Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Архетип государственного объединения: Россия между Европой и Китаем

Валерий ЗАХАРОВ — доктор физико-математических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

АРХЕТИПЫ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ

Вся жизнедеятельность общества может быть сведена к ее отдельным типам. Среди них выделяются архетипы, которые зародились в древности, стали устойчивыми и по поводу которых, благодаря их древности и устойчивости на огромном временном промежутке от прошлого до настоящего, есть большая уверенность в их долгом существовании, вплоть до неотменяемости. Отметим, что архетип человеческого поведения является лишь частным случаем архетипа жизнедеятельности и восходит к введенному К.Г. Юнгом архетипу личности [1]. Подробнее с методом архетипов жизнедеятельности человеческого общества можно ознакомиться по монографии [2] и публикациям [3-5].

В данной статье для нас особое значение имеют два архетипа: государственности и государственного объединения. они возникают и закрепляются в ходе прохождения человечеством ряда этапов его развития: этап малой семьи, этап большой семьи, этап рода, этап племени, этап простого государства, этап державы и этап империи.

Архетип государственности состоит в том, что все современные государственные образования, такие как простые государства, державы, империи и т.д., а также самостоятельно существовавшие в прошлом малые семьи, большие семьи, роды, племена, простые государства, державы, империи и пр., устроены и функционируют по одному типу. Будем далее называть все указанные социально исторические образования номами (от греческого слова «номос», означающего административно-территориальную область в Древнем Египте, Древней Греции и в современной Греции).

Согласно указанному типу каждое государство (и шире каждый ном) является сложной трехуровневой организационно-производственной подсистемой общества, устроенной в виде совокупности основных систем, связанных между собой в единое целое и зависящих друг от друга так, что без каждой из этих систем государство существовать не может. основными системами государств являются: содержательная, учетная, обеспечительная, распорядительная и властная [2-9]. Каждая основная система производит достояние своего типа. Все основные системы связаны между собой потоками производимых достояний. При производстве соответствующего достояния каждая система использует некоторые из имеющихся в ней достояний.

Содержательная система осуществляет аграрный (изымающий из природной среды), индустриальный (перерабатывающий) и сервисный (обслуживающий) способы жизнедеятельности. Учетная система — производство, сбор, хранение и раздачу денег, статистических сведений и т.п. Обеспечительная система — порядок, охрану, законность и пр. Совокупная распорядительная система ведает деятельностью содержательной, учетной и обеспечительной систем. Властная система ведет руководство совокупной распорядительной системой.

Содержательная, учетная и обеспечительная системы связаны с природной средой, внешней организованной средой, состоящей из зарубежных жизнедеятельных единиц и государств, и внутренней организованной средой, состоящей из неконтролируемых государством теневых или криминальных единиц.

Содержательная, учетная и обеспечительная системы разбиты на соответствующие уклады. Совокупная распорядительная система — на ведомства, ведающие этими укладами.

Далее организационно-производственные системы, приближающиеся по строению и функционированию к ному, будем называть квазиномами. Квазиномы являются переходными стадиями либо к номам, либо от них (см. далее).

Подробнее об устройстве и функционировании номов можно узнать в публикациях [2-9].

Архетип государственного объединения состоит в том, что при исчерпании ойкумены, пригодной для жизнедеятельности номов, возникших на всех предыдущих этапах, возникает кризис жизнедеятельности этой ойкумены. Он вызывает сначала возбужденное состояние всей ее «умственной среды», а затем жизнедеятельный стресс, т.е. совокупность ответных реакций, направленных на восстановление утраченного жизнеобеспечивающего баланса. Стресс приводит в конечном итоге к объединению с воспроизведением структуры и функций — амальгамации этих номов в более крупные следующего этапа. В результате воспроизводится прежняя, но в деталях более усложненная структура, обусловленная расщеплением прежде объединенных функций.

Происходящая в настоящее время макрорегионализация в свете данной теории оценивается как новый современный этап амальгамационного процесса [2-9].

ЭТАП МАКРОРЕГИОНАЛИЗАЦИИ И УГРОЗЫ ДЛЯ РОССИИ

На амальгамационном этапе империи происходит освоение имперской ойкумены, то есть возникают все новые империи, поглощающие простые государства и державы. В настоящее время имеется несколько образований «имперского типа»: Российская Федерация, США, Китай, Индия, Европейский союз, «Британская империя». По-видимому, к настоящему времени имперская ойкумена близка к полному освоению.
К ХХ веку способы добывания ресурсов и сбыта произведенных товаров и отходов производства внутри государств и империй почти полностью исчерпали себя. Обострилась борьба за контроль над источниками сырья (в особенности энергетического), приведшая к двум мировым войнам.

В связи с этим возникло состояние кризиса жизнедеятельности всей государственно-имперской ойкумены, который привел к ее жизнедеятельному стрессу. Вследствие чего началась достаточно быстрая (в сравнении с предыдущим эволюционным периодом экстенсивного расширения и освоения) перестройка жизнедеятельности всей государственно-имперской ойкумены, окончательный результат которой остается еще неизвестным. С неизбежностью стали возникать новые формы жизнедеятельности межгосударственного и межимперского уровней, которые невозможно осуществлять даже в рамках империй. Тем самым человеческое общество как сложная организационно-производственная система вступило в новый амальгамационный этап — макрорегионализации.

При номовой амальгамации вначале создаются ква-зиномы (см. ранее). Процесс создания квазиномов и превращения их в номы объективно предполагает целенаправленное разрушение некоторыми более сильными номами и квазиномами других, в основном, на исторически унаследованные части и последующее присоединение возникших «осколков».

Данный механизм амальгамации проявился в разрушении сначала СЭВ и далее СССР в основном силами двух квазиномов: первый — с центром в США, второй -ЕЭС. При этом они преследовали достаточно разные цели. США стремились разрушить биполярный мир и свести его к однополярному с центром в США, ЕЭС -«втянуть» в себя ресурсы соседних государств.

В результате два упомянутых квазинома делили СЭВ и СССР на исторические части, которые ранее участвовали в амальгамационном процессе их создания. На европейской территории вместо ЕЭС возник более крупный квазином — Европейский союз, продолжающий амальгамировать в себя осколки СЭВ и СССР.

Это показывает, что архетип государственного объединения к XXI веку проявил себя в полную силу, причем Россия не являлась амальгамирующей стороной.

В настоящее время многие мировые ресурсы, более доступные, чем российские, близки к исчерпанию. Поэтому мир под давлением способности к размножению вынужден ускоренно переходить на использование более «глубинных» и ранее недоступных источников. Это приводит к увеличению силы проявления архетипа государственного объединения в XXI веке.

Поэтому по крайней мере три макрорегиональных квазинома будут стараться и далее разрушать Россию и втягивать в себя ее части: ЕС, квазином во главе с Китаем и квазином во главе с США. Им нужны ресурсы, которые находятся в России. Они это будут делать до тех пор, пока получаемые ими выгоды не сравняются с осуществляемыми издержками [7; 9; 10, с.554, 556, 600601; 11, п. 3.2]. Подтвердим сказанное двумя цитатами. «Китай активно и целенаправленно осуществляет демографическую экспансию в пределы России, что обеспечивает ему возможность создания в течение ближайших 10-15 лет на территории российского Дальнего Востока обширных анклавов компактного проживания китайского населения» [12, с.253-254].

Действия исламского фундаментализма и пантюркизма «…нацелены на то, чтобы соединиться в бассейне Нижней Волги и продолжать движение дальше, … разрезая, таким образом, Россию на две части — западную и восточную. Если экспансия агрессивного фундаментализма достигнет этой цели, то западная часть России… окажется неспособной к самостоятельному существованию, так как будет почти полностью изолирована, да и лишена своих основных ресурсов. Восточная часть . изначально будет очень слабым государством, не обладающим ни достаточными людскими ресурсами, . ни адекватной экономико-социальной структурой. Граничащая на юге и юго-востоке с мощными густонаселенными соседями, эта Восточная Россия будет обречена быстро исчезнуть, как государство, с географической карты» [12, с.236].

В связи с указанными выше целями публикуются материалы, обосновывающие необходимость передачи Россией части своей жизнедеятельной среды для международного использования [13, 14].

Таким образом, можно предположить, что эволюция институтов государственного управления в России может, в частности, происходить по следующим направлениям.

1.    В силу удаленности Дальневосточного региона от Москвы, как управляющего центра, и в силу все большей экономической интеграции этого региона с Китаем и Японией будет создаваться теневой Дальневосточный подном со всеми необходимыми номовыми подсистемами. Он будет экономически и политически все более освобождаться от центрального государственного управления и постепенно перейдет под протекторат Китая. Из-за этого поднома возникнет конфликт интересов между Китаем, Японией и США.

2.    В силу продовольственной, экспортной и технологической зависимости России от Европейского союза политика Москвы станет все больше подчиняться экономической политике Евросоюза. Москва будет все менее самостоятельной в принятии значимых экономических решений и начнет согласовывать их с Европейским союзом и США (как это было во время «газовой войны» с Украиной). Центральная Россия с Западной Сибирью будут все больше встраиваться в хозяйственную систему ЕС в основном как поставщики сырья и потребители высокотехнологичной продукции из ЕС. В будущем это может привести к постепенному включению указанных частей России в расширенный Европейский союз с частичной или полной утратой суверенитета Москвы.

3.    Пояс мусульманских республик внутри России постепенно создаст свои теневые подномы. Эти подномы также будут все более освобождаться от центрального государственного управления и устанавливать глубокие хозяйственные и культурные связи с ведущими мусульманскими державами: Азербайджаном, Турцией, Ираном и др. Одним из ведущих факторов этих объединительно-разъединительных процессов станет мусульманский фактор, как противовес подчинению экономическим интересам чуждого по религии Европейского союза и разрушительному влиянию массовой западной культуры.

Теоретически Россия сама могла бы быть центром амальгамации и притягивать к себе некоторые, в том числе соседние, государства. И, по-видимому, государственная власть старается это делать. Но прилагаемые ею усилия и используемые ресурсы значительно меньше усилий и ресурсов других амальгамирующих государств.

ВОЗМОЖНАЯ ФИНАНСОВАЯ СТРАТЕГИЯ КИТАЯ В ПОСЛЕКРИЗИСНЫЙ ПЕРИОД И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РОССИИ

Как было описано выше, Европа и США предприняли в отношении СЭВ и СССР тактику быстрого разрушения на части и последующего их присоединения. Китай же придерживается стратегии мягкого поглощения Сибири и Дальнего Востока путем постепенного освоения этих территорий. Рассмотрим один аспект такого освоения, ставший особенно актуальным после мирового финансового кризиса.

В последнее десятилетие в ряде стран наблюдался значительный рост валютных накоплений. Например, в Китае на конец сентября 2007 г. золотовалютные резервы составляли 1,4336 трлн долларов, а на конец сентября 2009 г. они выросли до 2,27 трлн долларов США. Само собой считалось, что это является одним из показателей богатства страны.

Однако в статье [15] этот постулат был подвергнут сомнению и обосновано предположение о практической невозможности использования накопленной валюты для догоняющего или обгоняющего развития страны. Более того, мировой финансовый кризис привел к значительным потерям валютных накоплений многих государств. В связи с этим возникает предположение о бессмысленности накопления больших валютных «резервов».

Поэтому для руководства некоторых стран, имеющих большие валютные резервы и пострадавших в результате кризиса, естественной послекризисной финансовой стратегией может стать стратегия избавления от излишних валютных резервов. Рассмотрим эту возможную стратегию применительно к Китаю.

Развитие любой страны возможно всего двумя путями: во-первых, за счет эксплуатации природной среды (своей или зарубежной) и, во-вторых, за счет эксплуатации своего или зарубежного населения (научно-технический прогресс только изменяет виды такой эксплуатации).

Поскольку эксплуатация зарубежной природной среды и зарубежного населения уже давным-давно осуществлялась развитыми странами, для развития Китая оставался только путь эксплуатации своей природной среды и своего населения. К настоящему времени это, помимо действительного развития, привело к накоплению золотовалютных резервов в размере 2,27 трлн долларов. Такое накопление показывает, что фактически до сих пор происходило только изъятие из Китая его содержательного достояния и результатов труда огромного сельского населения, ничего пока не получившего взамен в равном размере. Это изъятие происходило посредством экономической политики китайского руководства при тесном взаимодействии развитых стран и китайского среднего класса. Поэтому в настоящее время совершенно естественно стремление Китая каким-то образом ускоренно восполнить это изъятие путем обмена накопленных долларов на содержательное (не финансовое) достояние зарубежных стран.

Вдобавок к этому сокращение объема китайского экспорта вследствие мирового кризиса привело к высвобождению из процесса труда части прежде занятого населения. Поэтому для руководства страны в послекризисный период возникла настоятельная необходимость обеспечить эту часть населения работой.

По-видимому, с учетом всех этих обстоятельств было объявлено об использовании как своих валютных резервов, так и свободной рабочей силы для модернизации внутреннего Китая и, в частности, его инфраструктуры с целью замещения исчезнувшей части внешнего спроса внутренним. «В Китае принято решение выделить 586 млрд долларов на борьбу с текущим кризисом, к числу антикризисных мер относится строительство и модернизация аэропортов, очистных сооружений, железных дорог, застройка новых территорий в городах, то есть развитие инфраструктуры, как это было сделано в США в соответствии с «Новым курсом» Рузвельта [16, с.6].

Однако по поводу этого «решения» возникают следующие вопросы: 1) почему это нужно начинать делать только сейчас? 2) как можно использовать чужую валюту внутри своей страны так, чтобы она ушла из страны? 3) если использовать валюту вне страны, то как можно вменить внешнему миру, только что перенесшему тяжелый кризис, такую большую сумму? 4) не является ли это «решение» некоторым лукавством, отвлекающим внимание от чего-то другого?

Как нам представляется, у Китая имеется еще один путь для решения двух указанных выше задач.

Для того чтобы обрисовать этот путь, рассмотрим сначала, каким образом можно содержательно использовать накапливающуюся в стране валюту за пределами страны так, чтобы она безвозвратно ушла за рубеж, а страна при этом получила содержательное достояние зарубежных стран. Сделать это можно, по-видимому, только тремя способами:

1)    покупкой зарубежных достояний и, в частности, зарубежных технологий:

2)    оплатой труда привлеченных зарубежных работников;

3)    оплатой труда своих работников на зарубежной территории.

Каждый из способов достаточно ограничен и труден. Промышленно развитые страны, проводя протекционистскую политику, не выставляют на мировой рынок свои доходные или перспективные предприятия, свои передовые технологии, свои самые современные модели и пр. с тем, чтобы не создавать себе возможных конкурентов, обеспечивать наивысший уровень доходности и всегда оставаться в лидерах развития. На мировом рынке нет доступных за валюту стратегически важных сельскохозяйственных, промышленных и других достояний, и несанкционированный доступ к ним пресекается довольно жестко и не только экономическими методами. Использование валюты для оплаты труда привлеченных зарубежных работников тоже не может быть значительным, поскольку в больших масштабах лишает рабочих мест собственное население и приводит к социальному напряжению.

Из сказанного следует, что для Китая значительное увеличение использования валюты первыми двумя способами оказывается довольно затруднительным. Согласно [17, с.306], на 2006 г. «общий объем китайских инвестиций за рубежом составляет около 60 млрд долларов и за 2004-2006 гг. вырос более чем на 90%». В сравнении с 586 млрд и тем более с 2,27 трлн величина в 60 млрд представляется незначительной. Поэтому у Китая в настоящее время остается возможность ускоренно задействовать только третий способ использования накопленной валюты.

Таким образом, другой возможный путь решения двух указанных выше задач: 1) заключить необходимые соглашения с руководством РФ и перевести часть своей свободной рабочей силы для долговременной работы на территории России в рамках совместных предприятий и концессий; 2) вносить свою долю при организации этих совместных предприятий в основном в долларах; 3) оплачивать труд своих работников на этих предприятиях и концессиях также долларами.

Китайские работники для обеспечения своей долговременной жизнедеятельности на территории нашей страны будут вынуждены обменивать получаемые ими доллары на рубли, оставляя валюту в России.

Тем самым будет осуществляться эксплуатация природной среды зарубежного государства, происходить избавление от излишней (и пока бесполезной) долларовой массы и задействуется не нашедшее работу население Китая.

По-видимому, именно для обеспечения этого пути и заключены начальные соглашения между КНР и РФ о сотрудничестве на территории Сибири и Дальнего Востока [18].

Более того, такое освоение Сибири и Дальнего Востока оказывается выгодным и для США, поскольку, во-первых, валюта частично перераспределится между Китаем и Россией и не будет безвозвратно возвращена Соединенным Штатам и, во-вторых, часть освоенных китайцами ресурсов может оказаться полезной (а возможно, и крайне необходимой) и этому государству.

Окажется ли такое «освоение» выгодным для России в целом, а не для некоторой части ее населения, будет зависеть от характера заключаемых соглашений.

Литература

1.    Yung C.G. The archetypes and the collective unconscious. In The collected works of C.G. Yung (Vol. 9). Princeton, NJ: Princeton University Press, 1936/1969.

2.    Губарь О.В., Захаров В.К. Номология как преодоление экономикоцентризма. Ростов-на-Дону: РГЭУ «РИНХ», 2006.

3.    Захаров В.К. О некоторых архетипах российской цивилизации // Общество, государство, политика, 2008. № 1. С.117-132.

4.    Захаров В.К. Россия изменяющаяся в рамках России архетипической // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. М.: ИНИОН РАН, 2008. Вып. 3. Часть 1. С.56-61.

5.    Захаров В.К. Некоторые архетипические признаки социального государства в России // Всероссийская научная конференция «Россия: путь к социальному государству» (6 июня 2008 г.). Материалы. М.: Научный эксперт, 2008. С.147-161.

6.    Губарь О.В, Захаров В.К. Жизнедеятельность государства в рамках номологии // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2006. № 2. С.55-58.

7.    Захаров В.К. Об одной потенциальной геоэкономической угрозе безопасности России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2009. № 12. С.48-55.

8.    Захаров В.К., Яшин АД. Архетипы государственного устроения и государственного управления // 5 Международная конференция «Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации». Материалы. Москва: МГУ, 2007. С.289-296.

9.    Захаров В.К. Повторит ли Россия катастрофическую судьбу СССР? // Всероссийская научная конференция «Стратегии России в историческом и мировом пространствах» (5 июня 2009 г.). Материалы. М.: Научный эксперт, 2009. С.201-215.

10.    Анилионис Г.П., Зотова И.А. Глобальный мир: единый и разделенный. Эволюция теорий глобализации. М.: Международные отношения, 2005.

11.    Якунин В.И., Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Новые технологии борьбы с российской государственностью. М.: Научный эксперт, 2009.

12.    Киселёв С.Г. Основной инстинкт цивилизаций и геополитические вызовы России. М.: Издательство «Известия», 2002.

13.    Хилл Ф., Гэдди К. Сибирское бремя. Просчёты советского планирования и будущее России. / Пер. с англ. М.: Научно образовательный форум по международным отношениям, 2007.

14.    Чернышев С. Россия суверенная: как заработать вместе со страной. М.: Издательство «Европа», 2007.

15.    Захаров В.К., Голикова Е.И. Кризисные способы изъятия содержательного достояния в условиях глобальной рецессии // Общество, государство, политика. 2009. № 2. С.60-72.

16.    Полюбина И.Б. Экономический кризис и развитие российской экономики: стратегия и тактика // Финансы и кредит. 2009. № 21. С.2-7.

17.    Мировая экономика: прогноз до 2020 года / под ред. акад. А.А. Дынкина / ИМЭМО РАН. М.: Магистр, 2007.

18.    Широков Б. Объятия дракона. http://rus.ruvr.ru/2009/11/ 17/2332968.html.

Written by admin

Декабрь 13th, 2016 | 1:44 пп