Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Геополитическая ситуация в Каспийском регионе

Камиль ЛАНДА — кандидат политических наук, докторант кафедры национальных и федеративных отношений 

Географическое положение Каспия в сво­ем роде уникально. Этот регион связывает Европу с Центральной Азией, Азиатско-Тихоокеанским регионом и Персидским зали­вом. США в конце 90-х годов объявили Прикаспий зоной своих национальных ин­тересов. Здесь также пересекаются инте­ресы Великобритании, Турции, Украины, Саудовской Аравии, Узбекистана. Расши­рить свое присутствие в нефтяных отрас­лях Каспия все настойчивее стремятся ки­тайские компании. Все это в совокупности усиливает угрозу национальным интересам России в регионе. Возрастает политичес­кое, экономическое, информационное и психологическое давление на Россию, втя­гивание ее республик на Северном Кавка­зе в зону потенциальных внутренних и меж­дународных конфликтов.

Среди особенностей каспийского региона, влияющих на национальную безопас­ность России, можно выделить следую­щие: географическое месторасположение и специфические природные условия, в том числе не до конца освоенные запасы полезных ископаемых; неэффективно ис­пользуемый продовольственный и рекреа­ционный потенциал; экологические про­блемы; риск обострения этнических и ре­лигиозных проблем; появление неурегули­рованных приграничных конфликтов вследствие распада СССР; долговремен­ное отрицательное воздействие внутрен­них вооруженных конфликтов; непрекра­щающиеся попытки Запада, прежде всего США, формировать и поддерживать про­западную ориентацию в кавказских и цен- тральноазиатских государствах.

Для США и других западных стран од­ной из главных геополитических задач, ко­торую они намерены реализовать в ближай­шие десятилетия, является «перестройка» существовавшей еще с советских времен транспортно-хозяйственной инфраструкту­ры с целью вытеснения из нее России. Они не скрывают, что геополитические приори­теты преобладают над экономической целе­сообразностью. На примере отношения к проблеме Каспия США отрабатывают но­вую модель международных отношений с позиции единственной мировой державы, доминирующей после окончания холодной войны. При этом данная модель связывает­ся с обеспечением национальной безопас­ности США.

Они будут использовать любые конфликты на территории России или вбли­зи ее границ в своих стратегических и наци­ональных интересах и в любом случае оста­нутся в выгоде, так как эти конфликты при­ведут к ослаблению самих прикаспийских государств.

В свою очередь, прикаспий­ские государства хотели бы избавиться от «российской зависимости», быть более сво­бодными от России, иметь собственные коммуникационные возможности.

Одной из наиболее острых в регионе является энергетическая проблема. Из де­вяти вариантов маршрутов строительства трубопроводов для транспортировки кас­пийской нефти, выделенных Энергетичес­ким информационным управлением США, три связаны с Северным Кавказом: Баку — Новороссийск через Чечню; Баку — Ново­российск через территорию Дагестана; Тенгиз — Новороссийск (КТК). Для России, безусловно, приоритетным маршрутом по­ставки нефти является так называемое северное направление — с Тенгизского ме­сторождения (Казахстан] и из Азербайд­жана через российскую территорию в Но­вороссийск. Следует отметить, что самые дешевые и экономически выгодные пути транспортировки каспийской нефти из стран Центральной Азии проходят через Россию* (кроме Баку — Тбилиси — Джей- хан). С ними могут конкурировать лишь южные маршруты, которые проходят че­рез Иран. Однако, к сожалению, для Рос­сии они сегодня перекрыты США.

События вокруг нефтяных контрактов развиваются с такой быстротой, что на многие возникающие при этом вопросы пока нет ответов. Каковы реальные неф- теуглеродные запасы в Каспийском регио­не? Почему Советский Союз, уделявший огромное внимание развитию топливно- энергетического комплекса, не стал осва­ивать якобы гигантские нефтеуглеродные залежи Каспия, а занялся погоней за тя­желой сибирской нефтью? Почему высо­кая себестоимость каспийской нефти не только не отпугивает инвесторов, но и, на­оборот, является, похоже, привлекатель­ной стороной сделки? Почему детально расписанные контракты заключаются до определения объемов нефти и до проведе­ния геологоразведочных работ?

* 12 мая 2007 г. в ходе встречи Президента Российской Федерации с главами центрально- азиатских государств были достигнуты договоренности, закрепляющие приоритетную роль России в газовом секторе региона. Стороны решили расширить действующие экс­портные газопроводы и построить Прикаспийский газопровод из Туркмении в Россию. Это сильно уменьшило шансы на осуществление лоббируемого Европой трубопроводного проекта «Набукко» и его важнейшей составляющей части — Транскаспийского газопро­вода из прибрежных районов Казахстана и Туркмении по дну моря в Азербайджан.

Почему западные компании стремятся получить каспийскую нефть, которая, по подсчетам специалистов, обойдется потребителю до­роже, нежели арабская? Наконец, почему ни по одному из заключенных контрактов дополнительных геофизических работ фактически не проводилось, а контракты заключались на основе данных старых ге­офизических исследований? Попытаемся разобраться.

Во-первых, по всей видимости, запад­ные нефтяные компании хотят быть перво­проходцами и «вкладываются» в будущую нефть Каспия с оглядкой на изменение «нефтяной» ситуации в других нефтеносных районах мира. Напомним, что целью Гюлистанского «контракта века», подписанного в 1994 г., было не немедленное освоение новых нефтеносных запасов, а скорее по­пытка заранее «застолбить» доходное мес­то. России необходимо не только экономи­ческое (пока оно носит здесь виртуальный характер), но и военно-политическое при­сутствие. Не случайно в данном контексте заявление бывшего президента Азербайд­жана Гейдара Алиева, сделанное им в янва­ре 1999 г., о готовности предоставить американцам военно-воздушную базу на Ап- шероне, которая смогла бы заменить базу ВВС НАТО в Инджирлике (Турция).

Во-вторых, вкладываясь сегодня в «не­исследованную» нефть Каспия, западные страны рассчитывают на то, что всегда смогут влиять на политическую ситуацию в регионе. Так, «Санди тайме» писала о непосредственном участии «Бритиш Петролиум» (БП) в свержении первого демо­кратически избранного президента Азер­байджана А. Эльчибея, который для неф­тяного бизнеса был не слишком обнаде­живающим и не слишком послушным партнером. Известно что, БП и «Амако» формируют «Азербайджанскую междуна­родную нефтяную компанию».

И, в-третьих, делая ставку на еще не найденную каспийскую нефть, США хотят уйти из-под опеки и нефтяной зависимос­ти Саудовской Аравии и показать, что они способны обходиться и без арабской неф­ти. В этом случае они получат возмож­ность проводить более жесткую политику на Ближнем Востоке.

В настоящее время идет активное об­суждение вопроса о роли Каспийского нефтегазового бассейна и его влиянии на мировое энергоснабжение. Думается, нет оснований разделять проблему влияния России и Каспия на мировой рынок нефти и газа, поскольку их воздействие взаимо­связано. Сравнение роли Каспия с влия­нием государств Ближнего и Среднего Востока как экспортеров нефти и газа не­сколько преувеличено. Но Азербайджану, равно как и другим республикам региона, не стоит обольщаться многообещающими иностранными контрактами. Рано или по­здно эти корпорации начнут более жестко влиять на внутреннюю и внешнюю полити­ку, проводимую этими государствами. Ис­тория мировой политики изобилует такого рода примерами. Есть мнение, что горба­чевскую перестройку ускорил сговор Ва­шингтона и Эр-Рияда, в результате которо­го Саудовская Аравия буквально затопила в середине 80-х годов мировой рынок сво­ей нефтью, резко подорвав валютные ре­сурсы Москвы.

Можно констатировать, что распад СССР, открывший путь к реализации в ре­гионе макропроектов с участием многих стран, стал катализатором тлевших регио­нальных конфликтов на Кавказе. Обостри­лись межгосударственные отношения между странами, которые длительное вре­мя придерживались принципов добросо­седства, что подтверждалось их сотрудни­чеством в вопросах, касающихся Каспий­ского моря.

Длящаяся много лет работа по опреде­лению статуса Каспия является одной из доминирующих тем на переговорах прика­спийских стран. Однако попытки найти взаимоприемлемые решения на основе двусторонних контактов и договореннос­тей пока ни к чему не привели. Все госу­дарства Каспийского региона, включая Россию, небезразличны к будущему Кас­пия, к возможностям использования его уникальных энергетических и биологичес­ких ресурсов. Каждое из них жестко от­стаивает свои национальные, прежде все­го «нефтяные», интересы и не готово идти на уступки. Правда, наметилось некоторое сближение подходов России, Казахстана, Азербайджана, а также в какой-то мере Туркменистана к урегулированию статуса Каспийского моря. Экскурс в историю во­проса показывает, что определение и за­крепление в международных правовых до­кументах статуса Каспия — задача не ме­нее сложная, чем переговоры России и США о сокращении стратегических насту­пательных вооружений.

После распада СССР, когда количество прибрежных стран увеличилось с двух до пяти, возникла необходимость принятия нового соглашения по правовому статусу Каспийского моря с участием всех прика­спийских государств. Почти пятнадцать лет прикаспийские страны разрабатывают Конвенцию о правовом статусе Каспий­ского моря. Значение этого документа не в последнюю очередь связано с пробле­мой собственности на природные, прежде всего энергетические, ресурсы. Россия при поддержке Ирана предложила, чтобы до принятия новой конвенции в регионе продолжали действовать российско-иран- ский договор от 26 февраля 1921 г. и советско-иранский договор от 25 марта 194Ü г. Этими документами был установ­лен режим свободы судоходства и рыбо­ловства, но вопросы недропользования и природоохранной деятельности не регули­ровались. Начиная с 1992 г., когда был создан Комитет сотрудничества прикас­пийских стран, переговоры по решению проблем моря отмечались взлетами и па­дениями. Например, на состоявшихся в ноябре 1996 г. переговорах министров иностранных дел стороны заявили, что юридический статус моря может быть официально принят только на основе кон­сенсуса пяти государств. Затем начался этап заключения двусторонних и трехсто­ронних договоров по разделу северной ча­сти Каспия. В соглашении между Россией и Казахстаном Москва и Астана согласи­лись определить новые границы и разде­лить находящиеся под дном моря ресурсы по срединной линии. А уже в январе 2001 г. Россия и Азербайджан подписали двусторонний договор о совместном ис­пользовании находящихся под дном моря ресурсов и разделе границ на Каспии. Кроме того, Россия, Азербайджан и Ка­захстан урегулировали спорные вопросы, касающиеся северной части Каспийского моря, подписав в мае 2003 г. трехсторон­нее Соглашение о точке стыка линий раз­граничения сопредельных участков дна Каспийского моря. Документ узаконил в трехстороннем формате правовой статус более 60% недр всей акватории моря.

В ноябре 2003 г. представители при­каспийских стран подписали Рамочную конвенцию по защите морской среды Кас­пийского моря (Тегеранская Конвенция), которая вступила в силу 12 августа 2006 г. Это первый документ, принятый в пятистороннем формате. Его основная цель состоит в обеспечении экологичес­кой безопасности уникального водоема и защиты природных богатств в ходе освое­ния углеводородных ресурсов морского дна. Однако в 2002 г. лидеры прикаспий­ских государств не сумели договориться на саммите в Ашхабаде.

Первый саммит каспийской пятерки закончился совсем не так, как ожидалось. Единственным его результатом стала готовность в таком же формате — Россия, Казахстан, Туркменис­тан, Азербайджан и Иран — и дальше про­должать обсуждения проблем Каспия. В октябре 2007 г. в Тегеране на саммите этих государств президенты подписали за­ключительную декларацию*. Стороны вы­ разили удовлетворение по поводу вступле­ния в силу Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря, подпи­санной еще в ноябре 2003 г., и подчерк­нули необходимость скорейшей разработ­ки и утверждения дополнительных прото­колов к ней. Было выражено удовлетворе­ние тем, что переговорный процесс по пра­вовому статусу Каспийского моря ведется в духе взаимоуважения, взаимопонимания и равноправия, общепризнанных норм международного права, в атмосфере циви­лизованной дискуссии. Участники самми­та, признавая важность безопасности, ми­ра и стабильности в регионе Каспийского моря, выразили желание продолжить пере­говоры по всем вопросам, касающимся бе­зопасности региона, и подтвердили свою приверженность развитию широкого дву­стороннего и многостороннего сотрудниче­ства в борьбе с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков, оружия и транснаци­ональной организованной преступностью при центральной координирующей роли 00H на основе строгого соблюдения обще­признанных принципов и норм междуна­родного права.

* Декларация саммита прикаспийских государств // TolishPress.org. 2007. 17 октября.

 

Будучи первым официальным докумен­том, подписанным прикаспийскими стра­нами по правовому статусу Каспийского моря, декларация убедительно свидетель­ствует, что каспийские проблемы смогут решить только сами прикаспийские госу­дарства. За последнее время в ходе дву­сторонних и многосторонних контактов между заинтересованными сторонами многие расхождения удалось преодолеть. Подписание декларации — важнейший шаг на пути к взаимоприемлемым оконча­тельным решениям по статусу Каспийско­го моря.

Решение таких сложных проблем, как определение нового правового статуса Ка­спийского моря, не одноактное действие, а процесс. Продвигаться к цели можно по­этапно, шаг за шагом. Какими должны быть эти шаги, подсказывает сама жизнь. Предполагается, что в 2008 г. в Баку пройдет третий саммит прикаспийских го­сударств, будем надеяться, что он, нако­нец, определит правовой статус Каспия. Кроме того, по статусу Каспия каждые шесть месяцев будут проходить встречи на уровне министров иностранных дел и еже­годно — на уровне президентов. Все это подтверждает институционализацию со­трудничества, которая крайне необходима для того, чтобы не только урегулировать отношения в регионе, но и поддерживать их стабильность.

Written by admin

Март 26th, 2016 | 3:08 пп