Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Кошкин А.А. Россия и Япония: узлы противоречии / Серия «Актуальная история». М.: Вече, 2010. 480 с.

Новая книга по истории российско-японских отношений известного отечественного япониста и востоковеда является логичным продолжением его предыдущих работ, дополняя и развивая вышедшую в 2004 г. монографию «Японский фронт маршала Сталина»*, имевшую большой успех в нашей стране и за рубежом.* Кошкин АА. Японский фронт маршала Сталина. Россия и Япония: тень Цусимы длиной в век. М.: Алгоритм, 2004.

 

Как и «Японский фронт», она отличается фундаментальностью, глубиной охвата исторического материала и отсутствием политической конъюнктуры (что, конечно, не означает отсутствие авторской позиции, отраженной в сформулированных оценках и выводах), характерной для многих современных изданий.

Последовательно и аргументированно анализируя сложную, многовекторную историю развития российско-японских отношений начиная с первых контактов в XVIII столетии до событий последнего времени (2009 г.), автор уделяет особое внимание вопросам малоизученным, получившим зачастую стандартную трактовку или же сознательно искажаемым в угоду политическим установкам.

К ним, в частности, относится вопрос о начальном этапе становления русско-японских отношений, в том числе о протяженности северных границ Японии, которые, по утверждению Токио, уже в XVIII веке включали южные Курильские острова Кунашир и Итуруп, относимые ныне к т. н. «северным территориям». Как убедительно показано в книге, эти утверждения не соответствуют действительности. Еще в начале XIX столетия Япония официально не считала своей территорией даже северную половину о. Хоккайдо.

Не менее важным и поучительным является исследование, относящееся к периоду окончания Первой мировой — Гражданской войны, сменившему короткий период российско-японских союзнических отношений 1907-1917 гг.

В частности, анализируя на документальной основе причины военной интервенции стран Антанты на советский Дальний Восток в 1918 г., автор приходит к выводу, что известный «Чехословацкий мятеж» был в действительности спровоцирован японскими и американскими оккупационными войсками для обоснования своего вторжения в глубь Сибири с конечной целью отторгнуть от Советской России территории вплоть до Урала в пользу Токио.

Несомненным преимуществом книги является исследование порой неоднозначно трактуемых у нас и за рубежом вопросов не с «узкой» точки зрения двусторонних отношений (чем часто страдают работы подобного рода), а в широком контексте международной обстановки того времени. В первую очередь это относится к сложному периоду предвоенного и военного времени (1930-е — 1945 гг.). Никакой другой период двусторонних отношений не подвергается сейчас таким нападкам и фальсификации (и нынешняя годовщина окончания Второй мировой войны тому наглядное подтверждение), имеющим цель принизить роль и дискредитировать политику нашей страны как главного участника этой войны, внесшего решающий вклад в победу, в том числе и над милитаристской Японией.

Один из таких вопросов — обстоятельства вступления Советского Союза в 1945 г. в войну против Японии. Он традиционно используется Токио для обвинения нас в нарушении советско-японского Пакта о нейтралитете, денонсированного СССР в марте 1945 г. в соответствии с решениями Ялтинской конференции. Последнюю в Японии традиционно не хотят признавать, ссылаясь на якобы «необязательность» ее секретных решений для Токио. Но, как показано в книге, японское руководство хорошо знало о принятых здесь решениях.

Не менее острый вопрос — об участии военнопленных японской Квантунской армии в работах на территории СССР. Он до последнего времени неизменно трактовался официальным Токио как очередное незаконное действие советского режима (несмотря на то, что использование труда военнопленных допускалось всеми международными Конвенциями).

Как становится ясным при чтении книги, идея интернировать японских военнопленных с тем, чтобы использовать их труд для восстановления советской экономики возникла отнюдь не в Москве. Она была предусмотрена в качестве одной из возможных «уступок» СССР — с целью не допустить его участия в войне против Японии. Положение об этом содержалось в разработанных в Генштабе Японии еще в 1944 г. так называемых «Принципах проведения мирных переговоров с СССР», т. е. была предложена самим высшим руководством Страны Восходящего солнца.

Ответы на эти и многие другие вопросы заинтересованный читатель найдет в новой книге профессора Восточного университета А.А. Кошкина, которая, без сомнения, займет свое достойное место среди работ ведущих отечественных исследователей по истории российско-японских отношений.

Алексей ПЛОТНИКОВ — доктор исторических наук, профессор, член Экспертного совета Комитета Государственной Думы РФ по безопасности

Written by admin

Ноябрь 24th, 2016 | 2:41 пп