Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Профсоюзы на службе. У кого?

Юрий МИЛОВИДОВ — старший научный сотрудник Академии труда и социальных отношений, кандидат исторических наук

Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию… Каждый имеет право… на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации. «raquo;Так записано в Основном законе нашего государства. А что в действительности? К сожалению, как это у нас часто бывает, несовпадение, несовпадение… Провозглашенные права мало (или совсем не) влияют на трудовые отношения наемного работника с работодателем. Многомесячные задержки выплаты заработной платы, растущая безработица, производственный травматизм, так называемые вынужденные отпуска — вот реальность. А потому многочисленные дискуссии и публикации о социальном партнерстве в нашей стране, о его практическом воплощении похожи, скорее, на чисто теоретические изыскания.

По нашему мнению, всерьез рассматривать социальное партнерство как своеобразный механизм взаимодействия и регулирования отношений между работодателями, государственными органами и представителями трудящихся в нынешних условиях не представляется возможным. В цивилизованных демократических странах, или, как принято их еще называть, в странах с развитой рыночной экономикой, защиту социально-трудовых прав работников, помимо государства, берут на себя профсоюзы, представляющие интересы трудящихся и, соответственно, несущие свою долю ответственности за соблюдение трудовых прав граждан. Отвечая на весьма странный вопрос председателя Федерации независимых профсоюзов России М.Шмакова об ответственности Всемирного Банка за массовые нарушения прав российских трудящихся в области заработной платы, президент Всемирного Банка Джеймс Волфенсон в ходе 85-й сессии Международной конференции труда (Женева, июнь 1997 г.) подчеркнул: «Не Всем»анк, а правительства, предприниматели и профсоюзы ответственны за ситуацию в своей стране. Все должны нести свою долю ответственности. Может быть, не все конструктивно и в том, что делаете вы сами (т.е. российские профсоюзы, п.а.)».

Каковы же сущность профсоюзов, состояние профсоюзного движения в России и возможности социального партнерства — попытаемся разобраться в этой статье.

Немного истории

В многовековой истории человечества профсоюзы занимают весьма скромный отрезок времени — им всего-навсего 200 лет. Они возникли на рубеже XVIII и XIX веков сначала в Англии, затем во Франции, Германии, Соединенных Штатах Америки, Скандинавских странах… К этому времени передовые страны Европы и США в основном завершили феодальный путь развития и вступили в полосу развития капиталистических, т.е. рыночных отношений. Феодальная, крепостная зависимость сменяется личными гражданскими свободами, включая свободу экономических взаимоотношений. В сфере трудовых отношений на смену принудительному труду приходит труд наемный, основанный на свободных договорных отношениях.

С тех пор смысл и суть трудового контракта (договора) принципиально не изменились и сводятся к известной формуле: наемный работник готов при соблюдении нормальных условий труда выполнять определенную работу, а работодатель в установленные сроки должен выплатить ему соответствующую зарплату. Однако вечная погоня за прибылями нередко побуждает работодателя нарушать свои обязательства перед наемными работниками, которые вынуждены для защиты своих интересов объединяться в профсоюзы. Диалектика взаимоотношений труда и капитала такова, что капитал всегда стремится к накоплению, а наемный труд — к своевременной и достойной оплате.

На протяжении двух веков профсоюзы и работодатели учились (и научились-таки) договариваться о соблюдении взаимных интересов. Власть в лице государственных органов по-разному, но довольно осторожно вмешивалась в их взаимоотношения, чаще всего в форме принятия соответствующих законов. Со временем практика взаимодействия работодателей, профсоюзов и государства в сфере трудовых отношений приобрела статус социального партнерства. Но это на Западе.

В России профсоюзы возникли на 100 лет позже, чем в западно-европейских странах и США, т.е. на рубеже XIX и XX веков. Начало XX столетия ознаменовалось для России революционными потрясениями. Борьба народных масс против самодержавия, за достойные условия жизни, за права человека дала мощный импульс развитию профсоюзного движения. Вплоть до октября 17-го года, т.е. до прихода к власти партии большевиков, профсоюзы России (с точки зрения все тех же большевиков) выполняли роль школы классовой борьбы.

Когда же власть в стране стала рабоче-крестьянской, а государство — социалистическим, возник естественный вопрос: А чем же в новых условиях должны заниматься профсоюзы? После недолгих, но жарких дискуссий, а также исходя из практики военного коммунизма правящая партия выработала новую концепцию профсоюзного движения. Профсоюзы были призваны стать школой коммунизма. Однако невольно, под давлением командно-административной системы они в известном смысле стали выполнять роль школы тоталитаризма. Смысл их повседневной деятельности достаточно четко сформулирован в секретной инструкции советских спецслужб от 2 июня 1947 г., предназначенной послевоенному президенту социалистической Польши Болеславу Беруту. В ней, в частности, записано: «У профобъединений ни в коем случае не должно быть таких прав, которые давали бы им возможность противопоставить себя руководству предприятия. Их необходимо загружать другой работой, например, организацией отпусков и свободного времени, рассмотрением пенсионных и кредитных заявлений, проведением культурных и увеселительных мероприятий и экскурсий, распределением дефицитных товаров. Они должны разъяснять и оправдывать решения политического руководства»2.

Российские профсоюзы сегодня

С развалом СССР и социалистического строя отпала необходимость в советских профсоюзах, которые исправно выполняли роль приводных ремней от КПСС к массам. Но в отличие от КПСС, распущенной государством насильно, профсоюзы получили своеобразный карт-бланш на свободное «плавание» в новых рыночных отношениях. Была надежда на то, что многомиллионное объединение трудящихся сможет переосмыслить свои задачи и функции, перегруппировать силы и найти свои точки согласия интересов с нарождающимся слоем новых работодателей-предпринимателей. Государство со своей стороны обеспечило российским профсоюзам достаточные и необходимые условия их деятельности, закрепив за ними законодательно три основополагающих права, за которые западные профсоюзы бились на протяжении двух веков. Во-первых, право трудящихся на объединение в профсоюзы и признание профсоюзов обществом. Это право у нас защищено Конституцией РФ (ст. 30) и специальным Федеральным законом «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности». Затем — право на ведение коллективных переговоров и заключение коллективных договоров и соглашений. Оно гарантируется специальным Федеральным законом «О коллективных договорах и соглашениях».

Система коллективных договоров и соглашений заметно расширяет права наемных работников и профсоюзов. Практика правоприменения такова, что суды и органы прокуратуры при рассмотрении трудовых споров почти повсеместно опираются на конкретное содержание коллективных договоров и соглашений.

И наконец, право на проведение коллективных акций протеста и забастовок (Федеральный закон «О порядке разрешения коллективных трудовых споров»).

Кроме того, существенные права профсоюзов закреплены в КЗоТе РФ, в Законе РФ «О занятости населения в Российской Федерации», в Основах законодательства Российской Федерации об охране труда и др.

Однако государственная политика благоприятствования по отношению к профсоюзам не принесла ожидаемых результатов. Объединяя в своих рядах свыше 80% наемных работников, профсоюзы не смогли поставить под контроль многоликий российский капитал. Хотя совершенно очевидно, что практически весь товар в стране -от нефти и газа до драгоценных металлов и военной техники — производится на конкретных предприятиях руками наемных работников. При попустительстве профсоюзов и нередко с их участием в стране сформировался мощный сектор теневой экономики с его скрытой занятостью и скрытыми доходами; официальная заработная плата потеряла первостепенную стимулирующую роль. Более того, многомесячные, а то и многолетние задержки выплаты заработной платы стали распространенной формой накопления и преумножения капитала. Не получая вовремя заработную плату, работники предприятий под руководством профлидеров предъявляют свои претензии ни больше ни меньше, как к правительству и Президенту страны, «заботливо» минуя собственных директоров, хотя именно с директорами заключаются все трудовые контракты и колдоговоры. Лидеры первичных профсоюзных организаций, т.е. председатели профкомов, в большинстве случаев активно встают на защиту директоров предприятий, мотивируя это тем, что директора сами являются «жертвами» неплатежей (неплатежи, кстати, также — одна из распространенных форм накопления капитала).

Профсоюзы в целом, оставляя вне контроля мощную социальную силу — директорский корпус, вольно или невольно вступают в сугубо политическую борьбу, не имея при этом продуманной программы действий. Подобная деятельность профсоюзов неизбежно обрекает их на роль исполнителей чужой воли в чужой игре.

Не будем голословными

За последние несколько лет мы провели опрос почти 3 тыс. председателей профсоюзных комитетов. Парадоксальными представляются следующие ответы. На вопрос: «За последние три-четыре года рядовые труженики стали жить лучше или хуже?» председатели профкомов в основном отвечают: «Хуже!» На вопрос: «За последние три-четыре года директора предприятий стали жить лучше или хуже?» ответ однозначно звучит: «Лучше»…

В качестве характерной иллюстрации можно привести такой факт: 46 директоров Тулы и Тульской области получили в 1997 г. (вместе с социальными выплатами) 328 млрд.руб., в среднем по 6 млрд. с лишним каждый. Это несмотря на то, что по сравнению с 1996 г. производство упало на 2%, а прибыль предприятий сократилась в три раза. В бюджет не поступает и половины запланированных средств. Долги по налогам исчисляются десятками миллиардов рублей. Общая задолженность по зарплате в Тульской области достигла 700 млрд.руб. Иначе говоря, заработка 46 директоров хватило бы, чтобы погасить половину областного долга по зарплате. Шесть млрд.руб. в 1997 г. — это миллион долларов США, ровно в пять раз больше зарплаты американского президента и почти в 1000 раз больше среднегодовой зарплаты одного рабочего в Тульской области.

На подобную порочную практику обратил в свое время внимание и первый Президент страны Б.Ельцин: «Все хорошо помнят об акциях протеста в Приморье. Сколько упреков тогда раздавалось в адрес федеральной власти! Но вот конкретный пример: работникам Приморской ГРЭС в прошлом году полгода не выплачивалась зарплата. Администрация же предприятия только на командировочные расходы истратила более 3 млрд.руб. А на приобретение высокодоходных акций руководители выделили сами себе около 1 млрд.руб… Во многих случаях, когда по вине директора предприятия рабочим не выплачивалась зарплата, профсоюзы требовали денег от государства, т.е. фактически становились на сторону работодателя».

Практика работы советского образца воспроизводит основной порок внутрипрофсоюзной жизни, а именно: отсутствие демократического механизма добровольного осознанного вступления в профсоюз и выхода из него. Правда, лишь за несколько лет в России образовалось свыше 200 самых различных профсоюзов и их объединений (в Советском Союзе их было 32); в их рядах, по заявлениям лидеров, насчитывается свыше 50 млн.человек. Но личные заявления граждан о вступлении в тот или иной профсоюз, что предусматривают уставы профсоюзов и что является важнейшим условием принадлежности к организации, в абсолютном большинстве случаев отсутствуют. Профсоюзные вожди позволяют себе учреждать новые и переучреждать старые профсоюзы, укрупнять и разукрупнять их, менять названия, тасовать между собой целые организации, не спрашивая на то согласия у членов профсоюзов. Главный институт внутрипрофсоюзной демократии — профсоюзные собрания — проффункционеры с легкостью заменили на разного рода митинги, сходки, демонстрации, тем самым отстранив абсолютное большинство членов профсоюзов от непосредственного участия в принятии решений. Сегодня мало кто может сказать, что такое ФНПР, кто такой Михаил Шмаков и на каком основании он выступает от имени всех российских трудящихся. Откуда взялось политическое крыло профсоюзов под названием «Союз труда»? И почему это крыло подпирает общественно-политическое движение «Отечество», а не какое-либо другое? Куда исчезло, и кто присвоил имущество советских профсоюзов? Каким образом любой член профсоюза может реализовать свое право избирать и быть избранным на руководящие профсоюзные должности? Поразительно, но сегодня у любого полноправного гражданина России гораздо больше шансов стать Президентом страны, депутатом или губернатором, чем председателем Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР).

Обилие этих отнюдь не риторических вопросов порождает у членов профсоюзов апатию и равнодушие к деятельности организации и, как следствие, нежелание и невозможность контроля снизу за деятельностью профсоюзных работников.

В результате, важнейшая форма деятельности профсоюзов — коллективные договоры и соглашения — приобрела в основном формальный характер, а такой вид борьбы за их реализацию, как забастовки, носит зачастую характер диких, стихийных выступлений, как правило, не достигающих поставленной цели. В то же время российские профбоссы довольно ловко «прикарманили» богатейшее недвижимое имущество советских профсоюзов стоимостью в миллиарды долларов и можно сказать ведут образ жизни «новых русских», этаких олигархов от профсоюзов. Не случайно средства массовой информации то и дело публикуют материалы о дорогостоящих коттеджах профбоссов, о их многочисленных заморских вояжах, о пышных банкетах и прочих радостях их безбедной жизни. Недавно, к слову, правоохранительные органы Москвы заинтересовались экономической деятельностью АОЗТ «Выставочный центр профсоюзов», расположенного на территории ВВЦ (учредители ФНПР и ВКП — в равных долях по 50%), и тут же возбудили уголовное дело. А таких объектов за ВКП и ФНПР вместе и врозь числится больше тысячи!

Во всем мире профсоюзы и проф-центры живут в основном на профсоюзные взносы и, естественно, регулярно отчитываются за их использование перед членами профсоюзов. В нашей стране крупнейший проф-центр — ФНПР — существует в основном на доходы от многообразной коммерческой, хозяйственной и прочей деятельности. Поступления от профвзносов в структуре его доходов из года в год не превышают 30%. Но каковы источники финансирования организации — такова и ее сущность.

Слабость российских профсоюзов — не их вина, это адекватная реакция населения на развитие рыночных отношений. В стране интенсивно формируется рынок капиталов и рынок товаров, но значительно медленнее развивается рынок труда с его неотъемлемой частью — полноценными и работоспособными профсоюзами. А ведь только организованные в профсоюзы работники, как показывает общемировая практика развития рыночных отношений, могут заставить капиталиста, предпринимателя, хозяина и само государство четко соблюдать трудовые права работающих граждан, думая об их благе, а не о себе «любимых». В данный момент своеобразие профсоюзной стагнации выражается в том, что социальный заказ на профсоюзы у нас еще не сформирован (он равен примерно 40%, т.е. доле официальной заработной платы в структуре общих доходов россиян), а профсоюзные работники есть. Но лишь немногие из них, вышедшие из советской командно-административной системы, да лидеры новых несоветских профсоюзов пытаются переосмыслить свою роль в современных рыночных условиях.

Как изменить ситуацию

Современные профсоюзные работники и профсоюзные органы в большинстве своем воспроизводят неприемлемую для новых условий концепцию деятельности профсоюзов, которая четко отделяет профсоюзных функционеров от рядовых членов. Первые постоянно пытаются помогать вторым. Не организовывать, а помогать. Под словом «помогать» подразумеваются такие привычные функции, как оказание материальной помощи, обеспечение различными путевками и новогодними подарками, организация летнего оздоровительного отдыха детей и т.д. Все это, конечно, необходимо, но культивирование именно такого подхода отчуждает членов профсоюзов от деятельности организации, подрывает саму основу организации, ставит его (члена профсоюза) в подчиненное положение. Но кто же будет именно сейчас, безотлагательно организовывать членов профсоюзов на защиту таких коренных профессиональных интересов, как достойная и своевременная оплата труда, сохранение и расширение рабочих мест, гарантированная от травматизма работа? Ведь по всем этим направлениям профсоюзы утрачивают свои позиции. Не случайно, оценивая современное состояние профсоюзного движения, В.Путин в своем послании Федеральному Собранию РФ отметил: «Тенденции формализма и обюрокрачивания не обошли стороной и эти объединения граждан. В новых условиях профсоюзы не должны «тянуть» на себя государственные функции в социальной сфере… Гражданам России нужны не очередные посредники в распределении социальных благ, а профессиональный контроль за справедливостью трудовых контрактов и соблюдением их условий» 5.

Члены профсоюза должны стать субъектами, а не объектами профсоюзной деятельности. Это требует кардинальной перемены точки зрения на деятельность и сущность профсоюзов, место члена профсоюза во внутрипрофсоюзной жизни.

За членами профсоюзов необходимо законодательно закрепить, как минимум, три права:
•право члена профсоюза на участие в избрании любого профсоюзного лидера, который каким-либо образом выступает от его имени;
•право члена профсоюза на участие в принятии коллективного договора, тарифного и генерального соглашений, действие которых так или иначе на него распространяется ;
•право члена профсоюза на участие в принятии решения о проведении региональной, отраслевой, национальной, всеобщей забастовки или иной коллективной акции протеста.

При этом соответствующие проф-органы обязаны предоставить членам своих организаций возможность реализации вышеназванных прав.

Кроме того, в законодательство о профсоюзах необходимо ввести следующие поправки:
•если в структуре доходов того или иного профоргана поступления от профсоюзных взносов составляют менее 50%, то государство вправе в полном объеме контролировать финансовую деятельность такого профоргана и инициировать через судебные органы приостановку всей его деятельности как непрофсоюзной; руководители профсоюзных органов любого уровня обязаны представлять для ознакомления членам профсоюзов по их требованию свои декларации о доходах;
•профорганы любого уровня обязаны ежегодно публиковать отчет об использовании своего имущества или обеспечивать членам профсоюзов доступность ознакомления с указанным отчетом.

Что же касается дальнейшей судьбы недвижимого профсоюзного имущества, то не лишена смысла идея учреждения на его основе ассоциации собственников по типу открытого акционерного общества или, лучше, некоммерческого партнерства с участием всех членов профсоюзов.

Являясь по определению организациями демократическими, профсоюзы России по своей природе остаются, пожалуй, самыми недемократичными в мире. Их бесправные рядовые члены — это корпорация профсоюзных работников, являющаяся либо частью российского капитала, либо состоящая у него на службе. С такими профсоюзами говорить о каком-либо социальном партнерстве в стране, тем более о его эффективности, пока еще рано. Анализировать состояние и развитие субъектов социального партнерства — необходимо.

Written by admin

Апрель 8th, 2017 | 2:49 пп