Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Роль государства в развитии образовательной миграции

Александр ШАПАРОВ — кандидат политических наук, старший научный сотрудник Архангельского государственного технического университета

Иммиграционная политика в условиях демографически несамодостаточного общества нацелена не только на восполнение количественной убыли населения. Продуманная и взвешенная иммиграционная политика позволяет решать задачи повышения качества населения страны. Опыт Канады, Австралии, США и других развитых стран показывает, что в структуре их национальных иммиграционных политик за прошедшие три десятилетия прочное место заняла образовательная миграция.

Важной характеристикой национальной системы образования, свидетельствующей о ее конкурентоспособности на международном рынке образовательных услуг, является число иностранных студентов, обучающихся в высших учебных заведениях страны. По данным издания «Education at a Glance», в 2006 году в мире насчитывалось около 2,9 млн иностранных студентов [1]. Усиливающийся разрыв между развитыми странами и остальным миром проявляется и в области образовательной миграции. Около 2,4 млн иностранных студентов (83,5%) пришлось на страны, входящие в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). СССР активно занимался подготовкой специалистов для развивающихся стран, причем если в 1960-1970-е годы доля студентов, обучавшихся в СССР, в общемировом контингенте иностранных студентов составляла около 6%, то к 1991 г. этот показатель превысил 10% [2]. Россия, наоборот, на рубеже тысячелетий утратила часть позиций на международном рынке образовательных услуг.

Таблица

Таблица

Все развитые государства мира стараются увеличить долю иностранных студентов в национальных учебных заведениях. Среди причин, побуждающих государства к активной политике в отношении учебных мигрантов, можно выделить: 1) экономические, заключающиеся в стремлении к получению дохода от экспорта образовательных услуг; 2) демографические, позволяющие привлечь качественных носителей человеческого капитала; 3) культурные, состоящие в распространении языка, норм и ценностей страны в ходе получения образования; 4) геополитические, открывающие возможности политического влияния на формирование элит государств происхождения мигрантов. Например, 46 действующих и 165 бывших глав государств обучались в университетах США. Среди них Б. Бхутто (Пакистан), Э. Барак (Израиль), Х. Карзай (Афганистан), К. Аннан (ООН) [3, p.3]. Кроме того, привлечение иностранных студентов развитыми государствами позволяет им усилить модернизационный потенциал национальных образовательных систем, свои позиции на международной арене, а также расширить систему межгосударственных связей и взаимодействий.

Как показывает опыт развитых стран, к важным инструментам иммиграционной политики, воздействующим на приток иностранных студентов, относятся процедуры выдачи и продления виз, разрешение студентам временно работать в стране обучения [4]. На образовательную миграцию в современных условиях влияют также такие факторы, как безопасность и возможность получить гражданство. Как и другие развитые страны, Россия предпринимает шаги с целью использования демографического потенциала образовательной миграции. Федеральный закон № 62 от 31 мая 2002 г. «О гражданстве Российской Федерации» предоставил право упрощенного приобретения гражданства лицам, получившим среднее и высшее специальное образование в российском образовательном учреждении после 2002 г. (п. 5, ст. 13). В Россию иностранные студенты въезжают по обыкновенной учебной визе. Время действия визы может быть продлено на период обучения путем выдачи многократной визы, но не более чем на 1 год. Что касается возможности трудоустройства, то российское законодательство разрешает иностранным студентам работать лишь в свободное от учебы время и только в качестве учебно-вспомогательного персонала в тех образовательных учреждениях, в которых они обучаются или во время каникул (п. 6, ст. 13 Федерального закона № 115 от 25 июля 2002 г. «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»). В отличие от российского законодательство ряда развитых стран (США, Австралии, Германии и др.) открывает национальные рынки труда для иностранных студентов. В апреле 2009 г. в СМИ появились сообщения об обсуждении в Государственной Думе РФ проекта поправок в Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», позволяющих (в случае принятия) иностранным студентам устраиваться на работу не только без разрешения ФМС МВД России, но и без учета квот на трудовых мигрантов. Если законопроект будет одобрен, разви
тие образовательной миграции в нашей стране получит дополнительный импульс.

Одним из важных факторов, влияющих на динамику численности иностранных студентов, выступает фактор безопасности. Он может проявляться и как угроза национальной безопасности, и как угроза личной безопасности. Так, ужесточение американского иммиграционного законодательства после трагических событий 11 сентября 2001 г. было вызвано угрозой национальной безопасности. Последовавшее ужесточение законодательства оказало негативное влияние на процессы академической мобильности и стало основной причиной ослабления позиций США на международном рынке образовательных услуг. С другой стороны, даже те страны, которые долгое время проводят активную политику по привлечению иностранных студентов, должны уделять серьезное внимание проблемам их безопасности. Таким образом, эффективная иммиграционная политика в области образовательной миграции должна решать задачи обеспечения и национальной и личной безопасности иностранных студентов.

К экономическим факторам, оказывающим влияние на образовательную миграцию, относятся стоимость обучения и размер оплаты труда в стране приема. Если до начала 80-х г. прошлого века плата за обучение с иностранных студентов, как правило, не взималась, то сейчас большинство развитых государств используют предоставление образовательных услуг как составную часть экспорта, источник пополнения национального бюджета. Сюда же следует отнести расходы на проживание, возможность временного трудоустройства, транспортные издержки. Исследователь из Йельского университета М. Розенцвейг выделяет две причины, определяющие студенческую миграцию: невозможность на родине получить образование по избранной специальности и разница в оплате труда высококвалифицированных специалистов между странами исхода и странами приема. По его мнению, в мотивации на получение иностранного образования доминирует вторая причина [5].

Кроме экономических и политических факторов на образовательную миграцию влияют «факторы традиции»: наличие общего языка, межкультурных связей и т.д.

Подготовка специалистов для развивающихся стран рассматривается правительственными институтами передовых государств в качестве эффективного способа выстраивания долгосрочных геополитических и экономических стратегий. Страны-лидеры рынка международных образовательных услуг, прежде всего США и Великобритания, активно участвуют в создании обязательных «правил игры» в этой области. Как отмечает немецкий исследователь У. Тейчлер, правительства главных «экспортирующих знания» стран чрезвычайно активны в формировании международных норм, регламентирующих стандарты обучения, прежде всего преследуя цели максимизации своей национальной прибыли [6]. Одним из наиболее эффективных инструментов закрепления национального лидерства в сфере международного образования являются рейтинги вузов. В таблице (c.65) приведены данные, полученные автором в результате корреляционного анализа и указывающие на связь между количеством иностранных студентов, привлекаемых страной, и количеством университетов, представленных в наиболее репрезентативных мировых рейтингах.

Хотя системы ранжирования вузов a priori выполняют компаративистскую и информационную функции, их главное значение состоит в том, что они оказывают влияние на поведение четырех групп акторов: потенциальных студентов; работодателей; руководителей вузов; правительственных структур. К сожалению, в наиболее важных зарубежных рейтингах не представлены даже некоторые ведущие отечественные университеты. Причины порой не только в недостаточном качестве образования многих российских вузов. Как замечают И. Волкова и С. Иванов, «…ни система государственной аккредитации, ни существующие рейтинговые системы не ориентированы на международные критерии и стандарты» [7]. Отсюда вытекает необходимость постепенного включения в аккредитационные нормативы, предъявляемые к отечественным вузам, элементов оценки международных рейтинговых систем.

Россия не осталась в стороне от процессов интернационализации образования. В 2002 г. была принята Концепция государственной политики Российской Федерации в области подготовки национальных кадров для зарубежных стран в российских образовательных учреждениях. Приоритетным направлением государственной образовательной политики авторами концепции признана подготовка специалистов для стран СНГ. Восстановление позиций России как главного образовательного центра СНГ рассматривается в качестве основной задачи государства в сфере международного образования. Концепцией предусмотрено расширение приема граждан СНГ в российские образовательные учреждения на основе общего конкурса на места, финансируемые за счет бюджетных средств и предоставление стипендий за счет федерального бюджета. Постановлением Правительства РФ от 4 ноября 2003 г. № 668 была введена квота в 7 тыс. человек на прием для обучения за счет бюджета зарубежных соотечественников и иностранных граждан (на сегодняшний день квота иная).

О необходимости повышения конкурентоспособности отечественного образования говорится в программной статье министра образования и науки А. Фурсенко «Высшее образование: повестка 2008-2016» [8]. Вопросам образовательной миграции было посвящено одно из заседаний Общественного совета при ФМС России в 2008 г. Профессор С.В. Рязанцев в докладе «Тенденции и перспективы учебной миграции в России» справедливо отметил: «Фактически иммиграционная политика становится главным средством конкурентной борьбы за высококвалифицированные кадры и образовательных мигрантов между странами» [9]. По итогам заседания был принят ряд рекомендаций, в частности пропаганда русского языка, совершенствование маркетинговой стратегии по образовательной миграции, подготовка и подписание соглашений о взаимном признании дипломов, облегчение доступа к рынку труда и гражданству.

Необходимая основа для развития образовательной миграции -распространение языка обучения. Все активные игроки на рынке образовательных услуг занимаются обеспечением организационной и инфраструктурной базы для изучения языка страны преподавания. Деятельность организаций, осуществляющих языковую подготовку — национальных агентств, служб академических обменов, институтов, -либо непосредственно финансируется государством, либо осуществляется при его поддержке.

Усилия России по пропаганде и распространению русского языка за рубежом следует признать абсолютно неудовлетворительными. Так, по данным заместителя директора Центра социологических исследований Министерства образования и науки РФ А. Арефьева, совокупный годовой бюджет американских организаций и фондов (Информационного центра по вопросам образования, советов по международному образованию и др.) превысил 1 млрд долларов. Бюджет Российского центра международного научного и культурного сотрудничества с зарубежными странами (Росзарубеж-центра), функционировавшего в основном на хозрасчете, составил лишь 2,2 млн долларов [10]. В сентябре 2008 г. указом Президента РФ Росзарубежцентр был упразднен, а его функции переданы Федеральному агентству по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россот-рудничество).

Россия, осуществляя финансирование образовательных программ, призванных поддержать изучение русского языка за рубежом, по остаточному принципу, сужает потенциал развития образовательной миграции и подрывает тем самым свою конкурентоспособность на рынке международного образования. Если в государствах-членах СНГ русский язык продолжает служить основой межнационального общения и, следовательно, их население в ближайшей перспективе будет ориентироваться на российские вузы, то наиболее динамично развивающийся рынок -страны Азии, прежде всего Китай и Индия — все меньше рассматривает Россию в качестве образовательного центра. Среди потребителей на международном рынке услуг высшего образования страны Азии в 2004 г. занимали 47,1%, а республики бывшего СССР — лишь 6,1%. Для привлечения в Россию иностранных студентов актуальным является создание организаций со значительной долей государственного финансирования, предоставляющих услуги по изучению русского языка для желающих получить российское образование.

Выработка государственной политики в отношении образовательной миграции требует комплексного, концептуально объединенного на уровне правительственных институтов подхода. Поскольку такая политика затрагивает интересы разноуровневых субъектов, необходима координация деятельности всех участников процесса: Министерства образования и науки (Департамент международного сотрудничества в области образования и науки), ФМС МВД России, МИД России (Россотрудничество), государственных вузов (федеральный уровень); администраций субъектов Федерации (региональный уровень); муниципалитетов, муниципальных вузов и ссузов (муниципальный уровень). Роль государства заключается в создании институциональной и организационной инфраструктуры, обеспечивающей взаимодействие субъектов в сфере образовательной миграции.

Одно из важных направлений деятельности государства по привлечению иностранных студентов -расширение культурного и образовательного влияния России в странах ближнего зарубежья. В связи с этим государственное участие и поддержка (дипломатическая и финансовая) сети организаций, занимающихся пропагандой и изучением русского языка за рубежом, -первоочередная задача. Политику в сфере образовательной миграции следует рассматривать в качестве обязательного условия создания инновационной экономики России.

Литература

1.    Education at a Glance. OECD indicators. Paris, 2009. P.352.

2.    Экспорт российских образовательных услуг: Статистический сборник // Министерство образования и науки Российской Федерации. М.: ЦСП, 2007. С.20, 28.

3.    Spilimbergo A. Democracy and Foreign Education. Working Paper. International Monetary Fund, 2007. URL: http: //imf.org/ external/ pubs/ ft/wp/ 2007/ wp0751.pdf

4.    Agarwal V, Winkler D. Migration of Foreign Students to the United States // Journal of Higher Education. 1985. Vol. 56. № 5. P.513.

5.    Rosenzweig M. Global Wage Differences and International Student Flows // Brookings Trade Forum. Special Issue: Global Labor Markets. Edit. by S. Collins and C. Graham, 2006.

6.    Teichler U. The changing debate on internationalisation of Higher Education // Higher Education. 2004. Vol. 48. № 1. P13.

7.    Волкова И, Иванов С. Рейтинги как инструменты политики // Высшее образование в России. 2008. № 5. С.110.

8.    Волков А, Ливанов Д, Фурсенко А. Высшее образование: повестка 2008-2016 // Эксперт. 2007. № 32.

9.    Протокол № 6 заседания Общественного Совета при Федеральной миграционной службе 26 июня 2008 г. URL: http://www.fms.gov.ru/upload/iblock/a fe /protokol_6.pdf

10.    Арефьев А. Международный рынок образовательных услуг и российские вузы // Высшее образование в России. 2008. № 2. С.149-151.

Written by admin

Январь 9th, 2017 | 3:49 пп