Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Социально-экономическая поляризация в России

Исследованию зависимостей между социально-экономическим расслоением общества, продуктивностью экономики и экономическим ростом посвящена обширная научная литература

, однако многообразные механизмы, обусловливающие такие зависимости, до сих пор не описаны. Социально-экономическое расслоение измеряется обычно с помощью тех или иных индексов неравенства доходов, оплаты труда и прочих показателей благосостояния различных групп населения. Но оно имеет и другие важные характеристики, не сводимые к общему неравенству как таковому. К числу этих, пока еще мало исследованных характеристик относится поляризация населения между полюсами бедности и богатства.

Социально-экономическая поляризация в России

Алексей ШЕВЯКОВ — доктор экономических наук, профессор, директор Межведомственного центра социально-экономических измерений РАН и ГКС РФ

Поляризация вносит определенный «вклад» в неравенство, но наличие значительной поляризации в обществе не связано с высокими значениями традиционных индексов. В отличие от концентрации доходов и иных экономических ресурсов нарастание поляризации не обязательно сопровождается ростом общего неравенства. Этот процесс выражается в одновременном росте как численности высокообеспеченных слоев населения, так и численности малообеспеченных слоев. Более того, поляризация может нарастать, когда общее неравенство снижается.

В книгах [1] было введено разложение общего неравенства на нормальное неравенство (при исключении неравенства, обусловленного бедностью) и избыточное (обусловленное бедностью). Показано, что связи между неравенством и экономическим ростом выражаются именно в поведении этих структурных компонент, а именно: по мере экономического роста нормальное неравенство возрастает, а избыточное убывает. При этом, если убывание избыточного неравенства отстает от роста нормального, то общее неравенство растет. Именно такие структурные изменения неравенства оплаты труда происходили в отраслях российской экономики в условиях экономического роста после кризиса 1998 г.

Поляризация российского общества с незначительными колебаниями нарастала во все годы реформ, но наибольшие масштабы приобрела после кризиса 1998 г. В последующие годы экономического роста она не только не нивелировалась, а, напротив, закрепилась. Фактически, кризис повлек за собой существенное структурное изменение социально-экономического расслоения. Оно выразилось, во-первых, в росте межрегионального неравенства доходов, во-вторых, в росте разрывов между доходами наиболее и наименее обеспеченных групп населения внутри регионов и, в-третьих, в росте разрывов между оплатой труда наиболее низко- и наиболее высокооплачиваемых работников в экономике в целом и в большинстве ее отраслей. Следует заметить, что увеличение таких разрывов вносит «вклад» одновременно и в рост поляризации, и в рост концентрации доходов. Однако второе связано главным образом с ростом высоких доходов от собственности и предпринимательской деятельности, а первое — с нарастанием поляризации оплаты труда.

Кризис 1998 г. внес принципиальные изменения в условия и механизмы экономического поведения. Основным последствием было снижение издержек и резкое повышение не только рентабельности продукции, но и рентабельности активов, затронувшее все отрасли экономики. В отраслях, производящих экспортную продукцию, такие эффекты проявились существенно сильнее, но они были однонаправленными с изменениями во всей экономике. Рост рентабельности вложений создал сильные стимулы для инвестирования, а рост рентабельности продукции расширил возможности инвестирования за счет собственных средств.

Вместе с тем кризис повлек за собой значительную социально-экономическую поляризацию российского общества, которая в последующие годы экономического роста не только не нивелировалась, а, напротив, закрепилась. Сначала поляризация создала предпосылки для экономического роста, но уже в 2001 г. избыточный рост доходов наиболее высокообеспеченных слоев населения, в котором помимо роста высоких зарплат очень существенную роль сыграл рост доходов от собственности, начал сужать возможности дальнейшего экономического роста. В 2002 г. в сочетании с увеличением тарифов естественных монополий он привел к снижению и рентабельности продукции, и рентабельности активов, что наиболее сильно отразилось на отраслях, работающих на внутреннее потребление.

Рост оплаты труда в 2000-2002 гг., значительно опережающий рост ВВП, воспринимается всеми как позитивное явление. Однако примерно 45% совокупного прироста оплаты труда были обусловлены ростом оплаты труда 10% наиболее высокооплачиваемых работников и более 60% — ростом оплаты труда 20% работников с самыми высокими зарплатами. Вклад прироста оплаты труда этой категории в общий прирост оплаты труда составил менее 3%. Более 40% всех наемных работников и около 25% работников промышленности продолжают получать зарплаты ниже величины прожиточного минимума для трудоспособного населения. Такие соотношения образовались, во-первых, за счет избыточно высокого неравенства оплаты труда, а во-вторых, за счет того, что рост высоких заработных плат примерно в два раза опережал рост низких заработных плат.

Во всех отраслях экономики — и с высокими, и с низкими средними зарплатами — приросты среднемесячных зарплат 10% наиболее высокооплачиваемых работников за период с 1999 по 2001 гг. составили не менее 30% всего прироста оплаты труда. А в отраслях материально-технического снабжения и сбыта, торговли и общественного питания аналогичный показатель превысил 50%. Наибольшие абсолютные величины наблюдались в банковской сфере, в топливной и металлургической промышленности, в отрасли связи и в двух упомянутых отраслях.

По нашим оценкам, рассчитанным по данным обследований Госкомстата за октябрь 1999 г., апрель 2000 г. и апрель 2001 г., дифференциация оплаты труда постоянно росла. По экономике в целом средняя зарплата 10% наиболее высокооплачиваемых работников превышала среднюю зарплату 10% наиболее низкооплачиваемых работников в 31,9 раза в 1999 г., в 33,5 раза в 2000 г. и в 38,9 раза в 2001 г. В промышленности ситуация была заметно лучше: здесь соответствующие разрывы в оплате труда были в 1999 г. — в 21,5 раза, в 2000 г. — в 20,4 раза и в 2001 г. — в 25,1 раза. Масштабы и изменения дифференциации оплаты труда по отраслям экономики варьировались очень сильно, как показывает барометр, приведенный на Рис. 1.

Рисунок 1. Барометр соотношений между оплатой труда 10% наиболее высокооплачиваемых и 10% наиболее низкооплачиваемых работников по отраслям экономики в 1999-2001 гг.

Более наглядно соотношения между средним уровнем оплаты труда и разрывами между зарплатами 10% наиболее высоко- и 10% наиболее низкооплачиваемых работников в отраслях экономики показывают регрессионные уравнения, приведенные на Рис. 2.

Рисунок 2. Зависимости зарплат 10% наиболее высокооплачиваемых и 10% наиболее низкооплачиваемых работников от средней зарплаты в отраслях экономики в 1999 и в 2001 гг.

Коэффициенты в уравнениях регрессии на Рис. 2 показывают, что в 1999 г. прирост средней по отрасли зарплаты на 1 рубль выражался в приросте зарплаты 10% наиболее высокооплачиваемых работников примерно на 3 рубля и в приросте зарплаты наиболее низкооплачиваемых работников на 20 копеек. В 2001 г. этот контраст существенно усилился. Теперь уже прирост средней по отрасли зарплаты на 1 рубль выражался в приросте зарплаты 10% наиболее высокооплачиваемых работников на 3,3 рубля и наиболее низкооплачиваемых работников лишь на 15 копеек. Эти факты позволяют говорить о росте поляризации оплаты труда в российской экономике. Однако соотношения между зарплатами 10% наиболее высокооплачиваемых и 10% наиболее низкооплачиваемых работников отражают не только эффекты поляризации, но и эффекты концентрации оплаты труда в отдельных отраслях. Чтобы разделить эти эффекты, необходим специальный инструментарий, которым мы воспользуемся в нашем дальнейшем анализе.

Вместе с тем — и это очень важно — нормальное неравенство, определяемое как то неравенство, которое было бы в случае, если бы зарплаты всех низкооплачиваемых работников и все душевые доходы ниже границы бедности были повышены до величины прожиточного минимума, отнюдь не является чрезмерно высоким. Чтобы пояснить этот тезис, мы показываем на Рис. 3, как изменилась бы диаграмма, приведенная на Рис. 1, если бы в каждой отрасли экономики все зарплаты ниже величины прожиточного минимума были повышены до этой величины.

Рисунок 3. Нормальные соотношения между доходами 10% наиболее высоко- и наиболее низкооплачиваемых работников в тех же условиях, в которых на Рис. 1 показаны фактические соотношения.

Фактическая дифференциация оплаты труда практически совпадает с нормальной только в электроэнергетике и в топливной промышленности. Во всех остальных отраслях имеется значительное избыточное неравенство, связанное не с тем, что высокие зарплаты слишком высоки, а с тем, что низкие зарплаты слишком низки и таких зарплат слишком много.

Рис. 3 дает нам первое статистическое подтверждение основного тезиса, что экономический рост выражается в росте нормального неравенства зарплат во всех отраслях экономики. Исследуем теперь этот вопрос более подробно, пользуясь измерениями нормального и избыточного неравенства в терминах индексов Джини. При том что общее неравенство зарплат в российской экономике в целом и в подавляющем большинстве ее отраслей в рассматриваемый период росло, это было целиком обусловлено ростом нормального неравенства. А избыточное неравенство в большинстве отраслей убывало.

Наиболее заметно убывание избыточного неравенства в тех отраслях, где оно самое высокое. В первую очередь, это отрасли социальной сферы: здравоохранение и социальное обеспечение, образование, культура и искусство, затем следуют отрасли промышленности с низкими заработками: легкая, стекольная и фарфоро-фаянсовая, лесная и деревообрабатывающая промышленность и машиностроение.

Таким образом, экономический рост действительно выражается в структурных сдвигах неравенства, при которых нормальное неравенство возрастает, а избыточное — снижается. Проблема, однако, состоит в том, что избыточное неравенство снижается непропорционально и недостаточно. Чтобы пояснить этот тезис, рассмотрим барометр процентов работников отраслей экономики, получающих зарплату ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения (Рис. 4). По экономике в целом доля работников с зарплатой ниже прожиточного минимума составляла 42,9″ в 1999 г., 43,2″ в 2000 г. и 44,6″ в 2001 г., т.е. неуклонно увеличивалась. Самые заметные снижения доли работников с зарплатой ниже прожиточного минимума произошли в отраслях, где в наибольшей степени снизилось избыточное неравенство. Но эти снижения были слишком незначительными, и структура как внутри отраслевых, так и межотраслевых диспропорций оставалась практически неизменной. Напомним, что все это происходило на фоне стремительного роста зарплат наиболее высокооплачиваемых работников. Сказанное означает, что суть дела кроется в устойчивой и чрезвычайно высокой поляризации оплаты труда.

Рисунок 4. Барометр долей работников, получающих заработную плату ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения.

Поляризация оплаты труда и доходов населения имеет существенное политико-экономическое и социально-политическое значение. Проблема заключается не в том, что возникают значительные концентрации населения в полюсе богатства и полюсе бедности, а в том, что есть большая масса бедных с очень сильно варьирующимися зарплатами и доходами и большая масса обеспеченных с еще более сильно варьирующимися доходами.

Подведем итоги.

Эффекты экономического роста проявляются не в изменениях общих масштабов неравенства, как это предполагают многие исследователи, а в изменениях структурных компонент неравенства, в первую очередь нормального и избыточного. В развивающихся экономиках, к числу которых относится и российская, по мере экономического роста нормальное неравенство возрастает, а избыточное убывает. Растет ли при этом или убывает общее неравенство, определяется соотношением между темпами роста первого и снижения последнего. Для переходных экономик, независимо от механизмов проведения реформ, характерно форсирование роста наиболее высоких доходов и заработков. Низкие доходы и заработки при этом «подтягиваются» вслед за ростом высоких, но это происходит значительно медленнее, чем можно было бы ожидать. В результате формируется высокая и весьма устойчивая поляризация доходов и оплаты труда. Наиболее высокий «вклад» в общую поляризацию оплаты труда вносят отрасли с наиболее высоким избыточным неравенством оплаты труда. В российских условиях это, в первую очередь, отрасли социальной сферы. А наиболее высокие вклады в концентрацию оплаты труда вносят отрасли с наиболее высоким нормальным неравенством зарплат — банковская сфера и отрасли, работающие на экспорт: топливная промышленность и металлургия.

Литература

1. Шевяков А.Ю., Кирута А.Я. Измерение экономического неравенства. М., 2002.

2. Шевяков А.Ю. Возможности и перспективы использования статистических данных в оценке масштабов скрываемых доходов // Вопросы статистики. 2003. № 6. С.12-22.

Written by admin

Март 10th, 2017 | 3:35 пп