Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Госзакупки как безопасный инвестиционный проект

Регина КАЛЛАГОВА — аспирантка кафедры конкретной экономики и фи­нансов РАГС

Дмитрий МАЦКУЛЯК — кандидат экономических наук, соискатель кафед­ры конкретной экономики и финансов РАГС

Закупка продукции для государственных нужд (госзакупки) представляет собой вло­жение денежных средств государства для удовлетворения обществом некоторых по­требностей. Между вложением средств и удовлетворением потребностей существует временной лаг, иногда весьма значитель­ный. В этом смысле госзакупки вполне укла­дываются в общепринятые трактовки инвес­тирования, согласно которым это «…акт об­мена сегодняшнего удовлетворения опреде­ленной потребности на ожидание удовлетво­рить ее в будущем с помощью инвестирован­ных благ» [1], что повышает конкурентоспо­собность и, следовательно, безопасность.

К госзакупкам применимо и общее оп­ределение понятия «инвестиционный про­ект» как комплекса «законных действий (работ, услуг, управленческих операций и ре­шений), обеспечивающих достижение определенных результатов и предусматриваю­щих (в числе других действий) осуществле­ние инвестиций» [2].

В соответствии с таким подходом под эффективностью госзакупок понимается эффективность безопасного инвестицион­ного проекта (в том числе решений, меро­приятий, связанных с их организацией и проведением]. Безопасные инвестиционные проекты по госзакупкам могут существенно отличаться по сложности задач, решений, периодов их реализации. Простейший слу­чай — организация разового конкурса на за­купку небольшой партии стандартной про­дукции при развитом рынке в условиях, ког­да акт закупки не влияет на среднюю рыноч­ную цену товара. Решение здесь принимает­ся только по критерию минимума цены на закупаемую продукцию, период осуществле­ния инвестиционного проекта фактически ограничивается действием конкурса и нача­лом поставок продукции.

Значительно более сложные случаи — когда закупается продукция, которая хотя и приобретается по конкурсу, но имеет пара­метры и сроки службы, различные по раз­ным альтернативным вариантам закупки, когда цены на продукцию могут меняться по годам (например вследствие процессов ос­воения производства], когда цена закупки зависит от ее объемов и т.д. Здесь дейст­вие инвестиционного проекта может охва­тывать не только период закупки «конкурс­ных» партий продукции, но и период оконча­ния эксплуатации последней из единиц заку­паемого объема.

Наконец, наиболее сложные случаи — это внеконкурсные закупки, когда заказчик вы­нужден сопровождать и обеспечивать регу­лирующими воздействиями весь жизненный цикл всей партии закупаемой продукции, когда цена закупки формируется «внутри» инвестиционного проекта часто даже без ка- ких-либо внешних рыночных ориентиров.

В целом при принятии в качестве основы инвестиционного подхода базовым критери­ем оценки эффективности закупки выступа­ет показатель интегрального дисконтирован­ного эффекта (ИДЭ). Другие общепринятые названия данного показателя — чистая теку­щая стоимость, чистый дисконтированный доход, или чистый дисконтированный эф­фект (ЧДЭ), Net Present Value (NPV).

К числу его важных особенностей отно­сятся следующие.

Первое. Все составляющие определе­ны в строгой стоимостной форме, что обус­ловливает возможность ее выражения в ад­дитивной форме — в виде критерия типа ИДЭ (NPV). Но само по себе выражение ре­зультатов от использования продукции госу­дарственного назначения в стоимостной форме — это, как правило, достаточно слож­ная самостоятельная задача. Последствия ее решения проявляются и в нерыночных сферах (в социальной, оборонной, нацио­нальной безопасности, экологии и т.д.) и оцениваются преимущественно во внеэко­номических, нестоимостных категориях.

Главная в этой связи особенность мето­дических рекомендаций 1994 и 2000 гг. по оценке эффективности инвестиционных проектов, а также многих отечественных публикаций реформенного периода по дан­ному вопросу — их ограничение оценкой «экономической» эффективности проектов, реализуемых в условиях развитого рынка в сфере гражданской продукции, по улучше­нию финансового состояния предприятий. Для подобных инвестиционных проектов се­рьезных проблем со стоимостной оценкой, недисконтированной величины результата от их реализации в течение определенного периода (например года), в основном не возникает. Такая оценка осуществляется обычно на основе непосредственных стои­мостных оценок рыночной стоимости про­дукции, производимой в ходе реализации инвестиционных проектов.

Но для многих инвестиционных проек­тов, особенно в сфере госзакупок, рыноч­ная стоимость продукции неадекватно отра­жает ее реальную общественную эффектив­ность. Это характерно, например, для моно­польного ценообразования, внешних огра­ничений в конкуренции. Неадекватное отра­жение рыночными ценами продукции обще­ственной эффективности инвестиционного проекта проявляется и в результатах от про­дукции (частичное или даже полное] во вне­экономических сферах в форме различных внешних эффектов и затрат, а также обще­ственных благ, не имеющих непосредствен­ных экономических оценок.

Для подобных ситуаций в методических рекомендациях предусмотрен принципиаль­ный подход с помощью категории так назы­ваемой «теневой» цены продукции. Он учи­тывает различные искажения цен рынка со­вершенной конкуренции, а также различ­ные внешние эффекты и общественные блага, возникающие при применении про­дукции. Но методы расчета теневых цен на продукцию и конверсии рыночных цен в те­невые в методических рекомендациях лишь едва затронуты.

Второе. Важным моментом при госза­купках сложных видов продукции является учет возможной разницы не только в части внешних эффектов от использования дан­ной продукции, но и в части производитель­ности, эксплуатационных затрат по сопос­тавляемым вариантам.

Обычно применяе­мый при оценке эффективности инвестици­онного проекта способ учета этой разницы — учет влияния разницы в производительности труда через вариацию показателя результа­тов, учет влияния разницы в эксплуатацион­ных затратах через вариацию показателей затрат, определяемых в виде полных затрат жизненного цикла продукции. Но для оценки эффективности инвестиционного проекта по госзакупке значительно удобнее выражать вариации и показателей производительнос­ти труда, и эксплуатационных затрат через вариации показателя результатов.

Этот показатель должен определяться не только по принципу учета теневых цен, отражающих внеэкономические эффекты, искажения рынка и т.п., но и по принципу расчета широко использовавшихся в доре­форменное время расчетных лимитных цен (расчетных верхних границ цены), определя­емых через решение балансовых уравнений эффективности продукции для потребителя.

Принципиальной несовместимости меж­ду понятиями «теневой» и «лимитной» цены нет. Оба понятия отражают именно эффек­тивность продукции, но, правда, в несколько разных проявлениях. Теневая цена может рассчитываться и не по принципу лимитной

— например, через простое «удаление» из ры­ночной цены различных искажений рынка и обратных трансфертных платежей государст­ву, как это рекомендуется в методических рекомендациях. В этом случае теневая цена будет лишь отчасти отражать эффектив­ность продукции. Расчет теневой цены мо­жет производиться и методами, которые аналогичны методам расчета лимитных цен

—  через решение задач оптимального расхо­дования ресурсов (модели оценки двойст­венных цен), задач межотраслевого балан­са. В этих случаях смысл теневой цены сов­падает со смыслом лимитной цены.

С другой стороны, если расчет лимитной цены через решение балансового уравнения эффективности на основе сравнения показа­телей базового (старого) и нового образцов продукции проводить без предварительного «очищения» данных по стоимости базового образца от искажений рынка, от трансферт­ных выплат, то получаемые оценки, строго го­воря, будут характеризовать не обществен­ную, а некоторую частную эффективность.

В то же время расчет показателей тене­вой и лимитной цен вполне может быть сов­мещен — если подготовку исходных данных по базовому образцу производить на основе методических рекомендаций, а сам расчет теневой цены — на основе моделей расчета лимитной цены.

Третье . При принятом подходе к опре­делению теневых цен на продукцию государ­ственного назначения оценка величины пол­ных затрат государства на реализацию инве­стиционного проекта по закупке соответст­вующей продукции в простейшем случае мо­жет ограничиваться оценкой стоимости кон­трактных закупок в результате конкурса плюс оценкой собственных трансакционных затрат государства по организации и прове­дению закупок. В более сложных случаях в состав этих затрат должны включаться соб­ственные инвестиции государства в разви­тие производства продукции государственного назначения, издержки, связанные с предоставлением инвестиционных и кредит­ных гарантий государства поставщикам гос­закупок, с предоставлением имущества, де­фицитных ресурсов соответствующим про­изводителям.

Четвертое . Дифференцированный учет и предоставление трансфертных вы­плат государству связаны с тем, что для многих видов проектов по госзакупке мо­жет оказаться необходимой поддержка го­сударства в виде предоставления различ­ных налоговых и имущественных льгот. По­следние могут составлять весьма значи­тельную часть затратной стороны реализа­ции инвестиционного проекта. В свою оче­редь, госзакупка нового вида продукции мо­жет существенно изменить уровень бюджет­ных доходов при отказе от закупок продук­ции-аналога (за счет акцизов, НДС, налогов с продаж, налогов и начислений на заработ­ную плату «переменного» персонала].

Пятое . Указанная выше зависимость может использоваться по-разному для рас­четов общественной и бюджетной эффек­тивности инвестиционного проекта по за­купке продукции государственного назначе­ния. В случае оценки общественной эффек­тивности инвестиционного проекта важно полностью учесть все внеэкономические эффекты и общественные блага, связанные с использованием продукции государствен­ного назначения (например экономия лично­го времени граждан при закупке нового, бо­лее скоростного транспорта, повышение бе­зопасности жизни и т.д.).

В случае оценки бюджетной эффективности должно быть в основном отражено влияние инвестицион­ного проекта по госзакупке на доходы и рас­ходы бюджетов разных уровней. При возник­новении противоречий с точки зрения оцен­ки общественной и бюджетной эффектив­ности проекта безусловное преимущество должно отдаваться показателям его обще­ственной эффективности.

Шестое . Весьма сложным в методо­логическом плане является вопрос об уста­новлении расчетных норм дисконта. С об­щетеоретических позиций социальная нор­ма дисконта для государства, как и коммер­ческая норма дисконта для фирм, призвана отражать и неравноценность разновремен­ных денежных потоков, и альтернативную стоимость капитала, и рыночную конъюнкту­ру (правда, с несколько разных позиций). Плюс к этому государство обязано учиты­вать при определении социальной нормы дисконта экологические, социальные, обо­ронные и прочие эффекты от своей деятель­ности. С учетом всего этого социальная нор­ма дисконта может весьма заметно отли­чаться от коммерческой нормы.

Обстоятельствами, обусловливающими тенденцию понижения социальной нормы дисконта, можно считать необходимость: а) целенаправленной государственной под­держки инвестиционных проектов с выра­женными социальными, экологическими и прочими неэкономическими последствия­ми; б) поддержки, обеспечения реализации долговременных государственных про­грамм; в) минимизации риска реализации государственных инвестиций. В любом слу­чае инвестиционные проекты становятся еще более безопасными.

Наряду с этими обстоятельствами дей­ствует тенденция повышения значения со­циальной нормы дисконта относительно коммерческой нормы. Речь идет о сущест­венной ограниченности собственных инвес­тиционных ресурсов государства, а также ограниченности альтернативных направле­ний государственных инвестиций.

На наш взгляд, можно согласиться с тем, что в современных условиях более зна­чимо влияние факторов, повышающих соци­альную норму дисконта, и с тем, что в бли­жайшее время ее допустимо принимать на уровне ставок процента по долгосрочным займам, предоставляемым России мировы­ми финансовыми организациями [3].

Что касается бюджетной нормы дискон­та, то она должна рассматриваться в каче­стве общенационального параметра, уста­навливаемого в централизованном поряд­ке. Постановлением Правительства Россий­ской Федерации эту норму рекомендовано принимать на уровне реальной ставки рефинансирования Центрального банка РФ. При таком способе установления бюджетной нормы дисконта и ставка рефинансирова­ния, и темп инфляции должны приниматься не фактическими на момент расчета, а те­ми, которые были заложены в государствен­ный бюджет.

Помимо критерия ИДЭ (NPV), важным показателем, учитываемым при оценке эф­фективности безопасного инвестиционного проекта по закупке продукции государствен­ного назначения, должен являться также показатель внутренней нормы доходности [эффективности] — ВНД (в английской транскрипции — Internal Rate of Return — IRR). Этот показатель важно учитывать в связи с тем, что в большинстве случаев альтернативные направления использова­ния бюджетных средств, направляемых на закупку продукции государственного назна­чения, сами по себе тоже являются инвес­тиционными проектами. Поэтому имеющие­ся бюджетные средства на госзакупку целе­сообразно распределять сначала в инвести­ционный проект с наибольшим значением внутренней нормы доходности, а затем — в менее эффективные. Так следует поступать до тех пор, пока не будет исчерпан лимит средств. При этом реальная оптимальная норма дисконта будет определяться эффек­тивностью не проекта с наибольшим значе­нием внутренней нормы доходности, а про­екта, замыкающего направления инвести­рования, куда вкладываются последние еди­ницы ассигнований.

Таким образом, чем успешнее осуществ­ляется инвестиционный подход к госзакуп­кам, тем выше экономическая безопас­ность государства, на обеспечение которой, как правило, и направлена реализация гос­закупок в виде безопасных инвестиционных проектов.

Литература

1. Массе 77. Критерии и методы оптималь­ного определения капиталовложений. М., 1971. С.12.

2. Лопашиков Л. И. Экономико-матема- тический словарь: Словарь современной экономической науки. М., 2003. С.121; Румянцева Е.Е. Новая экономическая энциклопедия. 2-е изд. М., 2006. С.466.

3. Виленский П.Л., Лифшиц В.Н., Смо — ляк СЛ. Оценка эффективности инвес­тиционных проектов. Теория и практи­ка. М., 2002. С.231.

Written by admin

Март 26th, 2016 | 3:05 пп