Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Регламент пожарной безопасности: лучше проще, но лучше

Александр КРАСАВИН – магистрант Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат технических наук
В 2008 году принят Федеральный закон от 22.07.2008 г. № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» (далее – Технический регламент). Более полугода он действует, и за это время Технический регламент не ругал, наверное, только ленивый. Напрашивается справедливый вопрос: «Почему?». Ответ очевиден: чтобы критика была плодотворной, акцент с обвинений необходимо было сместить на конструктивные предложения. И таковые все-таки были. Например, автор этой публикации указывал на основные коррупциогенные факторы, содержащиеся в законе («Строительная орбита», 2009, № 11). Предлагал ознакомиться с результатами анализа юридической литературы, позволившими сформировать представление о том, каким этот документ должен быть с юридической точки зрения с учетом европейской практики технического регулирования и общепризнанных правил законодательной техники. Согласно существующим правилам разработки нормативных правовых актов технический регламент, возведенный в ранг закона, содержит не технические требования, устанавливающие точные параметры и характеристики продукции, а технико-юридические нормы, регламентирующие техническую деятельность людей и призванные обеспечить соответствие объектов технического регулирования предъявляемым к ним требованиям пожарной безопасности.

Одним из обязательных условий закона должно быть сопровождение каждого норматива оценкой соответствия, отвечающего принципу единства оценки соответствия (ст.3 Федерального закона от 27.12.2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» устанавливает необходимость соблюдения единства правил и методов оценки соответствия с целью обеспечения единства применения требований технических регламентов). Содержащиеся в законе нормы должны быть доказуемы опытным, эмпирическим путем, а методы оценки соответствия, т.е. подтверждение выполнения нормы, проверяемы на пригодность. Кроме того, текст Технического регламента должен быть ясным и доступным для понимания всех заинтересованных лиц, нормы закона изложены таким образом, чтобы обеспечивалось единообразное и однозначное их толкование. Совершенно нелепо выглядит ситуация, когда одни и те же нормы Технического регламента в каком-либо субъектовом органе государственной экспертизы понимают и применяют посвоему, а в Главгосэкспертизе России – по-другому. При этом проектное и строительное сообщество имеет свои взгляды на ту же практику, как правило, не совпадающие с такими же многочисленными взглядами строительного и пожарного надзора! Возникает вопрос: зачем, имея на руках принятый Государственной думой, одобренный Советом Федерации, подписанный Президентом Российской Федерации Технический регламент, изобретать новый закон? Ответ предполагает предложение о незамедлительном изменении ситуации, причем весьма существенном. Поэтому, взяв за основу действующий Технический регламент, предложим свое субъективное видение решения острого вопроса, чтобы если не достичь, то хотя бы приблизиться к однозначному и единообразному пониманию его норм и единству оценки их соответствия. Прежде всего, Технический регламент необходимо существенно сократить. Во-первых, из закона следует исключить многочисленные классификации, занимающие 11 глав или 41 статью, перенеся их в документ добровольного применения, будь то свод правил или национальный стандарт. Учитывая, что Технический регламент содержит 152 статьи, это сокращение уменьшит его почти на треть, при этом путаницы станет меньше. В качестве примера можно привести классификацию взрывоопасных зон: в «Правилах устройства электроустановок» (далее – ПУЭ) она одна, а в Техническом регламенте совершенно другая.

В этом случае проектировщики, руководствуясь привычной для них классификацией, установленной в ПУЭ, будут нарушать Федеральный закон, имеющий прямое действие на всей территории Российской Федерации (ст.3 ФЗ «О техническом регулировании»). Во-вторых, закон не должен содержать точные технические требования, которыми он насыщен сегодня. В развитых странах Европы и Америки, на опыт которых мы нередко ссылаемся, выстраивается, как правило, многоступенчатая модель технического регулирования. Президент или правительство принимают «рамочный» закон, устанавливающий общие принципы в соответствующей сфере регулирования. В их обязанности не входит, в отличие от депутатов Государственной думы Российской Федерации и членов Совета Федерации, обсуждение вопросов относительно количества пожарных лестниц, ведущих на кровлю, высоты проходов на технических чердаках или расхода воды на наружное и внутреннее пожаротушение. Совершенно очевидно, что это прерогатива соответствующего министерства, осуществляющего функции выработки и реализации государственной политики, нормативно-правового регулирования, а также надзора и контроля в области пожарной безопасности (в России – компетенция МЧС). У нас же чрезмерно детализированные требования к объектам технического регулирования в области пожарной безопасности, установленные в Федеральном законе, привели к невозможности реализации принципа соответствия технического регулирования уровню развития национальной экономики, ее материально-технической базы, а также научно-технического развития (ст.3 ФЗ «О техническом регулировании). Рассмотрим в качестве примера ситуацию с противопожарными расстояниями.

В Техническом регламенте данному вопросу посвящена целая глава, включающая шесть статей и несколько таблиц в приложении. Малейшее снижение установленных требований трактуется как нарушение Федерального закона. Допустим, при невозможности в силу объективных причин соблюдения установленного противопожарного расстояния между АЗС с наземными резервуарами и соседним складским зданием, где хранятся негорючие вещества и материалы в холодном состоянии (категория по пожарной опасности «Д»), существует только один законный способ решения вопроса – не строить АЗС. Все другие решения будут противозаконными. Согласование же отступлений в Специальных технических условиях (СТУ) от требований Федерального закона, принятого в соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст.105, ст.107), является противоестественным и незаконным. Тут мы попутно зададим еще один, почти риторический, вопрос: разве не противоречит здравому смыслу такое положение вещей, когда Федеральное собрание приняло и одобрило Технический регламент, а представители федеральных органов исполнительной власти отступают от его требований? При этом они ссылаются на СТУ, институт которых отменен законом, за исключением случаев, когда отсутствуют нормативные требования по пожарной безопасности объектов? Но надо же на что-то ссылаться, если нормы Технического регламента выполнить не получается, но и объект не построить нельзя, потому что речь уже идет не об АЗС, а, к примеру, о крупных нефтехимических и нефтеперерабатывающих комплексах, заказчиком которых является государство. Технический регламент – это своего рода конституция по вопросам пожарной безопасности, в которой должны содержаться только самые основные требования, сформулированные в виде норм-принципов.

Ведь в Конституции Российской Федерации не определен минимальный размер оплаты труда или прожиточный минимум, а указано на необходимость «создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» (ст.7). Быть может, тот же вопрос о противопожарных расстояниях целесообразнее было бы в «пожарной конституции» изложить в следующем виде: Ст. №… «Противопожарные расстояния». 1. При проектировании и строительстве объектов противопожарные расстояния следует принимать такими, чтобы обеспечивалось нераспространение пожара на соседние объекты. 2. В случае распространения пожара, повлекшего причинение вреда жизни и здоровью людей, ущерб чужому имуществу, виновное лицо несет ответственность согласно действующему законодательству. 3. Методы оценки правильности принятых противопожарных расстояний и их рекомендуемые значения, а также противопожарные мероприятия, обеспечивающие возможность их снижения, устанавливаются в нормативных технических документах. Аналогичным образом следовало бы сформулировать и другие требования пожарной безопасности, изложив их в виде норм-принципов, а методы оценки соответствия и рекомендации по их выполнению – установить в нормативных технических документах. Такие изменения позволили бы существенным образом сократить Технический регламент и упростить его выполнение. Дело здесь, главным образом, в том, что сегодняшние методы оценки соответствия принимаемых решений требованиям норм чрезмерно сложны и громоздки. В частности, выполнение многих требований Технического регламента сводится к определению времени эвакуации людей из зданий и сооружений и доказательству, что это время не превышает необходимое. Не менее значимы сегодня и расчеты по оценке пожарного риска, включающие, в том числе, и определение расчетного времени эвакуации людей. Следует отметить, что в России людей, способных качественно, с пониманием дела произвести данные расчеты можно посчитать по пальцам и ни для кого не секрет, что их выполнение по утвержденным методикам требует весьма глубоких познаний в самых разных отраслях науки. Оценить же правильность расчетов пожарных рисков проверяющим лицам по существу невозможно в силу сложности, трудоемкости и длительности этого процесса. Таким образом, доказать с использованием существующих методик выполнение тех или иных требований практически нельзя без лояльного отношения к представленным доказательствам (расчетам) должностных лиц органов исполнительной власти.

Это, как известно, подталкивает правоприменителей к коррупционным действиям и не способствует формированию благоприятного инвестиционного климата в государстве. Именно поэтому, по нашему мнению, существующие методы оценки соответствия необходимо в значительной степени упростить для обеспечения единого понимания того, как надо делать, чтобы это считалось правильным. К тому же погрешности при использовании упрощенных методик, вполне возможно, будут ничуть не больше, чем при проведении расчетов опасных факторов пожара по интегральным, двухзонным или полевым моделям, а расчетов эвакуации – по аналитическим, индивидуально-поточным или имитационно-стохастическим моделям. Это объясняется тем, что достоверность получаемых с использованием данных моделей результатов в значительной степени определяется достоверностью принятых предположений, а о какой достоверности может идти речь при выборе места возникновения гипотетического пожара? Созданные огромными усилиями сложные математические модели, предлагаемые специалистам для обоснования требуемого уровня безопасности различного рода объектов, все больше уводят нас в мир виртуальной реальности, слабо связанной с действительным положением дел. Как отмечается многими исследователями, причем не только в области обеспечения пожарной безопасности, но и в других отраслях, точность материалов, принимаемых в качестве исходных данных, настолько низка, что математические модели, построенные на их основе – не более чем фикция (погрешность определения места возникновения пожара и т.п. – 100%). Таким образом, использование моделей с большим числом расчетных элементов, усиливающих неустойчивость счета и увеличивающих погрешность, становится весьма трудоемкой, длительной и очень затратной операцией при относительно невысокой точности прогноза эвакуации людей и воздействия на них опасных факторов пожара. В итоге, отсутствие надежной достоверной исходной информации о месте возникновения пожара, а также игра с невидимыми промежуточными значениями и коэффициентами (плотность и интенсивность эвакуации, токсичная и дымообразующая способность, количество и виды пожарной нагрузки и т.д.) с целью подгонки проводимого расчета под требуемый результат делают бессмысленным использование более сложных моделей для определения уровня обеспечения пожарной безопасности людей.

Никто не отрицает, что будущее за моделированием. Сегодня же уровень научно-технического развития позволяет утверждать, что эра моделирования еще не пришла. Здесь следует учитывать еще и наш российский менталитет, когда люди с чистой совестью делают все не по инструкции или регламенту, а так, как надо им, исходя из ситуации. Наши специалисты на генетическом уровне не способны удержаться от того, чтобы не подтасовать принимаемые в расчетах параметры для достижения цели расчета. И это еще один аргумент в пользу того, что без прозрачных, пусть менее «точных», но простых методик не обойтись. Сопутствующие расчетам погрешности (причем по любым, как сложным, так и простым методикам и моделям) при использовании упрощенных и понятных экспресс-методик будут с лихвой компенсироваться меньшим люфтом при принятии исходных данных, т.к. у недобросовестных исполнителей расчетов существенно снизится возможность «игры» с начальными параметрами и промежуточными значениями. Еще один довод в пользу простых и доступных для понимания методик заключается в реальной возможности использования их в качестве доказательной базы в судебных процессах.

Ведь при проведении независимой экспертизы (соответствия/несоответствия) расчета, выполненного по сложным моделям с большим числом расчетных элементов, результат ее во многом определяется субъективными оценками независимых экспертов. При применении простых методик данный фактор в значительной степени нивелируется. Ведь какой бы специалист ни проводил независимую экспертизу, результат будет одинаковый, т.к. все расчетные операции лежат на поверхности и доступны не ограниченному числу лиц, а широкому кругу грамотных проектировщиков и инженеров. Еще больше огорчает то, что проведение как бы сверхточных расчетов не влияет на повышение уровня пожаробезопасности объектов. Получается, что за выполнением высокозатратных и трудоемких расчетов ничего не следует, кроме расходов заказчиков на их выполнение… Как видим, вопрос о том, как упростить существующие методики, совсем не из легких. Особенно если принимать во внимание, с каким сильнейшим неприятием и всеобщей критикой столкнутся авторы предлагаемых расчетов. Тем не менее разработка экспресс-методик жизненно необходима для снятия административных барьеров, возникающих при реализации норм-принципов, заложенных в Техническом регламенте. Определенные исследования в данном направлении уже ведутся, и первые результаты проводимой работы будут представлены в ближайшее время. Подводя итоги, можно предположить, что исключение из Технического регламента классификаций и технических требований, а также упрощение методов оценки соответствия по определению безопасной эвакуации людей (26 статей содержат данную норму-принцип) в значительной степени позволят снять то напряжение, которое возникло в различных отраслях экономики с принятием данного документа.

Written by admin

Сентябрь 24th, 2016 | 2:46 пп