Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Местное сообщество как источник власти в муниципальном образовании

Юлия ШПИГУНОВА — аспирантка кафедры государственного и муниципального управления Сибирской академии государственной службы, г. Новосибирск

Местное сообщество представляет собой жителей городских, сельских и иных поселений, в границах которых осуществляется местное самоуправление [1]. Появляется такое сообщество там, где есть единство территории, условий жизни и общих интересов в самостоятельном решении различных вопросов. Для него характерны солидарность, взаимное доверие и отделенность от других сообществ.

Эти качества формируются благодаря близости проживания и сходства повседневных дел, стиля жизни, системы ценностей, постоянных личных контактов. Важную роль играет также наличие муниципального (местного) интереса, который, в отличие от интереса государственного, основанного на глобальных категориях (национальная безопасность, суверенитет, права человека), определяется совокупностью личных, частных интересов.

Совместная деятельность на такой основе приводит к становлению прочных социальных связей. Чем они многостороннее и разнообразнее, тем устойчивее развитие общности.

Однако не все территориальные организации становятся местными сообществами: это понятие вряд ли применимо к большому городу. Ему всегда недостает основы, которую составляет плотная сеть личных взаимодействий, поэтому здесь необходимо постоянно обращаться к глобальным категориям патриотизма [2].

Духовную атмосферу в нормально сформированном и долговременно существующем местном сообществе можно описать словами Питирима Сорокина: «Из всех связей, которые соединяют людей между собой, связи по местности являются самыми сильными. Одно и то же местожительство порождает в людях общность стремлений и интересов» [3].

В российском законодательстве понятие «местное сообщество» встречается только в конституционном праве. Этого термина нет и в Европейской хартии о местном самоуправлении [4] и в Федеральном законе от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», который определяет территориальную организацию муниципальных образований только через административно-территориальные единицы (населенные пункты). В нем же установлено, что структура, состав и органы муниципальной власти формируются именно жителями муниципального образования, а не местного сообщества.

Чем объясняется такое положение?

Ответ дает социологическое исследование «Динамика правового сознания населения Новосибирской области», проведенное Сибирской академией государственной службы в 2008 г.

Судя по полученным данным, слабая осведомленность о деятельности органов местного самоуправления свидетельствует о низком уровне правосознания, о незнании жителями их целей, задач и функций в процессе совместной организации жизнеобеспечения. Все это неминуемо проявляется в пассивности при решении различных вопросов.

Вот как, к примеру, распределились мнения о деятельности местной администрации: 23,2% респондентов хорошо знают о том, чем она занимается, 53,6% — имеют некоторое представление, 23,4% — практически ничего не знают. Таким образом, 77,0% опрошенных имеют либо смутное представление о работе органов местного самоуправления, либо вообще о ней не знают.

Среди причин отсутствия интереса респонденты назвали следующие: несоответствие рассматриваемых администрацией вопросов реальным проблемам поселения, волокиту при решении даже действительно важных проблем, невозможность осуществлять свои функции как субъекта власти. На вопрос «Кому принадлежит реальная власть в вашем муниципальном образовании?» 34,6% респондентов ответили — губернатору, 25,4% -главе муниципального образования, 16,6% — криминальным структурам, 6,6% — местному совету и лишь 0,6% — населению.

Только ничтожная часть жителей осознает себя реальным субъектом управления. А положениями Европейской хартии местного самоуправления и конституционно закрепленным в России принципом народовластия декларируется, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является многонациональный народ (п. 1 ст. 3 Конституции РФ).

Узнать, каким образом территориальная организация местного самоуправления влияет на способность самого населения решать социальные и бытовые проблемы, можно по ответам на вопрос относительно эффективности в установлении границ муниципальных образований. Эта категория определяет способность и возможность решать на территории данного муниципального образования жизненно важные проблемы занятости, отдыха, медицинской помощи, образования детей. Лишь 37,6% респондентов считают, что такая возможность существует, 28,4% затруднились ответить, 33,6% опрошенных не видят такой возможности, из них 12,4% указали, что территория поселения слишком мала и условий для решения насущных проблем нет, а 21,2% — что территория большая, но условий все равно нет.

Столь низкие показатели самосознания членов местного сообщества как объектов права и власти на своей территории не снимают с повестки дня полемику о том, существуют ли местные сообщества в России [5]. В результате такие характеристики, как социальное взаимодействие и чувство сообщества при формировании территориальных основ муниципальных образований, законодателем во внимание не принимаются. Не учитываются они и при построении систем управления на местном уровне. Это неизбежно приводит к возникновению конфликтных ситуаций, разрешаемых в «ручном режиме». Между тем Конституция РФ (п. 1 ст. 131) помимо поселенческого принципа предлагает использовать и другие, в том числе учитывающие специфику местных сообществ.

Согласно пп. 1, 2 ст. 34 закона № 131-ФЗ, органами местного самоуправления являются представительный орган муниципального образования, глава муниципального образования и местная администрация. Местное сообщество при реализации активного избирательного права влияет на их состав. Некоторые его члены принимают непосредственное участие в осуществлении властных полномочий, будучи избранными в органы местного самоуправления, либо на сходах граждан.

Законодатели на федеральном и региональном уровнях игнорируют положения Европейской хартии о местном самоуправлении (ст. 6) и Конституции РФ (ст. 131), в соответствии с которыми структура органов местного самоуправления определяется самим населением исходя из собственного понимания функций и целей такого управления и что главное в их работе — наиболее полное соответствие местным условиям, а не неким общим правилам и стандартам.

Согласно п. 1 ст. 4 Федерального закона от 12.06.2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», гражданин Российской Федерации имеет право избирать, быть избранным и осуществлять иные избирательные права только при достижении 18 лет. Это положение противоречит идее местного сообщества о включенности в него всех жителей, проживающих на данной территории, необходимости учета их интересов и потребностей. К тому же в целом ряде местных сообществ юноши и девушки начинают вести полноценную жизнь дееспособных граждан (например, работать или заниматься предпринимательской деятельностью) в 14-15 лет или даже раньше.

Кроме того, принимать участие в выборах органов местной власти имеют право только жители данного муниципального образования, иначе говоря, институт прописки является одним из важнейших признаков в управлении общественными делами. Эта норма закона также противоречит идее концепции «местного сообщества», которая заключается в наличии общности интересов у всех его членов, их заинтересованности в решении важных для социальной общности вопросов.

Чтобы обеспечить соблюдение законных прав как отдельных граждан, так и микросоциумов, необходимо изменить организацию и практику осуществления такого рода самоуправления. На наш взгляд, нужно начать с определения его границ. Мы предлагаем ввести новое для местного самоуправления понятие «ареал». Этим термином описываются территориальные границы местного сообщества, оптимально соответствующие реализации муниципального интереса, учитывающие пространственную обособленность, социально-экономическую целостность, однородность условий функционирования местных общностей, осознание членами общности принадлежности к общей территории.

В рамках ареала каждое из местных сообществ, согласно существующему законодательству и практике самоуправления, предоставляет гражданам широкие возможности для реализации управленческих, организаторских и контрольных функций в виде правотворческих и иных инициатив. Это могут быть публичные слушания, опросы жителей ареала, проведение собраний (конференций) граждан, подготовка ими письменных и устных обращений в органы местного самоуправления и наказов избирателям, обсуждение отчетов депутатов, должностных лиц местного самоуправления перед населением и т. д.

Стоит заметить, что действенность гражданского контроля напрямую зависит от наличия в муниципальных образованиях взаимного доверия между его членами: чем сплоченнее и сильнее связи между жителями муниципального образования, тем выше осознание необходимости соблюдать местные интересы, а следовательно, выше и социальная активность граждан.

Возьмем, к примеру, процедуру отзыва членов выборных органов и должностных лиц местного самоуправления. На практике она постоянно наталкивается на разного рода правовые коллизии и бюрократические препоны. Для их устранения особое значение имеют размер и сплоченность местного сообщества и понимание им своих неотъемлемых полномочий.
При оптимальном формировании территориальных единиц местного самоуправления, когда территория муниципального образования соответствует ареалу местного сообщества, достигается максимальный баланс интересов населения. Местное сообщество может стать полноправным источником и опорой власти в муниципальном образовании, что приведет к существенному росту влияния гражданского общества в России и к повышению качества жизни.

Литература

1. Конституционное право России: энциклопедический словарь. М.: Изд-во «Юридическая литература», 2002.

2. Бауман З. Мыслить социологически: учеб. пособие / Пер. с англ. под ред. А.Ф. Филиппова. М.: Аспект Пресс, 1996. С.52.

3. Сорокин ПА. Система социологии / П.А. Сорокин. В 2 т. Т. 2. М.: Наука, 1993. С. 2104.

4. Европейская хартия о местном самоуправлении. Страсбург, Совет Европы, Отдел изданий и документов. ISBN 92871-0804-8. Май 1990.

5. Конституционное совещание. 29 апреля — 10 ноября 1993 г.: Стенограммы. Материалы. М., 1995. Т.10. С.257.

Written by admin

Ноябрь 25th, 2016 | 2:39 пп