Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Дифференциация финансовой инфраструктуры современной России: формы проявления и пути устранения

Татьяна ИВАНОВА — кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и финансов Волгоградской академии государственной службы

Cтратегической задачей ко­ренного улучшения социально- экономической ситуации в Рос­сии является значительное по­вышение доходов на душу насе­ления, сокращение их диффе­ренциации, а также снижение уровня бедности. Для этого необ­ходимо, в частности, создать благоприятные условия для раз­вития финансовой инфраструк­туры — банковской системы, фондового рынка, рынка страхо­вых услуг*, государственных фи­нансовых органов управления.

Мониторинг преобразова­ний финансовой сферы пред­полагает использование опре­деленных параметров ее оцен­ки. Между тем уровень разви­тия финансовой инфраструк­туры по принятой в настоящее время в системе националь­ных счетов методологии не рассчитывается ни для страны в целом, ни для отдельных ре­гионов. Специфика расчета валового регионального про­дукта (ВРП), характеризующе­го объем производства на от­дельной территории, позволя­ет зафиксировать только часть изменений в количественной определенности финансовой сферы, так как косвенно изме­ряемые услуги финансовых по­средников (КИУФП), нерыноч­ные услуги управления под- считываются только по стра­не. Те же величины финансо­вого сектора, которые в явной форме рассчитываются на уровне региона (по страхова­нию), настолько малы, что существенного влияния на объем ВРП не оказывают.

* Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2002-2004 годы). Утверждена распоряжением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. №910-р (с изменениями от 6 июня 2002 г.).

 

Оценка развития финансовой инфраструктуры по регионам через число предприятий отрас­ли «Финансы, кредит, страхова­ние, пенсионное обеспечение» показывает наличие значитель­ной межрегиональной диффе­ренциации (Таблица 1).

При среднем числе предпри­ятий финансовой инфраструк­туры 611 шт. разница между максимальным и минималь­ным значением по регионам со­ставляет около 24 тыс. раз. Ми­нимальное количество таких предприятий в Таймырском (Долгано-Ненецком) автоном­ном округе, максимальное — в Москве. Наиболее типичны по числу предприятий финансо­вой инфраструктуры Иванов­ская, Костромская, Волгоград­ская, Пензенская, Ульяновская области.

При отсутствии обобщающего показателя уровень развития финансовой инфраструктуры можно определить косвенным путем — на основе использова­ния индикаторов.

Ими являются характеристики объема произ­водства территории — ВРП и по­требления — фактическое конеч­ное потребление домашних хо­зяйств (ФКПДХ). Проиллюстри­руем это на примере страховой сферы. В Таблице 2 показано со­ответствие объемов ВРП и ха­рактеристик страховой сферы.

В Таблице 3 показана зависи­мость тех же характеристик ра­боты страховщиков от уровня ФКПДХ.

Как видно из приведенных расчетов, зависимость сильна по общим значениям показате­лей ВРП и ФКПДХ. Если же эти показатели рассматриваются на душу населения, то ВРП сла­бо выполняет роль индикатора уровня развития финансовой инфраструктуры. По ФКПДХ на душу населения теснота связи хотя и ниже, чем по об­щему значению, но все же до­статочно существенна. Аналогичные зависимости были по­лучены по банковской и фон­довой сферам.

Объемы ВРП и ФКПДХ отли­чаются по регионам соответст­венно более чем в 344 и 538 раз. Их неоднородность отра­жает межрегиональную диф­ференциацию финансовой ин­фраструктуры, которая прояв­ляется в различной интенсив­ности характеристик деятель­ности ее организаций: разме­ров вкладов, объемов кредито­вания, страховых выплат и взносов, числа бирж и объемов торгов на них и т.п.

В то же время между самими значениями ВРП и ФКПДХ су­ществует достаточно тесная взаимосвязь, причем она более сильная между общими показа­телями, чем среднедушевыми (Таблица 4).

Таким образом, важными яв­ляются не только общие характе­ристики развития территории, но и их распределение среди на­селения. Например, лица с низ­ким уровнем дохода не оказыва­ют влияния на развитие финан­совой инфраструктуры. Чтобы она развивалась, необходимо уве­личение удельного веса лиц с вы­соким уровнем обеспеченности.

Потенциал развития финан­совой инфраструктуры являет­ся, наряду с производственным и потребительским, одним из су­щественных элементов, опреде­ляющих объем ВРП (Таблица 5).

Таким образом, без измене­ний финансовой инфраструкту­ры, других институциональных преобразований нельзя создать благоприятные условия для предпринимательской деятель­ности, активизировать инвести­ционный процесс, что является предпосылками роста жизнен­ного уровня населения. Уровень же платежеспособного спроса в регионе определяет, в свою оче­редь, потенциальные возможно­сти развития производства.

Комплекс мер для смягчения межрегиональной дифференци­ации финансовой инфраструк­туры связан прежде всего с уменьшением разрыва между развитием регионов.

Следует воздействовать на такие харак­теристики территории, как ВРП, ФКПДХ, доля регионального «среднего класса», активы, поз­воляющие формировать рыноч­ный портфель, сочетание риска, доходности и информационной прозрачности рынка, преодоле­вающее стремление к обладанию активами в ликвидной форме.

Рассчитано по: Рейтинг регионов. Совместный проект журнала «Экс­перт» и финансовой группы «Пионер Первый»: рейтинг инвестиционной привлекательности регионов России // Эксперт. 1996. № 47(66). С.28-54; Российский статистический ежегод­ник, 2000. С.258 -259.

Формирование инвестиционно привлекательного климата созда­ет условия роста ВРП, а отсюда ФКПДХ и увеличения численнос­ти «среднего класса». Разнообра­зие активов, которые могут быть использованы как элементы ры­ночного портфеля, достигается за счет повышения инвестицион­ной привлекательности региона и облигационных заимствований субфедеральной и местной влас­ти. Информационные сети, рабо­та над которыми начата в настоя­щее время на всех территориях, с одной стороны, способствуют росту их инвестиционной при­влекательности, с другой — ин­формационной прозрачности рынка, с третьей — созданию об­щепсихологического климата, преодолевающего стремление к обладанию активами в ликвид­ной форме за счет сочетания рис­ка, доходности и информацион­ной прозрачности рынка.

Стратегическое управление развитием финансовой инфра­структуры органами региональ­ной власти будет оптимально при условии его подчинения ре­шению макроэкономических за­дач. Основная особенность за­ключается здесь не в первичнос­ти развития финансового секто­ра как такового, а в решении проблем, стоящих перед реаль­ным сектором экономики. В пла­не стратегического управления финансовой сферой это означа­ет, что надо не только создавать общие условия функционирова­ния макроэкономического поля, но и достигать его определенно­го качественного уровня благо­даря активной локальной эконо­мической политике, которая предполагает координационную и имиджевую работу. Она вклю­чает в себя:

•    организацию имиджевого центра под руководством реги­ональной администрации, пре­доставляющего информацию об инвестиционных проектах, обеспеченности региона раз­личными видами предприятий в отраслевом разрезе;

•   создание рейтингового агентства, которое оценивало бы инвестиционную привлека­тельность региональных эми­тентов;

•    расширение открытости ин­формационной базы о развитии региона, в которую целесообраз­но включать характеристику ра­боты бюджетной сферы, на осно­вании которой субъекты хозяйст­венной деятельности могли бы формировать рациональные ожидания и вырабатывать хозяй­ственную стратегию и тактику;

•    популяризацию определен­ных форм аккумулирования и вложения финансовых ресур­сов, например, институцио­нальных инвесторов;

•    оказание поддержки разви­тию предприятий финансовой инфраструктуры.

Например, в Волгоградской области кредит­ные потребительские кооперати­вы (КПК) получили значительное развитие во многом благодаря активной работе Волгоградской ассоциации кредитных коопера­тивов и Комитета экономики Волгоградской области;

• создание дополнительных возможностей формирования рыночного портфеля за счет по­вышения разнообразия и часто­ты выпуска субфедеральных и муниципальных займов, так как на национальном рынке реаль­ным спросом в настоящее время пользуются акции порядка 10 эмитентов [1].

Именно координационная, имиджевая и законотворческая работа региональной админист­рации является основной в дея­тельности муниципалитетов ря­да зарубежных стран. Напри­мер, во Франции все виды помо­щи через государственные орга­ны управления и департаменты координируются на уровне тер­ритории. В результате склады­вается общая картина государ­ственных инвестиций в регионе, составляется общий план инвес­тирования на пять лет. Кроме того, на региональном уровне координация планов проводит­ся на заседаниях комитетов, оп­ределяющих предоставление помощи. Для более успешной ре­ализации программ проводят предварительную рекламу как предлагаемых мер, так и пред­приятий, которые могут быть привлечены к их выполнению. К сотрудничеству приглашаются предприятия из других регио­нов. Город осуществляет работу по развитию инфраструктуры (как минимум по земле, комму­никациям, транспортным свя­зям, имиджу города), улучше­нию связей с общественностью (создание комфортных условий работы для руководства пред­приятий), облегчению приема предприятий на территории (в любом пригороде могут функци­онировать 20-30 предприятий, о которых мэрия распространяет рекламную информацию, спо­собствует установлению связей как между ними, так и внутри технополиса в целом).

Реализация указанных выше предложений позволяет реали­зовать главную задачу регио­нальной администрации — со­здание условий целостного раз­вития территории региона. Эко­номическая региональная служ­ба должна выступать прежде всего как крупный центр марке­тинговых исследований, кото­рый определяет, какие рыноч­ные секторы в настоящее время недостаточно развиты; прово­дит рекламную работу по акти­визации их деятельности; созда­ет для инвесторов информаци­онное поле, позволяющее оце­нить альтернативные финансо­вые вложения.

Создание такого центра воз­можно в рамках действующих ко­митетов по экономике субъектов Федерации и муниципалитетов с вменением им дополнительных обязанностей, связанных с раз­витием финансовой сферы тер­ритории как единого целого при использовании PR-технологий. За счет этого будет повышаться инвестиционная привлекатель­ность территории, возникнут до­полнительные возможности рос­та ВРП, ФКПДХ, развития фи­нансовой инфраструктуры.

Помимо межрегиональной, су­ществует и внутрирегиональная дифференциация финансовой инфраструктуры. Она связана с концентрацией финансовых ор­ганизаций в областных центрах при одновременной некоторой их распыленности в наиболее круп­ных промышленных городах вну­три области. Дифференциация этого типа обусловливает терри­ториальное неравенство реализа­ции социальных программ Пра­вительства России, например, при проведении пенсионной ре­формы. Предполагается, что ин­дивидуальные владельцы нако­пительных счетов смогут сами определять, каким образом раз­мещать эти средства — оставлять их в распоряжении Пенсионного фонда или передавать в управ­ление частным структурам — не­государственным пенсионным фондам (НПФ) и инвестицион­ным (ИФ), в том числе паевым (ПИФ). Исходя из мировой прак­тики, доходность корпоративных пенсионных фондов выше, чем государственных, что подтверж­дается и в России [2].

Выполняя функцию социаль­ной защиты населения, проводя пенсионную реформу определен­ной идеологии, государство обя­зано предоставить всем гражда­нам страны равные возможности выбора финансовых институтов, через которые можно было бы осуществлять инвестирование накопительной части пенсий. Но из-за внутрирегионального со­стояния финансовой сферы даже при существовании законода­тельной возможности привле­кать агентов для размещения ин­вестиционных паев ПИФов — это не вполне реально, что объясня­ется действием таких факторов, как необходимость некоторой «критической массы» спроса, бо- лее-менее постоянного поступле­ния заказов; эффект повышения квалификации специалистов в самом процессе деятельности за счет обмена информацией с дру­гими фирмами.

Внутри региона не действуют ни факторы концентрации фи­нансовой сферы, ни факторы ее развития (высокие уровни ВРП, ФКПДХ). Поэтому ожидать ак­тивного размещения офисов различных инвестиционных фон­дов в населенных пунктах внут­ри региона нельзя. Конечно, ряд фирм, например ЗАО «Финанс- аналитик», продвигая техноло­гии Интернет-трейдинга, фи­нансируют деятельность своих филиалов, многие из которых убыточные. Но все же эти фир­мы располагаются в крупных го­родах. Руководство подобных организаций считает, что их убыточность — временное явле­ние и по мере продвижения тех­нологии ожидает выход на само­окупаемость.

Значительного платежеспо­собного спроса на услуги разно­образных финансовых субъек­тов, способных осуществить ин­вестирование накопительной части пенсий, в мелких городах нет. Поэтому решить проблему выравнивания территориаль­ной дифференциации доступа к различным финансовым инсти­тутам можно либо стимулирова­нием территориальной распы­ленности филиалов финансовых институтов; либо созданием фондовых магазинов как ком­плексных представительств раз­личных финансовых фирм.

Для увеличения числа филиа­лов финансовых институтов предоставляются территори­альные налоговые льготы, поме­щения, техническая помощь, со­здается благоприятный деловой климат. В целом возможно ис­пользование всех этих мер при условии равноконкурентного их применения к различным ин­ституциональным инвесторам.В то же время высока вероят­ность отсутствия инициативы основной части финансовых субъектов по расширению фи­лиальной сети в низкодоходные ареалы регионов. Поэтому с точ­ки зрения выравнивания внут­рирегиональной дифференциа­ции представляется оптималь­ной реализация второго предло­жения — создание фондовых ма­газинов. Они должны выступать как комплексные представи­тельства различных финансо­вых институтов, создаваться ор­ганами региональной власти и выполнять следующие функции:

•    предоставление информа­ции о состоянии финансовых рынков и отдельных компаний;

•    совершение сделок купли- продажи с финансовыми акти­вами;

•    получение доходов по вло­женным средствам;

•    регистрация прав собственно­сти по приобретенным активам.

Формы финансирования та­ких магазинов могут быть раз­нообразными, в частности:

а)  смешанными, так как фи­нансовые институты активизи­ровали в настоящее время рабо­ту по привлечению средств вкладчиков, в том числе мел­ких. При проведении определен­ной работы они будут заинтере­сованы в содержании на паях с другими субъектами финансо­вых институтов офисов, способ­ных обеспечить привлечение до­полнительных вкладчиков;

б)  за счет средств саморегули­руемых организаций, которые в целом заинтересованы в разви­тии финансовых рынков;

в)  за счет средств бюджетов региональной или федеральной власти.

Фондовый магазин должен быть унитарным предприятием (при условии передачи финансо­выми структурами средств на его создание в качестве благотвори­тельной помощи) или некоммерче­ской организацией в зависимости от источников финансирования. Это позволит создать равноконку- рентные условия функционирова­ния для различных финансовых институтов; осуществлять кон­троль выполнения вмененных ему функций; рассматривать его насе­лением как более надежную разно­видность вложения средств, чем частные структуры; предостав­лять инвесторам как позитивную, так и негативную информацию об эмитентах, исключая ее фильтро­вание; обеспечить за счет государ­ственного участия повышение фи­нансовой грамотности россиян.

Развитие Интернет-трейдин­га предоставляет технологичес­кие возможности для интегра­ции фондовых магазинов в на­циональную и даже глобальную систему финансовых рынков.

Предложенные рекомендации позволят создать регионально однородное финансовое поле, в достаточной степени равно до­ступное различным социаль­ным и территориальным груп­пам. Это, в свою очередь, будет способствовать смягчению меж­региональной дифференциации и реализации среднесрочных и долгосрочных задач, стоящих перед экономикой России.

Литература

1.   Короп Е., Мелку мое Я. Финан­совый рахит//Известия. 2002. 31 октября. С.5.

2.   Тарачев А. Ступор реформы происходит от разброда в головах правительственных чиновников. Известия. 2002. 23 марта. С.5.

Written by admin

Март 26th, 2016 | 2:31 пп