Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Задача любви никогда сознательно не ставилась

По В. Соловьеву, любая любовь — благодатная, даже страдания любви -это залог качественного перестроения личности, а вместе с тем и человечества в целом. Только Благодатная духовная сила преобразовывающая человека в любви и может на деле гарантировать ему обретение бессмертия при условии соединения в Боге. То есть Богочеловеческим делом любовь становится только тогда, когда она уповает на абсолютность Божественного начала и только им движется и живет. Значит любовь дается только верой, поэтому философ дает понятие верующей любви, преодолевающей стихию человеческих страстей. Неверующим людям путь к истинной любви закрыт.

Однако, по В. Соловьеву, не происходит должного развития любви, той чувственной вспышки, того «откровения Божьего», которое приоткрывается человеку в момент зарождения любви. И сама любовь тут ни при чем, а виноват в этом человек, который смотрит на любовь как на определенное состояние, которое его ни к чему не обязывает. «Задача любви никогда сознательно не ставилась» — пишет В. Соловьев, а потому и не могла быть решена. Он показывает, что без должных усилий, без особого внимания к задаче любви не может быть никакого прогресса в ее решении. Сила любви открывает нам свою мощь, а дальше дело за нами. Мы должны уметь воспользоваться ею, чтобы она не оставалась какой-то нераскрытой тайной. Процесс восстановления образа Божьего в человеке не может совершиться сам по себе. Начало его лежит в области несознаваемых процессов и отношений, там корень дерева жизни, но вырастить его мы должны собственным сознательным действием. В. Соловьев выводит последовательность оформления любви: от чувств через волю, нравственный подвиг и труд до ее одухотворения, «при постоянном взаимодействии личного нравственного подвига … человека».1

Известно, что в любви идеализируется предмет, который для любящего представляется совсем иным, чем видят его другие. Такое отношение к любимому есть начало творчества. Идеализация любимого предмета — это способность видеть истинное существо в человеке, не ограничиваясь только внутренним чувством влюбленности, а умение признать за другим его безусловную ценность. В этом смысле именно в земной человеческой любви видит В. Соловьев жизненное начало восстановления «образа Божия» в материальном мире, «живой идеал Божьей любви содержит в себе тайну идеализации человеческой любви».2

Обозначив конечный пункт своих размышлений — всеединство, В. Соловьев видит в любви силу, позволяющую разрешить трудности, связанные с его осуществлением. Так как положительным всеединством признается такая целостность, которая не подавляет мир отдельной личности, а при максимальном самораскрытии сочетает его с другими личностями, любовь у В. Соловьева наполнена гуманистическим содержанием. Человек, движимый любовью, способен перевести умозрительные идеалы Платона в плоскость практической деятельности в духовной, интеллектуальной и социальной сферах. Любовь у В. Соловьева не холодная абстрактность, она — важнейшее звено в развитии института жизни.

Written by admin

Сентябрь 12th, 2011 | 12:49 пп