Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Зарубежный опыт управления инвестиционным сектором в экономике

Набор работающих инструментов инвестиционной политики в зарубеж­ной практике разнообразен. Поэтому необходимо уяснить, какие инст­рументы будут оптимально функционировать и каков будет при этом результат управления и развития инвестиционного сектора в экономи­ке. В этом случае полезен опыт государственного регулирования инве­стиций в высокоразвитых странах, т.к. он указывает на существование моделей, объединяющих несколько инструментов.

 

Анна ЛУПАШКО — соискатель кафедры теории и практики государственного регулирования рыночной экономики РАГС

Основываясь на мировом прак­тике, можно выделить 3 крупные модели инвестиционной политики, которые избирают основным прин­ципом тот или иной аспект управ­ления инвестиционным сектором в экономике. Так, в первой модели упор делается на налоговые стиму­лы для частных инвестиций; во второй — на государственное фи­нансирование инвестиционных проектов и программ; в третьей модели основным становится пре­одоление недостатков координа­ции участников инвестиционного процесса и создание эффективных механизмов по согласованию инте­ресов различных инвесторов, включая и само государство. При этом роль последнего заключается в создании необходимой инфраст­руктуры и поощрении вложений ресурсов в человеческий, интел­лектуальный капитал.

На практике эти модели оказа­лись достаточно успешными, по­этому их рассмотрение необходимо для выработки адекватной страте­гии развития инвестиционного сектора в российской экономике.

Рассмотрим реализацию таких моделей на примере экономик не­которых высокоиндустриальных стран.

В рамках американской модели ключевая роль в государственной инвестиционной политике сводит­ся к налоговым инструментам. Кроме этого, осуществляется по­следовательная либеральная мак­роэкономическая политика, на­правленная на стабилизацию раз­вития инвестиционного сектора с помощью рыночных цен и про­центных ставок.

При этом банкам отводится подчиненная роль, а ключевым механизмом контроля за эффективностью распределения инвестиционных ресурсов оказы­вается фондовый рынок. Именно развитой рынок ценных бумаг яв­ляется необходимым элементом ус­пешной реализации данной модели в экономике США. Государство лишь способствует решению про­блемы координации путем сбора, анализа и распространения инфор­мации о состоянии и прогнозе раз­вития экономики, осуществляя в нее инвестиции. При наличии не­обходимых предпосылок модель обеспечивает эффективное рас­пределение инвестиционных ре­сурсов. В целом недостатком моде­ли можно считать отсутствие спе­циальных стимулов к сбережению и невозможность резкого увеличе­ния накопления.

Японская модель строится на активном партнерстве между госу­дарством и частными инвесторами. Органы власти осуществляют кон­троль над банковской сферой и са­мостоятельно мобилизуют сбере­жения населения, предоставляя их средства на льготных условиях фирмам и корпорациям в обмен на соблюдение принятых на себя обя­зательств. При этом инвестиции в инфраструктуру прямо координи­руются с проектными потребностя­ми конкретных хозяйственных си­стем. А роль координатора берут на себя организуемые государст­вом консультативные советы. Пре­имуществом модели является воз­можность эффективной мобилиза­ции ресурсов для их последующего инвестирования. Недостатками же становятся политизация процесса планирования инвестиций и воз­можное нежелательное изменение ключевых денежно-кредитных па­раметров, а также коррупция по­литических кругов.

Таким образом, в США и Япо­нии ключевым для реализации эф­фективных моделей инвестицион­ной политики является формиро­вание целого ряда институтов, необходимых для создания благо­приятного инвестиционного кли­мата. Одновременно любая успеш­но действующая модель опирается на фундамент рыночной системы и наиболее полным образом исполь­зует ее сильные стороны для разви­тия инвестиционного сектора в на­циональной экономике [ 1 ].

Зарубежный опыт показывает, что обеспечить удовлетворение по­требностей российской экономики в инвестициях на современном эта­пе без участия государства невоз­можно. Линия на вытеснение госу­дарства из инвестиционного секто­ра противоречит позитивному международному опыту преодоле­ния кризисных ситуаций в эконо­мике. В частности, речь идет о выпуске государственных или га­рантированных государством об­лигаций под конкретные инвести­ционные проекты и программы. Например, в Японии облигации выпускаются государственной до­рожной корпорацией, корпораци­ей жилищного строительства, кор­порацией по финансированию ме­стных государственных предприя­тий, специальными корпорация­ми, действующими в области раз­вития инфраструктуры, и т.д. В Германии к выпуску облигаций на цели развития прибегают такие го­сударственные институты, как фе­деральная почта и некоторые же­лезные дороги с государственным участием. В отличие от этого в практике России пока совершенно не используется эмиссия государст­венных ценных бумаг под конкрет­ные инвестиционные проекты и программы, и не активизирова­лись с ее помощью инвестиции в экономику.

Таким образом, государство как потенциальный инвестор ре­альной экономики принимает по­ка еще слабое участие в ее струк­турно-промышленной перестрой­ке. С одной стороны, в разы снижены объемы прямых государ­ственных инвестиций, что яви­лось объективным следствием пе­рехода к рыночной экономике, а с другой — государство не стремится сформировать и воспроизвести собственный инвестиционный по­тенциал.

Поэтому необходимо создать си­стему обращения национального капитала, которая позволяла бы свободно переливаться доходам в капитал и наоборот. На практике это означает активизацию всех ор­ганизационных и финансовых мер по формированию емкого внутрен­него рынка капитала. Имеющиеся же у государства ресурсы целесо­образно направить на поддержку тех глобальных инвестиционных проектов и программ, финансиро­вание которых не под силу отдель­ным фирмам, предприятиям и их комплексам.

В управлении инвестиционным сектором в экономически разви­тых странах заметное место зани­мают специализированные небан­ковские кредитно-финансовые ин­ституты, участвующие в накопле­нии и мобилизации денежного капитала. К их числу относятся: страховые компании, пенсионные фонды, ссудо-сберегательные ас­социации, строительные общест­ва, инвестиционные и финансо­вые компании, благотворительные фонды, кредитные союзы и др. При этом в разные годы эти инсти­туты существенно потеснили бан­ки в аккумуляции сбережений на­селения и стали важными постав­щиками ссудного капитала. Пото­му интерес к организации деятельности данных институтов очевиден и обусловливает необхо­димость изучения особенностей их функционирования для возможно­го использования в российской практике.

Существует такая тенденция в мировой практике: чем выше сте­пень развития экономики той или иной страны, тем сильнее ее стра­ховые компании, тем шире их уча­стие в процессе расширенного вос­производства. Например, в США и Канаде ценные бумаги частных корпораций и ипотека составляют 80% всех активов, в Англии — бо­лее 50%, в Германии — свыше 60%, в Италии — около 50%.

Основные потоки ссудного ка­питала страховых компаний на­правляются в монополизирован­ные, но в то же время инновацион­но-ориентированные отрасли с высокими темпами роста и интен­сивным развитием. Однако в каж­дой стране существует собственная отраслевая структура капитало­вложений страховых компаний, которая определяется конкретны­ми потребностями экономики. Так, в США облигации химичес­кой, нефтяной и нефтеперераба­тывающей, электронной и маши­ностроительной отраслей составля­ют 25% всего портфеля облигаций страховых компаний. В ФРГ, Анг­лии, Франции и Италии основной поток капитала страховых компа­ний направляется в энергетичес­кую, химическую, электротехниче­скую и машиностроительную про­мышленность. В Японии же 30% всех ссуд страховых обществ ис­пользуются в базисных отраслях экономики, таких как электро­энергетика, черная металлургия, угольная промышленность. При этом страховые компании занима­ют достойное место также в фи­нансировании транспортных и торговых монополий.

Большая аккумулирующая спо­собность и устойчивость в накопле­нии капитала страховых компаний привели к тому, что они стали не­отъемлемой частью финансового и инвестиционного рынков в высо­коразвитых странах. В связи с этим возникает вопрос о степени государственного регулирования формирования и развития в них страхового бизнеса.

Государство создает благопри­ятные условия в отношении капи­таловложений страховых компа­ний. В Англии, например, прави­тельство не осуществляет регули­рование портфеля инвестиций и сфер вложения страховых компа­ний. В результате они имеют боль­шие возможности для размещения своих денежных фондов в наибо­лее прибыльных отраслях. Разуме­ется, такая политика английского правительства на протяжении многих лет способствовала увели­чению акций корпораций в порт­феле страховых компаний.

Во Франции и Италии, где вы­сока доля государственной собст­венности и сравнительно велики масштабы вмешательства государ­ства в экономику, законодательст­во ориентирует страховые компа­нии на вложения в государствен­ные ценные бумаги.

Помимо регулирования в облас­ти налогов и капиталовложений, существует еще система государст­венного надзора за деятельностью страховых компаний, что обязы­вает их публиковать и представ­лять отчеты, устанавливает усло­вия деятельности, госнадзор про­водит также обследования и реви­зии.

В отличие от США, где регули­рование находится в ведении шта­тов, в других развитых странах страховой надзор проводят органы центральной власти. Как правило, для этого создаются специальные отделы в министерствах финансов или торговли (например в Англии, Франции, Италии).

Между тем степень страхового надзора в различных странах дале­ко не одинаковая. Так, в Австрии, Греции, Швеции, Голландии и Швейцарии страховые компании практически находятся под кон­тролем государственного надзора, а в Бельгии, Дании, Франции и Италии регулируются только от­дельные виды страхования. Все это указывает на различия между странами в области надзора, кото­рые обусловлены характером вме­шательства центральной власти в организацию страхового бизнеса.

И определенная либерализация за­конодательства в отношении стра­ховых компаний ряда стран вызва­на их тесными связями с государ­ством, т.к. они прежде всего слу­жат его кредиторами и являются крупными держателями его цен­ных бумаг. А это как раз свиде­тельствует о тесном сотрудничест­ве между государством и страхо­вым бизнесом.

Интересен также опыт сектора коллективных инвестиций в стра­нах ОЭСР [2], где существуют 3 основные юридические структуры коллективного инвестирования. В их числе: корпоративная форма («Corporate Form»), когда коллек­тивные инвестиции консолидиру­ются в отдельном корпоративном юридическом лице, а его акционе­рами являются инвесторы; форма траста («Trust Form») и договор­ная форма («Contractual Form»), когда коллективные инвестиции оформляются контрактом.

Индустрия коллективного инве­стирования диверсифицировала круг инвестиционных возможнос­тей и привела к созданию сектор­ных фондов («Sectoral Funds»), индексных фондов («Index Funds»), фондов стран с переход­ной экономикой («Emerging Market Funds») и фондов размеще­ния активов («Asset Allocation Funds»). Банки, которым ранее за­прещалось участвовать в распрост­ранении услуг коллективного ин­вестирования, осуществили про­рыв благодаря росту специальных контрибуционных пенсионных планов («Defined Contribution Pen­sion Plan»). И к концу 1990-х гг. почти 1/2 активов индустрии кол­лективного инвестирования были вложены в инвестиционные проек­ты и программы с отсрочкой упла­ты налогов («Tax — Deferred Products»).

В Европе экспансия была даже более быстрой, чем в США, хотя с низкой базой, поскольку многие европейские страны не отличались высокоразвитым сектором коллек­тивного инвестирования в начале 90-х годов прошлого столетия. В связи с этим наблюдался заметный сдвиг распределения средств в на­правлении коллективных стран — инвесторов, где инструменты кол­лективного финансирования нахо­дились в зачаточном состоянии или были элементарными.

Индустрия коллективного инвестирования в Европе достигла значительного развития благодаря Директиве Со­вета ЕС от 20 декабря 1985 года о координации законов и других нормативных актов, регулирую­щих институты коллективного ин­вестирования в обращаемые цен­ные бумаги (ЮКИТС), которая ус­тановила их стандарты, сделав одинаковыми для всех коллектив­ных стран — инвесторов.

В современных условиях роль финансового рынка, в т.ч. рынка ценных бумаг, становится важ­ным фактором развития инвести­ционного сектора в экономике. Как показывает практика, наблю­дается постоянный рост в абсо­лютном и относительном выраже­нии сектора корпоративных цен­ных бумаг. Например, капитали­зация мировых рынков акций за период 1980 — 1999 гг. выросла почти в 13 раз при росте совокуп­ного ВВП за тот же период при­мерно в 2,5 раза. В то же время соотношение между частной за­долженностью и мировым ВВП за период 1990-1999 гг. повысилось с34до56% [3]. Такое увеличение произошло в основном за счет США, стран Западной Европы и благодаря сокращению государст­венных заимствований и роста трансграничных операций.

Как показывает зарубежная практика, банковский сектор ус­тупает свою роль в механизме пе­рераспределения инвестиционных ресурсов рынку ценных бумаг. Мировой тенденцией становится сокращение доли коммерческих банков в финансовых активах фирм и рост доли институтов цен­ных бумаг. Поэтому в последнее время в экономически развитых странах инвестирование путем эмиссии ценных бумаг получило преимущественное развитие по сравнению с банковским кредито­ванием.

Несмотря на явное усиление ро­ли рынка ценных бумаг, механиз­мы финансового обеспечения эко­номического роста через него и по­средством банковского кредитова­ния не следует противопоставлять. Так, рынок ценных бумаг должен стать основным источником инвес­тиций в целях обновления основ­ного капитала, расширения вос­производства, а банковский кредит может служить вспомогательным ресурсом стабилизации денежных потоков. При этом рациональное соотношение между этими меха­низмами установится не сразу, т.к. является долгосрочным многофак­торным процессом.

Поэтому не случайно одной из ключевых мировых тенденций ста­ло существенное изменение струк­туры находящихся в обращении финансовых инструментов рынка в пользу инструментов реального сектора — корпоративных ценных бумаг и производных от них фи­нансовых инструментов.

Таким образом, зарубежный опыт свидетельствует, что роль рынка ценных бумаг как механиз­ма аккумуляции и перераспределе­ния капиталов в развитии инвести­ционного сектора в современных условиях усиливается. Кроме того, значимой тенденцией является возрастание роли и значения инди­видуальных инвесторов. Однако речь идет не только о прямом вло­жении инвесторами средств в цен­ные бумаги различных компаний, но также о косвенном инвестиро­вании с использованием разнооб­разных форм коллективного инве­стирования, действующих в индус­триально развитых странах.

На основе вышеизложенного важное значение имеет зарубеж­ный опыт для стран, заинтересо­ванных в поисках форм оптималь­ного взаимодействия между госу­дарством и частным бизнесом по вопросам коллективного инвести­рования.

Анализ экономических публи­каций, посвященных партнерству государства и бизнеса («Private Public Partnership» — РРР), позво­ляет сделать следующий вывод. Концепция такого партнерства предполагает развитие любых до­говорных отношений, регулирую­щих сотрудничество и взаимодей­ствие государства и бизнеса для оказания общественных услуг, со­здания или модернизации общест­венной инфраструктуры, развития других сфер, затрагивающих об­щенациональные интересы.

Поэтому основным принципом построения концепции «РРР» яв­ляется то, что государство опреде­ляет, в каких услугах и инфраст­руктуре оно нуждается, а частные инвесторы выдвигают предложе­ния, соответствующие требовани­ям государства. Концепция парт­нерства государства и частного бизнеса осуществляется в опреде­ленном порядке и предполагает следующие этапы:

1.   Частные инвесторы планиру­ют, осуществляют разработку про­екта, в рамках которого сооружа­ют и частично управляют объектом инвестиций в соответствии с госу­дарственными заданиями.

2. Происходит софинансирование инвестиции государством, в т.ч. в форме платы за пользование различными объектами инфраст­руктуры.

3. Заключаются долгосрочные договора, содержание и структура которых характеризуются способа­ми и сроками платежей, зависимо­стью от качества продукции (ра­бот, услуг).

4.   Осуществляется переход объ­ектов инвестиций по истечении срока договоров в частную или го­сударственную собственность.

Таким образом, в рамках парт­нерства с частным бизнесом госу­дарство играет важную роль, с од­ной стороны, как пользователь продукции, работ, услуг, оказыва­емых в рамках инвестиционных проектов и программ, а с другой — как субъект, устанавливающий ра­мочные условия их реализации.

С учетом вышеизложенного партнерство государства и частно­го бизнеса позволяет использовать их интегрированные ресурсы для развития инфраструктуры, повы­сить качество и увеличить объем общественных услуг и тем самым избавить государство от специфи­ческих заказов и возникающих ри­сков по их исполнению.

Литература

1. Инвестиционная политика в переход­ной экономике. Государственная эконо­мическая политика / под. ред. А. В. Си- доровича. М., 1998. С.213-243.

2. Хмыз О. Особенности коллективного инвестирования в странах ОЭСР / О. Хмыз // Вестник Московского ун-та. Сер. 6. Экономика. 2004. № 1. С.57; Delwaide Η. The Legal Framework of Investment Funds and Companies in Belgium / H. Delwaide // Journal of Financial Economics. 1999. № 53.

3. Рубцов Б.Б. Мировые рынки ценных бу­маг / Б.Б. Рубцов. М., 2002. С.22, 52.

Written by admin

Январь 10th, 2016 | 3:34 пп