Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Проблемы оценки динамики экономического развития

В результате преобладающего развития в производственном секторе России монополизированных экспортоориентированных сырьевых отраслей бюджетообразующая функция и благосостояние российского общества оказалось тесно связанным с ценой на экспорт энергоносителей и разницей между внешними и внутренними ценами. Известные диспропорции, сложившиеся в экономической системе стали побудительным мотивом проведения анализа ролевых функций экономических и неэкономических институтов. Ограниченность временного отрезка повышающейся конъюнктуры цен на нефть выдвигает на первый план общественного внимания и научного осмысления проблему динамики, в частности скорости, темпа социально-экономических преобразований и постоянного мониторинга их направленности. Поставим следующие задачи: во-первых, рассмотреть содержательную часть понятия динамических процессов в экономике; во-вторых, проанализировать некоторые аспекты влияния условий их определяющих; в-третьих, сформулировать самые общие прогнозные характеристики развития хозяйственной конъюнктуры России.

1. Для осуществления настройки методологии анализа динамических процессов в экономике воспользуемся основными выводами, сделанными Н.Д.Кондратьевым. Подчеркнем его отношение к экономической действительности как к потоку непрерывных и многообразных изменений, а определение специфики динамической точки зрения в рассматривании экономических явлений в процессе изменения элементов и их соотношений и поиске закономерности в ходе самих изменений. Выделим ключевые понятия: «изменение» и «вариация элементов», а отсюда – время, скорость и частота изменений. Разграничим  динамические процессы по видам на качественные и количественные, а также эволюционные, необратимые, неповторяющиеся и волнообразные, обратимые, повторяющиеся. Воспроизведем разделение экономических элементов на изменчивые обратимо и имеющие сложную двухкомпонентную природу необратимости и обратимости, где первый компонент – общий рост и развитие, второй – скорость, темп этого роста и развития. Заметим, что к первой группе относятся ценностные показатели: изменение товарных цен, процента на капитал, заработной платы и др. и натуральные показатели: изменение процента безработных, количества банкротств и т.д. Вторую группу составляют показатели изменения: количества населения, размеров производства, объема товарооборота, запасов капитала, уровня потребностей, техники и т.д. Заметим наличие, в том числе, тех элементов, которые неоклассическая теория сознательно отсекла от анализа экономических процессов, а именно: изменения роста населения, технического прогресса, господствующих в экономике правовых установлений, смены поколений и амортизации фондов. Отчасти неоклассическая абстракция экономики была конкретизирована институционализмом. Одним из первых исследователей экономической динамики в институциональных установлениях выступил Р.Коуз. В этой связи интересен его подход к определению ренты с позиций динамического равновесия ожиданий и выбора и в его статике. В динамике рента представляет разницу между фактическим и наилучшим альтернативным использованием фактора производства, а в статике лишь некую специфическую деятельность в рамках осуществленного выбора. При поиске наилучшего альтернативного использования назовем ренту, как, впрочем, и любой экономический элемент, носителем потенциала оптимальности. Ожидания максимума, его выбор и последующая корректировка изменений и самого выбора становятся важнейшими условиями флуктуаций в поиске лучшей альтернативы развития. Вместе с тем, стремление к максимуму несет в себе элемент «порочной инициативы» нарушения оптимума, поиска его в откате, дисперсии стоимостных институтов, стабилизации и новом подъеме. Указанная дисперсия стоимостных институтов активизирует потребность и в смене прав собственности, и в обеспечении гарантий. Идет поиск равновесия между политической и экономической властью, властью и обществом для фиксации, консервации и аккумуляции эффекта изменений, фондирования и институционализации потоков социально – экономических процессов.

2. Проблема анализа характера условий хозяйственных процессов практически сводится к оценке благоприятных и неблагоприятных периодов развития, более или менее благоприятного стечения обстоятельств, в динамике представляющих собой экономическую конъюнктуру. Сведем различные условия хозяйственных процессов к наиболее общему понятию неэкономической среды. Конкретные параметры неэкономических факторов определят характер стечения обстоятельств экономических процессов. Для подхода к данной проблеме  воспроизведем положение Р. Коуза о зависимости ролевой функции закона и контракта от количественных параметров трансакционных издержек, когда закон либо безразличен к проблеме распределения ресурсов, либо играет ключевую роль. Функция максимизации ценности производства из института контракта перемещается в сферу компетенции закона, при изменении трансакционных издержек от нулевого до положительного значения. По нашему мнению, определение влияния правовых институтов на хозяйственные процессы посредством использования трансакционных издержек в качестве служебного показателя анализа экономической конъюнктуры может привести к интересным выводам. Оценка проблемы выбора с учетом прогнозных достижений экономического развития при альтернативных правовых институциональных установлениях Р. Коуза наталкивает на мысль, что преимущественно контрактное, закрепление функции максимизации ценности производства более соответствует периоду экономической экспансии, повышательной волне экономической конъюнктуры, а преимущественно законодательное улавливание данной функции происходит в период релаксации. Диспропорции максимизации частного интереса вынуждают общество включать экономико-правовые стабилизаторы. Отсюда, становятся вполне понятными периодические всплески проявления интереса законодателей и властных органов в целом, к вопросам максимизации ценности производства, фокусирующихся в одном из основных его факторов – ренте, причины переноса данной функции в неэкономическую сферу. Указанное явление выражается в цивилизационной форме в английской традиции борьбы с недобросовестным поведением контрагента путем попыток предусмотреть в контракте все возможные параметры, ведущие к отказу от сделки, и в  континентальной традиции, опирающейся в основном на арбитражные разбирательства. Кроме того, его проявления обнаруживаются в процессе борьбы между двумя носителями власти: экономическим и политическим. В той мере, насколько последние являются носителями власти информационной, они завершают публичность выражения данной функции спектаклем. Консервативная динамика институционального развития делает закон небезразличным к проблеме распределения ресурсов и должным сыграть ключевую роль в функции максимизации ценности производства. Снятие в правовом поле основных экономических противоречий, выражающихся в диспропорциональном характере отношений между основными факторами производства: трудом, капиталом и рентой становится неотложным условием стабилизации. По данным  Д.С.Львова в конце 90-х годов труд вносил в прирост ВВП в РФ – 5%, капитал – 20%, природно-ресурсная рента – 75%. При этом налоговая нагрузка распределялась в такой пропорции – труд – 70%, капитал -17%, рента – 13%. Налицо обратная зависимость между вкладом в прирост ВВП и тяжестью налогообложения, сложившаяся в конце 90-х и сохраняющаяся в данный момент. Устранение недооценки труда в приросте ВВП и его перенапряжения в налоговой нагрузке – существеннейший элемент балансировки частно- и народнохозяйственного развития. Выражаясь неоинституциональными категориями, необходимо установление равновесия между внешними и внутренними параметрами трансформационных и трансакционных издержек. В противном случае разовьется слабость взаимного формирования занятости основных факторов производства, экономической и неэкономической сферы в России из-за фактического рассогласования их оценки, истощения потенциала оптимальности экономических элементов, а также затормозится перелив ресурсов в неэкономическую сферу в части социальных издержек, в мере, необходимой для расширенного воспроизводства человека. Выяснение взаимовлияния экономических и неэкономических условий подводит к осознанию неэкономической действительности в качестве потока изменений, конкурирующего за занятость с экономическими процессами. Отсюда, благоприятные для повышения экономической конъюнктуры стечения обстоятельств становятся неблагоприятными для конъюнктуры неэкономической и наоборот. Экономический рост, основывающийся на постоянном поиске все более легких, клишированных условий приложения капитала, приводит к спаду в неэкономической сфере.

3. Первая семилетка нашего капиталистического развития закончилась в августе 1998 года, вторая может завершиться уже в 2005 году после снижения мировых цен на нефть. Замедление обвального спада может быть обусловлено накопленными золотовалютными резервами и привлечением инвестиций. В этом случае 7-9 процентный прирост ВВП сократится на величину, отражающую уменьшение цен на нефть и составит 2-4 %. Напомним, что даже 6 процентный прирост достаточен лишь для того, чтобы не увеличилось отставание РФ от развитых стран по уровню ВВП на душу населения. При этом, мы продолжаем соревноваться сами с собой медленно «выползая» из «ямы» спада промышленного производства 1998 года к показателям 1993. Экономика занимается «самолечением». В случае нереализации законодательных мер по смене приоритетов в налогообложении и непроведении других инициатив по снятию дисбаланса развития основных факторов производства после серьезного спада может наступить фаза длительной депрессии. Для лучшего понимания характера возможной депрессии следует рассмотреть некоторые следствия из наблюдений Н.Д. Кондратьева над большими, 50-60 летними циклами хозяйственного развития. По его расчетам повышательная волна третьего цикла началась в 1890-1896 и закончилась в 1914-1920 годах. Отсюда – понижательная волна должна была завершиться в 1944-1950 годах. Следующий полный четвертый цикл соответственно должен был закончиться, скорее всего, в 1994-2004 годах. На наш взгляд, Россия прошла предполагаемое завершение в 1993-1998 году. Если следовать данной логике, с 1998 года начинается новый долгосрочный  подъем пятого цикла. Вместе с тем, рост в экономической сфере должен быть обеспечен развитием неэкономической сферы в период экономического спада. Для наших дальнейших рассуждений важно теоретическое положение, выдвинутое Н.Я. Петраковым, о разделении инвестиционного ресурса на интенсификационную и стабилизационную часть, которое, на наш взгляд, вытекает из расширительной трактовки вывода Н.Д. Кондратьева о двойственной природе экономических элементов. Отсюда возникает вопрос обеспеченности указанного подъема не только интенсификационным инвестиционным ресурсом, но и накопленным запасом прочности неэкономической сферы в период социальной стабилизации. Не требует доказательств констатация факта слабости потенциала стабилизации в неэкономических отраслях: науке, образовании, здравоохранении, обеспечении безопасности людей и правопорядка в результате действия пертурбационных факторов системного кризиса 1980-1990 годов. Таким образом, спецификой возможной повышательной волны хозяйственного развития является ее начало в условиях истощенности стабилизационных фондов неэкономической сферы, необходимостью синхронизации интенсификации и стабилизации. Достижение указанной цели следует обеспечить опережающим темпом развития неэкономической сферы при относительном росте экономической для неувеличения разрыва в производстве ВВП на душу населения между Россией и развитыми странами. Реализация подобной задачи может быть решена через ключевую роль закона в распределении материальных фондов для максимизации ценности производства, капитализации человеческих ресурсов. Вместе с тем, нынешнее положение человека труда, представляющего самую широкую «питательную среду» процесса капитализации в производственной и непроизводственной сфере, характеризуется лишь медленным отходом от подрыва самих основ жизнедеятельности и далеко даже от простого воспроизводства. По этой причине, по нашему мнению произойдет «вырождение» большого цикла в малый с удлинением фазы спада и депрессии.

Written by admin

Март 7th, 2016 | 3:21 пп