Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

У монголов — своя философия

7 декабря 2006 года в рамках программы своего официального визита в Россию Президент Монголии Намбарын Энхбаяр посетил Российскую академию государственной службы при Президенте РФ. Глава монгольского государства выступил перед профессорско-преподавательским составом и слушателями академии по вопросам реформирования государственной службы и внешней политики своей страны.

Намбарын Энхбаяр — Президент Монголии

I. Реформирование государственного управления и государственной службы Монголии.

Нашим странам судьбой предрешено жить рядом, поддерживая близкие и добрососедские отношения. У монголов — своя философия соседства, она как нельзя лучше сформулирована в поговорке «У соседей общая судьба». Отрадно отметить, что стремление монголов поддерживать дружественные отношения с Россией и отзывчивость российского народа являются надежной основой дружественных, добрососедских отношений двух наших народов. Сегодня перед нашими народами стоит важная задача — развивать в условиях глобализации добрые отношения на основе современных международных принципов сотрудничества, при этом увязывая их с коренными интересами Монголии и России.
Глубокие политические и социально-экономические преобразования, охватившие мир примерно с 80-х годов прошлого века, были в каком-то смысле нацелены на поиск и нахождение новых путей развития. Обновление государственного управления в рамках этих коренных преобразований, формирование власти на основе новых идей занимают важное место в политической жизни Монголии. И исходили мы из той предпосылки, что любые перемены только тогда могут быть действительно эффективными, если становится эффективной сама государственная служба.

Мы отдаем себе отчет в том, что реформированием государственной службы занималась не одна только Монголия. За последние 15-20 лет многие страны сталкивались со схожими проблемами — чей-то опыт можно считать успешным, кто-то остался не совсем удовлетворен результатами реформы.

Сегодня человечество переходит в эпоху, когда общество ставит во главу угла интеллектуальные ценности, стремится к развитию, основанному на знании. Бюрократическая система, сложившаяся в прошлом веке, стала сталкиваться к концу XX века с внешними и внутренними условиями, совершенно отличными от тех, что были ранее. Перед лицом новых реалий стали выявляться слабые стороны традиционной формальной бюрократической системы. Ее чрезмерная раздутость и отставшие от новых требований неэффективные концепции и методы работы — вот краткая характеристика кризиса, который охватил государственное управление в то время. Хотя бюрократический механизм органов государственного управления продолжает в какой-то мере работать и сегодня, он уже не в состоянии отвечать требованиям нового времени, и, прежде всего, требованиям достижения максимальной эффективности. Поэтому, начиная с 70-х годов прошлого столетия, многие ученые высказали мнение, что наступил период так называемой «постбюрократической парадигмы», и выдвинули идею «органов власти нового столетия». Они обозначили теоретические направления, призванные стать основой постбюрократической парадигмы, и продолжают интенсивно создавать так называемое «новое государственное управление» (New Public Management).

Результаты широкомасштабных исследований реформы государственной власти развитых стран, в том числе исследований российских ученых, показывают, что государственные органы, чтобы улучшить эффективность своей деятельности, начали широко использовать корпоративные принципы работы. В Монголии, как и в большинстве стран, называвшихся до 90-го года социалистическими, нерациональная бюрократическая система сочетала в себе качества и элементы тоталитарного и авторитарного режимов государственного управления, с превалированием командно-административного метода, который прежде всего максимально сосредотачивал и мобили-зовывал возможности бюджетных средств, материальных и людских ресурсов для решения крупных социальных, экономических, культурных задач. И на конкретном историческом этапе это давало определенные результаты. Однако система сама была нерациональной и поэтому бесперспективной.

После 1990 года процесс демократических преобразований и реформ, охвативших все сферы общественной жизни нашей страны, закономерно потребовал коренного изменения и преобразования принципов, направленности, структуры, организации государственного управления, государственной кадровой политики, их правовой среды.

Реформа государственной службы нового периода явилась своеобразным отражением огромных экономических и общественно-политических преобразований страны. Успех комплексной реформы в конечном счете зависит от потенциала власти, поэтому само государственное управление призвано служить главным проводником политических, социальных и общественных реформ.

Государственное управление, государственная служба в рамках процессов, протекающих с 1990 года в Монголии, в своем обновлении проходит три этапа.

Первый этап связан с формированием новой системы государственного устройства Монголии и охватывает период времени с 1990 по 1993 год. На этом этапе были сделаны следующие важные шаги:

• осуществлена отмена старой политической системы, имевшей партийную основу и выражавшей партийные интересы, и сформирована политическая система, в центре которой находится государство и государственные интересы;

• в 1992 году Монголия приняла новую конституцию, тем самым создав правовую основу для реформирования всей государственной структуры;

• сформировалась и начала работать новая система государственного управления, основанная на принципах распределения законодательных , исполнительных и судебных полномочий;

• установилась реальная многопартийность.

Второй этап формирования новой системы государственного управления и государственной службы Монголии охватывает период времени с 1993 по 2000 год. На этом этапе впервые в истории Монголии был принят Закон о государственной службе (1994 год). Подкрепляющими его другими соответствующими законами и постановлениями была определена новая политика государственной службы, юридически гарантирован правовой статус государственных служащих, сформированы принципиально новые государственное управление и государственная служба.

Третий этап повышения отдачи и эффективности потенциала государственной службы, деятельности институтов власти начался с 2000 года и продолжается до сих пор. Содержание и значение настоящего этапа реформирования государственного управления Монголии определяется разработкой и осуществлением широкомасштабной политики и задач, направленных на увеличение потенциала институтов власти:

• внедрением норм корпоративного управления в государственную службу;

• повышением эффективности их деятельности, качества оказываемых государственных услуг, увеличением их доступности для населения путем развития органов государственного управления всех ступеней;

• повышением уровня компетенции государственных служащих.

Политика и задачи третьего этапа реформирования государственного управления и государственной службы Монголии в принципе соответствуют концепциям постбюрократической теории и практической деятельности развитых стран. Принятие и осуществление с 2003 года Закона об управлении и финансировании бюджетных организаций в соответствии с идеями нового государственного управления (New Public Management) явилось важным импульсом в форсировании реформирования государственного управления и государственной службы Монголии, повышении отдачи и эффективности их деятельности, качества и доступности оказываемых гражданам государственных услуг.

Законом об управлении и финансировании бюджетных организаций регулируются такие отношения, как передача главному менеджеру бюджетной организации права принимать решения по кадровым вопросам, осуществлять комплексное стратегическое планирование, а также нести ответственность за поставку «конечной продукции», которую правительство «покупает» через бюджет. Закон о государственной службе, переработанный и приведенный в соответствие с концепциями упомянутого закона, направлен на усовершенствование оценки выполняемой государственным служащим работы, повышение ответственности за се конечный результат.

Важнейшей целью реформирования государственной службы современной Монголии является формирование близкой гражданам, направленной на удовлетворение их потребностей, компактной, компетентной, ориентированной на достижение конечного результата государственной службы, при которой ведущего менеджера отличают активность, инициативность, умение гибко приспосабливаться к изменяющимся обстоятельствам, четко реагировать на них.

При осуществлении реформирования государственной службы мы руководствуемся следующими принципами:

• государственная служба должна служить не самой себе, а гражданам и общественности;
• государственная служба должна быть прежде всего пе бюрократической, а квалифицированной и устойчивой;

• структура государственной службы должна определяться ее стратегией;

• во главу угла должен ставиться конечный результат работы, а не бюрократический процесс;

• государственные органы должны быть компактными, постоянно учиться, вбирать новое, способствовать развитию, а не мешать ему.

Мы убеждаемся в том, что осуществление задачи формирования государственного управления в условиях демократии и рыночных отношений — это тонкий и сложный процесс. Несмотря па то что основные принципы демократического государства, постулаты о том, что государственная служба должна быть квалифицированной, открытой, должна оказывать гражданам качественные и оперативные услуги, зафиксированы в соответствующих законах и документах, они yе всегда претворяются в повседневную жизнь.

Мы считаем, что процесс реформирования государственной службы должен быть продолжен и активизирован. Сегодня мы придаем первостепенное значение следующим ключевым вопросам в целях преобразования государственного управления:

1. Углубление реформирования государственных органов всех ступеней с целью формирования компактной, квалифицированной государственной службы.

Мы переходим на такую практику, когда «уровень развития государственных органов всех ступеней» оценивают прежде всего по тому, умеют ли эти органы распознавать изменения и тенденции во внешней среде, в частности в политике, экономике, общественной жизни, технологиях, и умеют ли они увязывать с ними свою внутрикорпоративную среду и «производить» государственные услуги, соответствующие сегодняшним и будущим меняющимся потребностям своих клиентов, доводить их до потребителя, добиваться доверия граждан.

Мы стремимся определять механизм планирования своей работы каждой государственной организацией, каждым государственным служащим. Их деятельность должна быть подотчетной и ответственной, должны быть разработаны и неукоснительно соблюдаться правила, положения и стандарты. Творческое начало должно помогать при эффективном и быстром решении проблемы, решение любого вопроса не должно бесконечно откладываться и решаться коррупционными методами. Мы считаем, что важное значение в развитии относительно самостоятельных, устойчивых, высокопрофессиональных и компетентных государственных органов имеет вопрос избавления государственных служащих от партийной принадлежности.

2. Необходимо сформировать отвечающую современным требованиям систему подготовки и повышения квалификации кадров государственной службы, особенно — резко повысить потенциал местных государственных органов.

Главным путем повышения компетенции государственных служащих является создание системы
подготовки квалифицированных работников государственного управления, доведения содержания и форм их обучения до уровня международных стандартов. Мы считаем важным проводить обучение государственных служащих непосредственно на рабочих местах, внедрять интерактивное обучение на расстоянии, расширять заочную форму обучения, в том числе местных административных органов. Мы должны научить государственных служащих умению учиться самостоятельно.

3. Переход на новую, близкую гражданам систему управления является не прихотью, а требованием современности. Это означает окончательную отмену бюрократической системы, которая действует методами администрирования, диктата, контроля и которая обычно сопровождается волокитой, и создание такой системы, которая предоставляет гражданам реальные и отвечающие их нуждам услуги.

Путем принятия соответствующих законов и постановлений мы стараемся осуществлять последовательные меры по сокращению разного рода лицензий, спецразрешений, стремимся к уменьшению дублирования работы.

Руководствуясь принципом, что государство, служащее народу, должно быть свободным от коррупции, мы утвердили «Программу борьбы с коррупцией», приняли «Закон против коррупции», уделяем внимание вопросам их осуществления, созданию таких правовых условий и моральной атмосферы в обществе, при которых спокойное и безнаказанное существование коррупции было бы невозможно.

4. Мы будем осуществлять все необходимые меры по передаче прав и полномочий государственной службы, усилению конкурентного мышления.

Мы работаем, руководствуясь политикой конструктивного ограничения прямого участия государства в рыночном процессе, стремлением внедрить в государственный сектор корпоративные отношения. В рамках этой политики вносятся изменения в форму финансирования некоторых бюджетных организаций, имеющих свои источники дохода, осуществляется их постепенный перевод в разряд хозяйствующих единиц, владеющих госимуществом, проводится поэтапное сокращение их бюджетного финансирования и дотации — с тем, чтобы они работали по принципу самофинансирования. Планируется работа по приватизации некоторых организаций социальной сферы, внедрению в нее коммерческих начал.

5. При осуществлении радикальных преобразований, связанных с изменением структуры и организации бюджетных ведомств, уделяется особое внимание предупреждению негативных последствий, которые могут возникнуть при осуществлении этих преобразований.

У нас идет активная работа по проведению реформ в отношении зарплат и пенсий для государственных служащих, улучшению их социальной защищенности.

Обобщая вышеизложенное, можно сказать, что суть и основное содержание реформирования государственного управления Монголии заключается в достижении простой па первый взгляд цели —
государственная служба должна стать ближе к гражданам, должна быть открытой и полезной для них. При этом мы считаем, что любые меры по реформированию монгольского общества должны соответствовать демократическим принципам.

II. Внешняя политика Монголии.

Монголия, учитывая новые реалии внешнего мира, стремится последовательно отстаивать собственные интересы, укрепляя свои позиции в мировом сообществе и проводя активную многовекторную внешнюю политику. В результате такой внешней политики ширится круг сотрудничающих с нами стран, региональных и международных организаций.

В концепции нашей внешней политики, утвержденной в 1994 году Парламентом Монголии, в качестве ее приоритетного направления указано развитие отношений и сотрудничества с двумя нашими великими соседями — Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой, основанных на принципах справедливости, суверенного равенства, равноправия и взаимной выгоды.

С успехом развиваются отношения нашей страны с такими высокоразвитыми странами Запада и Востока, как США, Япония, Республика Корея, которые последовательно поддерживают продвижение идей демократии в Монголии, вносят весомый вклад в развитие экономики нашей страны. Например, экономическая помощь Японии в так называемый трудный для Монголии переходный период, который начался с 1990 года и во многом продолжается и сегодня, составляла более 50% всей помощи международного сообщества.

Монголия как развивающаяся страна с небольшой и пока еще уязвимой экономикой придает важное значение многовекторности своей политики, так как это дает возможность расширить круг нашего сотрудничества с разными странами в эпоху глобализации. В концепцию многовекторной внешней политики Монголии входит понятие так называемого «третьего соседа». Для нас «третий сосед» — понятие широкое, не географическое. Не секрет, что сотрудничество Монголии с той же Японией или Южной Кореей конкурирует по многим параметрам с тем, что у нас имеется с Россией или Китаем, хотя с Японией и Южной Кореей у нас непосредственной, общей географической границы не существует. Под «третьим соседом» подразумевается не какая-то конкретная страна, а мировое сообщество в целом. В этом смысле «третий сосед» — это не столько географическое понятие, сколько экономическое, социальное, культурное и политическое. «Третий сосед» — это неотделимый компонент многовекторности нашей внешней политики.

Наши великие соседи, в том числе Российская Федерация, хорошо понимают и признают многовекторность внешней политики Монголии.

Внешняя политика нашего государства в первую очередь направлена на укрепление экономики и страны в целом. И мы смеем думать, что в интересах России иметь надежного, самостоятельного и в экономическом, и в политическом смысле, независимого, свободного и суверенного друга в лице Монголии в Центральной и Северо-Вос-точной Азии. Надежность с нашей стороны была проявлена в ходе всей истории нашего сотрудничества, включая и труднейшие годы Великой Отечественной войны.

Монголия одной из своих главных внешнеполитических задач считает установление дипломатических, экономических и интеграционных связей в Азиатско-Тихо-океанском регионе. В этом смысле Монголия стремится развивать более глубокие отношения со странами Северо-Восточной, Восточной и Центральной Азии. Наша страна участвует в форуме регионального сотрудничества АСЕАН, борется против таких негативных явлений, как терроризм, нелегальный оборот наркотиков. Наряду с этим мы, придерживаясь курса сближения с Шанхайской организацией сотрудничества, считающей важным расширение сотрудничества в таких направлениях, как торговля, экономика, природоохранная деятельность, инфраструктура, обрели статус наблюдателя в этой организации, а также присоединились к АСЕМ*.

Мы работаем над тем, чтобы стать членом Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АПЕК). И мы признательны России за ее устойчивую поддержку нашего интереса к вступлению в эту организацию. Северо-Восточ-ная Азия является регионом, где «железный занавес» времен холодной войны сохранился до сих пор. Это регион, где необходимо наращивать усилия международного сообщества по устранению недоверия, развитию политического диалога и регионального сотрудничества. Монголия считает, что Корейский полуостров должен быть свободным от ядерного оружия.

Наша страна с самого начала считала, что мирное урегулирование проблемы ядерной программы Корейской Народной Демократической Республики путем переговоров весьма важно для обеспечения стабильности в данном регионе.

Главная роль в координации усилий международного сообщества по поддержанию мира и безопасности принадлежит ООН. Мы хотим, чтобы реформа ООН в первую очередь отвечала интересам развивающихся, небольших и малых стран. Монголия считает важным расширение Совета Безопасности на справедливой основе путем увеличения его постоянных и непостоянных членов за счет оптимального представительства развивающихся и развитых стран.

Еще раз о монголо-российских отношениях и сотрудничестве. Мы считаем, что соседство, психологическая комфортабельность в отношении друг к другу наших народов, взаимное доверие, многие моменты общей истории, общих дел и свершений, во многом общее экономическое пространство, перспективы развития обеих стран, координация усилий в Центральной и Севе-ро-Восточной Азии диктуют необходимость поднять наше сотрудничество на качественно новый уровень. И такое новое сотрудничество я бы коротко охарактеризовал как стратеги ческос партнерство.

После выступления Президент Монголии Н. Энхбаяр ответил на вопросы участников встречи.

— Коротко ответить па этот вопрос довольно трудно. Вы знаете, что Монголия вместе с бывшим СССР входила в так называемый социалистический лагерь. Мы были страной, которая выделяла большие средства на социальные нужды (образование, медицину и т.д.). Эта тенденция сохранилась до сих пор. При обсуждении бюджета все политические дебаты проходят при наличии идей о том, как финансировать образование, медицину, детей, давать социальные льготы ветеранам, повышать заработную плату и пенсии.

Но я, как политик, знаю, что повышение зарплаты и пенсий не всегда воспринимается с удовлетворением: народ бывает недоволен, говорит, что этого мало. В этом смысле надо понимать, что подходить к решению социальных задач только путем повышения зарплаты и пенсий — это не выход. Нужно создавать как можно больше рабочих мест, создавать такие условия, при которых человек мог бы проявить инициативу и сам побеспокоиться о своей жизни, о своем благополучии. В этом смысле мы в поиске, есть результаты, но есть и проблемы, которые мы пытаемся решить.

Некоторые цифры. Мы приняли закон об образовании, в котором записано, что не менее 20% средств должно идти на образование. Мы создали Фонд поддержки трудовой занятости населения. Туда должно поступать каждый год 0,3% бюджета страны. Эти средства нужно распределять так, чтобы люди получали хорошее специализированное образование в профессионально-технических училищах, получали небольшие гранты и кредиты для ведения малого и среднего бизнеса. Мы стараемся распределять бюджет на основе такого понятия, как «человеческий индекс», то есть мы должны подходить к бюджету комплексно. К сожалению, мне кажется, что это не всегда получается. Бюджетная политика должна быть гармонична, сбалансирована и связана с выборной системой, чтобы каждый депутат не лоббировал только то, что требуют от него избиратели, спрашивая, где обещанная электростанция или, скажем, дом. Тогда будет более умеренная бюджетная политика с перспективой на развитие.

— Это очень сложный вопрос. Было время, когда культуры, если можно так сказать, делились на более развитые, менее развитые, на главенствующие или доминирующие и подчиненные. И было время, когда Монголия считалась страной с отсталой, подчиненной культурой. Сейчас мир начинает осознавать, что не бывает культур главных и неглавных, подчиненных и главенствующих. Просто есть разные культуры, одинаково интересные, одинаково значимые. Это очень важный сдвиг в сознании интеллектуалов в сегодняшнем мире, когда все мы уже признаем, что все культуры равнозначны. С другой стороны, конечно, у малых народов, которые считают себя в какой-то степени ущемленными, есть другой перекос — мы, дескать, великие. Такое встречается и у нас: мол, все произошло в Монголии. Такой перегиб является реакцией на то, что когда-то нашу культуру считали недостаточно развитой.

Нужно учиться жить вместе. Культуры, в отличие от экономики, не должны конкурировать. Культуры должны обогащать друг друга.

— Спасибо за такую высокую оценку монгольской культуры. Нам одинаково близки и культурные ценности Европы, и культурные ценности Азии. Мы очень открыты и любознательны. Мы близки и к природе

— сам быт приближает нас к степи, горам, животному миру. Мы живем в полифоническом мире всех звучаний природы вокруг нас. II все это приводит к тому, что у нас горловое, протяжное пение… Был очень интересный случай, когда на 800-летие Монгольского государства, помимо Премьер-министра России г-на Фрадкова, к нам приехал еще один почетный гость — принц Эндрю из Англии. В ходе церемонии открытия памятника Чингисхану собравшихся предупредили, что любое событие, особенно такой важности, по традиции должно сопровождаться протяжной песней. Когда же объявили песню, английский принц спросил: «How long is long song?», то есть как долго будет длиться эта долгая песня. Посол заверил его, что не так долго. Тогда принц поинтересовался: «How short is long song?», то есть как быстро она закончится… Протяжные песни берут истоки в евразийской культуре, в том уникальном природном мире, частью которого мы являемся. Это, полагаю, и делает монголов музыкальными.

Written by admin

Апрель 7th, 2016 | 2:26 пп