Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Есть ли будущее у двух­уровневой политико-правовой системы российского федерализма?

Вадим ГАЙДУК — кандидат юридических наук, докторант кафедры нацио­нальных и федеративных отношений РАГС

Многие российские и зарубежные ученые и политики считают, что политическое буду­щее России может развиваться по трем ос­новным сценариям.

Первый сценарий. Российская Федера­ция целенаправленно пойдет по пути строи­тельства демократического правового госу­дарства. Три ветви власти по горизонтали — законодательная, исполнительная и судеб­ная — и три уровня власти по вертикали — федеральная, региональная, местная — ока­жутся тем политическим инструментом, ко­торый благодаря законодательно закреп­ленным принципам будет регулировать госу­дарственную систему сдержек и противове­сов в отношениях между ними.

В стране станут полностью реализовываться конституционные положения о пра­вах и свободах человека и гражданина. Бу­дут соблюдаться принцип разделения влас­тей и конституционные положения о разгра­ничении предметов ведения и взаимном де­легировании полномочий между федераль­ным центром и регионами (при этом вновь получит свое развитие договорная практика во взаимоотношениях по вертикали «центр — регион»). Государство на практике, а не декларативно, начнет защищать основной принцип общества, где господствуют рыноч­ные отношения, — священность права част­ной собственности. Интенсивное и экстен­сивное развитие производства, сферы ус­луг, малого и среднего бизнеса увеличат численность тех, кого во всем мире по уров­ню доходов принято относить к среднему классу и считать опорой государственных устоев.

Таким образом, можно будет решить проблемы безработицы, низких доходов ра­ботников бюджетной сферы, обеспеченнос­ти малоимущих социальных слоев и т.д. Представляется, что данный вариант для России в основном наиболее приемлем. Правда, существует опасность распада госу­дарства из-за сохранения национально-тер­риториального принципа организации Рос­сийской Федерации, но данная проблема может быть решена путем более конкретно­го разделения уровней законодательных полномочий Федерального собрания и рос­сийских легислатур путем постепенного ис­ключения из законотворческой практики предметов совместного ведения равномер­ного распределения этих полномочий между уровнями законодательной власти России.

Второй сценарий. Все останется по- прежнему. Распределение властных полно­мочий между центром и регионами будет та­ким же, как и сегодня. Законодательная власть обоих уровней не будет обладать до­статочно сильными политическими рычага­ми влияния на исполнительную и судебную ветви власти. Добываемого сырья хватит на дальнейшее его разворовывание олигарха­ми и политической элитой, а уровень жизни большинства людей будет оставаться очень низким. Олигархи, незаконно нажившие свои капиталы, будут преследоваться госу­дарством, но выборочно, в зависимости от их близости к высшим эшелонам власти.

Средний класс будет развиваться, но очень нестабильно — от роста, в основном за счет увеличения присутствия иностранного капи­тала, до упадка во время неизбежных об­вальных кризисов, которые будут отпугивать иностранцев. Данный вариант не исключен на ближайшие два-три года, но его можно рассматривать как окончание переходного периода.

Третий сценарий. Полный и быстрый возврат к авторитаризму, с угрозой перерас­тания государственного строя в диктатуру и тоталитаризм. Если останутся парламенты обоих уровней, они будут играть исключи­тельно декоративную роль прикрытия авто­ритаризма (или тоталитаризма) «ширмой)) сохранения демократии в стране. Сущест­венно ограничатся возможности политичес­кой и экономической элиты, которая будет частично привлечена к сотрудничеству, час­тично репрессирована либо заменена на но­вую, послушную главе государства. Но это не улучшит жизнь масс. Основные бюджето­образующие отрасли экономики будут нацио­нализированы или распределены между бли­жайшим окружением главы государства. Не­обходимо отметить, что авторитарные тен­денции — во многом результат исторических традиций российского государства, социаль­ного расслоения российского общества, со­храняющейся экономической и политичес­кой нестабильности, угроз терактов, затя­нувшегося поиска путей вывода страны из кризисной экономической ситуации.

На наш взгляд, развитие в ближайшие 15-2Ü лет пойдет по предлагаемому нами четвертому сценарию, представляющему собой некий симбиоз предыдущих трех (на­помним, что наиболее предпочтителен для России все же первый сценарий). Он будет выражаться в следующем.

Продолжится усиление центральной власти, т. е. постепенный и частичный воз­врат к авторитаризму через процесс даль­нейшего усиления президентской власти. Федеральное собрание Российской Федера­ции с каждым годом все более будет пред­ставлять собой государственный орган, при­дающий политике, определяемой исполни­тельной ветвью власти, законодательную основу. Эту позицию мы аргументируем ре­альной тенденцией: Российская Федерация уже с декабря 2ÜÜ3 года (после выборов в Государственную думу) пошла по пути фор­мирования «полуторапартийной парламент­ской системы)) японского образца. Совет Федерации уже в полном составе стал про­президентской палатой, поскольку форми­руется при непосредственном участии реги­ональных элит, представители которых по всей стране являются членами партии «Еди­ная Россия)). Эта партия представлена в двух палатах Федерального собрания: около 80% в Совете Федерации и более 60% в V Государственной думе.

Так как последние выборы в Государст­венную думу проводились только по пар­тийным спискам (были исключены одно­мандатные округа), мы допускаем возмож­ность постепенного снижения роли Совета Федерации, что уже в ближайшее время может привести к полному исключению этой палаты из законотворческой системы и переходу к однопалатному федеральному парламенту.

Одновременно усилятся судебная власть, правоохранительная система и си­ловые ведомства с целью более эффектив­ной борьбы с коррупцией чиновничьего ап­парата, организованной и «уличной)) пре­ступностью, терроризмом и для контроля за безусловной исполняемостью всеми слоями населения российских законов. Большинст­во чиновников, особенно представители низшего и среднего звена, будут выведены из системы, выдающей разрешения, предо­ставления площадей, выгодных государст­венных заказов и т.п. для частного бизнеса. До конца президентского срока продолжит­ся «наступление)) на российских олигархов ельцинской эпохи. В зависимости от их при­ближенности к власти к ним либо будут применены судебные методы воздействия, либо административными методами будут созданы неблагоприятные условия для по­ступательного развития их бизнеса, либо, напротив, созданы самые благоприятные ус­ловия для расширения бизнеса. После окончания перераспределения собственнос­ти через Федеральное собрание будет про­веден закон об экономической амнистии, инициированный исполнительной властью.

Существенно изменит статус и регио­нальная власть. В результате реформ из федерального центра начнется постепен­ный переход к унифицированности в устрой­стве субъектов Федерации. Но полного ис­ключения национально-территориального принципа из устройства Российской Феде­рации в данный период не произойдет. При этом любое ослабление федеральной влас­ти (например слабовольная или зависимая от регионов личность будущего президента России), прежде всего для национальных республик, будет сигналом для восстановле­ния своих «суверенитетов» образца середи­ны 90-х годов XX в., а также для захвата «спорных территорий» на правовом прост­ранстве России.

Поэтому в ближайшие пять лет цент­ральная власть предпримет несколько по­пыток решения национального вопроса. Но такие республики, как Башкортостан, Та­тарстан, Саха (Якутия] и другие, обладаю­щие значительными природными ресурсами и финансами, будут делать все возможное, чтобы не допустить перераспределения вла­сти в пользу федерального центра.

Таким образом, переход к администра­тивно-территориальной системе, существо­вавшей в России с конца XVIII до 20-х годов XX вв. (губерния — уезд — волость), может быть передвинут на более далекую перспек­тиву — на 30-50 лет. При этом в условиях усиления авторитарных тенденций феде­рального центра все же сократятся преде­лы компетенции субъектов, их права в соб­ственном законодательном регулировании через внесение изменений в действующее федеральное, а затем региональное законо­дательство, исключающие предметы совме­стного ведения преимущественно в пользу федерального центра.

Соответственно еще более упадет роль легислатур, так как в результате такой по­литики центра, скорее всего, в компетен­ции региональных парламентов останутся только вопросы утверждения регионального бюджета, сбора местных налогов, формиро­вания парламента, утверждения главы (ру­ководителя высшего исполнительного орга­на) субъекта РФ, по представленной прези­дентом России кандидатуре, администра­тивно-территориального устройства субъек­та, отдельные сферы социального блока и более мелкие вопросы законодательного регулирования, скажем, по отдельным на­правлениям развития отраслей экономики, культуры.

На этот процесс также окажут сущест­венное влияние темпы формирования в ре­гионах институтов гражданского общества и демократизации жизни, которые в настоя­щее время находятся на довольно низком уровне. Все первые лица исполнительной власти регионов, скорее всего, получат еди­ный статус губернатора и со временем будут назначаться и устраняться от должности федеральным центром без согласования с региональными парламентами. Главы субъ- ектов станут еще более зависимы как от центральной власти, так и от населения своего региона через полномочия законода­тельной (представительной) власти субъек­та Федерации. Федеральным законодатель­ством будут расширены права и перечень оснований для центральной власти по отре­шению губернатора от должности.

В этих условиях изменения, связанные с укрупнением регионов, также отодвигаются на более дальнюю перспективу. Но совер­шенно исключить, что, скажем, через 50 лет национальные образования, возможно, будут объединены с «русскими» краями и областями при соблюдении принципа объе­динения более сильного региона с менее развитыми, нельзя. Результатом может стать появление 25-30 однотипных по уст­ройству губерний.

Все перечисленные изменения в полит ческом, государственном, административ­но-территориальном устройстве государст­ва, несомненно, потребуют значительных из­менений конституций и законодательства на обоих уровнях власти РФ, и таким обра­зом взаимосвязанность законотворческого и политических процессов в государстве вновь ярко проявит себя.

Поскольку такие изменения затронут ин­тересы всех субъектов Российской Федера­ции, и прежде всего национальных образо­ваний, многие из которых к тому же являют­ся экономически и политически сильными, региональная власть уже сегодня должна правовыми методами защищать интересы своих территорий, способствовать всемер­ному развитию федеративных отношений и препятствовать развитию авторитаризма. Центральной же власти необходимо еще бо­лее ужесточить законодательные меры по борьбе с распространением шовинизма, фа­шизма, сепаратизма.

Written by admin

Март 26th, 2016 | 3:11 пп