Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Научное и законодательное представление о терроризме в России

Артём ГРИГОРЬЕВ — соискатель кафедры уголовно-правовых дисциплин Уральской академии государственной службы, г. Ека­теринбург

Точки зрения различных ученых относитель­но сущности терроризма порой бывают по­лярными. При этом, как правило, акцент в определении ставится на каком-то одном признаке терроризма, а остальные не упоми­наются. Кроме того, дефиниции нередко включают в себя методы достижения терро­ристических целей, что недопустимо, по­скольку они меняются, модернизируются, и, следовательно, такое определение термина становится не актуальным.

Подобные ошибки затрудняют выработку эффективной антитеррористической мето­дики и практическую борьбу с терроризмом.

В современной отечественной науке можно выделить несколько направлений изучения рассматриваемой проблемы. Во- первых, это исследования истории террориз­ма в России, в частности работы О.B. Будницкого и Л.М. Ляшенко. По мнению этих авторов, терроризм — явление социально-по­литической жизни, отражающее конфликт­ное взаимодействие различных сил в госу­дарстве, находящихся на различных уровнях иерархии власти [1, 2].

Во-вторых, исследования теоретико-методологического характера, посвященные выявлению сущности, особенностей, тенден­ций развития терроризма. К ним относятся работы В.Е. Петрищева. С его точки зре­ния, «терроризм — это систематическое, со­циально и политически мотивированное, идеологически обоснованное использование насилия либо угроз применения такового, посредством которого через устрашение фи­зических лиц осуществляется управление их поведением в выгодном для террористов на­ правлении и достигаются преследуемые тер­рористами цели» [3].

В-третьих, исследования нормативно- правового обеспечения по противодействию терроризму, в рамках которых изучаются классификационные признаки этого явле­ния, формы и методы борьбы с ним. Так, М.Л. Энтин и М.Л. Хабачиров считают, что современный терроризм преследует дости­жение «определенных тактических целей: дестабилизацию социально-политической об­становки в стране или регионе, нарушение установленного порядка управления, подрыв авторитета власти, инициирование недо­вольства населения действиями правитель­ства, неспособного навести надлежащий по­рядок и защитить собственных граждан от насилия)) [4].

В-четвертых, анализ политического тер­роризма, его места и роли в современном мире. Ю.И. Авдеев, например, указывает, что в мировой науке существуют два основ­ных подхода к понятию «терроризм)): биоло­гический, объясняющий это явление некой «врожденной)), «насильственной)) сутью че­ловека, «естественным» стремлением людей угрожать интересам других и использовать любые доступные средства для достижения поставленных целей; и социальный, придаю­щий особое значение общественным процес­сам [5].

Наконец, в-пятых, исследование социально-психологических проблем терроризма. Этим вопросам посвящены работы С.Г. Кара-Мурзы, который отмечает, что «терро­ризм — это действие, направленное на урав­нивание шансов или на слом игры… С точки зрения самих террористов, их действия — это форма восстановления попранной справед­ливости» [6].

Ни в одном из рассмотренных направле­ний нам не удалось обнаружить в определе­нии термина «терроризм» такой важный, на наш взгляд, признак, как «организованная преступность».

Что касается отечественного законода­тельства, то в Уголовном кодексе Россий­ской Федерации ряд статей указывают на де­ятельность, которая может, в зависимости от мотивов и целей, классифицироваться как террористическая. К их числу относятся: статья 205 «Террористический акт», статья 2Ü5.1 «Содействие террористической дея­тельности», статья 205.2 «Публичные призы­вы к осуществлению террористической дея­тельности или публичное оправдание терро­ризма», статья 206 «Захват заложника», ста­тья 207 «Заведомо ложное сообщение об ак­те терроризма», статья 208 «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем», статья 211 «Угон судна воздушного или водного транспорта либо же­лезнодорожного подвижного состава», ста­тья 277 «Посягательство на жизнь государ­ственного или общественного деятеля», ста­тья 278 «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти», статья 279 «Вооруженный мятеж», статья 360 «На­падение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой» [7].

Нам представляется, что терроризм и террористическую деятельность отождеств­лять некорректно, поскольку терроризм — это устойчивое явление, а террористическая деятельность — это используемые методы до­стижения целей, которые более динамичны и изменчивы по своей сути.

Единственный пример юридического за­крепления дефиниции «терроризм» в рос­сийском законодательстве — Федеральный закон «G противодействии терроризму»: «Терроризм — идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными орга­низациями, связанные с устрашением насе­ления и (или) иными формами противоправ­ных насильственных действий» [8].

На наш взгляд, терроризм включает в себя две составляющие: идеологию и прак­тические действия. Речь идет об идеологии принуждения в целях обретения господства и завоевания привилегий. Данное понятие носит скорее политический характер. Вмес­те с тем нельзя отрицать и уголовные, эко­номические, военные аспекты (применение вооруженных методов борьбы с идеологией насилия]. Понятие «терроризм» как произ­водное от понятия «террор» представляет собой сложное, комплексное, многогранное и многоуровневое явление. Это средство борьбы за власть, в процессе которой прояв­ляются классовые, групповые, конфессио­нальные, националистические и геополити­ческие отношения [9].

Таким образом, терроризм в нашем по­нимании — разновидность организованной преступности, объединенной с идеологией насилия. Именно этот признак — «организо­ванная преступность» — должен быть обяза­тельным при уголовно-правовой квалифика­ции терроризма. Его просто не может не быть, если не организована соответствую­щая преступная деятельность. Это касается не только терроризма как криминального явления, но и преступлений террористичес­кого характера. Не случайно специалисты используют словосочетание «терроризм и террористическая организация». Организо­ванные начала легко просматриваются не только в терроризме, но и в целом ряде свя­занных с ним преступлений, в первую оче­редь тех из них, которые совершаются орга­низованной группой. В этом также просле­живается связь проявлений терроризма (или преступлений террористического харак­тера) с организованной преступностью.

В качестве существенных признаков тер­роризма, позволяющих отделять его от дру­гих разновидностей организованной преступ­ности, стоит выделить:

1. Наличие определенной формы орга­низованной преступности (организованной группы, преступного сообщества). В совре­менном обществе террорист не может быть один, а тем более — навязывать идеологию, готовить террористический акт. Идеология насилия может реализоваться в жизнь только хорошо организованной, сплоченной группой людей, которая представляет угрозу общественной безопасности, основам кон­ституционного строя и безопасности госу­дарства, а также миру и безопасности чело­вечества.

2.   Наличие идеологии, причем, как пра­вило, радикальной, в основе которой может лежать, например, расовая, религиозная, национальная неприязнь.

3.   Использование противоправных мето­дов воздействия для достижения целей (на­силие, угроза насилия).

4.   Тройственный объект насилия, при котором можно выделить три уровня устра­шения:

•    устрашение распространяется на неогра­ниченный круг лиц, другими словами, сначала осуществляется устрашение на­селения или социальных групп в целом, создается обстановка общего страха, формируется объективный социально- психологический фактор;

•    устрашение распространяется на опре­деленный, четко очерченный круг лиц (официальные представители государст­ва, организаций). Иначе говоря, осуще­ствляется устрашение тех, к кому обра­щены требования и от кого зависит удов­летворение интересов террористов; фор­мируется специальный групповой психо­логический фактор;

•    групповой страх трансформируется в ин­дивидуальный, т.е. направленное устра­шение (угроза) приобретает индивидуаль­ные умозрительные формы для каждого отдельного человека, формируется индивидуально-психологический фактор.

5.   Создание обстановки страха и психо­логического напряжения.

6.  Публичность и гласность выполняе­мых действий.

Террористы пытаются совер­шить теракт в местах большого скопления людей, так как он должен вызвать ощуще­ние общей для всех опасности, всеобщего страха, привлечь внимание большого коли­чества средств массовой информации.

7. Высокая социальная опасность, обус­ловленная вовлечением в сферу террористи­ческого акта случайных лиц.

Итак, терроризм — это вид организован­ной преступности со стороны организованной группы либо преступного сообщества, кото­рая использует идеологию насилия и практи­ку воздействия на органы государственной власти, местного самоуправления и между­народные организации, связана с устрашени­ем населения, представляет угрозу общест­венной безопасности, основам конституцион­ного строя и безопасности государства, а также миру и безопасности человечества.

Литература

1.   Будницкий О. В. История терроризма в России. Ростов н/Д., 1996.

2. Ляшенко JI.M. История терроризма в России в документах, исследованиях // Вопросы истории. 1998. № 6.

3.   Петрищев В.Е. Заметки о терроризме. М., 2001.

4.   Энтин M.JI., Хабачиров М.Л. Ограни­чение свободы средств массовой инфор­мации в интересах борьбы с террориз­мом //: http: // planetadisser.com/ see/ dis_153297.html(2008. 09 января).

5.   Авдеев Ю.И. Терроризм как социально-политическое явление // Современный терроризм: состояние и перспективы. М., 2000.

6. Трушин Б., Делягин М., Кара-Мур- за С., Тарасов А. Слабость, которую не победить силой. Как быть большинству, если меньшинство желает уравнять шансы ценой терроризма // Общая га­зета. 2001. № 38.

7.   Уголовный кодекс РФ: Федеральный за­кон № 63-Φ3 от 13 июня 1996 года // Российская газета. 18.06.1996. № 113.

8.   Федеральный закон Российской Федера­ции от 06 марта 2006 г. № 35 ФЗ «О противодействии терроризму» // Рос­сийская газета. Федеральный выпуск. 10.03.2006. № 4014.

9.   Терроризм. Правовые аспекты противо­действия: нормативные и международ­ные правовые акты с комментариями, научные статьи / Под ред. И.Л. Труно­ва, Ю.С. Горбунова. Изд. 2-е, перераб. и доп. М., 2007.

Written by admin

Апрель 4th, 2016 | 3:22 пп