Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Принципы правовой политики — идейная основа ее формирования

Максим СУРНИН — депутат Законодательного собрания Иркутской облас­ти, председатель комитета по собственности и экономи­ческой политике Законодательного собрания Иркутской области

Любая политика имеет свое ценностное из­мерение, свою идеологическую парадигму, в рамках которой она возникает, функцио­нирует и развивается.

Термином «принцип» [principium — осно­ва, начало) обозначают основное, исходное положение какой-либо теории, учения (в этом смысле говорят, например, об основ­ных принципах диалектики); руководящую идею, правило поведения (например прин­цип законности); внутреннее убеждение, взгляд на вещи (принципиальный или, на­оборот, беспринципный человек); основу ус­тройства, действия определенного прибора, механизма (например механизм действует по принципу насоса).

Юридическая наука выделяет принци­пы права, юридической ответственности, правового государства и многие другие. Во всех случаях обычно имеются в виду исходные, руководящие, отправные идеи, требования, которые лежат в основе оп­ределенного правового явления. В таком смысле используется это понятие и при характеристике принципов правовой по­литики.

Хотя к проблеме упомянутых принципов обращались многие авторы, какой-либо це­лостной концепции по данному вопросу пока не сложилось. Между тем очевидно, что его решение имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение, ибо речь идет о научном обосновании системы требо­ваний, которые должны лежать в основе од­ного из важнейших видов государственной деятельности.

Если придерживаться классификации принципов права, предложенной в [1], то правовая политика государства в первую очередь ориентируется на так называемые политические принципы права. Их специфи­ка состоит в том, что они относятся к числу общесоциальных, а не специально-юридических принципов. Общесоциальными же они называются потому, что фиксируют те идеи, которые производны от факторов экономини, политической, социальной динамики развития общества.

На наш взгляд, принципы правовой по­литики производны от состояния политичес­кой системы общества, официально уста­новленных правовых идеалов и практики их достижения. К их числу некоторые авторы [2] относят:

•   связанность общими принципами права (справедливость, гуманизм, обеспече­ние формального равенства и т.д.); научную обоснованность;

•   соответствие принципам демократичес­кого общества;

•   соответствие международным стандар­там в области прав человека;

•   реализм.

Принципы свободы и справедливости предполагают, что действие правовых ин­ститутов свободно от вмешательства извне (например неподвластность правовых норм религиозным ценностям в светском госу­дарстве), общество оценивает существова­ние этих институтов как справедливое, и их становление проходило под прямым воздей­ствием данных принципов.

Принципы демократии требуют от обще­ства значительной самостоятельности в формировании собственной правовой сис­темы. Важнейшим принципом демократиче­ского общества является принцип равенст­ва, а для сферы правовой политики — прин­цип равноправия. Ориентированность пра­вовой политики на этот принцип означает, что государство и институты гражданского общества наравне несут ответственность за равенство прав граждан вне зависимости от каких бы то ни было социальных факто­ров.

Принцип равенства имеет две важные для развития демократии составляющие. Первая — равенство стартовых возможнос­тей, достигаемое благодаря признанию и обеспечению реального использования ос­новных прав человека. Вторая — равенство юридических обязанностей.

Ориентация правовой политики на прин­цип реализма означает отказ от идеологизи­рованной, корпоративной оценки значения произошедших и происходящих в стране пе­ремен для развития правовой системы.

А.В. Малько предлагает следующие принципы выстраивания правовой политики в современной России:

1)  четкое обозначение приоритетов юри­дической деятельности, которые должны вытекать из целей и задач российского го­сударства;

2)  предвидение будущих юридических «ходов» субъектов политики и соответствую­щее их воплощение в жизнь;

3)  ориентация на достижимые в данной ситуации цели и применение реальных юри­дических средств;

4)  комплексное и взаимообеспечивающее использование форм реализации пра­вовой политики;

5)  результатом правовой политики вы­ступает повышение качества и уровня пра­вовой жизни общества и личности, что вы­ражается в уверенности граждан, в гаран­тированное™ их статуса, в возможности планировать свою жизнедеятельность на перспективу, в согласованности и предска­зуемости действий власти [3].

Вместе с тем в Концепции правовой по­литики в Российской Федерации [4] пере­чень ее принципов существенно расширен, где, кроме вышеперечисленных, значатся:

•   социально-политическая обусловлен­ность;

•   легитимность;

•   законность;

•   учет нравственно-ценностных устоев и культурных традиций общества;

•   гласность;

•   целенаправленность, четкое определе­ние приоритетов;

•   прогнозирование;

•   планомерность и поэтапность;

•   эволюционный характер реформирова­ния правовой формы.

Анализ научных материалов показывает, что авторы не всегда разграничивают прин­ципы правовой политики, с одной стороны, и ее признаки и задачи (цели) — с другой. В частности, широко распространено мнение, что одним из важнейших признаков правовой политики является научная обоснован­ность (научность).

А.И. Бортенев, например, полагает, что научная обоснованность относится «к числу наиболее существенных черт (признаков] правовой политики». Такой же позиции при­держивается и O.D. Рыбаков, включающий научность в число признаков правовой по­литики наряду с такими чертами, как осно- ванность на действующем законодательст­ве, опора на принудительную силу государ­ства и некоторыми другими. «Научность, ос- нованность правовой политики на передо­вых достижениях юридической науки, соеди­ненные с государственными подходами в об­ласти развития права, повышение его роли в жизни общества и личности есть отличи­тельный признак правовой политики» [5]. Поясняя тезис, автор указывает, что имен­но данный признак правовой политики отра­жает великую созидательную миссию юри­дической науки в деле реализации интере­сов общества и личности, что развитие юри­дической науки является необходимым ус­ловием становления правовой политики и вне данной науки вряд ли можно осущест­вить серьезные, качественные реформы в области государственного и правового стро­ительства.

С подобным ходом рассуждений трудно согласиться. Признаки — это выявляемые наукой объективные свойства, отличитель­ные особенности исследуемого явления. Су­щественными называют такие признаки, ко­торые отражают глубинные (сущностные) ха­рактеристики предмета.

По мнению В.А. Рудковского, научность вряд ли можно считать признаком правовой политики [6]. В обоснование своего вывода ученый приводит следующие аргументы.

Во-первых, если бы научность была объ­ективным свойством правовой политики, то всякие теоретические изыскания на этот счет, в том числе и статьи упомянутых авто­ров, были бы излишни. Ни о какой особой роли науки в вопросах формирования право­вой политики говорить бы не пришлось, ибо чего стоят научные рекомендации примени­тельно к явлению, которое по своей сущно­сти научно? Такой подход, как видим, в дей­ствительности не усиливает значение науки в данном вопросе, а, наоборот, сводит его к нулю.

Во-вторых, считает В.А. Рудковский, включая научность в число сущностных черт правовой политики, придется признать, что мы ведем речь о несуществующем и, веро­ятно, никогда не существовавшем явлении, ибо трудно найти исторический пример госу­дарства, правовая политика которого осу­ществлялась бы в строгом соответствии с передовыми достижениями науки. На этом основании пришлось бы отрицать реаль­ность и правовой политики современной России, которая, как известно, далека от указанного качества.

Таким образом, научную обоснован­ность, по нашему мнению, следует относить не к признакам, а к принципам правовой по­литики.

Принципы правовой политики необходи­мо также отграничивать от различных задач и целей, которые перед ней стоят. Вместе с тем любой принцип содержит ориентир соци­альной деятельности. Например, законность — это не только требование строго и неукос­нительно соблюдать законы, но и определен­ный идеал социально-политической жизни демократического общества, к достижению которого устремлена деятельность совре­менного государства. То же можно сказать относительно равноправия, гуманизма и т.д. Принципы обладают свойством нормативно­сти и выступают по отношению к той или иной деятельности прежде всего как исход­ные, базовые правила, требования, которым она должна соответствовать [7]. Основное назначение принципов, следовательно, со­стоит в регулировании социальной деятель­ности путем установления ее важнейших ценностно-нормативных основ. Задачи (цели) в этой связи выполняют другую функцию. Их назначение заключается в определении на­правления деятельности, сообщении ей не­обходимой целеустремленности.

Таким образом, принципы правовой по­литики, как и принципы права вообще, должны рассматриваться в качестве непререкаемых ценностей на данном этапе разви­тия общества и на достаточно отдаленную перспективу. Недостаточность опыта в их ис­пользовании не должна стать причиной их отвержения, нежелания субъектов политики использовать их потенциал в своей деятель­ности.

Литература

1.  Вопленко Н.Н. Сущность, принципы и функции права: Учебное пособие. Вол­гоград, 1998. С.38-39.

2. Сырых В.М. Социология права. М., 2001. С.135.

3. Российская правовая политика. Курс лекций. М., 2003. С.168.

4. Мащ зов Н.И., Малько А.В., Шундиков К.В. Правовая политика современ­ной России: предлагаем проект концеп­ции для обсуждения // Правовая поли­тика и правовая жизнь 2004. № 1.С.6- 28.

5. Рыбаков О.Ю. Правовая политика как юридическая категория: понятие и при­знаки // Журнал российского права. 2002. № 3. С.78.

6. Рудковский В Л. О принципах право­вой политики // Правовая политика и правовая жизнь 2003. № 4. С.6-7.

7. Черданцев А.Ф. Логико-языковые фе­номены в праве, юридической науке, практике. Екатеринбург, 1993. С.52-64.

Written by admin

Апрель 7th, 2016 | 2:41 пп