Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

«Мы предлагаем новую аграрную политику»

Председатель Аграрной партии России М.Лапшин: «Мы предлагаем новую аграрную политику»

Начну с простого вопроса: стал ли наш сельхозпроиз­водитель за истекшие годы жить лучше? Горько, но — нет. За последнее десятилетие так называемые реформы стерли с лица земли 17 тыс. посел­ков, сел и деревень. Аграрная политика свелась к принуди­тельному разгрому крупных коллективных хозяйств, введе­нию в оборот земли через куп­лю-продажу и резкому сокра­щению государственной под­держки. Философия наших ре­форматоров была нехитрой: за­чем производить самим, когда все можно купить за границей. Результат очевиден: сегодня сельское хозяйство в страшном упадке, социальная сфера села разрушена, объем инвестиций в АПК по сравнению с 1990 го­дом сократился почти в 20 раз! Осталось лишь 5% от уровня 90-го года. Соответст­венно и удельный вес сельско­хозяйственной отрасли в ВВП страны сократился за этот же период в 2 раза.

Из сельскохозяйственного оборота уже выведено почти 30 млн га сельскохозяйственных угодий, многие из которых без значительных капитальных за­трат уже невозможно восстано­вить.

Наполовину сократилось по­головье крупного рогатого ско­та, в 4 с лишним раза — поголо­вье овец. Производство мяса со­кратилось в 5 раз, колбасных изделий — на 45%, мясных полу­фабрикатов, животного масла и молочной продукции — в 3 раза, сыров — на 42%.

Реально сельское хозяйство убыточно почти на 30%. А из 100 хозяйств 80 не имеют в ны­нешних условиях возможности продолжать дальше хозяйст­венную деятельность.

По итогам первого полугодия 2003 года сельское хозяйство оказалось единственной сфе­рой, где продолжается спад про­изводства. Причем у всех кате­горий сельхозтоваропроизводи­телей — сельхозпредприятий, фермеров и в частном подворье.

В прогнозе социально-эконо­мического развития Российской Федерации, который был подго­товлен Минэкономразвития, в этом году рост объема продук­ции сельского хозяйства оцени­вается всего в 1%. Но вряд ли бу­дет и такой минимальный рост.

К тому же больше всего рост запланирован по картофелю. А он на 90% собирается в личных подсобных хозяйствах. Тогда причем тут Правительство? За­чем нам Минсельхоз? Ведь взять лопату и вырастить ведро картошки можно при любой власти. И даже без власти вовсе.

Напомню, что в прошлом году только сельхозпредприятия и организации пищевой промыш­ленности внесли в виде налогов в бюджеты всех уровней почти 150 млрд рублей. В проекте же расходной части бюджета на бу­дущий год на нужды агропро­мышленного комплекса запла­нировано всего 1,1%, или по­рядка 30 млрд рублей. В реаль­ных деньгах это даже меньше, чем в текущем году. Зато заку­пили мы импортного продо­вольствия на 295 млрд рублей. На импорт потратили в 10 раз больше! И мы делаем однознач­ный вывод: Правительство, как и прежде, не собирается селу помогать. Его посыл понятен — денег нет и не будет, выживайте сами, как сможете.

Президент в развитии своего ежегодного Послания сформу­лировал триединую задачу:

1.   Удвоение ВВП за 10 лет.

2.   Борьба с бедностью.

3.   Модернизация Вооружен­ных сил.

Уверен, что ни с одной этой задачей не справиться без подъ­ема отечественного сельского хозяйства и всего АПК.

В результате реформ послед­него десятилетия в России ут­вердилась экспортно-сырьевая модель экономики. Наш эконо­мический рост на 95% базиру­ется на высоких мировых ценах на нефть, происходит за счет фактора удачи. Но даже при са­мой благоприятной конъюнкту­ре сырьевые отрасли могут рас­считывать на рост, измеряемый ростом мировой экономики, а это — 3-4% при благоприятных условиях. Стало быть, в таком темпе, а в реальности даже ни­же, растет и спрос на сырьевые товары. Вывод понятен: сырье­вой сектор экономики не в со­стоянии за счет своего собст­венного развития обеспечить 10-процентный экономический рост. Тогда как экономическая модель, которая работает на развитие внутреннего (в част­ности сельскохозяйственного) рынка, дает совсем другую кар­тину: потенциал роста на внут­реннем рынке может измерять­ся сотнями процентов. И имен­но подъем сельского хозяйства способен стать тем мощным им­пульсом, который активизирует внутренний рынок, всю эконо­мику страны и обеспечит ее рост.

Поднимем сельское хозяйство — покончим с бедностью, решим ту задачу, о которой говорил

Президент. По крайней мере, в таком масштабе, в каком она су­ществует сейчас. Ведь вся де­ревня оказалась фактически за чертой бедности.

Поднимем сельское хозяйство — поможем и нашей армии, ко­торая во многом состоит из кре­стьянских сынов. Но какой ос­новой для комплектования ар­мии может быть село, если оно само попало в зону социального бедствия? Если сельские ребята сегодня недоедают, если их не­сколько месяцев надо в той же армии специально дооткармливать?

Правительству надо четко уяснить, что задача экономиче­ского роста не ограничивается ростом объема ВВП. Весь мир сейчас говорит об экономике развития, что совсем не тожде­ственно экономическому росту, а включает в себя и такую важ­нейшую компоненту, как непре­менное повышение качества жизни людей. У нас же об этом постоянно забывают. Уровень деградации АПК, особенно важ­нейшей его составляющей — сельского хозяйства, достиг та­кой стадии, когда он стал узким местом, которое препятствует любому росту экономики, любо­му экономическому развитию.

Вместо своей продукции страну просто захлестнул вал импортной, причем зачастую недоброкачественной, продук­ции. Достаточно сказать, что в прошлом году забракованными оказались 72% импортных кон­сервов. Отдельная тема — заво­зимые к нам трансгенные про­дукты. Насколько они опасны для человека — никто не знает. Вот и ставят на россиянах эксперимент, как на подопытных кроликах.

Всего мы завозим около 43% продовольствия. Другими сло­вами, страна может прокормить себя только наполовину. А напо­ловину кормимся с чужого сто­ла. Фактически вместо своего сельхозтоваропроизводителя мы поддерживаем западного фермера. И в этом, как это ни парадоксально, суть нынешней аграрной политики нашего Правительства.

Руководство Аграрной пар­тии России проанализировало предыдущий опыт реформиро­вания страны, обратилось к за­местителям глав всех россий­ских регионов по сельскому хо­зяйству с просьбой предста­вить свои предложения по развитию агропромышленного комплекса.

Все пришли к однозначному заключению. Старая политика по отношению к АПК полно­стью обанкротилась.

России нужна новая аграр­ная политика!

Ее стратегической целью яв­ляется обеспечение продоволь­ственной безопасности страны при одновременном решении социальных вопросов на селе. Главная задача — построение со­временного, технологичного и высокоразвитого сельского хо­зяйства, агропромышленного комплекса и связанных с ним отраслей экономики, а также повышение уровня жизни наро­да и преодоление бедности.

Надо совершенно ясно пони­мать, что мы ничего не сделаем без масштабной государствен­ной поддержки: не решим про­блему растущей задолженности сельхозпроизводителей, не вос­полним недостаток оборотных средств и инвестиционных ре­сурсов, не остановим деграда­цию материально-технической базы и социальной сферы села.

Для решения всех застарелых проблем АПК нужен комплекс выверенных мер, и начинать надо с финансового оздоровле­ния сельскохозяйственных ор­ганизаций.

Во-первых, расходы феде­рального бюджета на поддерж­ку сельского хозяйства должны быть увеличены с нынешнего 1% до не менее 15%. Напомню, что в советские годы на под­держку сельского хозяйства шло около 27% бюджета. Почти вдвое больше того, что мы сей­час требуем.

Во-вторых, должны быть списаны все долги сельскохо­зяйственных организаций. На настоящий момент общий долг равен 350 млрд рублей, и он не­прерывно растет. А сумма реа­лизации всей продукции сель­ского хозяйства составляет около 300 млрд рублей. Понят­но, что выплатить долг невоз­можно. Президентский акт доб­рой воли, который до 1 апреля 2004 года позволит списать за­долженность по пеням и штра­фам, уменьшает долги на сум­му в 57 млрд рублей. То есть всего на 15%.

Почему сельское хозяйство осталось в таком минусе? С на­чала реформ цены на энергоно­сители и основные ресурсы, по­требляемые в сельском хозяйст­ве, беспрерывно растут, причем существенно быстрее, чем заку­почные цены самого сельского хозяйства. Плюс та надбавка, которую забирают себе посред­ники. В частности, справедли­вая цена — это когда стоимость ведра зерна равна по стоимости ведру солярки. У нас же зерно дешевле в 10 раз! Это — цинич­ная перекачка ресурсов.

Ежегодные финансовые поте­ри сельского хозяйства от дис­паритета цен составляют 35-40 млрд руб., что больше расходов федерального бюджета, кото­рый идет на поддержку сельско­го хозяйства. И так продолжает­ся уже более десяти лет.

Если все это сложить, то по­лучится, что именно государст­во должно нашему сельскому хозяйству. Повторю: без очист­ки сельскохозяйственных орга­низаций от долгов никакого развития не будет.

В-третьих, необходимо реор­ганизовать хронически убыточ­ные и потому неплатежеспособ­ные хозяйства.

В то же время к финансовому оздоровлению предприятий сле­дует подходить как к системе мер, направленных прежде все­го на улучшение жизни людей, проживающих на данной тер­ритории.

Мы считаем, что основной формой финансовой поддержки сельскохозяйственных органи­заций и других сельских товаро­производителей должно стать льготное кредитование с возме­щением за счет бюджетных средств разницы в процентных ставках по кредитам. Прежде всего — кредитование сезонных затрат, долгосрочное кредито­вание и финансирование затрат на приобретение либо взятие в лизинг техники и оборудования на льготных условиях.

Доступ к дешевому кредиту и лизингу для всех, включая ма­лых и средних предпринимате­лей, может быть осуществлен через возрождение Государст­венного земельного банка. По­мимо этого предстоит сформи­ровать общероссийскую сеть кредитных кооперативов, коо­перативных банков.

Следует также упростить и уменьшить налогообложение сельскохозяйственных органи­заций и фермерских хозяйств. Ставка единого сельскохозяй­ственного налога должна зара­ботать и представлять собой часть потенциальной земель­ной ренты.

Государство должно также ак­тивнее участвовать в формиро­вании конъюнктуры продоволь­ственного рынка путем разме­щения госзаказа на сельскохо­зяйственную продукцию по фиксированным ценам.

Наконец, нельзя забывать и о деградации нашей пашни. Пора платить за свои ошибки. Госу­дарство обязано взять на себя основные расходы по восста­новлению плодородия почвы.

Опыт Республики Алтай, кото­рой я руковожу, ряда других рес­публик, краев и областей свиде­тельствует, что даже при неболь­шой поддержке самые убыточ­ные в сельскохозяйственном от­ношении регионы имеют воз­можность медленно, постепен­но, но выходить из кризиса.

Новая аграрная политика предполагает существенные из­менения в аграрном законода­тельстве.

Необходимо принятие нового базового закона о сельском хо­зяйстве.

Закон должен установить равноправие всех форм и сфер агропромышленного комплек­са, единые правила для всех сельхозтоваропроизводителей, создание единого агропродовольственного рынка на всей территории России, законода­тельно зафиксировать меха­низм финансовой поддержки, а также правила распределения бюджетных средств, которые выделяются на поддержку сель­ского хозяйства.

Новая аграрная политика предполагает проведение еди­ной государственной политики в аграрной сфере. Для этого сле­дует установить баланс полно­мочий и ответственности между Президентом, Правительством и Государственной думой через четкое определение их компе­тенции.

Правительство Российской Федерации должно, на наш взгляд, ежегодно разрабаты­вать программу развития сель­ского хозяйства, в том числе формулировать свои предложе­ния по обеспечению продоволь­ственной безопасности, и пре­доставлять эту программу для утверждения Президенту. Кро­ме того. Правительство обяза­но выступать гарантом закупки сельхозпродукции в полном объеме для государственных нужд. Закон такой есть, но Правительство им не руковод­ствуется. В случае нарушения баланса производства и по­требления или невозможности реализации на рынке сельхоз­продукции, сырья и продоволь­ствия Правительство должно также выступать гарантом их сбыта.

Важное место в архитектуре новой аграрной политики отво­дится Государственной думе. Кроме принятия необходимых законов, в компетенции Госу­дарственной думы должен нахо­диться также контроль за цена­ми на ключевые виды продо­вольствия через ежегодное фик­сирование предельных цен на хлеб, животное и растительное масло, крупу и др. И тем самым будет инициировано снижение розничных цен. Подобный ме­ханизм парламентского контро­ля может действовать до тех пор, пока не заработают нор­мальные рыночные механизмы. И не надо этого бояться. Поче­му, например, государство не боится самым тщательным об­разом регулировать рынок авто­мобилей? А ведь это сильно бьет по интересам покупателей. А мы предлагаем обратное — регули­ровать в их интересах.

Наконец, Президент Россий­ской Федерации в соответствии с Конституцией определяет ос­новные направления внутрен­ней, а значит и аграрной поли­тики. Тем более что националь­ная безопасность страны на­прямую связана с обеспечением продовольственной безопаснос­ти. И если уж мы говорим об этом, то и отчитываться ми­нистр сельского хозяйства дол­жен, на наш взгляд, непосредст­венно перед Президентом.

Напомню, что Президент не­однократно ставил задачу — ре­формировать агропромышлен­ный комплекс, вывести его на приемлемый уровень эффектив­ности. Выполнение этой задачи не только провалено, но и де­монстративно саботируется.

Положение в АПК только ухуд­шается. Правительство не име­ет сегодня никаких механизмов влияния ни на отрасль, ни на цены как ключевых видов про­довольствия, так и ГСМ. Об этом как-то обмолвился сам ми­нистр сельского хозяйства.

Мы просим Президента вре­менно, скажем, на 1-2 года, перевести Министерство сель­ского хозяйства под свое не­посредственное кураторство наравне с министерствами силового блока и МИДом. Воз­можно, через несколько лет нужда в таком шаге отпадет, но пока для спасения сельского хо­зяйства требуется в срочном по­рядке отмобилизовать государ­ственный ресурс на основе са­мого мощного его элемента — президентского.

Для успешной реализации го­сударственной аграрной поли­тики необходимо разделить так­же функции и полномочия фе­дерального центра и субъектов Федерации. При этом необходи­мо учитывать, что в настоящее время на регионы приходится значительная часть всего объе­ма финансовой поддержки.

В проекте бюджета на следу­ющий год сказано, что институ­циональные преобразования в сельском хозяйстве будут про­ведены без привлечения значи­тельных средств федерального бюджета, а за счет активной структурной политики и созда­ния условий для эффективного использования земель сельско­хозяйственного назначения, их вовлечения в хозяйственный оборот. То есть Правительство говорит, что денег нет, не будет и не ждите. Но проблему решим за счет земли: вовлечем в обо­рот, иными словами — продадим ее. Соберем быстро деньги для покрытия нужд бюджета.

Так рассуждают только вре­менщики. Мы выступаем реши­тельно против такого подхода, который ведет к обезземелива­нию наших крестьян.

Новая аграрная политика на­шей партии проповедует совсем другой подход — защиту россий­ской земли, выступает за то, чтобы ее собственником стали крестьяне, стали реально рабо­тающие на ней сельхозпроизво­дители.

Земля — центральное звено в любой аграрной политике. Мы отдаем себе отчет в том, что без коренного преобразования зе­мельных отношений не обой­тись. Однако земельный вопрос пытаются решить без взаимо­связи с другими проблемами аг­рарной сферы. И в этом главный порок наших реформ. Земля хоть и главный, но не единст­венный фактор эффективного развития аграрного сектора. Нужны также достаточный ка­питал, современная технико- технологическая и биологичес­кая базы, производственная и социальная инфраструктуры, а также заинтересованные работ­ники — хозяева земли. Только при наличии всего этого будут созданы условия для формиро­вания цивилизованного рынка земли, и он должен прежде все­го расширить доступ простого крестьянина к земле, предоста­вить ему право работать на ней.

Надо помнить и о том, что аб­солютно свободного рынка зем­ли нет нигде.

Мы одновременно проводим четкое разделение между про­цессом установления собствен­ности на землю и правом на ее продажу. Мы считаем, что в российских условиях продавать землю можно будет только через 25 лет после ее приобретения в собственность. Поколение, а то и два должны полить землю сво­им потом.

Необходимо ввести также ог­раничение на размер земли, ко­торая может находиться в соб­ственности. Это вопрос на усмо­трение регионов. Условия везде разные. А все остальное полу­чайте, пожалуйста, на правах аренды.

Наконец, еще одна проблема, которая связана с землей, — про­блема земельных паев. В России сегодня более 50 млн субъектов земельных отношений, и в ос­новном это владельцы земель­ных паев — пайщики. Причем подавляющая часть паев в ру­ках тех, кто на земле уже не ра­ботает. Государство должно при­вести паевую проблему в некую систему. Ведь как пайщики мо­гут стать участниками земель­ного рынка, к которому нас зо­вут? Разве неясно, что когда придет инвестор, повторится ситуация с ваучерами, когда их просто продавали за бутылку. Ведь наш паевой собственник раздет до конца.

Нам упорно навязывают тор­говлю ваучерами — бумажками. Но мы никогда не пойдем на это, и не должны допустить ваучери­зации земельных отношений.

Отдельный вопрос — зерновая проблема. Прошлогодняя афера с рекордным урожаем убила у сельхозпроизводителей послед­нюю надежду на то, что можно своими руками добиться хоть какого-то улучшения своего по­ложения.

Счетная палата выявила мно­жество нарушений в проведе­нии зерновых интервенций: участники торгов назначались без конкурсного отбора, они не несли никакой финансовой от­ветственности. А главное — соот­ветствующее постановление Правительства было принято не 1 июля, до начала массовой реа­лизации зерна, как требуют правила, а на 4 месяца позднее. В результате зерно закупалось не у сельхозпроизводителей, а у посредников. Они и нажились тогда на крестьянской беде. И самое циничное, что эту аферу кое-кто попытался превратить еще и в личный пиар.

«Зерновой державой» себя провозгласили, 16 млн тонн зер­на продали за границу, а на са­мом деле — это лишь разорение и подрыв отечественного живот­новодства, подрыв всех наших страховых резервных фондов. Сейчас зерна уже не хватает, хлеб дорожает, а всю ответст­венность пытаются свалить на крестьян.

Но постарались прежде всего по средники-перекупщики. Ведь в целом доля различных посреднических структур в ко­нечной цене продовольствен­ных товаров достигает 75%. В том же печеном хлебе только 14-15% стоимости зависит от цены на зерно.

Зерновая держава — это стра­на, которая производит не ме­нее 1 тонны зерна на душу насе­ления, полностью удовлетворя­ет собственные потребности, в том числе и обеспечивает кор­мовую базу своему животновод­ству. Мы же даже в урожайные годы собираем сейчас на душу населения самое большее — по 600 килограммов, это 87 млн тонн.

Правительство в 2004 году планирует, я цитирую, «даль­нейшее совершенствование ме­ханизма товарных и закупоч­ных интервенций на зерновом рынке». И это вместо того, что­бы разобраться в причинах про­шлогоднего страшного провала по зерну, покончить с элеватор­ным монополизмом, монопо­лизмом зернотрейдеров, моно­полизмом поставщиков ГСМ!

Развитие зернового рынка должно идти по цивилизован­ному пути. Инфраструктура — это самое больное место зерно­вого рынка. Прежде всего это вопросы хранения, транспор­тировки и возможности прода­жи зерна на бирже. Здесь и на­до сконцентрировать усилия. Зерновые биржи работают во всем мире. Несмотря на все трудности, сегодня биржи со­здаются и в России, в частности в Орловской и Тамбовской об­ластях, в Алтайском крае. Оста­нется место и для госрегулиро­вания зерновых интервенций, но оно при нормально отлажен­ной биржевой системе не будет значительным.

Непродуманная аграрная по­литика, удорожание ресурсов для сельского хозяйства сделало их практически недоступными для большинства сельхозтова­ропроизводителей .

На этом фоне некоторые от­расли, например, по производ­ству удобрений, почти полно­стью переключились на экспорт, другие постепенно дегра­дируют. Это касается прежде всего сельхозмашиностроения. Сейчас на всю Россию на 40 млн га посевов зерновых культур у нас осталось 177 тыс. комбайнов, причем всего лишь 25 тыс. комбайнов приобрели за последние годы. Ростсельмаш производит всего 5 тыс. комбайнов в год. При таких темпах комбайн будем менять 1 раз в 120 лет.

Обеспеченность по тракто­рам составляет 50% от потреб­ностей, и более половины трак­торов требуют капитального ремонта. Только в прошлом го­ду их количество сократилось на 45 тыс. штук, а приобрете­ние уменьшилось на 40%. По­ставка тракторов сегодня в 25 раз ниже невысокого уровня начала 90-х годов.

Чтобы достигнуть необходи­мого уровня обеспеченности сельского хозяйства и в целом АПК машинами, техникой и оборудованием, необходимо увеличить имеющийся парк в 5- 6 раз. И прежде всего необходи­мо значительно увеличить по­ставки техники по лизингу. Причем он должен быть рассчи­тан на весь срок ее амортиза­ции, а первоначальный взнос — составлять не более 10%. В раз­витых странах доля использова­ния лизинговых механизмов в экономике достигает 30%. У нас же — от силы 4,5% общего объе­ма инвестиционных фондов. А в сельском хозяйстве — и того меньше.

В новой аграрной политике нашей партии сформулирована задача — создать условия для привлечения инвестиций в сельскохозяйственное машино­строение, повысить привлека­тельность предприятий этой от­расли. Необходимо восстано­вить льготы по налогу на при­быль предприятиям, которые инвестируют ее в развитие и об­новление собственного произ­водства. В бюджете должны быть также предусмотрены средства на субсидирование процентных ставок по креди­там, взятым для обновления производства и развития систе­мы лизинга машиностроитель­ной продукции.

Сегодня львиная доля издер­жек сельхозпроизводителей при­ходится на услуги естественных монополий, а также на горюче­смазочные материалы. По срав­нению с прошлым годом цены на ГСМ вновь существенно уве­личились.

Поэтому необходимо еще жестче продолжать политику долгосрочного прогнозирова­ния цен и тарифов на железно­дорожные перевозки, электро­энергию, газ и горюче-смазочные материалы.

Особое значение в новой аг­рарной политике придается ко­операции.

Сейчас после разгрома круп­ных аграрных производств сельское хозяйство натурализо­валось. Все в основном перешли на подворье. Однако не каждый дом может содержать трак­тор, сенокосилку, транспорт­ные средства.

Новая аграрная политика на­правлена на всемерную под­держку низовой крестьянской кооперации. А потом мы восста­новим и крупные производства.

В то же время необходимо расширять применение класси­ческой формы кооперации — объединение сельхозтоваропро­изводителей с перерабатываю­щими предприятиями и торгов­лей. Создание масштабных агрохолдингов — процесс объек­тивный и полезный. Это выгод­но и государству, и самим крес­тьянам.

Мы считаем, что инвесторы должны получать государствен­ные гарантии и налоговые льго­ты при вложении инвестиций в объекты агропромышленного комплекса. Скажем, в объеме не менее 20% от стоимости инвес­тиционного проекта.

Однако нужно, чтобы и инве­сторы были заинтересованы в судьбах крестьянства. А то при­ходят те, кто никакого отноше­ния к селу не имеют и только за­интересованы в том, чтобы за­владеть последним богатством страны — землей. А Правитель­ство все равно «за». Само денег не дает, и потому — лишь бы кто пришел, ему и карты в руки.

Такой процесс противоречит природе села и интересам крес­тьянства.

Мы предусматриваем трех­ступенчатую схему реализации новой аграрной политики: на макроэкономическом уровне, уровне реальной экономики, уровне сельхозтоваропроизво­дителей и низовом уровне — уровне жителей села.

Об этом последнем уровне — немного подробнее.

Главная беда сегодня на селе — социальная неустроенность, от­сутствие нормальной сельской инфраструктуры. Аграрная пар­тия России считает, что на сего­дняшнем этапе это должна быть главная статья расходов в аг­рарном бюджете страны. То есть из 15% расходов федераль­ного бюджета, на которых мы настаиваем, порядка 70% долж­но идти на развитие сельской инфраструктуры.

Как можно говорить о разви­тии, когда у нас сегодня основ­ная часть сельского жилищного фонда не имеет элементарных коммунальных удобств. Водо­провод имеется только в 39% сельских домов, центральное отопление — в 37%, канализация

— в 30%, горячее водоснабжение

— в 17%. Более 30% линий элект­ропередач находится в ветхом, технически непригодном состо­янии. Почти 75% сельского на­селения пользуется водой, кото­рая не соответствует санитар­ным нормам и стандартам. Из- за бездорожья свыше 40 тыс. сельских поселений остаются без автобусного сообщения. И этот печальный список можно продолжать.

К сожалению, в том же проек­те бюджета на следующий год говорится, что на реализацию Федеральной целевой програм­мы «Социальное развитие села до 2010 года» предусмотрено выделить лишь 1,5 млрд рублей. На эти деньги можно разве что несколько километров дороги проложить или на всю Россию один крупный мост построить.

Наша идея о переориентации основных субсидий государства на инфраструктуру имеет и прагматическую ценность. Ес­ли в сельской местности жизнь будет не хуже, чем в городе, многие, уверен, захотят посе­литься поближе к природе. Это общемировой процесс. При ны­нешнем развитии цивилиза­ции, сферы высоких техноло­гий, средств связи совсем не обязательно все и вся концент­рировать в мегаполисах. И это будет еще одним мощным фак­тором возрождения наших сель­ских территорий.

Кроме того, построенный мост или дорогу не своруешь, а это сразу же значительно повы­шает капитализацию, улучшает инвестиционную привлекатель­ность сельской территории. На­конец, это не прямые дотации и они не попадают под ограниче­ния ВТО.

Новая аграрная политика рассчитана на все социальные группы. Ее особенностью явля­ется точная и выверенная ад­ресность при реализации. Она направлена на выравнивание уровня жизни между городским и сельским населением, чтобы не было стыдно за вопиющую бедность сельских жителей.

Сегодня среднемесячная за­работная плата работников предприятий сельского хозяй­ства, по официальным данным, составляет всего 40% от сред­ней зарплаты по России. Это са­мый низкий показатель по всем отраслям экономики. Но даже и эта цифра — лукавая. Фактичес­ки люди вообще подолгу не по­лучают зарплату и не видят «живых денег».

Пенсии на селе должны быть не ниже прожиточного миниму­ма и корректироваться с учетом инфляции.

Мы предлагаем также при­знать работу молодых сельских специалистов особо востребо­ванных профессий альтерна­тивной гражданской службой, приравняв ее к службе в Воору­женных силах.

Понятно, что реализовать но­вую аграрную политику способ­ны только профессионалы. В последнее время к нам в партию пришли новые современно мыс­лящие люди. Пришло много мо­лодежи, особенно из вузов сель­скохозяйственного профиля. Сейчас АПР уже на 40% состоит из молодежи. Это очень хоро­ший знак.

Партия представлена в 81 субъекте Российской Федера­ции. Высокий рост численности партийных организаций наблю­дается в Дагестане, Башкортос­тане, Чувашии, Мордовии, Бел­городской области, Ставрополь­ском крае и других регионах. По инициативе Приморского крае­вого отделения партии во Вла­дивостоке прошла межрегио­нальная объединительная кон­ференция работников АПК «Со­юз земледельца и рыбака».

Ры­баки всех регионов Дальнего Востока влились в состав Аграр­ной партии России, и теперь на выборы мы идем вместе.

В прошедшие месяцы наша партия стала рекордсменом по количеству созданных с нею во­ображаемых альянсов. Офици­ально заявляю: «Аграрная пар­тия России идет на выборы самостоятельно».

Наше решение — твердое и вы­веренное.

В то же время мы выражаем интересы и выступаем вместе с сельскими профсоюзами, Агро- промсоюзом, Союзом сельских женщин. Российским аграрным молодежным союзом, фермер­скими ассоциациями и другими аграрными объединениями.

Сегодня решается — будем мы в Государственной думе или нет. Мы просто не имеем права про­играть. Ведь с такой политикой, как сегодня, до следующих вы­боров наш агропромышленный комплекс просто не доживет.

Президент заявил, что следу­ющий состав Правительства России будет формироваться с учетом парламентских выбо­ров. Мы должны делегировать своего представителя на пост министра сельского хозяйства. Он должен подчиняться не только главе Правительства, но и делегировавшей его партии, а следовательно, голосовавшим за нее избирателям.

Причем мы должны идти не только в Государственную думу, но и во все региональные зако­нодательные собрания. Сейчас и там 50% депутатов будут изби­раться по партийным спискам. И нам везде, где есть сельское хозяйство, надо иметь свои фракции.

Противостоять тем руководи­телям регионов, которые забы­ли про село, поддерживать, в том числе и на выборах, тех из них, кто оказывает селу посиль­ную помощь.

В последнее время рейтинг нашей партии постоянно рас­тет. Но нельзя успокаиваться.

Всем надо понять одно: нам сейчас дан еще один, возможно, последний шанс. И мы не долж­ны его упустить. Бои в обороне заканчиваются. Пора перехо­дить в наступление!

Но хочу особо подчеркнуть, что АПР — партия созидания. Мы против революций и вели­ких потрясений. Наш лозунг — «Мир и хлеб».

Такая идеология заложена в самом крестьянском труде, в са­мой природе, которая окружает сельского человека.

В природе нет революций. Не появляются плоды до цвете­ния, не бывает цветов раньше листьев.

Мы — рыночники. И это тоже вытекает из особенностей на­шего труда. Крестьянин не мо­жет не торговать, не может не продавать свою продукцию. Ведь только так ее можно довес­ти до покупателя.

Мы живем в великой стране. С силой и талантом нашего на­рода, богатством недр и красо­той природы не может срав­ниться ни одна держава мира. Россию Бог создал величайшей крестьянской страной. С осо­бым миром, укладом, языком, верой. С особым отношением к земле.

Наши люди любят землю, хо­тят работать на своей земле.

Крестьянам бежать, по боль­шому счету, некуда. Человечес­кие условия, счастливую жизнь надо создавать здесь, на своей земле. Мы объединились, чтобы вместе помочь российскому крестьянству, всем российским аграриям. А значит — помочь се­бе, своим детям. И новым, еще не родившимся поколениям.

Наша сила в нас самих! На­ша сила в правде! И поэтому мы победим! Мир и хлеб каж­дому дому!

Written by admin

Март 26th, 2016 | 2:34 пп