Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Стратегия нуждается в концептуальном обосновании

Анатолий ВОЗЖЕНИКОВ — доктор политических наук, профессор РАГС

Владимир СТРЕЛЬЧЕНКО — кандидат экономических наук, глава городского округа Химки Московской области

В мае 2009 г. Указом Президента РФ № 537 утверждена «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года». Она привносит в политическую практику свежую струю, способствующую увязке условий безопасности с задачами социально-экономического развития страны. Однако ряд моментов сни-
жают ценность этого документа как элемента общей системы управления национальной безопасностью.

Теоретически и методологически деятельность государства и общества в сфере обеспечения национальной безопасности определяют и регламентируют три документа государственного характера.

Это: концепция национальной безопасности (дает общее видение существа национальной безопасности, ее объектов и субъектов, принципов обеспечения безопасности объектов, среды безопасности объектов); политика обеспечения национальной безопасности (указывает государственным органам и гражданскому обществу приоритетные направления деятельности по реализации жизненно важных интересов основных объектов национальной безопасности в свете положений Концепции национальной безопасности по видам и сферам безопасности); стратегия обеспечения национальной безопасности (представляет пути достижения целей политики обеспечения национальной безопасности на среднесрочную перспективу продолжительностью 10-15 лет, последовательность достижения целей при имеющихся ресурсах государства и общества, описание возможностей маневра имеющимися силами и ресурсами государства по решению приоритетных задач в конкретных условиях).

Рисунок

Рисунок

При имеющейся теоретической подготовке аппарата государственных служащих относительно проблем обеспечения национальной безопасности до недавнего времени мы имели эклектическое сочетание трех вышеназванных документов и в Концепции и в Стратегии национальной безопасности. Политика обеспечения национальной безопасности излагалась в Концепции национальной безопасности Российской Федерации и сохранилась в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (на наш взгляд, правильнее было бы назвать этот документ «Стратегия обеспечения национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»).

Хорошо ли это? Однозначно — нет. Политика по своим имманентно присущим ей свойствам представляется как деятельность по достижению цели в той или иной сфере (экономика, экология, культура, оборона и т.д.). Если «размазать» политику по различным государственным документам, это вряд ли положительно скажется на деятельности по достижению целей обеспечения национальной безопасности в целом. Видимо, по этой причине ни Концепция национальной безопасности РФ, ни другие концептуальные документы по сферам безопасности не выполнили роль межведомственной координации и взаимодействия в обеспечении национальной безопасности.

Документы «рождались» один за другим*, а защищенность жизненно важных интересов основных объектов национальной безопасности от угроз и опасностей в лучшую сторону не меняется. Более того, новые документы иногда совершенно не увязываются с предшествующими, основополагающими концептуальными положениями о безопасности РФ. В частности, ведомственные и федеральные программы обсуждались и принимались без увязки с Концепцией национальной безопасности Российской Федерации (2000 г.).

* См.: Концепция национальной безопасности РФ (1997, 2000); Концепция внешней политики РФ (1996); Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию (1996); Концепция коллективной безопасности государств-участников договора о коллективной безопасности от 10 февраля 1995 г.; Доктрина информационной безопасности Российской Федерации (2000); Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации (1996); Военная доктрина Российской Федерации (1993), Военная доктрина Российской Федерации (2010).

Концепция безопасности отражает определенный уровень мыслительной деятельности, видение в конкретных исторических условиях феномена безопасности, угроз безопасности и жизненно важных интересов основных объектов безопасности (национальной или международной). В ней отражен официальный взгляд (система взглядов) на то или иное явление (в том числе социально-политическое, каковым и представляется национальная безопасность).

В 1996 г. предполагалось, что Концепция национальной безопасности России будет базовым документом по планированию развития Российской Федерации на дальнесрочную и среднесрочную перспективы, по формированию и развитию системы обеспечения национальной безопасности РФ. Думалось также, что она станет основой для конструктивного межведомственного взаимодействия органов государственной власти федерального и регионального уровней, общественных организаций и объединений граждан при защите национальных интересов страны. Не получилось… Может быть, эту важную роль суждено сыграть «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»?

В Концепции национальной безопасности России личность — это не средство достижения государственных целей или целей, поставленных обществом, а самостоятельный объект и субъект обеспечения национальной безопасности. В старой (ленинско-сталинской) концепции безопасности личность всегда считалась средством достижения целей, поставленных руководством государства. Концепция национальной безопасности РФ предусматривала взаимную ответственность личности, общества и государства за обеспечение национальной безопасности посредством баланса интересов основных объектов безопасности. Она впервые центрировалась на личности как основном объекте национальной безопасности. В то же время здесь официально утвердился и сам термин «национальная безопасность» как безопасность многонационального народа РФ, что подразумевает наличие развитого, влиятельного гражданского общества. Если оно не обладает такими качествами, то довольно легко скатиться от национальной безопасности к государственной.

Политика обеспечения безопасности выдвигает основные направления деятельности государства и общества по достижению целей безопасности (как правило, расписывает эти направления по конкретным сферам).

На наш взгляд, Стратегия — это документ следующего, более низкого уровня, который представляет собой набор способов, мер обеспечения безопасности в конкретных сферах человеческой деятельности с учетом имеющихся у государства и общества ресурсов в конкретных исторических условиях. Она выступает также исходным пунктом в планировании мер по обеспечению безопасности и выделении ресурсов на эти меры. Стратегия не может быть введена вместо концепции или политики обеспечения безопасности. В общем и целом Концепция и Стратегия национальной безопасности не могут исключать друг друга, это два самостоятельных документа, решающие свои конкретные задачи и преследующие свои вполне определенные цели.

В общих положениях ныне действующей Стратегии обращается внимание на то, что она и есть тот базовый документ по планированию развития «.. .системы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, в которой излагаются порядок действий и меры по обеспечению национальной безопасности. Она является основой для конструктивного взаимодействия органов государственной власти, организаций и общественных объединений для защиты национальных интересов Российской Федерации и обеспечения безопасности личности, общества и государства» (раздел 1, п.4).

Вроде бы все верно. Но что-то в формулировках настораживает.

Да, базового документа по развитию системы обеспечения национальной безопасности не хватало политической практике. Но в эту систему кроме порядка действий и мер по обеспечению национальной безопасности входит множество других структурных и функциональных компонентов, например, силы, средства и принципы обеспечения национальной безопасности. «Порядка действий и мер» явно недостаточно, ведь это прежде всего государственный политический документ. Он указывает на приоритеты в политике, определяет те или иные принципы деятельности, распределение ресурсов, вектор достижения тех или иных целей и т. п. Но «формировать условия» документ не может!

Представляется, что и задача для Стратегии обеспечения национальной безопасности сформулирована по крайней мере некорректно. Нельзя не заметить, что разработчики Стратегии пытались внести свой вклад в понятийный аппарат теории национальной безопасности. Обрели новое содержание уже устоявшиеся в науке понятия «национальная безопасность», «национальные интересы», «угроза национальной безопасности», «система обеспечения национальной безопасности», «средства обеспечения национальной безопасности» и др. Но стали ли термины более полными и ясными? К сожалению, нет.

Так, «средства обеспечения национальной безопасности» — это технологии, а также технические, программные, лингвистические, правовые, организационные средства. Средства — есть средства, и все тут… Кроме того, в таком «формате» средства обеспечения национальной безопасности сводятся к спецсредствам спецслужб, что может деформировать и самое главное понятие общей теории безопасности -«национальная безопасность».

Второй раздел Стратегии менее тео-ретизирован. Он фактически продублировал в более детализированной версии первый раздел Концепции национальной безопасности Российской Федерации, который вследствие такого включения утратил силу.

В разделе III «Национальные интересы Российской Федерации и стратегические национальные приоритеты» ни слова не говорится о такой важнейшей составляющей национальных интересов, каковой представляются жизненно важные интересы личности, зато они были подробно охарактеризованы в Концепции. Интересы общества сведены к тезису «развитие демократии и гражданского общества»: нет упоминаний о социальной направленности российского государства, о «безусловном обеспечении законности и поддержании правопорядка», об общественном согласии, развитии политической стабильности и многого другого, что должно было войти в Стратегию при отказе от Концепции.

Основными приоритетами национальной безопасности Российской Федерации провозглашены национальная оборона, государственная и общественная безопасность. Получается, что единственным объектом национальной безопасности является само государство. Но его интересы, и это хорошо известно, не всегда совпадают с интересами общества и личности. Также известно, что деструктивность концепции государственной безопасности привела ученых в начале 90-х годов ХХ столетия к необходимости осмысления и внедрения в политическую практику концепта национальной безопасности. Ее субъектами и объектами определены: личность с ее правами и свободами; общество с его материальными и духовными ценностями; государство с его конституционным строем, суверенитетом и территориальной целостностью. Государство может благотворно и неблаготворно влиять на развитие и безопасность личности и общества. Службы национальной безопасности и службы государственной безопасности имеют специфические компетенции и могут работать параллельно, усиливая друг друга. И система государственной безопасности, и система национальной безопасности, имея свои собственные приоритеты, работают параллельно, каждая в своей области компетенции, не подменяя друг друга.

Некорректно использовано в Стратегии и такое словосочетание, как «общественная безопасность»: либо это защита общества от произвола государства, либо защита законных норм поведения в общественных местах от хулиганских действий отдельных граждан (в терминологии МВД).

Если сравнить представление национальных интересов РФ на долгосрочную перспективу в редакции Концепции национальной безопасности (2000 г.) и Стратегии национальной безопасности (2009 г.), то очевидна их трансформация в сторону национальной безопасности как государственной безопасности.

Так, в Концепции к жизненно важным интересам государства отнесены: незыблемость конституционного строя, суверенитет и территориальная целостность России; политическая, экономическая и социальная стабильность; безусловное соблюдение законности и поддержание правопорядка; развитие равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества. Детализируются национальные интересы по всем сферам деятельности государства и общества (экономической, политической, социальной, духовной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической).

В Стратегии оставлены старые формулировки интересов государства: незыблемость конституционного строя, территориальная целостность и суверенитет РФ. Исчез такой вид интереса, как политическая, экономическая и социальная стабильность. Произошла замена формулировки «развитие равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества» на новую — «превращение Российской Федерации в мировую державу».

Национальные интересы потеряли свое классическое определение как совокупность интересов объектов национальной безопасности. Но введено понятие «основной приоритет национальной безопасности», под которым подразумевается «национальная оборона, государственная и общественная безопасность». Вместо национальных интересов РФ по сферам деятельности применена формулировка приоритетов устойчивого развития, среди которых — «повышение качества жизни российских граждан путем гарантирования личной безопасности». Как видим, сравнение тезаурусов не в пользу нового документа.

Замыслу Стратегии в наибольшей степени соответствует IV раздел «Обеспечение национальной безопасности». Он не лишен новаций, которых не содержалось в Концепции национальной безопасности (2000 г.).

В подразделе 1 «Национальная оборона» на первое место выдвигается политика стратегического сдерживания, которая реализуется «…путем развития системы военно-патриотического воспитания граждан Российской Федерации, а также военной инфраструктуры и системы управления военной организацией государства». Здесь можно найти цели и пути реализации государственной политики в области национальной обороны (п. 29, 31), перечень угроз военной безопасности (п. 30), задачи укрепления национальной обороны (п. 32) и т. д. В то же время нет ответов на вопросы концептуального характера: какими способами использования средств и ресурсов государства может быть обеспечена национальная оборона? Что будем делать в зависимости от различных вариантов развития обстановки в мире? Как будем готовиться к отражению военных угроз? Каковы прогнозы и какова практика реализации возможностей государства? Вот и думаешь: а стратегия ли получилась у разработчиков документа?

В ныне существующей Стратегии «военная безопасность» и «оборонная безопасность» отождествлены, хотя эти два явления имеют различную сущность и обеспечиваются специфическими мерами. Угрозы военной безопасности в большинстве своем представляют военные опасности для России. Налицо смешение таких важных понятий теории безопасности, каковыми являются «опасность» и «угроза».

Однако ответа на вопрос «Как обеспечивать оборонную безопасность?» Стратегия не дает. А как готовится государство к отражению угроз в связи с новыми типами вооружений в мире? Не секрет, что в современном мире идет рост арсеналов за счет психотропного, психотронного, психофизического, информационного, радиологического, бактериологического, химического оружия. Например, Китай много лет назад разработал концепцию и стратегию информационной войны в XXI веке.

Можно было бы подробнее и понятнее сформулировать основные меры государства по обеспечению оборонной безопасности с учетом реально существующей внешней и внутренней среды безопасности.

Неудачно авторы Стратегии объединили меры по обеспечению безопасности государства и общества. Это методологическая ошибка, имеющая негативные практические политические последствия. Государство, общество, личность — основные объекты и субъекты национальной безопасности. Это бесспорно. Каждый из объектов имеет свою специфику не только в системе жизненно важных интересов и в системе угроз этим интересам, но и в мерах защиты интересов от угроз. При осознании этого факта разработчикам Стратегии не пришлось бы выдумывать такие нелепости, как: «главными направлениями деятельности в сфере безопасности государства и общества должны стать усиление роли государства в качестве гаранта безопасности личности, прежде всего детей и подростков.»

В перечне мер по обеспечению безопасности общества на долгосрочную перспективу не отражено развитие демократии и выборной системы, плюрализма мнений и многопартийности, свободы митингов, демонстраций и других мер, на деле обеспечивающих безопасность общества от тоталитарных поползновений государства. Стратегия получилась бы состоящей из четырех разделов, взаимоувязанных по смыслу, понятных простому гражданину и профессионалу — специалисту в области обеспечения национальной безопасности. Меры по защите национальных интересов можно было бы объединить в шесть групп:

■    политические (от дипломатических до психологических или информационных);

■    военные (от демонстрации силы до применения оружия);

■    экономические (от отказа в поставках сырья и технологий до полной экономической блокады);

■    социальные (от помощи бедным до подавления выступлений граждан);

■    экологические (от запрета вредных производств до вывоза вредных отходов в другие страны);

■    информационные (от защиты персональных данных до воспитания высокой духовности в обществе). Основополагающим ориентиром в деятельности государства, общества и личности по реализации и защите национальных интересов выступают национальные цели. Они определяют приоритеты внутренней и внешней политики. К сожалению, ни Концепция национальной безопасности, ни Стратегия национальной безопасности не определяют целей Российской Федерации в области политики обеспечения внешней и внутренней безопасности.

Стратегию обеспечения национальной безопасности составляют те меры, которые реализуются государством и обществом по достижению национальных целей по защите национальных интересов России и отражению угроз этим интересам. Структурно стратегию можно представить следующим образом (рисунок).

Такие важные документы (концепции, направления политики, стратегии) должны в обязательном порядке проходить научную экспертизу в организациях, имеющих технико-методологическую базу в области разработки специальных документов общенационального значения

Written by admin

Январь 10th, 2017 | 3:16 пп