Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Сельская территория как объект анализа и управления

Ольга ДОРДЖИЕВА — кандидат экономических наук, начальник информационно-аналитического отдела Народного Хурала Республики Калмыкия, доцент кафедры прикладной экономики Калмыцкого государственного университета

Обеспечение устойчивого развития сельских территорий — комплексная проблема. Она включает в себя производство продовольствия, сельскохозяйственного сырья; сохранение сельского образа жизни и культуры; расширенное воспроизводство сельского населения, улучшение качества его жизни; наконец, поддержание экологического равновесия в биосфере.

 

Однако в управлении сельской местностью на федеральном уровне по-прежнему наблюдается ведомственная разобщенность. Решение отдельных задач сельской экономики и инфраструктуры рассредоточено по 13 федеральным программам, а между министерствами и ведомствами, ответственными за их реализацию, отсутствует должная координация. Федеральная целевая программа «Социальное развитие села до 2012 года» не касается проблем бедности, не предусматривает механизма увеличения доходов населения. Продолжается использование узкоотраслевого аграрного подхода к экономике села, что тормозит решение социальных вопросов.

В результате, по данным Росстата, разрыв между среднедушевыми располагаемыми ресурсами жителей города и деревни постоянно увеличивается и превышает ныне 0,5 млн руб. в год [1]. Охват сельских детей дошкольными учреждениями на 26% ниже, чем городских; обеспеченность больничными койками составляет 39% от городского уровня. Основная часть жилищного фонда лишена коммунальных удобств. И главное -идет постоянное сокращение численности сельского населения.

Республика Калмыкия, к сожалению, не исключение из общего правила. Здесь, как и во многих других регионах страны, большинство проблем ждут своего решения.

Приведем конкретные примеры. В 2008 и 2009 гг. в республике по разделу «Развитие приоритетных подотраслей сельского хозяйства» финансировалось развитие отечественного овцеводства, а в 2010 г., из-за ограниченности ресурсов, соответствующие лимиты не были предусмотрены. И хотя овцеводство является ведущей отраслью региона, это направление исчезло из республиканского бюджета.

Эффективность программных мероприятий снижает и затяжной характер принятия нормативно-правовых актов, регулирующих правила предоставления государственной помощи. Так, в 2009 г. 72 млн руб., выделенных на развитие мясного скотоводства, были возвращены в доход федерального бюджета по причине неэффективного администрирования. Подчеркнем: речь идет о ведущих отраслях республики, поэтому сложившееся положение дел влечет за собой весьма негативные последствия, которые сказываются на жизни людей.

Недостаточная поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства, игнорирование вопросов самозанятости населения, невозможность реализации местным самоуправлением полномочий как института народной власти в условиях отсутствия финансовой базы, обострение негативных процессов в природопользовании и природообустройстве — все это актуализирует необходимость корректировки существующих программ устойчивого сельского развития и принятия новых. При этом следует сосредотачиваться на тех мероприятиях, которые дают наибольшие мультиплицирующие эффекты для экономики региона и позволяют по мере их реализации переходить на режим самофинансирования и саморазвития.

Как уже отмечалось, сельскохозяйственное производство — лишь одна из составляющих устойчивого развития сельских территорий. Для существенного подъема аграрного сектора, повышения доходов и обеспечения занятости людей необходимы синхронизация и гармонизация всех составляющих соответствующей программы и их обязательный мониторинг.

Обратимся теперь к методологической проблеме, имеющей непосредственное отношение к теме нашего разговора. С середины 1990-х годов в научной среде экономистов-аграрников ведутся дискуссии, посвященные устойчивому развитию сельских территорий, сельского хозяйства и агропродовольственного комплекса.

Ряд ученых обращают внимание на единство трех составляющих (экономической, социальной и экологической), позволяющих соединить рост экономики и повышение степени удовлетворения потребностей населения с экологическими требованиями в единую социоприродную систему. При этом центральное место отводится повышению уровня устойчивости производства продовольствия [2].

Специалист в области теории аграрных отношений И.Н. Буздалов уточняет, что «определяющим экономическим критерием здесь выступает экономическая эффективность -источник финансовых средств». Чем выше экономическая эффективность и конкурентоспособность социально-экономических систем, тем выше уровень ресурсного обеспечения, устойчивости (стабильности и динамичности) их развития, а также темпов экономического роста [2].

В.М. Баутин и В.В. Козлов ставят знак равенства между понятиями «устойчивое развитие сельского хозяйства» и «устойчивое развитие сельских территорий» [3]. А вот член-корреспондент РАСХН А.П. Огарков считает, что к сельским территориям термин «развитие», а тем более «устойчивое развитие» вряд ли применим, поскольку сельские территории нуждаются прежде всего в устройстве и обустройстве [4].

Нам представляется наиболее емким и точным определение, данное академиком РАСХН, статс-секретарем, заместителем министра сельского хозяйства А.В. Петриковым. По его мнению, устойчивое сельское развитие предполагает стабильное комплексное развитие именно сельского сообщества, отвечающее критериям экономической, социальной и экологической эффективности и обеспечивающее выполнение селом своих народнохозяйственных функций, расширенное воспроизводство населения, рост уровня жизни и улучшение экологической ситуации [5].

Все эти точки зрения так или иначе корреспондируются с концепцией устойчивого развития сельского хозяйства и сельской местности — SARD (Sustainable Agriculture and Rural Development), принятой на конгрессе Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН в Риме в 1996 г. Ее главная идея заключается в тесной взаимосвязи и взаимозависимости технологий сельскохозяйственного производства, эколого-природных систем, социально-экономических условий, знаний населения, степени его готовности и способности к инновациям.

Иными словами, теория комплексного развития сельской территории разработана достаточно полно и настало время внедрять ее в практику. (Кстати, во многих странах это успешно осуществляется.) На наш взгляд, сельская территория, благодаря единству и взаимодействию базовых компонентов: экономики, инфраструктуры, населения и земли, воспроизводит себя в качестве социальноэкономической системы, нацеленной на удовлетворение потребностей людей (см. рисунок).

Рассматривая сельские территории как объект анализа и управления, следует отметить, что одним из ключевых управленческих процессов является эффективная территориальная организация. Представления о ней связаны со способами выделения «границ» распространения деятельности и становлением различных кооперированных хозяйственно-экономических субъектов управления, возлагающих на себя функцию развития территорий [6].

Если же рассматривать сельские территории как субъект управления, то необходимо вносить ограничения. Так, при определении «формата» и конкретной схемы управления территорией целесообразно выделить четыре условных стратегических подхода.

Во-первых, как к административно-территориальной единице субъекта РФ. При этом следует привлекать местное население к решению задач, связанных с территорией, где оно проживает.

Во-вторых, как к корпорации. Важно выстраивать инфраструктуру управленческих решений, одним из атрибутов которой являются совместность и коллективность, участие в конкурентной борьбе на рынках товаров, услуг и капитала.

В-третьих, как к участнику рыночных процессов. Для этого ей необходимо сформировать собственные инновационные экономические и кредитно-финансовые механизмы осуществления рыночных функций.

В-четвертых, как к социуму, представляющему собой локальную общность, имеющую свои традиции, культуру, менталитет.

Современное состояние программного сопровождения политики устойчивого развития сельских территорий на примере Республики Калмыкия в обобщенном виде выглядит следующим образом (таблица с. 108):

К основным недостаткам реализации программ можно отнести следующие:

1. Выборочное осуществление мероприятий, что изменяет первоначальный замысел, структуру и конечные цели программ.

2. Слабая координация между программами, осуществляемыми на определенной территории.

3. Отсутствие мер по стимулированию частных инвестиций в социальную сферу: технического оснащения сельских социальнокультурных учреждений, оптимизации сетей школ, больниц, учреждений социального обслуживания, повышению обеспеченности квалифицированными кадрами и охране окружающей среды.

Эффективная политика государства по устойчивому сельскому развитию позволит сформировать саморазвивающуюся социоэколого-экономическую территориальную систему. Будут сохранены культурные ценности, обеспечено долговременное использование природных ресурсов, развитие сельского хозяйства, промышленности, ремесел, туризма, рекреации и других сфер хозяйственной деятельности. Высшим результатом реализации концепции станет достижение достойных условий жизни населения.

Литература

1. Данные Федеральной службы государственной статистики. 2009. URL: http: //www.gks.ru/bgd/regl/b09_44/Is sWWW.exe/Stg/d1 /05-19.htm

2. Устойчивое развитие агропродовольственного сектора как важнейший фактор социально-экономической стабильности России // Материалы Второго Всероссийского конгресса эконо-мистов-аграрников, 13-15 февраля 2006 г., Москва. Ч. I. М.: ФГНУ «Ро-синформагротех», 2006. С.3, 189.

3. Устойчивое развитие сельских территорий. М.: ФГНУ «Росинформагротех», 2004. С.3.

4. Огарков А.П. Концепция и методические рекомендации по созданию современных сельских населенных пунктов. Научное издание. М., 2008. С.12.

5. Петриков А.В. Устойчивое сельское развитие в России: направления и проблемы // Актуальные проблемы современной аграрной теории и политики: Научные труды ВИАПИ им. А.А. Никонова. М.: ВИАПИ, 2005. Вып.15. С.209.

6.    Серватинский В.В. Методология принятия комплексных решений по реализации приоритетных направлений деятельности и системных изменений в муниципальном образовании // Экономика и управление. 2009. № 12. С.81.

Written by admin

Ноябрь 25th, 2016 | 1:45 пп