Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Прокуратура Российской Федерации как субъект международных связей

Игорь ИГНАТОВ — соискатель кафедры национальных и федеративных отно­шений 

Международное сотрудничество России осуществляется посредством международ­ных связей, реализуемых конкретными ор­ганами государства и негосударственными структурами, физическими лицами. Для лю­бого государства, в том числе и России, международное сотрудничество — это не только политика, правовая установка, но и условие его жизнеустройства и развития. В связи с этим актуальным представляется вопрос о том, кто наделен правом осуще­ствлять международные связи, т.е. о субъ­ектах международных связей. Международ­ное сотрудничество в условиях глобализа­ции расширяется, меняются формы, мето­ды, и участников международных связей становится все больше. Между тем в науке не всеми признается факт расширения кру­га субъектов международных отношений и прокуратуру РФ не считают полноправным их участником.

Обозначим данные, ставящие прокура­туру РФ в число субъектов международных связей. Прежде всего обратимся к Консти­туции РФ.

Конституция Российской Федерации (пункт «к» ст. 71) внешнюю политику и международные отношения Российской Федерации, международные договоры Рос­сийской Федерации закрепляет за феде­ральным уровнем; координацию междуна­родных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации, выпол­нение международных договоров Россий­ской Федерации (пункт «о» ст. 72) — за дву­мя уровнями (совместное ведение): феде­ральным и региональным. Конкретной ста­тьи, которая бы перечисляла субъекты международных отношений, в Конституции РФ нет. Но кое-какие выводы по этому во­просу на основе Конституции РФ сделать можно. Субъектом международных отноше­ний является Президент России (часть 4 ст. 80, пункты «б)), «в», «г» ст. 86). По поводу других государственных органов относи­тельно субъектности в международных от­ношениях Конституция РФ умалчивает. Сведения об этом необходимо черпать из законов, регулирующих полномочия кон­кретных органов, организаций, объедине­ний и т.д., в зависимости от предмета их деятельности. Международные связи могут складываться в разных сферах: политики, экономики, права, культуры, торговли, на­уки, техники, информатики, религии, борь­бы с преступностью и др. При этом каждая сфера деятельности накладывает отпечаток на выбор субъекта международных отноше­ний.

В литературе, особенно по междуна­родному праву, рассматривается вопрос о субъектах международных отношений [1], однако полноты в этих исследованиях все же нет. К тому же во многих источниках речь идет не о субъектах международных от­ношений, а о субъектах международного права, каковыми признаются: государства, нации (народы), международные организа­ции, государствоподобные образования, от­дельные лица (хотя этот вопрос спорный). Международные же отношения чаще всего определяются как разного рода отношения между субъектами международного права. Следовательно, в международные отноше­ния вступают вышеперечисленные субъек­ты международного права.

Мне представляется, что круг субъектов международных связей шире, чем круг субъектов международного права, однако это предмет особого разговора. В данной статье остановимся лишь на государстве. Государство в международных отношениях представляют органы. На мой взгляд, од­ним из них является прокуратура РФ, кото­рая участвует в работе по оказанию право­вой помощи.

Институт правовой помощи по уголов­ным делам и выдаче преступников первона­чально действовал на основе международ­ного обычая. Со второй половины XX в. стали приниматься международные догово­ры о правовой помощи по уголовным де­лам. Они носят региональный или двусто­ронний характер. В целях единства правил оказания такой помощи Генеральная Ас­самблея ООH одобрила в 1990 г. Типовой договор о правовой помощи по уголовным делам и Типовой договор о передаче уго­ловного преследования. Ранее (1985 г.) Генеральная Ассамблея ООН приняла и ре­комендовала государствам Типовое согла­шение о передаче иностранных заключен­ных. Выдача преступников — проблема не простая, поскольку связана с суверените­том государств. Подчеркну, что субъектами договоров о правовой помощи являются ор­ганы государств — участников договора. В договорах на русском языке все эти органы — субъекты договора именуются учреждени­ями. Обычно договоры не устанавливают исчерпывающего списка учреждений — субъектов договора. Определяется только критерий, по которому к ним может быть отнесено государственное учреждение сто­роны. Этот критерий — компетенция учреж­дения. Если в нее входят дела, отношения по которым регулирует договор, такое уч­реждение будет субъектом этого договора, даже если оно прямо в нем не упомянуто.

Однако в договорах о правовой помощи прямо указываются такие органы, как Ми­нистерство юстиции и Генеральная прокура­тура. Иными словами, это центральные ор­ганы по вопросам исполнения договоров о правовой помощи в пределах компетенции. Определен перечень компетентных органов стран СНГ, осуществляющих сотрудничест­во в борьбе с преступностью. Он содержит­ся в качестве приложения в Соглашении о сотрудничестве государств — участников СНГ в борьбе с преступностью 1998 г. [2] В России — это опять-таки Генеральная про­куратура, Министерство внутренних дел, Го­сударственный таможенный комитет, ФСБ, Федеральная служба налоговой полиции, Федеральная пограничная служба.

Что касается Генеральной прокуратуры, то и ее структура — Академия Генеральной прокуратуры РФ тоже осуществляет между­народные связи [3].

Среди конкретных норм права, предус­матривающих международную субъект- ность прокуратуры, можно назвать Феде­ральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-I «О прокуратуре Российской Феде­рации» с последующими изменениями и до­полнениями (ст. 2); Уголовно-процессуаль- ный кодекс Российской Федерации, приня­тый ГД РФ 22 ноября 2001 г. с последую­щими дополнениями и изменениями (ч. 5, ст. 453-473]; международные договоры Российской Федерации и другие докумен­ты.

Ст. 2 Федерального закона «О прокура­туре Российской Федерации», в частности, гласит: «Генеральная прокуратура Россий­ской Федерации в пределах своей компе­тенции осуществляет прямые связи с соот­ветствующими органами других государств и международными организациями, сотруд­ничает с ними, заключает соглашения по вопросам правовой помощи и борьбы с пре­ступностью, участвует в разработке между­народных договоров Российской Федера­ции».

Часть пятая Уголовно-процессуального кодекса называется «Международное со­трудничество в сфере уголовного судопро­изводства».

В ней рассмотрены такие во­просы, как основные положения о порядке взаимодействия судов, прокуроров, следо­вателей и органов дознания с соответству­ющими компетентными органами и должно­стными лицами иностранных государств и международными организациями; выдача лица для уголовного преследования или ис­полнения приговора; передача лица, осуж­денного к лишению свободы, для отбыва­ния наказания в государстве, гражданином которого оно является, и многие другие.

В качестве примера приведу Договор между Российской Федерацией и Федера­тивной Республикой Бразилией о выдаче от 14 января 2002 г. Ст. 10 договора «По­рядок сношений и центральные компетент­ные органы» гласит: «Для целей настояще­го Договора центральные компетентные ор­ганы Сторон сносятся друг с другом по дип­ломатическим каналам. Центральными компетентными органами для применения настоящего Договора являются: со сторо­ны Российской Федерации — Генеральная прокуратура Российской Федерации, со стороны Федеративной Республики Брази­лии — Министерство юстиции Федератив­ной Республики Бразилии)). В Договоре между Российской Федерацией и Республи­кой Ангола о выдаче от 31 октября 2006 г. ст. 3 «Центральные органы)) гла­сит: «Центральными органами, уполномо­ченными выполнять настоящий Договор, являются: с Российской стороны — Гене­ральная прокуратура Российской Федера­ции; с Ангольской стороны — Министерство юстиции Республики Ангола. Каждая из Сторон в случае изменения своего цент­рального органа незамедлительно уведом­ляет об этом по дипломатическим каналам другую Сторону)).

Как субъект международных связей, Ге­неральная прокуратура РФ заключила со­глашения с Генеральными прокуратурами (прокуратурами) стран СНГ о сотрудничест­ве между учебными заведениями и научно- исследовательскими учреждениями орга­нов прокуратуры от 21 апреля 2005 г. От­части и на основании этого документа стро­ит свои отношения с зарубежными учреж­дениями Академия Генеральной прокурату­ры.

Имеются и ведомственные правовые акты относительно реализации функции международного сотрудничества прокурату­ры. Среди них: приказ Генерального проку­рора Российской Федерации «Об организа­ции международного сотрудничества проку­ратуры Российской Федерации)) от 3 авгу­ста 1998 г. Nq 50; приказ Генерального прокурора Российской Федерации «Об орга­низации работы Генеральной прокуратуры Российской Федерации по международному сотрудничеству в сфере уголовного судо­производства)) от 26 июня 2002 г. Nq 35; Указание Генерального прокурора «О поряд­ке рассмотрения ходатайств иностранных государств об экстрадиции в связи с введе­нием в действие УПК Российской Федера­ции)) от 20 июня 2002 г. № 32/35; Ука­зание Генерального прокурора Российской Федерации «О порядке исполнения запро­сов компетентных органов иностранных го­сударств об осуществлении уголовного пре­следования или о возбуждении уголовного дела на территории Российской Федера­ции)) от 22 апреля 2003 г. № 18/35 и другие.

Имеющаяся международно-правовая, внутригосударственная, а также ведомст­венная правовая база доказывает факт субъектности прокуратуры Российской Фе­дерации в международных связях, что важ­но для характеристики ее деятельности по многим направлениям интеграционных про­цессов.

Литература

1.   См.: Курдюков Г.И. Государства в сис­теме международно-правового регули­рования. Казань, 1979; Курс междуна­родного права. Т. 1. М., 1989; Ферд- росс А. Международное право. М., 1959; Шибаева Е.А., Поточный М. Правовые вопросы структуры и дея­тельности международных организа­ций. М., 1988; Шибаева Е.А. Право­вой статус межправительственных орга­низаций. М., 1972; Международное публичное право: Учебник. 2-е изд., пе- рераб. и доп. / Под ред. К.А. Бекяше- ва. М., 2003 и др.

2. Бюллетень международных договоров. 2000. № 3. С.24.

3.   Законность. 2008. № 1. С.41.

Written by admin

Апрель 4th, 2016 | 3:20 пп