Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

О нестандартном подходе к общим проблемам социально-экономической динамики России

Приблизиться к странам, передовым в социально-экономическом отношении, Россия сможет, лишь поняв, при каких условиях это дости­жимо, и выяснив, как их создать. К этим общим проблемам сводятся мно­гочисленные конкретные задачи, с которыми нужно справиться, имея в виду в первую очередь следующее. На хозяйство лидеров все решительнее влияют изменения мысленных моделей реальности, которыми оперируют его участники, их движущих побуждений и экономических институтов, выдающие его тяготение к целостности.

Такое состояние со времен Платона повелось считать чем-то трансцендентным, из чего развертывается видимая жизнь. Не исключение и хозяйство. Оно воплощается в множество, которое разбухает вследствие разделения труда ради его большей отдачи. Но из-за этого специализация индивидуальных занятий становится все уже вопреки видовым свойствам человека (стремлениям постичь внутренний смысл своих действий, этически обосновать их, обратить на познание самого себя и т.п.), которые ощутимо сказываются на результатах его деятельности. Приумножаются и рыночные риски, связанные с растущим материальным обменом (экономическим метаболизмом). В итоге разделение труда перестает оправдывать себя. Отсюда рецессии экономики несмотря на её технический прогресс.

Это сподвигло участников хозяйства на диверсификацию таких занятий, совмещение в каждом различных деловых функций или направлений в разных формах – от японских «кружков качества», американских «бригад производительности/результа­тивности», патисипативного управления бизнесом до транснациональных корпораций и многосторонних согласительных структур, призванных сглаживать изъяны разделения труда на региональном, национальном, международном уровнях. Таким образом, стала утверждаться постиндустриальная культура хозяйства, резко усиливающая интеллектуальное и духовное взаимопроникновение людей на основе их погруженности в ин­формационное поле и обмена знанием.

Экономический метаболизм переводит сдвиги окружающей среды конкретного бизнеса в изменения его самого с отчуждением от него ка­ких-то ценностей, чего обмен знанием, будучи каналом наследственной изменчивости хозяйства, не требует. Именно она актуализирует такое взаимопроникновение компонентов хозяйства как коммуникацию, с которой не вяжется их локальность. И потому все чаще собственная инициатива, а не импульс извне, выступает движущей силой деловой активности людей.

Яркая иллюстрация результатов этого – предотвращение рецессии, ожидавшейся в экономике США на заре 80-х годов в качестве закономерной фазы кондратьевской волны. Как удалось избежать вроде бы неотвратимого? По словам П.Дракера, вы­ручили люди, оказавшиеся к тому вре­мени на ключевых позициях хозяй­ства. В отличие от предшественников, они уже ничем не напоминали ни «организационных человечков Уайта», ни «одинокую толпу Рисмена», ни «марксистское отчуждение» и работали «как дьяволы», проявляя беспреце­дентную предприимчивость.

Именно этого России теперь и не достает для достижения желанного экономического прогресса, предел которого – человек, познавший самого себя (свой потенциал в мироздании), а исток и двигатель – самовозрастание ценности такого знания как человеческой сущности. Это позволяет допустить, что множество точек в принципе возможных состояний эконо­мики является пространством с динамичной геометрией, подчиненной не­коему закону изменения во времени, и существует не единственная система отсчета, чтобы измерять движение хозяйства, или система координат для его ориентации, а множество таких систем, каждая из которых спра­ведлива в какой-то сравнительно малой области этого пространства и связана с иной кривизной его геометрии.

Такая геометрия предопределяет закономерности социально-экономического развития (как то, в свою очередь, влияет на её кри­визну), столь же мало зависит от вещественной стороны хозяйства, сколь геометрия физического мира от материи, и тоже имеет внутренние степени свободы, благодаря которым переносит информацию о его радикальных инновациях через «вакуум» (аналогично тому, что геометрия мироздания творит с энергией). Таким образом, прогресс хозяйства предстает геометродинамическим явлением, а поэтому, анализи­руя его возможности, с «пространством» (в указанном смысле) и «временем» нужно считаться на рав­ных.

Однако, популярные прогностические модели экономической динамики не отвечают такому требованию, ибо в их основе – система координат, определяемая взглядом на хозяйство лишь как на обмен веществ. Тем самым серьезно искажаются возможности хозяйства. Но это устранимо, если подход, который разработан физиками, полагающими ареной действия геометродинамики мироздания суперпространство, использовать и в экономике, считая, что её существенная технологическая модернизация про­исходит в «пространстве-времени».

Тогда множество (n-1)-мерных геометрий, каждая с координатами, характеризующими объемы факторов производства, совокупного спроса, выпускаемой продукции (с учетом отдачи автономного технического прогресса) и т.д., оборачивается хозяйственным суперпространством, в котором любая из них локализована во времени так, что выступает носителем информации о нем, и представляет собой систему координат, адекватную особому интеллектуальному, институциональному, мотивационному состоянию экономики: ему отвечают специфичные закономерности взаимозамещения переменных производ­ственной и иных функций хозяйства.

Эта геометрия – пространственно-подобный срез или, условно говоря, «точка» некой «n-геометрии», разложение которой дает бесконечное множество «(n-1)-геометрий». Но последовательность таких «точек» с большими амплитудами вероятности, удовлетворяющих условиям интерференции, ограничена и может быть истолкована как исторический путь экономики. Ее движение по этому пути обнаруживается размыванием хо­зяйственных циклов, которые генерируются воспроизводящимися колеба­ниями разной продолжительности – от 2,5-3,5 до 40-60 лет.

Такие «длинные волны» объясняются разладом спроса на основные капитальные блага и их запаса с его наращиванием потом в кондициях, адекватных новому способу производства. Но если по своему интеллектуальному, институциональному, мотивационному состоянию хозяйство остается в какой-то «(n-1)-геометрии», постепенно его параметры, существенные для того, влечет ли этот, «большой» цикл в целом за свой период эко­номический рост относительно предшествующего или нет, дос­тигают столь стабильного воспроизведения, что вывести экономику из «застоя» можно, лишь восстановив её равновесие в более общем смысле. Это – соответствие используемых мысленных моделей реальности, существующих институтов и преобладающих побуждений тем, какие нужны для полноценной реализации нового способа производства. Их диссонанс и его последующее снятие порождают суперцикл. Охватывая не менее двух «длинных волн», он нарушает их идентичность друг другу по дли­тельности, амплитуде, составу (точно то же, но менее раз­маши­сто, сама такая волна делает с циклами Жуглара, а всякий из них – с циклами Китчина).

Взгляд на экономику, ограниченный обменом материальными цен­ностями, влечет её восприятие как системы закрытой и линейной с единственным законом поведения, причем дисбаланс между спросом на такие ценности и их запасами видится исчерпывающей внутренней причиной её колебаний. Но при должном учете обмена знанием хозяйство предстает открытой нелинейной системой с многими потенциаль­ными законами поведения. Рост знания влечет интеллектуальные, институциональные, моти­вационные изменения, актуализирующие более продуктивный, который на первых порах распространяется диссипативно через «ненаблюдаемую экономику». Благодаря этому в изначально однородной среде хозяйственного метаболизма спонтанно возникают ра­дикальные инновации, которые стремительно ускоряют экономический рост и улучшают его качество.

Отсюда вывод, что, заботясь о большем прогрессе хозяйства, уси­лия нужно сосредоточить на его структурной перестройке с при­оритетом науке, образованию, высокотехнологичным производствам, информационной инфраструктуре, работающим на актуализацию и распространение более продуктивного закона поведения. Такой заботе не показан интеллектуальный патернализм. Она требует разборчиво относиться к роли «ненаблю­даемой экономики» в развитии хозяйства и обеспечивать совмещение односторонних, «плоскостных» представлений разных слоев общества о предпочтительном ходе экономиче­ских дел в его «объемном» образе, устраивающем всех. Это означает согласование их нетождественных интересов и взаимное дополнение их специфических взглядов на жизнь.

Здесь на первый план выходит проблема, как реализовать все это при неизбежном и необходимом участии государства, если, по меткому замечанию Союза граждан России, «…большая часть нашей полити­ческой элиты считает власть в первую очередь источником личного обогащения» и в исторически сложившихся условиях известными миру способами путы проистекающей отсюда коррупции никак не ослабить (без чего любые разумные инициативы касательно усилий государства, в том числе созвуч­ные вышеупомянутому, обречены на саботаж).

Давлением извне низвести озабоченность такой элиты своим бла­го­получием до пристойной, не удавалось нигде и никогда, а чтобы это случилось вследствие изменений её сознания, подкрепленных контролем общества, Западу потребовались века и нам быстрее не управиться. Но раз нет сил одолеть такую озабоченность, нужно не обольщаться иллюзиями, а пытаться из­влечь из неё пользу: в обозримые сроки России доступно, опи­раясь на то, что имеет (своего рода «экономический человек» в лице чи­новника – вот он, до правового же гражданского общества далеко), добиваться, чтобы именно под влиянием нацеленности политической элиты на собственное обогащение в ногу с ним улучшался быт всего населения.

Такое достижимо, если социальный статус чиновников, занятых регулированием хозяйства, жестко увязать с динамикой их оплаты, обусловив её экономическим индикатором, который бы зависел только от качества выполнения ими своего общественного предназначения и сигнализировал об успехах или банкротстве любой администрации как предпринимателя в указанной сфере. Для этого требуется определенная коррекция функций отдельных ветвей власти, порядка государственного регулирова­ния экономики, налоговой, бюджетной, денежно-кре­дитной систем, пра­вил оплаты госаппарата и ротации его кадров.

В докладе раскрываются эти коррективы (превращающие хозяйственную политику государства в свод приемлемых для всех конкретных экономически ответственных обязательств федерального правительства, региональных и местных администраций перед населением страны в целом и жителями соответствующих территорий, друг другом и бизнесом), а также – их логически закономерные последствия, рассматриваются предсказу­емые возражения и приводятся ответы на них.

Нелинейный налоговый механизм эффективного подавления инфляции

Налоги составляют преобладающую долю доходной части госбюджета стран с рыночной экономикой. Налоговая система России, действующая с 1992 г., характеризуется преобладанием фискальной функции при полном игнорировании регулирующих и стимулирующих экономику реального сектора функций [1]. В качестве основной модели для подражания была выбрана система налогообложения в странах ЕС с их относительно высокой ролью косвенных налогов, особенно налога на добавленную стоимость [2]. Однако, как показывают исследования, система налогообложения стран ЕС строилась длительное время и в настоящее время позволяет сдерживать кризис перепроизводства. Исходя из этого налоговая система России должна стимулировать экономические процессы и способствовать росту экономики реального сектора. Каков же должен быть в этом случае налоговый механизм, и в частности ставки налогов, пошлин, тарифов, акцизов, чтобы стимулировать экономику реального сектора и обеспечить без раскручивания спирали инфляции устойчивый экономический рост в период перехода к развитой рыночной экономики?

Понятно, что налоговое бремя надо снижать. Однако ясно и то, что на первых порах налоговые поступления в бюджет уменьшатся. Как быть?

Как правило, стабилизации экономики можно достичь путем снижения государственных расходов, введения прогрессивной шкалы налогообложения, сдерживания роста заработной платы, изменения количества находящихся в обращении денег. Однако такая «монетаристская» политика, как показывает российский опыт, не может ликвидировать кризис неплатежей, обеспечить промышленный рост, повысить благосостояние граждан [3]. Искусственное сдерживание в соответствии с монетаристскими рецептами роста денежной массы в экономике не смогло отменить обменную функцию денег, в качестве которых при бартерных операциях стал выступать любой товар. Однако необходимо признать, что  в условиях нестабильности национальной валюты – рубля покрытие дефицита государственного бюджета за счет эмиссии денег и выплаты задолженности по заработной плате бюджетной сфере может привести к увеличению неудовлетворенного для основной массы населения спроса на потребительские товары и, как следствие, к раскручиванию маховика инфляции.

Для решения данной проблемы рассмотрим нелинейную модель эффективного налогового механизма, обеспечивающего устойчивость экономического развития и подавление инфляции. Идея заключается в введении прогрессивной нелинейной шкалы налога не только на доходы юридических лиц, но и на торговые надбавки как в оптовом звене, так и в розничном. Математически это можно представить в виде монотонно возрастающей функции – зависимости ставки налога на добавленную стоимость или ставки налога с оборота от уровня торговой надбавки:

Здесь уНДС – уровень (ставка) налога на добавленную стоимость, а уТН уровнем торговой надбавки.

Графически подобная зависимость представлена на рис. 1. Данный механизм не позволяет продавцу, даже монопольно господствующему на каком-либо рынке, взвинчивать цену товара при увеличении спроса со стороны населения.

Введение данного нелинейного налогообложения позволит демпфировать (гасить) взлет розничных цен на товарных рынках страны, не прибегая к применению административных мер, таких, как ограничение торговой надбавки законодательным путем.

Литература:

1. Данчул А.Н., Корнеенко В.П. Системный анализ управления экономическими процессами. – М.: Изд-во РАГС, 2001.

2. Черник Д.Г., Починок А.П. и др. Основы налоговой системы. – М.: ЮНИТИ, 1998.

3. Курс переходной экономики. – М.: Финстатинформ, 1997.

Written by admin

Март 7th, 2016 | 3:28 пп