование лучшего зарубежного опыта при этом так же недопустимо, как и его некритичное заимствование.

Written by admin

Апрель 8th, 2017 | 2:53 пп