Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Проблема движения от относительного к абсолютному миру

Следующий момент философской системы В. Соловьева — это учение о Софии, которое в той или иной мере оказало воздействие на всех мыслителей, испытавших его влияние. В ходе исследования уже обозначено, что мир в системе всеединства В. Соловьева объединен силой божественной любви. А вот носителем идеи любви как раз и выступает София как связующее звено между Богом и миром, между Творцом и творением. Именно в идее Софии выражает В. Соловьев свою тенденцию к универсальному пониманию любви как духовной силы, направляющей человеческую жизнь, преодолевающую отчуждение. По В. Соловьеву, это именно та сила, которая обуславливает возможность создания богочеловечества, так как именно София является тем общим, что связывает мир. Зеньковский об этом писал: «… в Софии идеально заключена «объединяющая сила разделенного и раздробленного мирового бытия», и в конце мирового процесса она раскроется «как Царство Божие».1

Есть еще один путь, по которому следует человеческая мысль, исследуя проблему движения от относительного к абсолютному миру. Этот путь осуществляет Вечная женственность Божия, которая с одной стороны является идеальным миром, идеей, которая дает жизнь всему относительному миру, вечный образ божественного ума. С другой стороны — это духовное существо, наделенное волей, силой для устроения мира и весь исторический процесс есть процесс ее реализации. «Вл. Соловьев учит, собственно говоря, не об одной, но о двух Софиях. Одна София — это материально-телесная осуществленность самого абсолюта, отличная от него, но «субстанционально от него неотделимая…» Совсем другая София — та, которая возникает в инобытии, которое с христианской и соловьевской точки зрения, есть уже сотворенное, космос и человечество».2

Н. Бердяев, акцентируя внимание на этой стороне софиологии, пишет: «Учение о Софии утверждает начало божественной премудрости в тварном мире, в космосе и человечестве, оно не допускает абсолютного разрыва между Творцом и творением».’ И хотя Н. Бердяев был не согласен с внесением с Богом эротического элемента, однако сходство с теорией В. Соловьева о любви видно из такой его фразы: «… в любви мужчина хочет преклониться перед красотой, вне его лежащей. Боготворение заложено в культуре мужской любви».2

Сам В. Соловьев придерживается мнения, что София есть существо двойственное, что «заключает в себе и божественное начало и тварное бытие, она не определяется исключительно ни тем ни другим».3 София у В. Соловьева проявление сочетания Бога и мира, она соединяет в себе материальное и идеальное начало. Это соединение должно произойти только посредством любви. Таким образом, можно сделать вывод, что в систему всеединства входит как рациональное начало — мировой разум, так и иррациональное — любовь. Согласно теории любви В. Соловьева, истина любовного пафоса — «в превращении индивидуального женского существа в неотделимый от своего лучезарного источника луч Божественной женственности».4

Written by admin

Сентябрь 12th, 2011 | 12:50 пп