Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Информационная война и ее влияние на современную политику

Информационная сфера является системообразующим фактором жиз­ни общества и активно влияет на состояние политической, экономиче­ской, оборонной и других составляющих безопасности индустриально развитого государства. Вследствие этого национальная безопасность страны существенным образом зависит от обеспечения информацион­ной безопасности, и в ходе развития технического прогресса эта зави­симость возрастает.

Андрей ГАЛАКТИОНОВ — капитан 1-го ранга, военный комендант российского гарнизона г. Севастополя

Возникновение информационно­го общества, сменившего общество индустриальное на современной стадии эволюции общественных от­ношений, привело к пересмотру старых положений в политике в це­лом и в геополитике в частности. При этом современное информаци­онное общество устанавливает но­вые геополитические приоритеты, определяющие направления дея­тельности структур государствен­ной власти в информационном (информационно-психологическом) пространстве.

В этих условиях неотъемлемой составляющей, основным инстру­ментом политического принужде­ния и достижения геополитических целей стала информационная вой­на. Она может заметно изменить направленность геополитических процессов и отношений, а также привести к смещению геополитиче­ских центров. При этом в послед­нее время в сфере информацион­ной войны акценты явно смещены в сторону информационно-психологического воздействия.

Информационно-психологическая война — это распространение по информационным каналам про­тивника и в мировом информаци­онном пространстве дезинформа­ции, тенденциозной информации или специально подготовленной и обработанной информации для воз­действия на оценки, намерения и ориентацию населения и лиц, при­нимающих решения, с целью формирования общественного мнения, выгодного для воздействующей сто­роны.

В мирное время основной целью информационного противоборства является решение двух взаимосвя­занных задач:

•    обеспечение национальных ин­тересов путем комплексного влияния на информационное пространство государства, явля­ющегося объектом воздействия, таким образом, чтобы перефор­мировать его в состояние «уп­равляемого театра действий»;

•    защита собственного информа­ционного пространства от ана­логичных действий потенциаль­ного противника.

«Защита нашей национальной безопасности — народа, территории и образа жизни — является главной задачей и конституционной обязан­ностью моей администрации» — так считал бывший президент США Б. Клинтон.

Психологические средства веде­ния информационной войны, в по­нимании американских экспертов, относятся к области использования информации против человеческого интеллекта. По американской тер­минологии выделяются четыре ос­новных категории таких средств:

•    операции против воли нации;

•    операции против командования противника;

•    операции против вражеских войск;

•    операции на уровне националь­ных культур.

Информационная война значи­тельно «рентабельнее», употребляя экономическую терминологию, не­жели война обычная: во-первых, затраты на организацию и проведе­ние информационных мероприя­тий, направленных на достижение геополитических целей, значитель­но меньше, чем на ведение прямых военных действий; во-вторых, пол­ностью сохраняется экономическая инфраструктура государства, про­тив которого направлена «инфор­мационная агрессия», и эта инфра­структура может быть затем ис­пользована в интересах государст­ва-победителя.

По меткому выражению Φ. Эн­гельса, «политика — это служанка экономики». Перефразируя знаме­нитое высказывание К. Клаузеви­ца о войне, можно сказать, что «война — есть продолжение эконо­мики, только иными средствами». То есть с экономической точки зре­ния информационная война значи­тельно более «выгодна», так как позволяет при меньших затратах достичь тех же, а может быть, и больших результатов, чем при ве­дении обычных боевых действий.

Военных теоретиков США ни­когда не покидала мысль реализо­вать принцип ведения войны «на чужой территории и малой кро­вью», а желательно вообще без по­терь для американских войск. От­цом нового подхода считается Э. Маршалл — начальник Управле­ния стратегических оценок Минис­терства обороны США, который участвовал в разработке практиче­ски всех военно-политических и стратегических концепций воору­женных сил: «контрсилового» уда­ра вместо «контрценностного», борьбы со вторыми эшелонами, стратегии «соперничества» и дру­гих, направленных на максималь­ное снижение ущерба для США и их вооруженных сил в будущей войне.

Отсутствие международных и национальных правовых норм, на основании которых в мирное время (при отсутствии официального объявления войны со стороны агрессора) возможно юридически квалифицировать враждебные дей­ствия иностранного государства в информационной сфере, а также отсутствие четких, однозначных, закрепленных юридически крите­риев оценки материального, морального, иного ущерба, наноси­мого агрессивными действиями противника, позволяет активно использовать средства информаци­онной войны в качестве основного способа достижения геополитичес­ких целей.

Эти принципиальные изменения существенным образом модифици­руют основы национального могу­щества, характер геополитической конкуренции и роль государства в регулировании общественных от­ношений.

Геополитическую конкуренцию XXI в. начинают определять тех­нологии, основанные на информационно-коммуникационных си­стемах, располагающих возмож­ностями внедрения в массовое сознание чужеродных культур и поведения людей, социальных групп и отдельных народов в со­ответствии с целями организаций и государств, применяющих та­кие технологии.

У государств, использующих но­вые технологии, появляется воз­можность влиять на процессы гло­бализации таким образом, чтобы осуществлять локализацию интел­лекта и финансовых ресурсов на чужих территориях, стимулируя «утечку мозгов» и капиталов в пост­индустриальные страны за счет де­градации «осваиваемых» террито­рий. Переход информации в раз­ряд важнейших ресурсов челове­чества вызывает к жизни и проблему борьбы за обладание этим ресурсом.

Целью информационной войны, исходя из американских руководя­щих документов, уже в мирное вре­мя является создание такой обста­новки, которая бы вынуждала ру­ководство противостоящей сторо­ны (или союзников) принимать выгодные для США решения.

Для реализации концепции ин­формационной войны в США есть все необходимые условия:

•    создана теоретическая база ин­формационной войны, которая уже прошла успешную проверку практикой в ходе локальных во­оруженных конфликтов;

•    теоретические положения за­креплены директивными и ус­тавными документами на всех уровнях;

•    выполнен огромный, по сравне­нию с другими государствами, объем работы по созданию соот­ветствующих структур, на кото­рые возлагаются задачи по веде­нию информационной войны.

В этом контексте становится по­нятным постоянное увеличение правительством США ассигнова­ний на развитие и совершенствова­ние информационных технологий. Так, если в 1980 г. на их приобре­тение тратилось около 8 млрд дол­ларов, то в 1994 г. — уже свыше 25 млрд [1 ].

Наряду со старыми средствами воздействия (дезинформация, пропаганда и агитация и пр.) по­явились и новые (нейролингвистическое программирование, эриксонианский гипноз, лингвистичес­кое противоборство и пр.), а так­же принципиально новыми стали средства получения и доставки ин­формации. Это системы глобаль­ного телерадиовещания, например CNN, при помощи которых до­ступными во многих странах мира становятся как реально происхо­дящие события с соответствующи­ми комментариями, так и специ­ально подобранные факты и аргу­менты.

В настоящее время прослежива­ются два уровня реализации кон­цепции информационной войны:

•  государственный уровень — ор­ганизация целенаправленного информационно-психологического воздействия на потенци­альных противников (недруже­ственные государства, но, воз­можно, и союзников) с целью оказания влияния на процессы принятия решений высшим во­енно-политическим руководст­вом в выгодном для США на­правлении.

Способами воздейст­вия являются: политические, дипломатические и экономичес­кие акции, психологические операции, подрывные и демора­лизующие пропагандистские действия, содействие оппозици­онным и диссидентским движе­ниям, оказание всестороннего влияния на политическую и культурную жизнь с задачей раз­вала национально-государствен­ных устоев общества, проникно­вения в систему государственно­го управления и другие;

•     военный уровень — в рамках Министерства обороны, штабов видов войск, объединенных ко­мандований комплекс меропри­ятий, направленных на дости­жение «информационного гос­подства» над противником и за­щиту своих систем управления от аналогичных действий проти­воборствующей стороны. Эти меры предусматривают самое широкое внедрение и использо­вание в войсках технологичес­ких достижений (в особенности в таких ключевых областях, как разведка и радиоэлектронная борьба), а также разработку со­ответствующих концепций стро­ительства вооруженных сил и обеспечения боевых действий. В ходе информационного проти­воборства используются информационно-психологические средства и методы, реализуемые в отноше­нии индивидуального, группового и массового сознания, а также ин­формационно-технические средст­ва и методы, реализуемые в отно­шении информационно-техничес­ких систем и комплексов.

В духовной жизни общества деформация системы массового информирования как за счет мо­нополизации средств массовой ин­формации, так и за счет неконтро­лируемого расширения сектора зарубежных средств массовой ин­формации в национальном инфор­мационном пространстве приво­дит к деградации национального культурного наследия, нарушению общественной стабильности, нане­сению вреда здоровью и жизни граждан вследствие распростране­ния ортодоксальных течений ми­ровых религий и агрессивных ре­лигиозных сект, неспособности об­щества обеспечить формирование у подрастающего поколения и под­держание в обществе общественно необходимых нравственных цен­ностей, патриотизма и граждан­ской ответственности за судьбу страны.

Более того, происходит процесс постепенного перерастания внеш­ней (информационно психологиче­ской) угрозы во внутренние угро­зы, непосредственно связанные с приходом во взрослую жизнь ново­го поколения граждан, выросших и воспитанных на видоизмененной системе ценностей.

Сегодня Россия нуждается в со­здании эффективной системы госу­дарственного противодействия опе­рациям информационно-психоло­гической войны, рассматриваемой иностранными государствами как эффективный инструмент реализа­ции внешней политики.

Эта задача требует поиска такой модели государственного и общест­венного развития, которая позво­лила бы системе политических, со­циальных, психологических отно­шений современного российского общества стабильно, устойчиво и интенсивно развиваться в услови­ях, когда политическая сфера фор­мирующегося информационного общества превратилась в сферу ин­формационного противоборства — пространство информационно-пси­хологических конфликтов высокой интенсивности и социальной опас­ности [2].

Ситуация в данной области оп­ределена противоречием между объективной потребностью в созда­нии такой системы и низкой степе­нью готовности современного рос­сийского общества оказывать активное сопротивление любым попыткам манипулирования обще­ственным сознанием, поскольку в массовом сознании граждан еще только формируется понимание той угрозы, которую могут нести совре­менные комплексные технологии скрытого информационного воз­действия, используемого в полити­ческих целях.

В условиях формирования ин­формационного общества инфор­мационно-психологическое воздей­ствие — наиболее эффективный и универсальный инструмент внеш­ней и внутренней политики, предо­ставляющий силам, участвующим в политической борьбе, уникальные (в том числе по поражающей мо­щи) возможности для скрытого уп­равления политической системой, нанесения ущерба политическим оппонентам и манипулирования ими в собственных целях, т.е. именно те возможности, обладать которыми стремятся любые поли­тические силы.

Именно стремление политичес­кой элиты ведущих стран мира обладать такими возможностями, существование заказчиков этой продукции и наличие быстро расту­щего рынка ее потребителей спо­собствуют быстрому развитию и со­вершенствованию организацион­ных, технологических форм и ме­тодов информационной войны, которые становятся обязательным элементом современной политичес­кой борьбы. Сложившаяся про­блемная ситуация в данной области определяется несоответствием тем­пов развития организационных технологий информационно-психо­логической агрессии и технологий психологической защиты сознания, системы ценностей и психического здоровья общества от негативного информационно — психологического воздействия.

Сегодня только государство в со­стоянии обеспечить надежную за­щиту общества и его граждан от масштабной внешней информаци­онно-психологической агрессии.

Это требует от системы государ­ственной власти и управления раз­работки и осуществления цивилизо­ванных, демократических, но зако­нодательно жестко выраженных, форм и методов воздействия в целях формирования и распространения духовных ценностей, отвечающих национальным интересам страны, воспитания гражданского и патрио­тического долга и защиты от враж­дебной или недружественной пропа­ганды, открытого провозглашения государственной, официальной иде­ологии, приемлемой для большинст­ва населения и учитывающей куль­турные и исторические традиции нашей многонациональной страны. Лишь на основе такой обществен­ной идеологии могут быть вырабо­таны четкие критерии оценки угроз информационной безопасности, ос­новные приоритеты и национальная политика в этой сфере.

Литература

1. Скворцов Α., Клолков Α., Турко М. Использование геополитических факто­ров в интересах решения задач нацио­нально-государственной безопасности //Военная мысль. 1995. С.15-23.

2. Манойло А.В. Государственная инфор­мационная политика в условиях информационно-психологической войны: ав­тореферат докт. диссертации. М., 2004. С.3-6.

Written by admin

Январь 10th, 2016 | 3:37 пп