Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Год Президента Путина глазами его Администрации

Дмитрий МЕДВЕДЕВ — первый заместитель руководителя Администрации Президента Российской Федерации

«Удалось в значительной мере изменить политический ландшафт, внести качественные поправки в государственные механизмы.»

Дмитрий Анатольевич! Владимир Путин уже год как Президент России. Это был период структурных изменений в государстве. Что уже откристаллизировалось окончательно? И, пожалуй, самое главное — какое влияние оказали эти перемены на внутреннее положение страны?

— Начнем с главного. Влияние на общество перемен, которые произошли в течение последнего года, мне представляется вполне позитивным. Поворот к новому не имел в виду ломку конституционных устоев. Напротив, преобразования носят скорее эволюционный характер. Россия устала от революций. Об этом было сказано в послании Президента Федеральному Собранию. Идет процесс постепенного, непрерывного совершенствования всей социально-экономической сферы страны. Это вовсе не означает, что изменения происходят в режиме замедленного действия.

Что произошло за истекший год? Удалось в значительной мере изменить политический ландшафт, внести качественные поправки в государственные механизмы. Реализована идея консолидации регионов Российской Федерации. Восстановлена эффективная административная вертикаль. Ее опорой стали полномочные представители Президента, с одной стороны, и губернаторы, с другой. Иным стал порядок формирования Совета Федерации, который, как известно, приступил к работе на постоянной основе. Продуктивно взаимодействуют Правительство и Государственная Дума. Принят ряд законов, которых долго ждала Россия. Важно, что у нашей страны появились государственные символы, которые теперь активно используются в повседневной жизни, умножая рациональный патриотизм.

Вот почему я думаю, что первый политический год Президента Путина был напряженным и, в целом, удачным. К сожалению, меньших успехов удалось достичь в экономической сфере. Главное — сегодня вполне очевиден вектор движения. Это преобразования в экономике, основанные на рыночных принципах, и неуклонная интеграция России в мировое сообщество. Экономическая ситуация, конечно, далека от идеала. Тем не менее, она вполне предсказуема. Итоги прошлого года не могут не радовать, поскольку впервые за десять лет был достигнут существенный рост валового национального продукта. Этому бесспорно способствовала благоприятная экономическая конъюнктура. Но я полагаю, что и в смысле реальных экономических продвижений истекший год был, пожалуй, неплохим.

— Стало ли проще работать, легче управлять страной?

— Говорить о том, что трудности позади, не приходится. Для того, чтобы было, как Вы выразились, легче управлять, необходимо, чтобы весь государственный аппарат функционировал по разумной, проверенной опытом модели. Такую модель и необходимо создать. Не думаю, что цель легко достижима. Позитивные перемены есть, но государственный механизм все еще работает с перебоями, часто неадекватен современным задачам. Чрезмерно раздут аппарат, эффективность его во многих случаях низка. Другое дело, что более строгим стал подход к оценке действенности управления. В регионах, в небольших городах, да и в столице более четко проступили социальные цели, определены реальные хозяйственные задачи. Заработала обратная связь. Раньше федеральные управленческие сигналы постепенно угасали на пути к адресату или доходили на места в искаженной форме. Сейчас они обычно воспринимаются с пониманием и, как правило, исполняются в соответствии с законодательством. Это, кстати, еще одна, как мне кажется, важная примета перемен. Удалось, наконец, уйти от законодательной чехарды, устранить главные противоречия между нормотворчеством субъектов Федерации и российской Конституцией. Может быть, порядок здесь еще не идеальный, но вопиющие факты противостояния, которые еще год назад были характерными для страны, сегодня являются исключением. Добивались этого непросто. Большой круг людей поработал над этой проблемой.

— Под «большим кругом» Вы имеете в виду Администрацию? Она является мотором преобразований?

— Наверное, не буду оригинальным, если скажу, что генератором основных идей является Президент. Это естественно. Администрация — орган, способствующий Президенту в реализации его курса. Вне всякого сомнения, Президент реализует свой курс также через Правительство Российской Федерации. Велика также роль Государственной Думы.

Замечу: самое сложное — отнюдь не настройка государственной машины. Куда более трудная задача заключается в том, чтобы сделать работоспособными экономические инструменты.

При этом полностью нужно уйти от традиционного подхода, заключающегося в создании новых министерств, чья роль сводится к нажиму на управленческие кнопки и подергиванию за бюрократические веревки. Страна нуждается в саморегулирующейся экономической системе, которая должна работать относительно независимо от государства. При этом последнее сохраняет разумный контроль за важнейшими секторами экономики, за ситуацией в целом.

Изменения в политической системе и государственном механизме в чем-то будучи неординарными, по сути, не являются революцией. С точки зрения исторической перспективы создание федеральных округов, приведение в соответствие с Конституцией РФ законодательства субъектов Федерации и даже идея государственной символики — это некие слагаемые, имеющие вторичное значение в сравнении с решением главной задачи — улучшением жизни обычных граждан. Покуда действующий хозяйственный механизм страны не позволит этого добиться, говорить о серьезных успехах преждевременно.

— Часто говорится о противоречиях законодательного процесса и редко о положительном опыте регионального нормотворчества.

— Почти в каждом регионе есть интересные юридические модели. Некоторые из них являются настоящими новеллами применительно к федеральному законодательству. При том, что красивая юридическая конструкция — пустой звук, если она организационно и финансово не обеспечена. Когда какой-то регион хочет получить экономические преимущества, возникает вопрос, какой ценой? Тезис о том, что хорошо региону — хорошо стране, нередко на деле вырождается в отказ от перечисления в федеральный бюджет части полученных налогов. Конечно, это нельзя назвать позитивным правотворчеством. В то же время, во многих областях есть удачные нормативные акты. Возьмем пресловутый вопрос о земле. Нынешний Земельный кодекс по сути утратил свою силу. Он явно слабее ряда региональных законов, посвященных решению этой проблемы. Здесь, конечно, нужно внимательно изучать региональный опыт и, может быть, стараться, как говорят юристы, имплементировать его в федеральное законодательство.

— Столь глубокие преобразования требуют изменения характера и стиля работы государственных служащих. Проблема кадров представляется теперь едва ли не самой актуальной. Но до сих пор находятся те, кто говорит, что у Президента нет своей команды. Каких людей вовлекает в свою орбиту новая внутренняя политика Президента? Как стыкуются усилия «ветеранов» и «молодежи» Администрации? Получается ли дружная работа? Каким образом?

— Мне кажутся очевидными несколько факторов. Новому Президенту России, энергичному и решительному, для сохранения эффективного государственного курса необходимо опираться на активный кадровый потенциал. Естественно, люди подбираются такие, с которыми Президенту комфортно работать, и которые, по его мнению, являются профессионалами в экономике, внутренней и внешней политике и в других вопросах.

Полагаю, что действующая сегодня команда нормально справляется с поставленными Президентом задачами именно потому, что включает в себя специалистов разного профиля, неодинаковой судьбы, с несхожим жизненным и политическим опытом. Такой симбиоз является вполне жизнеспособным, он позволяет решать самые сложные проблемы. Попытки же привести абсолютно новую команду или же опереться только на прежнюю, как правило, непродуктивны.

Кадровая ломка — вещь вредная. Она способна полностью парализовать власть, ввести ее в ступор. Президентская линия в кадровой политике сводится к тому, чтобы не создавать патовых ситуаций, не уничтожать прежних профессионалов и не выдвигать неподготовленных людей, а также тех, кто нацелен только на достижение собственной выгоды.

Политологи, находясь за пределами властной вертикали, предпочитают оценивать кадровую составляющую по упрощенным схемам: «белое — красное», «проклятое прошлое -светлое будущее», «честный — вор». Но жизнь состоит из полутонов, и поэтому попытки описать любую команду, в том числе управленческую, как сборище антагонистов — метод ложный и бесперспективный. При том, что, естественно, в любой команде могут возникать противоположные точки зрения, споры. Тогда рано или поздно будет найден выход. Поэтому основной принцип, который, как мне кажется, положен в основу кадровой политики Президента, — это принцип профессиональной пригодности.

— Вы часто употребляете термин «профессионал». Какой смысл Вы вкладываете в это определение?

— Это вопрос скорее политологический или даже философский. Для меня профессионал — это тот, кто, обладая прочными теоретическими и практическими знаниями, способен решать поставленные перед ним задачи командным путем. Вот такая дефиниция.

— Почему именно командным?

— Потому что мы ведем речь об управленцах, профессионалах политической жизни. Можно быть блестящим химиком, первоклассным специалистом в области компьютерных технологий и оставаться при этом абсолютно асоциальным человеком. Можно выдавать блестящие продукты интеллектуального труда, зарабатывая при этом кучу денег, и оказаться непригодным для командной работы. Профессионал административного управления, да и профессионал политический — это человек, который не столько обслуживает личные амбиции, сколько, прежде всего, решает общие задачи. А задачи, особенно государственного уровня, решаются командным путем. Решаются единомышленниками.

— Президент В.Путин, как известно, дорожит прямыми контактами с простыми людьми. Он сам сказал об этом на пресс-конференции в Омске. Но ведь рядовому гражданину нелегко выйти на прямой контакт с Президентом. Между тем это проблема всех времен и всех народов — непосредственная коммуникация власти и населения.

Существует ли в Администрации технология фокусированного анализа мнений отдельных людей? Как работают в Администрации с письмами и обращениями граждан? С другой стороны, какие возможности имеет Администрация для того, чтобы ее голос в анализе общественного мнения был всеми услышан?

— Количество писем, обращений граждан к власти, вне всякого сомнения, за последний год увеличилось. Это связано с ожиданиями людей. Мнение и оценки, высказанные в письмах, анализируются и обобщаются. Подобная работа шла и раньше. Чего-то сверхоригинального не появилось. Другое дело, что градус ожиданий людей действительно высокий. Тем выше должна быть ответственность власти. Избиратели доверяют В.В.Путину, его курсу. Поэтому власть не может быть пассивной и безучастной, какой она часто бывает. Я бы считал, что сами поездки Президента в регионы, его общение с людьми — это реакция на обычные человеческие проблемы.

Теперь о том, должен или не должен Президент отвечать на отдельные письма. Демократия для того и создана, чтобы в обществе не преобладало влияние одного, даже самого авторитетного государственного деятеля. В противном случае, можно просто парализовать всю политическую систему. На то у нас и представительная власть, чтобы реагировать на запросы людей. В конечном счете, когда Президент обращается с ежегодным посланием к Федеральному Собранию, он обращается к народу, хотя юридически это называется иначе. Ценность Федерального Собрания именно в том и состоит, что оно представляет интересы народа, а не является местом встречи политических лиц. Не хотел бы повторять прописные истины о том, что Президент анализирует обращения граждан, и с учетом этого анализа вырабатывается стратегический курс. Хотя есть и это. Главное в том, чтобы создать такую систему, когда ни один вопрос, ни одно обращение гражданина не остались бы без аргументированного ответа. Вот тогда демократия является истинной.

О голосе Администрации. Российская система исполнительной власти достаточно интересна, хотя и не уникальна. У нас существуют две исполнительные вертикали: одна -правительственная, другая — президентская. При том, что Президент, строго говоря, не является вершиной пирамиды исполнительной власти. Он — глава государства, гарант прав и свобод граждан, гарант соблюдения Конституции. Сообразно этому можно рассматривать и место Администрации в вертикали власти. Во многих странах Администрация — это орган, организационно обеспечивающий деятельность самого Президента. В нашей стране Администрация тоже, вне всякого сомнения, является служебным органом Президента. Попытки ввести Администрацию в разряд самостоятельных политических игроков неправомерны. Ее функция состоит именно в том, чтобы предложить Президенту наиболее адекватные шаги, направленные на решения тех организационных и интеллектуальных задач, которые поставила жизнь и сформулировал Глава государства.

Вот в этом как раз и проявляется «голос» Администрации.

— Президент предложил обществу глубокие и серьезные реформы. В какой мере задействован научный потенциал страны и возможности тех научных подразделений, которые напрямую работают с Администрацией?

— Не буду повторять банальностей по поводу высокой оценки роли науки в жизни общества. В этом нет необходимости. Какое-то время назад я сам был близок к научной работе и знаю, что это такое — политология, юриспруденция. Очевидно, что без глубокого теоретического обоснования многие решения, принимаемые в сферах административного управления и законотворчества, просто провисают, становятся слабыми и нереализуемыми. Достаточно обратиться, допустим, к нашей нормативной базе. Много законов и подзаконных актов выпущено по сиюминутным соображениям, по принципу «так нужно было сделать», «это казалось правильным» и т.д. Такая практика приводит либо к торможению реформ, либо к движению в обратном направлении. Задача общественных наук как раз в том и состоит, чтобы не только предсказывать возможные негативные последствия принятия тех или иных административных решений, но и создавать модели, в которых эти решения будут реализовываться наиболее оптимальным образом, формировать жизнеспособные юридические конструкции. Строго говоря, наша общественно-политическая наука только формируется. То, что создавалось десятилетиями в советский период, качественно обслуживало основную идеологему государства. Это не значит, что все, сделанное в то время, надо отбросить. Но сегодня нужны новые подходы к науке. Важно понять: те, кто занимается общественными науками (политологи, государствоведы, юристы, философы, экономисты), — это не просто люди, решающие умозрительные научные задачи. Это деятели, чьи изыскания могут либо продвинуть страну вперед, либо приостановить ее развитие. Роль общественной науки сегодня вполне конкретна.

— А есть у государства средства на ее развитие?

— Определенные средства безусловно есть, хотя государство пока не очень богато. Слава Богу, что и научные институты это понимают. Благодаря этому взаимоотношения между властью и наукой строятся на доверительной основе. Ученые осознают, что государство не в состоянии пока платить столько, сколько, допустим, стоит эта работа на Западе. В то же время качество их труда от этого не страдает. Сегодня Администрация Президента размещает заказы на проведение научно-исследовательских работ в различных организациях, в том числе и в РАГСе. Результаты могут использоваться немедленно, иногда они переходят в разряд отложенного спроса. Но взаимообогащение науки и практики происходит постоянно. Благодаря этому законы-однодневки, к примеру, ушли в прошлое.

— Некоторые деятели «ельцинского призыва» запомнились своим апломбом, стремлением быть на виду, стать ньюсмейкерами, в то же время они нередко проявляли робость и нерешительность в делах.

Новые работники Администрации слывут людьми немногословными, сосредоточенными на злободневных проблемах и ориентированными на конкретные действия …

— Я уже говорил, что Администрация — это важный, но служебный орган, который обязан эффективно исполнять свои функции. Работа здесь действительно интересная, сложная и затрагивает основы всей нашей жизни. Мне кажется, что сильная сторона нынешней Администрации в том, что она как раз не занимается публичной политикой, не раздает рецепты на все случаи жизни, не клеймит врагов, а проводит определенный Президентом курс. Думаю, что в этом ключе и должна работать Администрация Президента. Если хочется публичной политики, для этого есть Дума и Совет Федерации. Там можно заниматься этим и себе в удовольствие, и для пользы дела.

— А как протекает Ваш день? Остается ли время на что-нибудь, кроме работы?

— Мой рабочий день строится достаточно просто: я приезжаю на работу в положенное время и нахожусь здесь, как правило, часов до десяти -одиннадцати вечера, иногда задерживаюсь до полуночи. Естественно, день на день не похож. Иногда больше бумажной работы, поскольку, в силу распределения обязанностей, я вынужден подписывать определенные распоряжения в рамках администрации, готовить документы для доклада и так далее. В какой-то день больше общения с людьми: приходится участвовать в различных встречах, вести переговоры, планировать мероприятия с участием Президента. Кроме того, существует дополнительная общественная обязанность, — председательство в Совете директоров Газпрома. В течение рабочего дня нет времени, чтобы позволить себе пролистать новую публикацию или написать статью, чего иногда хочется. Вот так, в принципе, каждую неделю. В выходные дни стараюсь побыть с семьей, заняться спортом, подумать за компьютером.

— Подвергаются ли в Администрации анализу и оценке действия В.В.Путина?

— Если Администрация хочет быть эффективной, по-настоящему помогать в работе Главе государства, она просто обязана говорить ему правду. «Разбор полетов» — нормальная ситуация в любой управленческой системе. И в президентской она не исключение.

— Довольны ли Вы тем, как освещается деятельность Президента в российской прессе?

— Встречи, поездки, заявления, указы, распоряжения Президента, все публичные мероприятия с его участием традиционно освещаются журналистами, и это нормально. Однако в этих сообщениях, как мне кажется, стал проявляться некий штамп: вот сильная сторона, вот слабая, это ожидали, а это нет, это подписали, а это не подписали. Не стану приводить конкретные примеры, но могу сказать, что зачастую сбрасываются со счетов очень важные компоненты политического общения на высшем уровне. Это особенно чувствуется в комментариях о международных контактах Президента. Журналисты, рассказывая о встречах Главы государства, как правило, делают акценты на внешних деталях: как стояли во время переговоров, как улыбались, какие были встречи и т.д.. Но очень часто из поля зрения исчезает возникшая во время переговоров доверительная атмосфера. Если в ходе встречи удалось завязать добрые личные отношения, это может стать благоприятным фоном для принятия важных для стран решений прямо сейчас или через год, другой. Когда Президент общается со своим визави, личный фактор имеет большое значение, конечно при безусловном приоритете государственных интересов.

— На встрече с главными редакторами четырех центральных газет Президент В.Путин на вопрос, изменился ли он за прошедший год, ответил, что стал добрее. Что бы Вы сказали о себе?

— По моим внутренним ощущениям — стал чуть опытнее.

— Позвольте предложить Вам стать членом редакционного Совета журнала «Государственная служба».

— Спасибо. Появится теперь еще одна обязанность…

Written by admin

Апрель 8th, 2017 | 2:46 пп