Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Проявление сочетания Бога и мира

Н. Бердяев, акцентируя внимание на этой стороне софиологии, пишет: «Учение о Софии утверждает начало божественной премудрости в тварном мире, в космосе и человечестве, оно не допускает абсолютного разрыва между Творцом и творением».’ И хотя Н. Бердяев был не согласен с внесением с Богом эротического элемента, однако сходство с теорией В. Соловьева о любви видно из такой его фразы: «… в любви мужчина хочет преклониться перед красотой, вне его лежащей. Боготворение заложено в культуре мужской любви».

Сам В. Соловьев придерживается мнения, что София есть существо двойственное, что «заключает в себе и божественное начало и тварное бытие, она не определяется исключительно ни тем ни другим».3 София у В. Соловьева проявление сочетания Бога и мира, она соединяет в себе материальное и идеальное начало. Это соединение должно произойти только посредством любви. Таким образом, можно сделать вывод, что в систему всеединства входит как рациональное начало — мировой разум, так и иррациональное — любовь. Согласно теории любви В. Соловьева, истина любовного пафоса — «в превращении индивидуального женского существа в неотделимый от своего лучезарного источника луч Божественной женственности».4

То есть задача истинной любви, по В. Соловьеву, состоит в том] чтобы поклоняться высшему предмету любви — вечной Женственности и воплотить его «в другом, низшем существе той же женской формы, но земной природы…»5 Можно сделать вывод, что в учении Соловьева о Софии выделяется две составляющие: первая — идея женственного начала в мире, которая является объектом любви Бога и вторая — является объектом эротического отношения к Вечной женственности, которая лежит в основе любви к конкретной земной женщине. Отсюда видно, что учение о Вечной Женственности — основа соловьевской теории любви, в которой красной нитью проходит тема любви земной, человеческой, «он воспринимал «Софию» сквозь призму любви половой».1 Через раскрытие смысла любви, именно любви человеческой, В. Соловьев стремится решить задачу всеединства.

Рассмотрим подробнее этот творческий поиск великого русского  философа на примере таких его произведений, как «Смысл любви», «Жизненная драма Платона» и другие. Центральное место в этих двух / статьях В. Соловьева является идея платоновского эроса. В начале исследования уже были выделены основные формы эроса Платона: эрос физический, душевный, духовный, божественный. Однако В. Зеньковский отмечает, что соловьевская постановка проблемы любви отличается от платоновской. «В обеих статьях В. Соловьев очень своеобразно»‘ договаривает мысли «Диотимы» в «Пире» Платона, но выходит далеко за пределы платоновской концепции, так как связывает «смысл любви не с индивидуальным «преображением», а с конечной задачей истории, охватывающей все человечество в его прошлом, настоящем и будущем».2 В. Шестаков в своей вступительной статье к книге «Русский эрос или Философия любви в России» пишет: «Нельзя не видеть, что в основе философского учения В. Соловьева лежит платонизм, правда глубоко и оригинально переосмысленный и сочетающийся с принципами христианской этики».3 Там же он выделяет философско-платоническую линию в русской философии любви, начатую В. Соловьевым и продолженную Н. Бердяевым, Л. Карсавиным, Б. Вышеславцевым, 3. Гиппиус и другими.4

Written by admin

Сентябрь 12th, 2011 | 12:44 пп