Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

К поиску новой модели евразийского сотрудничества

Не вызывает сомнения важность позиции центрально-азиатских государств в борьбе с современными угрозами, прежде всего с международным террориз­мом, религиозным экстремизмом, наркобизнесом, трансграничной организо­ванной преступностью, распространением оружия массового уничтожения и другими. Однако, реалистично оценивая ситуацию, приходится признать, что, несмотря на предпринимаемые усилия, она остается напряженной.

 

Регина ЯВЧУНОВСКАЯ — доктор политических наук, профессор кафедры национальных, федеративных и международных отношений РАГС

Наталия ШУБКИНА — соискатель кафедры национальных, федеративных и международных отношений РАГС

Глобализация, главной целью которой является укрепление интеграционной экономической сплоченности мира и в конечном счете создание единой миро­вой экономики, привела к новой систе­ме взаимоотношений между государст­вами, формированию единой системы международного сообщества. Поиски новой модели международных отноше­ний, точные параметры которой сего­дня трудно определить, требуют более эффективной координации действий всех управленческих ступеней глобаль­ного уровня, повышения роли внешне­политической деятельности отдельных стран в формировании мировой полити­ки и совершенствовании механизма разработки и принятия дипломатичес­ких решений. Ведущей тенденцией это­го процесса выступает регионализация.

В настоящее время ведущие страны уделяют особое внимание государствам Центральной Азии, рассматривая их в качестве одного из ключевых регионов в системе геополитического простран­ства, который имеет стратегически важное значение для обеспечения безо­пасности и стабильности значительной части материка. На рубеже XX-XXI вв. мировое сообщество объявило войну международному терроризму, религиоз­ному экстремизму и наркобизнесу. Цен­тральная Азия оказалась в самом цент­ре этой зоны и приобрела еще один вектор в формирующейся новой систе­ме международных координат.

Некоторые аспекты будущей неста­бильности были заложены в междуна­родных обязательствах по отношению к Центральной Азии. Так, интересы Со­единенных Штатов в наличии собствен­ных баз на ее территории, продиктован­ные опасностью превращения Афганис­тана в питомник международных терро­ристических организаций, лишь возросли после событий 11 сентября. Вот почему США и Евросоюз прибегли к тактике принуждения руководителей этого нестабильного государства к ми­ру, уважению права и экономической открытости.

Центрально-азиатские государства традиционно входят в зону интересов Российской Федерации. Во-первых, это стратегически важный для России ре­гион с точки зрения обеспечения безо­пасности южных границ (здесь находят­ся две военные базы, испытательные полигоны, космодром Байконур, центр космического слежения и другие объ­екты оборонительно-стратегической инфраструктуры]. Во-вторых, особую значимость региона определяют нефтя­ной фактор и стремление России сохранить свое влияние на Каспии. В-третьих, большое значение имеет контроль над основными транспортно- коммуникационными путями и трубо­проводами региона.

После событий сентября 2001 г. геополитическая ситуация в Централь­ной Азии претерпела значительные из­менения. Новая военно-политическая обстановка повлекла за собой ослабле­ние военно-стратегических, экономиче­ских, дипломатических позиций России. Это обстоятельство заставило россий­ское руководство переосмыслить внеш­неполитические действия и по-новому взглянуть на отношения с партнерами в Центральной Азии.

На прошедшей 2 июня 2005 г. во Владивостоке четвертой неформальной встрече министров иностранных дел России, Индии и Китая министр иност­ранных дел Российской Федерации С.В. Лавров подчеркнул, что динамич­ное развитие отношений между Росси­ей и Китаем, Россией и Индией, Китаем и Индией позволяет вывести трехсто­роннее взаимодействие на качественно новый уровень; «наше трехстороннее сотрудничество отвечает интересам каждой из наших стран и оказывает по­зитивное воздействие на международ­ную обстановку».

В ранг перспективных партнеров России в Центральной Азии, наряду с Китаем, вошла Индия.

За последнее десятилетие статус этой страны на ми­ровой политической арене значительно вырос, чему в немалой степени способ­ствовали постепенная трансформация ее внешнеполитической стратегии и по­лучение статуса ядерной державы. На пространстве сформированного Индией дружественного ей геополитического окружения главной становится под­держка развивающихся стран, среди которых важную стратегическую роль играют такие государства, как Казах­стан, Киргизия, Таджикистан, Узбекис­тан. Для внешнеполитической доктри­ны Индии характерна общность интере­сов и угроз, которые присущи также и Центрально-Азиатским республикам. Основными факторами, способствую­щими сближению, можно назвать урегу­лирование ситуации в Афганистане, борьбу против религиозного экстремиз­ма, терроризма и наркобизнеса. Но главное — это все же региональная бе­зопасность, которая является приори­тетным направлением внешнеполитиче­ской деятельности всех субъектов Цен­тральной Азии.

И здесь многое зависит не только от позиции государств этого региона. В ча­стности, в условиях Центральной Азии перспектива обеспечения безопасности

К поиску новой модели евразийского сотрудничества тесно связана с перспективами разви­тия регионального экономического со­трудничества. Схожи экономические и политические проблемы в развитии стран региона, одинаковы стратегичес­кие цели развития: адаптация к нормам международного права, рыночная эко­номика, возможность получения эконо­мических дивидендов от региональных проектов, в том числе в области транс­порта, туризма и в других сферах [1].

Важнейший вопрос современности, на который предстоит найти ответ, — как сделать Центральную Азию плат­формой для конструктивного многосто­роннего сотрудничества, создать здесь условия для взаимодействия всех заин­тересованных сторон в решении про­блем общерегиональной и глобальной значимости. При этом, несомненно, не­обходимо обеспечивать учет интересов всех государств региона.

Сотрудничество государств Цент­ральной Азии в среднесрочной перспек­тиве должно основываться на докумен­тах Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) и про­ходить в рамках Шанхайской организа­ции сотрудничества (LU0C).

Второй саммит Совещания по взаи­модействию и мерам доверия в Азии, состоявшийся в июне 2006 г. в Алма- Ате, продемонстрировал свою жизне­способность и востребованность, дока­зал превосходство диалога над разно­гласиями. К тому же общая заинтересо­ванность в развитии процесса СВМДА открыла новые возможности в сфере развития торгово-экономического и экологического сотрудничества для до­стижения устойчивого развития наро­дов, включая межрелигиозный диалог.

Любое международное сотрудниче­ство осуществляется через преодоле­ние противоречий, в ходе взаимодейст­вия, сопоставления взглядов участни­ков политического процесса, имеющих различные потребности, интересы и це­ли. При сближении этих потребностей, интересов и целей сотрудничество под­нимается на уровень партнерства.

За последние пять лет сложилась прочная база для уверенного и поступа­тельного движения вперед: получила всеобщее признание деятельность Шанхайской организации сотрудничест­ва, завершено ее организационное и правовое становление, развернуто тес­ное сотрудничество в области безопас­ности, сформулированы долгосрочные планы и цели, приоритетные направле­ния и задачи регионального экономиче­ского партнерства, активно ведется ди­алог с государствами и международны­ми организациями.

В деятельности Шанхайской органи­зации сотрудничества воплотилось «всеобщее стремление мирового сооб­щества к демократизации международ­ных отношений… что имеет крайне важное значение для поиска мировым сообществом новой неконфронтацион- ной модели межгосударственных отно­шений, которая стояла бы над идеоло­гическими различиями» [2].

Важным условием мировой стабиль­ности является развитие культуры поли­тического диалога. Если на националь­ном уровне речь идет о расширении внутриполитического партнерства, то в региональном и глобальном контекстах культура диалога развивается с помо­щью новых форматов международного взаимодействия, в которых сотруднича­ют представители властей и граждан­ского общества.

Литература

1. Ёвкочев Ш.А. Мост между континента­ми // Стратегия России. 2005. № 12. С. 19-20.

2. Декларация пятилетия Шанхайской ор­ганизации сотрудничества. Шанхай. 15 июня 2006 г.

Written by admin

Март 26th, 2016 | 2:45 пп