Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Новая роль государственной собственности в экономике России

В современной российской экономике наблюдается очередной этап пе­рераспределения собственности, который отражает процесс поиска оп­тимального соотношения между государственной и частной собствен­ностью. В любой стране это соотношение определяется уровнем ее экономического развития, а также национальными особенностями и спецификой исторического развития.

 

Наталья КОНОНКОВА — кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теории факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова

 

В России институт государственной собственности с большим трудом усту­пает позиции институту частной собст­венности. По утверждению исследова­телей, процесс национализации про­должается [1], в результате чего доля государственной собственности в рос­сийской экономике увеличивается. Суммарная стоимость активов, находя­щихся в руках государства, оценивает­ся Е. Гайдаром в 55% ВВП [2]. Учиты­вая данное обстоятельство, рассмот­рим государственную собственность с новых позиций: не с точки зрения тео­рии планового хозяйства, а в контекс­те современной экономической теории и реалий рыночной системы. Это поз­волит выявить новую роль государст­венной собственности в российской экономике и объяснить причины сохра­нения ее достаточно высокой доли.

Согласно классическому подходу к государственному регулированию, госу­дарство создает только институцио­нальную среду, необходимую для функ­ционирования рыночного механизма. Оно призвано устанавливать нормы и правила, гарантировать их выполне­ние, а также обеспечивать потребите­лей общественными благами. При таком подходе роль государственной собственности минимальна. Осуществ­ление государством регулирующих функций в современном понимании на­чалось гораздо позже и потребовало расширения государственного секто­ра. Это дало повод для того, чтобы обосновать необходимость замены ин­ститута частной собственности.

Истоки альтернативной оценки форм собственности мы встречаем в работах ранних социалистов-утопистов Т. Мора и Т. Кампанеллы. Т. Мор в книге «Утопия» [1516 г.) подчеркива­ет, что там, где господствует частная собственность, все богатства попада­ют в руки немногих. В вымышленной стране Утопии именно наличие общест­венной собственности на средства про­изводства обеспечивает политическую справедливость в обществе. Т. Кампа- нелла в «Городе солнца» (1602 г.) так­же усматривает причину социального неравенства в частной собственности. Эти идеи подверглись критике в связи с их уравнительным характером, одна­ко впоследствии были все-таки востре­бованы экономической наукой и суще­ственно дополнены в рамках теорий рыночного социализма и марксизма.

Так, в модели рыночного социализ­ма, предложенной А. Лернером и О. Ланге в 30-40-е гг. XX в., обосно­вывается необходимость радикальной смены форм собственности для повы­шения эффективности экономической системы. Менее радикальное решение проблемы согласования индивидуаль­ных и общественных интересов предло­жено поздними представителями тео­рии благосостояния (Н. Калдор, Дж. Хикс, А. Бергсон). В результате в цен­тре внимания экономистов оказались три функции государства: распредели­тельная, аллокационная и регулирую­щая. С последней прежде всего и ассо­циируется деятельность государства.

Дж. М. Кейнс изменил представ­ления о функционировании рыночной экономики. Он разработал аналитиче­ский инструментарий для исследова­ния регулирующего воздействия госу­дарства на экономику, с помощью ко­торого определяется, что должно де­лать правительство для достижения макроэкономических целей. Государст­во стало рассматриваться как особого рода субъект, функционирующий ис­ключительно в интересах общества и стабилизирующий экономику. Такой подход вызвал волну национализаций, хотя сам Кейнс не говорил, что нацио­нализация необходима. Экономичес­кую роль государства он не связывал с вопросом о форме собственности и, отстаивая важность активного госу­дарственного вмешательства, не ста­вил вопрос об увеличении масштабов государственной собственности. Дей­ствительно, расширение функций госу­дарства не означает непременный рост доли государственной собствен­ности в экономике, оно может усили­вать свое влияние и обеспечивать до­стижение общественных интересов пу­тем расширения методов косвенного регулирования.

Именно эта тенденция наблюдалась в ряде европейских государств в конце XX в. в русле критики кейнсианской те­ории, которая отнюдь не призывала на­ционализировать частный сектор. Кри­тика кейнсианства шла по нескольким направлениям, причем особая значи­мость придавалась мероприятиям ин­ституционального характера: измене­ниям в налоговой системе, в трудовом законодательстве, а также уменьше­нию размеров государственной собст­венности. Иными словами, предприни­малась попытка устранить все, что могло снижать активность экономичес­ких субъектов и эффективность ис­пользования ресурсов.

Современная теория общественно­го сектора призвана дать научный (т.е. не идеологически окрашенный) ответ на следующие вопросы: что должно от­носиться к государственному сектору; каким образом взаимодействуют част­ный и государственный секторы; как госуда рство ре гул и рует деятел ьн ость частного сектора и др. Важную роль в развитии этого направления сыграл Дж. Стиглиц, посвятивший специаль­ную работу преимуществам государст­ва в деле производства некоторых благ [3]. Принцип эффективного ис­пользования ограниченных ресурсов позволяет определить оптимальное со­отношение частного и государственно­го секторов в рыночной экономике. Го­сударство как субъект рынка может функционировать в зонах провалов рынка более эффективно, чем част­ный сектор.

Предпринятый нами небольшой экскурс в историю развития представ­лений о функциях государства позволяй ет обосновать роль государственной собственности в экономике России и бывших социалистических стран. Сущ­ность государственной собственности поменялась; в рыночной и переходной к рынку экономике она выполняет дру­гие функции: дополняет рынок там, где он оказывается неэффективным, бо­лее того, нередко служит гарантией становления рыночных институтов. По­этому страны, переходящие к рынку, сохраняют часть объектов в собствен­ности государства.

Государственная собственность яв­ляется важным институтом рынка, од­нако не во всех странах ее роль одина­кова. Принципиальное отличие инсти­тутов государственной собственности в развитых и в постсоциалистических странах состоит не только в том, что в последних наблюдается свертывание государственной собственности, при­чем в значительных масштабах, но и в том, что многие объекты остаются в собственности государства по инер­ции.

Государство как полноправный субъект рыночной экономики на деле оказывается в весьма ущемленном со­стоянии, поскольку не может выби­рать, какие объекты следует оставить в своей собственности. Это служит до­полнительным основанием для крити­ки государственной собственности как таковой. Независимо от того, в каких условиях она функционирует, исследо­ватели пытаются доказать ее несосто­ятельность.

Представления о роли частного и государственного секторов в экономи­ке до сих пор находятся под влиянием идеологии. Не случайно западные ис­следователи по-прежнему подвергают сомнению устоявшиеся взгляды на го­сударственный сектор и причины его необходимости. Основным заблуждени­ем считается утверждение о том, что функционирование национализирован­ных отраслей подчинено исключитель­но общественным интересам [3]. Дея­тельность многих государственных предприятий как в России, так и за ру­бежом расходится с общественными интересами из-за неспособности пра­вительства создать адекватную струк­туру стимулов, согласовать ее с нацио­нальными интересами. Если в частном секторе все подчинено прибыли, то в общественном секторе множествен­ность как экономических, так и не эко­номических целей порождает некото­рую неопределенность, что дает менед­жерам простор для преследования соб­ственных интересов. Наконец, в государственных организациях, в отли­чие от частных, может не оказаться представителей, обладающих экономи­ческой заинтересованностью в эффек­тивном управлении.

Рыночные реформы в России пока­зали, что волна приватизаций не реша­ет проблему противоречия между об­щественными и частными интересами. Можно привести немало примеров не­эффективности как государственных, так и частных предприятий. Однако следует признать, что ряд факторов усиливает вероятность неэффективно­сти именно государственных предприя­тий. Речь идет об ограничении ответст­венности, что снижает полномочия ме­неджеров и стимулы к эффективной деятельности; о защищенности от кон­куренции и множественности целей го­сударственного сектора.

Вместе с тем однозначных оценок относительно эффективности государ­ственных и частных предприятий в Рос­сии нет. Западные аналитики в основ­ном анализируют влияние рыночной конкуренции и приватизации на эф­фективность функционирования пред­приятий, причем рассматривают, как правило, одновременное влияние двух факторов, поскольку однозначное воз­действие формы собственности на эф­фективность предприятий в россий­ских условиях выявить не удается. Бес­спорно лишь то, что конкуренция бла­готворно влияет на деятельность предприятий, стимулируя снижение из­держек и повышение эффективности организации. Поэтому по эффективно­сти менеджмента можно судить об эф­фективности фирмы в целом. Заме­тим, что в условиях плановой экономи­ки и отсутствия конкуренции деятель­ность предприятий не оценивалась по такому показателю, как эффектив­ность менеджмента, да и сейчас из-за расхождения в тенденциях развития экономической и институциональной среды такая оценка затруднительна.

В некоторых постсоциалистических государствах Центральной и Восточной Европы частные фирмы более эффек­тивны, чем государственные — как в плане факторной производительности, так и с точки зрения финансовых пока­зателей. Однако в России и других странах бывшего СССР это не так. При­чина кроется в форме частной собст­венности (на начальном этапе в России превалировала собственность работн1/ь ков компании — инсайдеров), которая не создавала ощутимых стимулов для менеджеров, а также в неразвитости институциональной среды. В процессе рыночных реформ происходит посте­пенный переход мажоритарного кон­троля над собственностью от инсайде­ров к аутсайдерам, которые скупают акции первых, и тем самым осуществ­ляется переход к более эффективной форме частной собственности.

Сложность идентификации воздей­ствия форм собственности на эффек­тивность функционирования предприя­тий и неэффективность инсайдерской собственности позволяет сделать вы­вод о том, что альтернативная поста­новка вопроса о формах собственнос­ти и их влиянии на эффективность предприятий устарела.

Поскольку госу­дарственные предприятия функциони­руют в зоне провалов рынка, их неэф­фективность может быть вызвана те­ми же причинами, которые делают не­эффективными частные предприятия. Мы считаем, что исследованию госу­дарственной собственности необходи­мо выйти за рамки альтернативного сравнения. Оно должно быть направле­но на выявление ее новой роли в ры­ночной экономике России и обоснова­ние ее качественного содержания, т.е. того, какие объекты в целях повыше­ния эффективности функционирования необходимо оставлять в государствен­ной собственности, а какие нет.

Новая роль государственной собст­венности состоит прежде всего в том, что в условиях рыночной экономики го­сударственная собственность переста­ет быть господствующей и превраща­ется в институт рынка. Она уже не сим­волизирует гипертрофирование функ­ций государства, поскольку в процессе разгосударствления экономики с госу­дарства снимается большинство функ­ций хозяйственного управления на ми­кроуровне и передается бизнесу. По­этому в государственной собственнос­ти должны находиться именно те объекты, с помощью которых можно решить проблему провалов рынка и обеспечить функционирование институ­тов власти. Государственная собствен­ность приобретает статус инструмента регулирования на макроуровне. Этот статус характерен для всех постсоциа­листических государств, и в этом каче­стве государственная собственность во многих странах с рыночной экономи­кой развивается в сторону сокращения ее масштабов.

В России ситуация особая. Незавер­шенность институциональных преобра­зований, масштабность экономики, низкий уровень экономического разви­тия, низкие доходы населения, нако­нец, национальные особенности дела­ют проблему провалов рынка особенно острой и обусловливают необходи­мость высокой доли государственной собственности. Не случайно в отечест­венной литературе появилось понятие «миссия государственного сектора», объясняющее причины его сохранения в значительных размерах [4]. Высокая доля государственной собственности в российской экономике диктуется не только необходимостью удовлетворе­ния потребности в общественных бла­гах и поддержания институтов власти, но и потребностью в технологической интеграции и создании более крупных конкурентоспособных структур на меж­дународном рынке.

Сосредотачивая в своих руках инфраструктурные отрасли экономики, обладающие особой соци­альной значимостью, государство обес­печивает доступность товаров и услуг отраслей естественных монополий и стабильность обществу. Наконец, рас­ширение государственного сектора в условиях России оправдано необходи­мостью усиления управляемости эконо­мики, которая значительно пострадала в результате масштабного разгосудар­ствления. При этом важно подчерк­нуть, что сохранение значительной до­ли государственной собственности должно происходить не за счет оста­точной от советского наследия собст­венности (в основном неэффектив­ной), а за счет развития объектов соб­ственности, приносящих доход государ­ству и позволяющих решать проблему провалов рынка.

Значительные масштабы государст­венной собственности — это потенци­ально мощный инструмент регулирова­ния, с помощью которого государство может воздействовать на функциони­рование частного сектора и экономики в целом. Но в условиях кризиса управ­ления государственной собственнос­тью он работает в обратном направле­нии. Для повышения эффективности управления объектами государствен­ной собственности очень важно оста­вить именно те объекты, которые отве­чают ее сущности государственной соб­ственности в рыночной экономике. Благодаря кардинальному изменению роли государственной собственности и осознанию ее новой функциональной значимости можно будет не только оп­ределить ее масштабы, но и ответить на вопрос о том, какие объекты долж­ны находиться в собственности госу­дарства.

Литература

1.   Радыгин А. Россия в 2000-2004 годах: на пути к государственному капитализму? // Вопросы экономики. 2004. № 4.

2.   Гайдар Е.Т. Россия, сценарии 2020 // Материалы XI Международного эконо­мического форума. С-Петербург, 8-10 июня 2007 г.

3.   Stiglitz J. On the economic role of the state // The economic role of the state. Oxford, 1989.

4.   Горланов Г.В., Пежев Μ.X. Миссия го­сударственного сектора и его предприя­тий в рыночной экономике. Нальчик, 2001.

Written by admin

Март 26th, 2016 | 2:44 пп