Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Политические фирмы: концептуальные подходы и международный опыт

Среди множества тенденций в развитии предпринимательской среды большинства стран мира одной из главных становится взаимопроникно­вение интересов бизнеса, с одной стороны, и партийных и других поли­тических структур — с другой. Очевидно, это и есть главная предпосыл­ка появления новой группы предпринимательства — политических фирм.

 

Эдуард ГРЯЗНОВ — кандидат экономических наук, профессор кафедры теории и практики государственного регулирования рыночной экономики РАГС

 

Усложнение системных взаимо­связей, складывающихся в воспро­изводственном процессе, перепле­тение форм и направлений его раз­вития в условиях глобализации ми­ровой экономики находят свое отражение в диверсификации ка­чественных характеристик субъек­тов хозяйствования и институцио­нальных образований управления и регулирования национальных эко­номик. К проявлению такой дивер­сификации следует отнести, с од­ной стороны, тенденцию к подчи­нению бизнеса интересам полити­ческих и элитарных групп, а с другой — его вторжение в полити­ческую жизнь общества. По-види­мому, по этой причине в ряде ис­следований мы все чаще находим примеры использования емких оп­ределений, как-то: политизация (включая муниципализацию) биз­неса, корпоратизация власти, ее коррупция и т.п. Все большее рас­пространение получает и термин «политические фирмы», хотя, на наш взгляд, он не обладает доста­точным научным обоснованием.

В отношении этого понятия обо­значаются лишь некоторые кон­цептуальные подходы. Согласно им политические фирмы составляют репрезентативные, но разношерст­ные сегменты современного бизне­са. С организационной точки зре­ния они заметно отличаются друг от друга. Генезис их происхожде­ния не одинаков. Политические фирмы не принадлежат к какой-то одной форме собственности, хотя на этот счет мнения исследователей не совпадают. Разномасштабны и неоднородны направления их дея­тельности и ее последствия как для них самих, так и в аспекте общест­венных интересов. Кроме указан­ных, существует ряд других крите­риальных оценок значимости таких фирм.

Все это заставляет предпо­ложить, что их изучение достаточ­но актуально.

Прежде всего целесообразно от­разить точку зрения неинституционалистов о политических фирмах как явлении, имеющем возрастаю­щее значение и неоднозначный экономический эффект.

Американский исследователь Луи Де Алесси обозначает терми­ном «политические фирмы» любую организацию, находящуюся в соб­ственности местного или общена­ционального политического органа и привлекающую трудовые и мате­риальные ресурсы для производст­ва благ [ 1 ]. Известный исландский исследователь Трауинн Эггертссон считает, что политические фирмы — это фирмы, находящиеся в госу­дарственной собственности [2, с. 141]. Вместе с тем он отмечает, что так называемая контрактная природа политических фирм силь­но варьируется и это наводит на мысль об изменчивости их эконо­мических исходов, хотя у таких фирм есть одно общее свойство — их конечным коллективным собст­венником является общество в це­лом. По мнению Т. Эггертссона, такая фирма тем не менее обладает свойством «выхода из сферы, охва­тываемой политическим органом» [2, с. 167].

Выработанные неоинституалистами взгляды и суждения о «поли­тических фирмах» сводятся к сле­дующему:

• каждый гражданин является частным собственником всех политических фирм в данном сообществе, но, как правило, не может напрямую претендо­вать на их остаточный доход, передавать свои права собст­венности и т.п.;

•  положительный или отрицатель­ный доходный остаток, которым обладают политические фирмы, может оказывать на граждан со­общества косвенное воздействие в виде снижения или увеличения налогов;

•   производство указанными фир­мами общественных благ обыч­но финансируется посредством налогообложения, в то же время многие из них извлекают при­быль, порой весьма крупную.

Таковы, например, государст­венные винные магазины или нефтяная компания Норвегии Statoil;

•   каков бы ни был исход опера­ции, осуществленной политиче­ской фирмой, у отдельно взятого гражданина, как правило, мало возможностей контролировать ее последствия;

•   в некоторых случаях осуществ­ление надзора со стороны граж­данина или организации, пред­ставляющей его интересы, за деятельностью политической фирмы затруднительно или об­ходится слишком дорого: напри­мер, когда отказ от покрытия издержек является официаль­ной политикой или когда инфор­мация о затратах и выпуске со­ставляет государственную тайну (оборона, служба разведки и т.д.);

•   высокие информационные из­держки и слабость стимулов к надзору над политическими фирмами у граждан — их собст­венников являются сильными доводами в пользу учреждения специализированного надзора, который осуществлялся бы аген­тами государства (главные бюд- жетно-контрольные управления в большинстве стран континен­тальной Европы, Счетная пала­та в Великобритании, комитеты конгресса США и др.);

•   эмпирические сравнения между экономическими исходами и по­следствиями деятельности поли­тических и частных фирм, учи­тывая исключительную слож­ность таких сравнений, все же показывают, что у политических фирм производительность ни­же, чем у частных. Менеджеры политических фирм демонстри­руют ограниченные стимулы снижать издержки, они с мень­шей вероятностью, чем их кол­леги в частных фирмах, осуще­ствляют инвестиции в страте­гию ценообразования, максими­зирующую дисконтированную стоимость фирмы, и т.п.;

•   иногда высокие издержки, при которых сохраняется постоян­ный уровень качества выпуска, могут стать самоцелью «полити­ческой фирмы». Так часто быва­ет в тех случаях, когда проект, управление которым осуществ­ляется на местном (муници­пальном) уровне, пользуется поддержкой федеральных фон­дов и местные граждане и поли­тики связывают получение боль­шого объема федеральной помо­щи и более высокие издержки с большей занятостью и более вы­сокими местными доходами;

•   во многих странах политические фирмы склонны работать с вы­сокими издержками, и тем неменее государственные органы управления и регулирования до­биваются создания именно та­ких фирм в тех сферах произ­водства, которые хорошо, т.е. с меньшими издержками, обслу­живаются частными фирмами;

•   создание политических фирм способно трансформироваться в идеологическое пристрастие правящей партии в том или ином сообществе. Кроме того, оно может рассматриваться «…как механизм трансферта бо­гатства, например, для обеспе­чения хорошими рабочими мес­тами нуждающихся или пользу­ющихся благосклонностью ин­дивидов» [2, с. 170];

•   в экономической жизни боль­шинства стран с рыночной эко­номикой все большее распрост­ранение получает передача го­сударством частным компани­ям прав производить те или иные общественные блага на контрактных условиях, т.е., с одной стороны, сфера активно­сти политических фирм как бы сужается, а с другой — скрытно расширяется путем вовлечения в нее частных компаний. По нашему мнению, вывод о том, что на этих условиях частные коммерческие организации мо­гут быть политическими фир­мами, имеет принципиальное значение.

Последователи неоинституционализма при изучении сущностных характеристик политических фирм определяют индивидуумов того или иного сообщества скорее как изби­рателей, нежели граждан, подчер­кивая тем самым, что политичес­кие фирмы (их создание, поддер­жание, сохранение, развитие или реструктуризация) — суть продукт политической деятельности правя­щих партий, а следовательно, и тех граждан, которые выступают во время избирательной кампании в их поддержку. Таким образом, нео- институционалисты подчеркивают объективную необходимость в сле­довании демократическим принци­пам как в общественной жизни, так и в экономической активности, но одновременно уходят от ранее выдвинутого ими же тезиса, что коллективным собственником по­литических фирм является общест­во в целом.

Это положение представляет особый интерес. Оно свидетельст­вует, что в фирменной структуре есть место для создания фирм поли­тическими партиями, совсем не обязательно правящими, но, во всяком случае, стремящимися быть таковыми. Из разрозненных сооб­щений французской печати, к при­меру, известно, что социалистичес­кая и коммунистическая партии Франции в 1960-е годы создали торговые фирмы (в частности ком­панию INTERAGRA и др.), кото­рые вносили весомый вклад в фи­нансирование деятельности этих партий. Существовали подобные фирмы в Италии, Греции и некото­рых других странах.

Гораздо обширнее массив ин­формации о фактах так называе­мого самопревращения в политиче­ские фирмы частных компаний, когда они принимают участие в фи­нансировании предвыборных кам­паний в пользу тех или иных пар­тий и их лидеров. Так, американ­ская корпорация MGM Mirage, владеющая сетью крупных казино, активно финансировала партии ре­спубликанцев и демократов (как минимум, на сумму 1 млн долл. в год), чтобы обеспечить себе доступ к законодателям. Крупнейший опе­ратор американского рынка жилой недвижимости Mr. Fanny Мае за один только 2002 г. оказал финан­совую поддержку политикам на сумму 1,8 млн долл. В настоящее время законодательство США раз­решает собирать подобные добро­вольные взносы не напрямую, а так называемым комитетам по полити­ческим действиям (РАС) при пар­тиях. По данным Political Money Line, в США зарегистрировано бо­лее 200 РАС, их число за последние четыре года увеличилось на треть. В 2003 г. комитеты собрали около 111 млн долл., что почти на 20 млн долл. больше, чем за весь поли­тический цикл 2001-2002 гг. [3]

Определение таких хозяйствую­щих субъектов, как «политические фирмы» в сравнении с тем, как их обозначили неоинституалисты, мо­жет показаться не полностью адек­ватным. На первый взгляд, они не могут рассматриваться в качестве проводников политической воли правящей или других партий, ско­рее, наоборот, последние выступа­ют в роли объектов влияния. На са­мом деле в результате полного вза­имопонимания и те, и другие оказываются в поле тесного поли­тического взаимодействия, полити­ко-административных пристрастий и приоритетов на основе институ­циональных контрактных отноше­ний. Однако и в этом варианте по­литические фирмы становятся ме­нее производительными, чем такие же фирмы, не обремененные поли­тическими связями.

Экономисты Гарвардского уни­верситета Атиф Миан и Азим Хвайна на примере Пакистана по­казали, что политические фирмы, в некоторых случаях называемые «компаниями с политическими связями» или «с административ­ным ресурсом», берут много креди­тов, достающихся им дешевле, чем «обычным» фирмам, но гораздо ча­ще не могут справиться с их вы­платой. Потери экономики Пакис­тана в результате выдачи таких кредитов составляют 0,3-1,9% ВВП этой страны.

Были исследованы кредиты, выданные в 1996-2002 гг. мест­ными банками 93 316 фирмам. Если в эти годы один из членов со­вета директоров либо руководите­лей компании был депутатом паки­станского или регионального пар­ламента, они квалифицировали ее как политическую фирму, или фирму «со связями». Таких оказа­лось почти четверть — 23% фирм. Их кредиторами был 91 банк, из которых государству принадлежал 21. Но в кредитной активности госбанки превосходили частные — на них приходилось 64% выданных кредитов.

Фирмы «со связями» «поглоти­ли» 37% кредитов, а полученный такой фирмой заем оказался в 1,9 больше среднего, причем обошелся ей на 10% дешевле. Из обычных фирм не справились с обслужива­нием кредитов 14,8%, аполитичес­кие фирмы объявляли дефолт в полтора раза чаще (22,5%).

Больше всего пострадали от это­го госбанки, подсчитали Миан и Хвайна: каждая четвертая фирма, кредитовавшаяся только у них, не смогла расплатиться. Потери бан­ков от компаний «со связями» ис­следователи назвали «политичес­кой коррупцией»: политики «убеди­ли» банки одолжить эти средства компаниям, нередко зная, что деньги не будут возвращены. С обычных фирм пакистанские бан­ки не смогли получить всего 6% средств, а с политических — 30,8%. Прямые потери от кредитов фир­мам «со связями» оценены в 0,3% ВВП ежегодно, а с учетом того, что деньгам можно было найти лучшее применение — до 1,9% ВВП.

Экономист Мара Фацио из Уни­верситета Вандербильта доказала, что политические фирмы пользу­ются не только гарантированными, выданными им на выгодных усло­виях кредитными ресурсами, но и экстраординарной правительствен­ной помощью, когда такие фирмы оказываются в беде. На материале 35 стран она показала, что прави­тельства помогают таким фирмам за счет бюджетных ресурсов (спи­сывают или реструктурируют дол­ги, выдают не обеспечиваемые кре­диты и т.п.) в 2,5 раза чаще, чем обычным (в 1977-2002 гг. помощь получили 4,4% «обычных» фирм, а «со связями» — 11,3%) [4].

Политический аспект в хозяйст­венной деятельности большинства стран мира приобретает сейчас бо­лее интенсивный характер. По-ви­димому, этим можно объяснить включение некоторыми исследова­телями в разряд политических фирм быстро набирающей вес в об­щественной жизни как партнера политических партий на контракт­ной основе группы коммерческих (консультационных) организаций, которые обладают знаниями, уме­ниями и навыками решения задач, направленных на повышение авто­ритета государственных и полити­ческих деятелей, формирование в общественном мнении позитивного образа политических организаций, проведение лоббистских акций, до­стижение политических союзов и выход из конфликтных ситуаций [5].

Появление профессионалов в этой области стало возможным бла­годаря повышению значения поли­тико-технологического управле­ния, что привело к росту спроса на соответствующих специалистов; «эмпирической революции в на­уке», позволившей на качественно новой основе готовить таких специ­алистов; серьезным изменениям в психологической науке XX в., стремящейся к объяснению поведе­ния людей. Психологи пытаются найти механизмы социального вли­яния, мотивации политического действия, проникнуть в тайны по­знания человеком окружающего мира, а главное — найти практиче­ское применение этим знаниям. Развитие психологического кон­сультирования, заключающегося в оказании помощи людям при реше­нии различных проблем личности, стало ярким свидетельством воз­можности эффективного примене­ния теоретических знаний на прак­тике. Именно психологи консуль­танты, действующие как хозяйст­вующие субъекты, становятся первыми профессиональными со­ветниками политических лидеров по имиджу [6 ].

Первые такие политические фирмы-консультанты появились в США. Их моделью явилась фирма, организованная в начале XX в. су­пружеской парой Клемом Уайтекром и Леоне Бакстер. Они тща­тельно изучали своего клиента и его соперников, а также проблема­тику кампаний. Затем, опираясь на какую-то одну, самую простую те­му, разрабатывали общую страте­гию кампаний, помогали своему кандидату готовить выступления и рекламные материалы, составляя графики выступлений и размещая рекламу сначала в газетах, потом на радио и телевидении, Уайтекер и Бакстер провели в Калифорнии 75 предвыборных кампаний и выигра­ли 70 из них.

Начало современной эпохи по­литического консалтинга в США датируется президентской кампа­нией 1960 г. Политическое кон­сультирование в этой стране опре­деляют как профессиональную дея­тельность по интеллектуальному и организационному обеспечению политических кампаний посредст­вом создания и реализации высоко­эффективных технологий, способ­ных компенсировать слабость тра­диционных, т.е. партийно-полити­ческих, методов реализации лидерства, мобилизации поддерж­ки, осуществления информацион­но-пропагандистской, индоктри- нальной и символизирующей функ­ций кампании.

Роль политических фирм-консультантов США в элек­торальной борьбе вырисовывалась достаточно ясно: кампании стали превращаться в соревнование не только самих кандидатов, но и ра­ботающих на них профессионалов. Каждые новые выборы знаменова­лись как накалом и спецификой собственно политического противо­борства, так и технологическими находками консультантов. В ре­зультате, начиная с 1950-1960 го­дов, вступающие в предвыборную борьбу кандидаты предпочитают все больше сотрудничать не с собст­венными партийными структура­ми, а с профессиональными кон­сультантами.

С 1970-х годов использование политического консультирования уже является стандартом проведе­ния любых выборов. Успех полити­ческого консультирования основы­вается на такой стороне человечес­кой жизнедеятельности, которая всегда отсутствует на телеэкране. Речь идет о работе, требующей тру­долюбия, экономности, сосредото­ченности, подготовленности, осмо­трительности и дисциплинирован­ности.

Число политических фирм-кон­сультантов растет в условиях гало­пирующего расширения спроса на их услуги. Три десятилетия назад в США их насчитывалось относи­тельно немного. Сегодня — уже ты­сячи фирм, включая региональные и местные. Они не только органи­зуют выборы и референдумы, но и обеспечивают проведение различ­ных общественных и даже государ­ственных инициатив. Совокупный годовой доход в этой сфере бизнеса исчисляется миллиардными сумма­ми, а спрос на консалтинговые ус­луги постоянно растет. Ныне в по­литических фирмах-консультантах не нуждается лишь тот, кто их уже имеет. А имена крупнейших специ­алистов по производству «полити­ческих звезд» известны во многих странах. Это — американцы Джо Наполитан, Клифтон Уайт, Мэтт Риз, Тони Шварц и многие другие.

PR, реклама и социологические исследования для частных клиен­тов и бизнеса — все увеличивающа­яся часть работы политических консалтинговых фирм. В послед­нее время они ведут все более аг­рессивный маркетинг своих услуг для бизнеса и корпораций, размы­вая границы между политическим консалтингом, рекламой и связями с общественностью. Констатирует­ся более частое использование биз­несом услуг политических фирм- консультантов.

Проблемы, связанные с сущест­вованием политических фирм, тре­буют углубленного изучения, осо­бенно тех аспектов, которые каса­ются их транспарентности и кон­троля за их деятельностью. На сегодня это является основным ин­струментом обеспечения адекват­ности таких фирм общественным интересам.

Литература

1. De Alessi L. Property Rights, Transaction Cost, and X-Efficiency: An Essay in Economic Thecry //American Econonomic Review. 73. № 1. March. P.64-81.

2. Эггертсон Τ рауинн. Экономическое поведение и институты. Пер. с англ. М., 2001.

3. Каммингс Ж. Бизнес экономит на поли­тике // Ведомости. 2004. 7 сентября.

4. Грозовский Б. Вредные связи. Фирмы с административным ресурсом плохо от­дают кредиты // Ведомости. 2005. 19 сентября.

5. http: /humanities. edn. ru

6. Пушкарева В. Политический менедж­мент. М., 2003.

Written by admin

Март 26th, 2016 | 2:46 пп