Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Дезинтеграция СССР – шанс для динамического развития российского общества на принципах самоорганизации

Проблемы развития общества всегда привлекали внимание людей и были предметом заинтересованных исследований и дискуссий в научной среде. Большое значение в таких исследованиях  придается изучению предшествующих событий  и этапов развития общества, а также поиска вариантов организации социальных процессов.

Естественно предположить, что от оценки предшествующих событий зависит направленность и интонация исследований настоящего и будущего развития общества.

При исследовании вопроса, о будущем развитии России, неизбежно приходится давать оценку событиям, связанным с дезинтеграцией СССР. В настоящее время в дискуссиях, относящихся к указанным и последующим событиям на постсоветском пространстве, все еще преобладает точка зрения, что они нанесли огромный ущерб России, отбросили ее по экономическим и социальным показателям в разряд бедных, развивающихся стран. Широко распространено мнение, что кризис был рукотворным и явился результатом воздействия субъективных факторов и преднамеренных действий отдельных политических деятелей тогдашнего руководства СССР.

Нисколько не умаляя роли личности в истории, трудно отрицать, что в основе событий  лежали объективные причины, приведшие к кризису системы.

Как супердержава, СССР производил  впечатление государства находящегося в зените своего могущества. Страна первой в мире осуществила пилотируемые полеты в космос, обладала огромным арсеналом ядерного оружия, имела крупнейшие по численности вооруженные силы в мире, опережала по танкам, ракетам, морскому флоту многие страны. По производству металла, удобрений и некоторых других товаров занимала лидирующие позиции в мире. У страны имелись значительные достижения в области здравоохранения, образования и науки.

Вместе с тем, СССР был  крупнейшим импортером продовольствия в мире. Уже в восьмидесятые годы было отмечено падение рождаемости и увеличение смертности населения. Научные достижения и современные технологии не находили реализации в гражданских отраслях экономики. На военно-промыш­ленный комплекс приходилось до 80% всего промышленного производства. Страна испытывала серьезные трудности по обеспечению своих финансовых обязательств, как по  оплате импорта, так и по содержанию крупных армейских группировок в Восточной Европе. Обострились противоречия центра с регионами. Различия в развитии территорий не были ликвидированы  в годы советской власти. Мало того, они усугублялись проводимой политикой размещения производительных сил страны. Более 40 тысяч населенных пунктов на территории России не имели круглогодичного доступа к основным коммуникациям страны.

На всех уровнях не допускалось функционирование самоорганизующихся социальных, экономических и политических систем. Управление развитием общества осуществлялось из центра в соответствии с однажды принятыми идеологическими установками. СССР не был открытой, самоорганизующейся системой. Он был закрытой, организуемой системой.

Для России наибольшей проблемой стало понижение ее статуса лидера среди союзных республик. Если раньше Россия несла, по выражению С.Ю. Витте, цивилизацию на Восток, то к началу  80-х годов во всех союзных республиках  отношение к России было неприязненным, ее обвиняли в том, что она существует за счет других республик Советского Союза. То есть имели место неприятие сложившихся отношений с центром, олицетворением которого была Россия. В условиях начавшейся с середины 80-х годов демократизации общества усилились центробежные тенденции.

Продолжение такого состояния дел не оставляло для России шансов для модернизации экономики и общества, поскольку основное бремя финансирования военных, космических и других программ лежало на ней.

Обоснованность выхода России из сложившейся системы взаимоотношений с союзными республиками, прекращения ее цивилизационной миссии, прежде всего в азиатских республиках, изменение курса, как во внутренней, так и во внешней политике подтвердилась всем ходом последующих событий.

В результате  произошедших изменений военное производство  сократилось в три раза, то есть от 100 процентных пунктов союзного промышленного производства осталось 50% за вычетом 50 процентных пунктов (75 x 2/3) приходившихся на военное  производство. Таким образом, общий уровень производства только за счет военной составляющей сократился в два раза. Соответственно высвободились значительные материальные ресурсы.

С введением с 1 июля 1992г. расчетов между центральными банками бывших союзных республик через корреспондентские счета, Россия перекрыла канал перекачивания ресурсов за пределы страны и в первый же год получила положительное сальдо в торговле с указанными странами. Наряду с военными расходами, сократилась огромная расходная статья в бюджете страны, связанная с поддержкой стран социалистического лагеря (в основном через систему заниженных цен на поставляемые энергоносители и сырье, а также завышенных цен на товары указанных стран, ввозимых в СССР) и другими программами.

Социальные последствия выхода России из СССР были тяжелыми.

Российское общество стало само организовываться на всех уровнях и во всех сферах.

Таким образом, Россия получила возможность скорректировать приоритеты в социально-экономическом развитии.

За 12 лет пореформенного периода  страна прошла неизбежный путь приобретения опыта управления в новых условиях на всех уровнях – от муниципального до федерального. За последние 4 года Россия в два раза увеличила ВВП (460 млрд. долларов США в 2003 году и 250 млрд. долларов США в 2000г.). Критическая масса изменений в социальной и экономической сферах общества создала условия для реформирования структуры органов государственного управления.

Подводя итог изложенному, можно констатировать, что выход России из состава СССР и преобразование российского общества в самоорганизующуюся систему создают благоприятные  предпосылки для динамического развития России, которое ориентировано на использование энергии частной инициативы и социальной самоорганизации.

Вместе с тем, перед Россией на данном этапе развития  стоит выбор модели развития  (японский, американский) в контексте демографической ситуации в стране и порождаемой ею социальной напряженности. Этот вопрос представляется весьма актуальным и заслуживает  заинтересованной дискуссии.

Под японской моделью экономического развития понимается максимальное использование собственных  трудовых ресурсов, отказ от услуг гастарбайтеров в народном хозяйстве или существенное сокращение притока иностранной рабочей силы  путем поощрения модернизации производств, их автоматизации и роботизации. Развитие производств с высокой долей квалифицированного труда в конечном продукте.

Под американской моделью экономического развития понимается открытый рынок труда, предоставление отдельных секторов этого рынка гастарбайтерам, создание конкуренции с национальными трудовыми ресурсами и сдерживание, таким образом, расходов на рабочую силу, экономя  в течение определенного исторического отрезка времени средства на внедрении  современных технологий и производств.

То есть, в первом случае общество открыто для экономического, технического, технологического взаимодействие с окружающим миром, но ограничено для широкой инфильтрации носителей других  традиций и культур.

Во втором – приоритет отдан свободе перемещения и трудоустройства иммигрантов, а по отдельным специальностям даже их привлечению.

Как известно, Президент Российской Федерации В.В. Путин поставил задачу удвоить ВВП страны к 2010 году. На наш взгляд такая постановка задачи является рецидивом советской  парадигмы управления экономическим и социальным развитием страны.

Многие из нас еще помнят период соревнования двух социально-экономических систем, когда ставилась задача догнать и перегнать США по производству стали, чугуна, электроэнергии и пр. По многим показателям мы не только догнали, но и перегнали США, но качество и уровень жизни в СССР продолжал существенно отставать от американского.

Наоборот, сама по себе погоня за экономическими и производственными показателями ведет к истощению ресурсов общества. В XXI веке, в условиях обострившейся конкуренции между странами, гарантом сохранения и выживания государств становятся  высокий уровень развития социальной инфраструктуры и качество жизни граждан.

Наше общество все еще находится в кризисном состоянии и нуждается в других ориентирах. В конечном итоге, продукция промышленности и сельского хозяйства, услуги направлены на человека,  члена общества и объем их производства, в известной степени, ограничен потребностями человека и его возможностями.

Например, у нас в России около 30 млн. человек живут в населенных пунктах, не имеющих круглогодичного выхода  к дорожной сети страны. Ясно, что жители этих «труднодоступных» населенных пунктов не смогут внести свой вклад в удвоение ВВП и не смогут стать его потребителями.

Другой пример, концентрация значительной части произведенного и производимого прибавочного продукта в руках незначительной части населения. По экспертным данным  в России на 10% населения приходится столько же доходов, сколько на остальные  90%. Это ограничивает возможности реализации ВВП на внутреннем рынке, а возможности для экспорта (исключая нефть и газ) не всегда благоприятны.

Также следует принимать во внимание, что в результате проведенных реформ экономическая жизнь в стране поддерживается независимыми корпорациями, компаниями, фирмами и другими саморегулирующимися организациями, в планы которых  удвоение производства может не входить.

Кроме того, на данном этапе развития России демографическая ситуация   неблагоприятна. В силу разных причин, рождаемость населения падает, наблюдается устойчивая тенденция к сокращению абсолютной численности населения. Это также может стать сдерживающим фактором роста ВВП.

В этой связи социальная инфраструктура общества может оказаться не готовой к восприятию поставленной задачи удвоения ВВП в установленные сроки (если не вести счет ВВП в долларах США).

Таким образом, правомерно поставить вопрос – что необходимо сделать, чтобы привести социальную инфраструктуру общества в соответствие с требованием экономического роста и какие задачи стоят перед государством и обществом.

В российской ситуации, на наш взгляд,  предпочтительной представляется японская модель развития, которая ориентирует на опережающее развитие социальной инфраструктуры, максимальное использование собственных трудовых ресурсов, повышение их качества и социального обеспечения, что позволит смягчить или избежать социальной и межнациональной напряженности.

Очевидно, что такой путь приведет к изменению подходов в постановке задач перед обществом, а также роли государства в организации социальных процессов, перехода от навязчивой парадигмы гиперустойчивости, когда система теряет свою поисковую активность, к устойчивости основанной на принципах самоорганизации.

Литература:

1. Залиханов М.Ч., Львов Д.С., Малинецкий Г.Г., Осипов В.И., Фролов К.В. Кризисы современной России и система научного мониторинга. Доклад для Президента. РФ сегодня. Январь 2003г.

2. Капустин В.С. Введение в теорию социальной самоорганизации. М. РАГС 2003г.

3. Транспортная стратегия России. Материалы научно-практической конференции 12-13 мая 2003г., г. – Новосибирск. Сборник.

Written by admin

Март 9th, 2016 | 2:30 пп