Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Становление политических сообществ национальных государств

Виктор КОТ — кандидат политических наук, доцент Борисоглебского государственного педагогического института

«Национальное государство» (Nation-state) — это своеобразная форма национально-территориаль­ного образования, политического сообщества, для которой характер­на высокая степень единства госу­дарства и общества, развитая пуб­личная сфера, высокая степень ле­гитимности власти, а также интегративная ориентация населения.

Как следствие, практически в качестве данности воспринимался тот факт, что единственной леги­тимной формой политического со­общества является «нация», следо­вательно, национальное государ­ство — это высшая форма полити­ческой организации. Националь­ный суверенитет стал основным элементом международного права, предоставляя каждой нации право на самооборону и определение соб­ственной судьбы. Национальное государство, кроме того, создало рамочные условия для инфраст­руктуры правового государства и формирования пространства раз­вития капитализма, свободного от государственного вмешательства. С точки зрения исследуемой темы, значение национального государ­ства заключается прежде всего в том, что оно создало основу для формирования этнической и куль­турной гомогенности, без которой демократизация государственной системы была бы трудно осущест­вимой. Демократия и националь­ное государство — близнецы, рож­денные Французской революцией. В культурном плане они стояли в тени национализма (Юрген Хабермас).

В политической сфере главной задачей, соответственно, стано­вится формирование нации как осознание каждым гражданином своей принадлежности к единому народу, а также формирование политического сообщества, то есть дополнение идеи нации политичес­кими институтами и процессами.

Национальное сознание стано­вится способом культурной интег­рации, специфичной для условий Модерна в Европе. С середины XVIII в. происходит взаимное пе­реплетение двух, имевших до этого хождение понятий — <<нации как родового сообщества» и «нации го­сударства». После Великой фран­цузской революции «нация» стано­вится источником суверенитета. За каждой нацией признается право на политическое самоопределение. Таким образом, после Французской революции «нация» стала призна­ком, конституитивным по отноше­нию к политическому сообществу.

В конце XIX в. представление о том, что национальная идентич­ность есть условие демократическо­го гражданства меняется на проти­воположное. Постепенно многие исследователи приходят к выводу о том, что нация граждан обретает свою идентичность не на этнически-культурных сходствах, но в де­мократической политической прак­тике граждан. Происходит преодо­ление дополитического сообщест­ва. Таким образом, национализм был функционален по отношению к роли гражданина, хотя связь эта носит социально-психологический, а не концептуальный характер.

Современные нации возникли, когда сложилась связь между за­рождающейся идеей народного су­веренитета и ассоциацией граждан со своей родиной. Это позволяет объяснить, почему национальная идентичность так часто находит свое выражение в традициях и обычаях ушедших поколений. В та­кой логике можно рассматривать нации как «органические сообщест­ва», поскольку они сформирова­лись под влиянием естественных и исторических сил, а отнюдь не только, или по преимуществу, по­литических. Из этого можно сде­лать вывод о том, что «культурные нации» отличаются большой ста­бильностью и связностью, их свя­зывает мощное, исторически под­твержденное чувство национально­го единства.

Подобно нациям, этнические группы также могут иметь весьма заметную, высокоразвитую иден­тичность. В то же время от наций их отличает то, что, стремясь под­держать свое культурное своеобра­зие, этноцентристские группы не ставят своей задачей обретение по­литической независимости. На практике, однако, различие между нациями и этноцентристскими группами часто размывается. В оп­ределенных ситуациях культурный национализм легко превращается в политический.

Привлекательность националь­ного государства заключается в том, что оно открывает перспекти­ву культурной связности и полити­ческого единства. Когда группа людей, разделяющих общую куль­турную идентичность, обретает право на самоопределение, проис­ходит совпадение политического сообщества и принципа граждан­ства. Именно поэтому националис­ты верят, что силы, создавшие не­зависимые национальные государ­ства, носят естественный характер и им бесполезно сопротивляться. Никакая иная социальная группа не может создать осмысленное по­литическое сообщество. Поэтому националисты часто распространя­ют на национальные государства те же самые права, которые счита­ются правами человека. Они рас­сматривают самоопределение, на­ пример, как аналог индивидуаль­ной свободы, заслуживающий та­кого же уважения.

Таким образом, речь идет о строго постепенном замещении субнациональной приверженности лояльностью и привязанностью к единой нации. Но в таком контекс­те и демократизация становится следствием интеграции нации, на основе которой она продолжает развиваться и консолидироваться, тем самым способствуя укрепле­нию национального государства. Если же демократизация процесса осуществления государственной власти имеет место до достижения единства нации, то возникает опас­ность дезинтеграции государства.

Понятие «демократической кон­солидации» претерпело определен­ную метаморфозу. Если в 1970- 1980 гг. оно использовалось, глав­ным образом, для определения про­блем, связанных с прочностью но­вых демократических режимов и предотвращением «отката» назад к авторитаризму, то в современной политологической литературе оно получило расширительное значе­ние. В него теперь включают также массовую легитимацию режима, распространение демократических ценностей, нейтрализацию антиси­стемных акторов, обеспечение вер­ховенства гражданских лиц над во­енными, устранение авторитарных анклавов, партийное строительст­во, организацию функциональных институтов, стабилизацию электо­ральных правил, рутинизацию по­литики, децентрализацию государ­ственной власти, введение меха­низмов прямой демократии, судеб­ную реформу, облегчение положе­ния бедных и, наконец, экономиче­скую стабилизацию.

Политическое сообщество в про­цессе своего становления в реаль­ной действительности проходит че­рез ряд культурно-исторических «ступеней». В то же время оно об­ладает рядом неизменных атрибу­тивных характеристик и черт, по которым можно определить его конкретные формы. При этом предшествующие «ступени» сохра­няются во всех последующих, од­нако их характеристики утрачива­ют свое основополагающее качест­во, замещаемое чем-то новым.

Так, на первом этапе становле­ния «больших» политических сооб­ществ, или сообществ в широком смысле (мы говорим здесь не об ар­телях, кружках, малочисленных общинах и т.д.), решающую роль играет государственное принуждение, вынуждающее членов сооб­щества исполнять определенные социальные и политические роли, поддерживающее и укрепляющее существующий политический поря­док. К ним относятся, прежде все­го, общественные и политические отношения, связанные со способом производства, социальной страти­фикацией, политическим режи­мом, политической организацией общества, формой государственной власти, структурой аппарата госу­дарственного управления, право­вой и институциональной структу­рой и т.д. Таким образом, на на­чальном этапе структура политиче­ского сообщества определяется преимущественно степенью разви­тости государственной власти и на­личием соответствующей полити­ческой воли.

При этом единство сообщества обеспечивается не только насильст­венными или юридическими мето­дами, но и политико-идеологически­ми, политико-религиозными, поли­тико-мировоззренческими, этичес­кими обоснованиями сакральной природы власти. Тем самым, источ­ником единства сообщества высту­пает, прежде всего, авторитет влас­ти. Государство поглощает общест­во на этой ступени, сословия созда­ют разнообразные системы компо­зиций правовых норм в зависимости от статуса, воля государственной власти оказывается единственным источником права и силы, обеспечи­вающих единство сообщества.

Следующая ступень формирова­ния политического сообщества — развитие правовых и политических предпосылок, предопределяющих меру ответственности, принужде­ния, дозволенности в отношениях между обществом и властью. Именно на этой ступени происхо­дит интенсивное развитие граж­данского общества, политических институтов, норм и правил во взаи­моотношениях между элитой и массами. Наконец, именно на этом этапе зарождается идея единства политического сообщества как спо­соба сотрудничества между госу­дарством и обществом, складыва­ется политическая культура един­ства. Начинает формироваться по­литическое сознание внутри поли­тического сообщества как атрибу­тивная черта третьей ступени.

Тем не менее это всего лишь схе­ма, хотя и подтвержденная истори­ей становления национальных го­сударств. Сложность процессов до­полняется многоуровневостью со­обществ, несовпадением их истори­ческого времени (от вполне тради­ционных до высокоразвитых совре­менных и расколотых постсовре­менных), силой внешних притяже­ний и другими факторами.

Хотя принцип национального государства получил самую широ­кую поддержку в XX столетии, поч­ти одновременно с этим началось действие сил, подрывающих сами основы его существования. Таким образом, «национальное государст­во» как тип политического сообще­ства переживает определенный кризис. Свидетельством этого ста­новится появление наднациональ­ных и региональных сообществ, преодолевающих границы тради­ционных национальных госу­дарств. В то же время имеется не­мало признаков укрепления госу­дарства и подтверждения его спо­собности к сохранению, даже в ус­ловиях быстро развивающейся гло­бализации.

Written by admin

Апрель 7th, 2016 | 2:59 пп