Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Региональные аспекты современной экономической политики России

Региональная политика России имеет свою историю и свои особенности.

Наиболее популярной в начальный период российских реформ оказалась концепция, основанная на принципах классического либерализма в организации экономики и предлагающая ускоренное формирование свободного рынка. В рамках этой концепции собственно региональная составляющая была сведена к минимуму. Преимущество имели механизмы свободной конкуренции. Казалось бы, накопленные в плановой практике методы и инструментарий территориального планирования и управления должны были значительно облегчить регионализацию общеэкономической политики реформ. Однако, напротив, на начальном этапе реформирования в России учет региональной специфики в осуществлении программы перехода на рыночный уклад хозяйствования принципиально отвергался правительством страны.

Региональные аспекты современной экономической политики России

Сергей АГАРКОВ — кандидат экономических наук, профессор Мурманского государственного технического университета

В течение первой половины 1990-х годов региональный аспект экономической политики государства практически был утрачен, трансформировавшись в преимущественно политические методы решения насущных вопросов своих территорий главами регионов. Поэтому отдельные субъекты форсировали собственные макроэкономические новации и политическое обустройство по собственному усмотрению, часто вразрез с действующим законодательством и даже Конституцией РФ.

В 1992 г. был инициирован активный процесс заключения Федеративного договора, подписание которого имело, по меньшей мере, два следствия. Во-первых, регионы официально стали субъектами социально-экономического регулирования, хотя соответствующие нормы Федеративного договора не отличались достаточной четкостью. Во-вторых, подписание договора положило начало формированию асимметричной федерации, что впоследствии послужило причиной возникновения многих экономических и политических проблем.

В середине 90-х годов была предпринята попытка компенсировать асимметричность федерации посредством заключения договоров о разграничении полномочий и ответственности субъектов РФ и федерального центра. С одной стороны, эти договоры должны были закрепить сконструированную асимметрию федерации, а с другой, напротив, — противодействовать этой асимметрии. Однако технология заключения договоров, а также отсутствие общих законодательно закрепленных принципов привели к усилению территориальных диспропорций государства.

Во второй половине 90-х годов оформилась тенденция к новой трансформации региональной политики, основанной на бюджетной модели. В эти годы все в большей степени начала проявляться переориентация с системы централизованно задаваемых приоритетов межрегионального распределения финансовых ресурсов на элементы механизма создания условий для эффективного использования абсолютных и сравнительных преимуществ отдельных регионов.

После августовского кризиса 1998 г. государственная региональная политика стала концентрироваться на проблемах «выживания» регионов. Из перечня приоритетов исчезли задачи подъема экономики регионов. Идеология «спасения» депрессивных регионов за счет бюджетного финансирования фактически вытеснила из практической сферы концептуальные предложения о стимулировании «локомотивных регионов» или регионов с предпосылками ускоренного экономического развития. Фактически это означает, что определяющим фактором для региональной политики являются не объективные характеристики экономического и социального положения территорий, а состояние финансово-бюджетной сферы государства. Именно нехватка финансовых ресурсов стала главной причиной того, что в фокусе дискуссий региональной экономической политики оказались проблемы бюджетного федерализма и межбюджетных отношений. Была выдвинута идея распределения полномочий по решению региональных задач между федеральными государственными органами и местными властями. При этом именно центр определял, какие из задач федеральные органы возьмут в свою компетенцию, а какие «сбросят» регионам.

Главная проблема в использовании бюджетной модели регионального регулирования состояла в том, что вплоть до 1999 г. федеральный бюджет носил хронически дефицитный характер. С 1999 г. ситуация с доходами федерального бюджета начала быстро улучшаться благодаря большим дополнительным доходам, обусловленным ростом цен на сырье (прежде всего топливно-энергетическое) на мировом рынке. Но именно к этому периоду относятся настойчивые и успешные попытки сократить долю регионов в доходах консолидированного бюджета при неуклонном перераспределении обязательств по социальным выплатам в сторону субъектов.

Превращение бюджетного финансирования в главный источник влияния правительства на региональное развитие вполне естественно сделало его распределение, как справедливо отмечается в ряде исследований, одной из самых конфликтных проблем в отношениях центра и регионов. При этом, поскольку принципы и процедура распределения бюджетных средств и предлагаемых льгот между отдельными регионами плохо проработаны, они фактически превращались из экономического рычага воздействия в административно-политический.

Попытки имплантировать институциональную составляющую в региональную экономическую политику были облечены в привычную для плановой экономики и потому понятную региональным элитам форму разработки государственных программ развития регионов. В них формулировались заведомо невыполнимые обязательства Федерального центра по финансированию части инвестиционных проектов, но самое главное — определялись основные черты институциональных приоритетов, направленных на реализацию возможностей регионов по использованию своих абсолютных и сравнительных преимуществ на национальном и международном рынках. Был также задействован «стимулирующий набор» дотаций, причем не только в денежной форме, но и в «натуральной», в виде передачи региональным властям прав распоряжения отдельными видами федеральной собственности.

Все вышесказанное позволяет сделать два вывода. Во-первых, экономическая политика в региональном аспекте должна быть в значительной мере политикой самих региональных властей и стержнем этой политики должна являться деятельность, направленная на институциональное обеспечение преимуществ каждого конкретного региона в сфере предпринимательского климата (включая инвестиционный климат). В динамике это будет означать быстрое улучшение предпринимательского климата в стране в целом, что в некоторой перспективе приведет к сосредоточению региональной политики действительно в сфере государственных финансовых трансфертов.

Во-вторых, роль Федерального центра должна заключаться в создании таких общефедеральных институциональных условий, которые не исключали бы, а, напротив, способствовали эффективному развитию региональной инициативы в области институционального строительства, а также в эффективном использовании финансовых трансфертов для решения наиболее острых проблем дифференциации доходов и коммунальных удорожаний по отдельным регионам (транспортные тарифы, энергетические тарифы, сельскохозяйственные дотации и др.).

Эффективность региональной политики любого государства определяется наличием не только теории, методологии, правовой базы, но и финансовых ресурсов. Значимость последнего компонента особенно велика, поскольку при наличии даже самой прогрессивной методологии, сильных институтов и тщательно подготовленного законодательства действенность региональной политики может быть минимальной, если отсутствуют необходимые материальные и финансовые ресурсы для ее реализации. И это подтверждает современный российский опыт.

Эффективное формирование и расходование финансовых ресурсов региональной политики возможно только при выполнении следующих основных условий:

* переход от преимущественной бюджетной федеральной поддержки регионов и решения проблемы выравнивания региональной асимметрии к модели, основанной на использовании «принципа дополнительности», широко применяемого в региональной политике развитых западно-европейских стран. На практике это означает использование федеральными и региональными властями принципов сотрудничества, взаимной ответственности и софинансирования проектов и программ, реализуемых на соответствующей территории;

* отказ от практики использования, а тем более доминирования политических мотиваций при принятии решений об оказании финансовой помощи тем или иным регионам (субъектам Федерации, административным районам, городам);

* действительная концентрация финансовых ресурсов региональной политики только на самых важных ее направлениях, отказ от практики выделения средств из Фонда финансовой поддержки регионов без аргументированных, экономически обоснованных и документально подтвержденных со стороны региональных властей оснований необходимости такой помощи;

* непосредственное вовлечение регионов (субъектов Федерации, административных районов, муниципальных образований) в процесс формирования финансовых ресурсов федеральной региональной политики. Иными словами, для осуществления общегосударственной региональной политики ее финансовые ресурсы должны формироваться как на федеральном, так и на региональном уровнях;

* внедрение жестких принципов «прозрачности» за расходованием финансовых ресурсов региональной политики с четкой ответственностью Федерального центра за выполнение обязательств по оказанию финансовой поддержки регионам-реципиентам помощи и ответственностью регионов за их целевое использование;

* использование конкурсных принципов при принятии решений о выделении федеральной финансовой поддержки;

* совершенствование законодательной базы в области финансово-бюджетных взаимоотношений Федерального центра и субъектов Федерации с учетом отмеченных выше положений;

* использование практики консолидированного одобрения всеми субъектами Федерации специальных программ поддержки депрессивных и отсталых регионов.

Written by admin

Март 10th, 2017 | 3:45 пп