Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Аспекты институционализации государственной информационной политики

Станислав ЛУКИН — старший преподаватель кафедры международной журналистики СПбГУ

Высокий уровень политической и гражданской культуры общества — продукт длительного процесса демократического развития. Средства массовой информации — важнейший компонент публичной сферы, ее несущая конструкция. В современных условиях гражданский долг СМИ, претендующих на независимость и демократичность, заключается в обеспечении поддержки публичной сферы, являющейся эффективным средством формирования гражданского общества и ограничителем устремлений государственной бюрократии и корпораций к тому, чтобы подчинить себе СМИ.

В целях развития свободы публичного пространства СМИ необходимо соблюдение следующих условий: во-первых, разнообразие информации, позволяющей сопоставить различные видения событий, точки зрения и оценки, составить собственное мнение о происходящем вокруг; во-вторых, определенный уровень знаний, умений, компетентности для того, чтобы анализировать информацию, соотнести ее с реальными интересами, найти отвечающую гражданским позициям меру в соотношениях частных и публичных интересов. Кроме того, информационный плюрализм, а значит, и необходимые условия «публичного пользования собственным разумом» для граждан нельзя сохранить без применения нерыночных регуляторов — общественных и государственных.

Публичное пространство СМИ рассматривается автором как институционально оформленное коммуникативное пространство публичной политики, артикулирующей существующие в обществе интересы, анализирующей инновационные предложения и социальные запросы. Политика как «общение свободных граждан» осуществляется только в открытом контуре коммуникации, создаваемом средствами массовой информации.

В настоящее время в российском обществе превалируют частные и корпоративные интересы. Основная задача формирования стратегических приоритетов современной информационной политики — создание гибкой и представительной системы общественно-государственного регулирования информационной сферы для обеспечения плюрализма СМИ, их независимости от сильных групп частных интересов.

Формирование и функционирование созданного СМИ информационного контента в сфере публичной власти служит аккумулированию разнообразных идеологий, чувств, ценностей и символов, доктрин, официальных норм и оппозиционных оценок и мнений различных акторов. Современная демократия нуждается в модернизации на основе эффективных моделей взаимодействия государства и гражданского общества посредством формирования системы гражданской солидарности и внедрения в практику информационно-коммуникационных технологий. Существующая представительная демократия с помощью информационно-коммуникационных технологий и их наиболее мощного воплощения — сети Интернет — может быть трансформирована в модель, которая будет обладать характеристиками и элементами прямой демократии с активным участием граждан в управлении через открытые каналы коммуникации.

Говоря об информационном воздействии на публичную деятельность, надо помнить о дихотомии двух его форм, которые могут накладываться друг на друга. Первая и основная — когнитивная, вторая — медийная. Причем последняя оценивается исследователями неоднозначно. Например, Ф. Гарро [1], говоря о постановке проблем в политическую повестку дня, противопоставляет «спокойный» путь «шумному», т. е. с помощью средств массовой информации. А.П. Фавр подчеркивает несомненный вклад последних в процесс выдвижения проблем в область политики [2]. Вместе с тем следует различать пять аспектов самого понятия информационного воздействия: 1) процесс выработки знаний, 2) выработанные таким образом социальные знания, 3) последствия асимметрии информации, 4) последствия медиатизации и 5) вытекающие из всего этого социополитические последствия. Что касается медиатизации, то ее особенность состоит в том, что она доносит до общего сведения наличие проблемной ситуации, которая без ее участия осталась бы необнародованной. Но «существуют когнитивные способы и формы, которые они принимают, будучи включенными в медийную коммуникацию» [3]. Иначе говоря, не само знание, а именно его распространение отличает воздействие медиатизации.

Государственная власть носит публичный характер и в демократическом обществе осуществляется открыто и гласно. Поэтому тесная взаимосвязь с каналами распространения информации неизбежны. СМИ для государства являются важнейшим источником реализации интересов, включающих политические программы.

Взаимоотношения государственной власти и СМИ в современном политическом процессе выражены как минимум в двух формах: сотрудничество и конфликт. Это прослеживается как на федеральном, так и на региональном уровнях. В рамках модели сотрудничества власти идут навстречу, предоставляя им самую разную информацию о своей деятельности, которая и доносится до аудитории. В рамках конфликта давление власти на независимые СМИ во многом способствуют радикализации оппозиционных сил, загоняемых в формат блогов. Граждане перестают обладать альтернативной, часто объективной, информацией о происходящих политических и экономических процессах, кадровых перестановках. Это в определенной мере подрывает доверие к властям, которые, несмотря на правовые обязательства, явно не стремятся к повышению своей информационной открытости и доступности.

По мнению автора, широко обсуждаемый в обществе проект Федерального закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» в контексте положений Конституции Российской Федерации и задач построения правового государства представляет собой попытку неправомерного и неоправданного ограничения конституционных прав граждан на информацию, на свободу массовой информации и свободу выражения мнений (ст. 29 Конституции РФ). Данный проект закона содержит несоразмерные защищаемым ценностям ограничения конституционных прав и свобод — права на информацию, свободу массовой информации, свободу выражения мнений (п. 1 ст. 8, пп. 9 п. 1 ст. 5, ст. 16). Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, законодатель, определяя средства защиты конституционных ценностей, «должен использовать лишь те из них, которые для конкретной правоприменительной ситуации исключают возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина; при допустимости ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры; публичные интересы, перечисленные в ст. 55 Конституции Российской Федерации, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения адекватны социально необходимому результату» [4].

Следует отметить, что в ст. 9 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» отсутствует упоминание об административных регламентах и стандартах государственных услуг, которые по смыслу проходящей административной реформы являются наиболее важными источниками сведений о порядке деятельности госорганов. Ст. 22 данного закона вопрос определения объема информации, предоставляемой на бесплатной основе, относит к полномочиям Правительства Российской Федерации. Однако принятие постановления Правительства РФ, регламентирующего данный вопрос, носит перспективный характер. До принятия непосредственно самого правового акта законопроект [5] рассматривал создание государственных информационных систем как право указанных органов (пп. 3 п. 1 ст. 12), что не вполне согласовывалось с рядом других норм самого проекта (пп. 2 п. 2 ст. 12, пп. 4 п. 2 ст. 13), а также ст. 14 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Но в принятом законе эти противоречия исправлены, что свидетельствует о повышенном внимании к регламентации обеспечения доступа к информации деятельности государственных органов и органов местного самоуправления со стороны общественности. Можно констатировать, что в законопроекте отсутствовали системные решения проблем неопределенности состава информации ограниченного доступа, а также закрепления современного уровня механизмов ограничения доступа, что и было впоследствии исправлено. Необходимо отметить, что декларирование конституционных прав человека и гражданина на доступ к информации, сопряженное с отсутствием установленных федеральным законом ограничений, создает благоприятные условия для нарушения этих прав и свобод, а именно, права на информацию (ст. 29 Конституции РФ).

Важным элементом в формировании общественного консенсуса, выработке направлений развития информационного диалога власти и общества служат налаженная система коммуникаций, открытость СМИ для диалога. Однако необходимо подчеркнуть, что в нашей стране до сих пор не приняты законы, регулирующие деятельность в сфере вещания и кабельных сетей.

В современном политическом процессе отношения между государством и средствами массовой информации можно определить как взаимозависимость двух субъектов политики, преследующих определенные интересы, достичь которые невозможно в отрыве друг от друга. Власть в этом случае вырабатывает задачи и стратегию действий, пресса же находит наиболее действенные рычаги их реализации. Более того, они сводят воедино по отношению к каждому субъекту политического процесса внешний и внутренний информационные потоки. Таким образом, СМИ создают условия для сохранения устойчивости политической системы страны [6]. Рассматривая тему свободы и ответственности СМИ, необходимо признать тот факт, что абсолютной свободы не существует в принципе, как и абсолютно свободных средств массовой информации. Если представить, что масс-медиа не зависят ни от государства, ни от своих владельцев, то в любом случае они зависимы от общественного мнения.

Литература

1.    Gerstle J. Les effets D’information en politique. Paris: L’Hartmann, 2001.

2.    Favre P. «Histoire de la science politique». chapitre I du Traite de science politique, sous la direction de Jean Leca et Madeleine Grawitz. P., Presses Universitaires de France, 1985.

3.    Павлов Н.С. Концепции влияния политики на эффективность государственного управления в политической науке США ХХ века / Под ред. О.Ю. Бойцовой. М.: «Издатель Воробьев А.В.», 2007.

4.    Постановление Конституционного Суда РФ от 18 февраля 2000 г. № 3-П по делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Б.А. Кехмана.

5.    Проект Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» № 386525-4 // http://www.consultant.ru /law/doc/ogv/

6.    Балынская Н.Р. Специфика участия СМИ в политическом процессе современной России. Автореф. дисс. … докт. полит. наук. Екатеринбург, 2009.

Written by admin

Январь 10th, 2017 | 4:58 пп