Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов



Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Загадка происхождения первого русского

Евгений Пчелов — кандидат исторических наук Института Российской истории РАН

862 г., как рассказывают русские летописи, варяжский конунг Рюрик с двумя братьями прибыл на Русь и основал вели­кую династию, правившую на протяжении 740 лет. Он стал родоначальником огромного числа княжеских и дворянских фамилий, составивших гордость и славу Отечества. Князья Горчаковы, Волконские, Одоевские, Щербатовы, Долгоруковы, Оболенские, Пожарские, Шаховские, Шуйские и многие другие роды ведут свое происхождение от князей Рюриковичей. Потомками Рюрика были и знаменитый князь Андрей Курбский, и князь-кесарь Федор Юрьевич Ромодановский; историки — В.Н.Татищев и князь М.М.Щербатов; композиторы- М.П.Мусоргский и М.А.Огинский; поэты — И.И.Дмитриев и князь П.А.Вяземский: архитекторы — князь Д.В.Ухтомский и П.М.Еропкин: адмирал З.П.Рожественский и философ Н.Ф.Федоров. По женской линии-А.С.Пушкин, граф Л.Н.Толстой, Д.В.Веневитинов, П.Я.Чаадаев, М.М.Херасков, Д.И.Фонвизин, А.С.Даргомыжский, А.Ф.Львов, Е.П.Блаватская, В.Д.Поленов… Революционеры Рюриковичи — князья Кропоткин и Хилков боро­лись против самодержавия, которому служили Рюриковичи Витте и Столыпин, а Рюрико­вич князь Г.Е.Львов возглавил первое Временное правительство. Благодаря большому числу родственных связей чуть ли не все европейские августейшие династии оказались потомками Рюрика. Тем интереснее для нас вопрос о происхождении этого рода, ставшего уникальным генеалогическим и культурным явлением русской истории.

О чем спорят историки?

Происхождение первого рус­ского князя, как и вообще началь­ная русская история, до сих пор окутаны тайнами и загадками. Известные исторические источ­ники, прежде всего летописи, первое место среди которых за­нимает «Повесть временных лет», не оставляют никаких сомнений в скандинавских корнях Рюрика и его преемников. Однако еще до­революционные историки выдви­гали иные гипотезы. Конечно, проблема эта напрямую связана с дискуссией по так называемой норманнской теории, начало ко­торой относится к XVIII веку.

Официальная советская исто­риография объявила создателя­ми этой теории трех ученых. Один из них — Готлиб Байер яв­лялся крупным востоковедом и находился в первом составе со­зданной в 1725 г. Петербургской академии наук. Другой — Герард Миллер был историком, приняв­шим участие в знаменитой Ве­ликой Северной экспедиции 1733-1743 гг. В составе одного из отрядов Миллер работал в Сибири над сбором источников по русской истории, и это собра­ние даже сейчас является бес­ценным кладезем для современ­ных исследователей. Третий — Август Шлецер издал свои ос­новные работы уже на рубеже XVIII и XIX вв. Его труд «Нестор» был первым серьезным исследо­ванием «Повести временных лет», не потерявшим своего зна­чения до сих пор. Все трое в сво­их трудах отмечали, во-первых, скандинавское происхождение самого слова «Русь», а во-вторых, писали о значительной, если не решающей, роли варягов в про­цессе образования Древнерус­ского государства.

Эти идеи ба­зировались на анализе сведений исторических памятников, се­рьезное изучение которых еще только начиналось, и опреде­ленные крайности тех или иных суждений были естественны. Однако идея хоть какого-то ино­земного влияния на русскую ис­торию была настолько ненави­стна советским «патриотам», что вышеназванные имена фигури­ровали в исторических трудах советской эпохи исключительно с бранными эпитетами. Ну и, ко­нечно, главное «прегрешение» всех троих было очевидно — не­мецкое происхождение.

Борцом с иностранным заси­льем был Михайло Ломоносов. Он действительно написал свою русскую историю, где с патрио­тических позиций опровергал гипотезы Байера и Миллера. Как бы то ни было, иноземное происхождение самой династии больше никем из дореволюцион­ных историков не подвергалось сомнению.

В советскую эпоху началась полоса воинствующего антинор- манизма. Ставилось под сомне­ние существование Рюрика, а со­здание русского государства от­носилось уже чуть ли не к VI веку.

Согласно летописям, на Руси Рюрик оказался с двумя братья­ми — Синеусом и Трувором. Со­ветская историография вообще отрицала (и отрицает сейчас), что они были реальными людь­ми. Ещё Байер предположил, что эти имена есть не что иное, как неверно понятые русским летописцем скандинавские сло­восочетания «свой род» и «вер­ная дружина». Однако он исхо­дил не из истории языков, а из случайных фонетических ана­логий. На самом же деле Синеус и Трувор выступают в летописях как совершенно реальные пер­сонажи, княжившие в Изборске и Белоозере. Более того, сущест­вовали и местные предания о них. В Изборске, например, на­ходился холм, который считался могилой Трувора. Такая тради­ция народной памяти плохо со­гласуется с неверным переводом скандинавских слов, тем более, что с лингвистической точки зрения он отнюдь не доказан. Имя Трувор имеет скандинав­скую аналогию — «Торвар», про­исхождение имени Синеус пока остается неясным.

Рядом с Рюриком действовали и другие скандинавские конун­ги, осевшие на Руси. Два из них- Аскольд (Хоскулд) и Дир (Дюр) стали князьями в Киеве, отпра­вившись с севера Руси в Кон­стантинополь.

Они шли по боль­шому торговому пути — «Пути из варяг в греки», который начи­нался еще в Швеции, и через русские земли и города — Новго­род, Смоленск, Киев — вел прямо в Черное море. На всем его про­тяжении археологи уже в XX ве­ке нашли много скандинавских вещей, в том числе и с руничес­кими надписями.

Скандинавы находились и в других русских городах. Так, в Турове княжил некий Туры (То- рир), в Полоцке — Рогволод (Регнвальд). Видимо, пример с Новгородом был не единичным. Предводители варяжских отря­дов оставались на Руси и стано­вились князьями в различных городах. Хотя, конечно, были и местные, славянские князья, например, князь одного из сла­вянских племен — Мал. Таким об­разом, Русь была полем разнооб­разных межнациональных вли­яний и контактов. В этом много­образии и рождалось то непо­вторимое, новое, что и состави­ло основу Русского государства.

Сегодня происходит некото­рый возврат к «норманской» тео­рии, хотя сторонники «русской» версии тоже не сдают свои пози­ции. Здравый смысл подсказы­вает, что путь к решению загад­ки происхождения первого кня­зя на Руси надо искать в разных направлениях, истина всегда где-то рядом, и не так уж важно, кому первому она откроется.

Иоакимовская летопись

Первые интересные факты о Рюрике, дополняющие извест­ную летописную историю, мы встречаем у В.Н.Татищева. В его капитальном труде по русской истории приведены выдержки из так называемой «Иоакимов- ской летописи», созданной, ве­роятно, достаточно поздно, в XVII веке, но до нас не дошед­шей. В ней изложена древняя история Руси, и оказывается, первый князь Рюрик был внуком новгородского старейшины Гос- томысла, потомком местной славянской династии. По тати- щевским сведениям, отцом Гос- томысла якобы был князь Бури- вой, а у самого Гостомысла было четыре сына, погибших в битвах с соседними правителями, и три дочери, средняя из которых — Умила и являлась матерью Рю­рика. Конечно, все эти известия вряд ли можно считать досто­верными, но некоторые из них имеют интересные аналогии в других, иностранных источни­ках. Так, имя некоего князя при­балтийских славян Гостомысла упоминается в немецких анна­лах, где под 844 годом сообщает­ся о его гибели.

Татищев рассказывает и о удивительном сне Гостомысла. Правителю Новгорода снится, как из чрева его дочери Умилы вырастает огромное дерево, по­крывающее своими ветвями и плодами всю страну. Пригла­шенные для объяснения вещего сна волхвы расценили это как доброе предзнаменование, знак того, что потомство Умилы — бу­дущие Рюриковичи — станут правителями обширных славян­ских земель.

Аналогичные легенды были широко распространены в эпи­ческих сказаниях и других наро­дов, в частности, в своде сканди­навских саг «Круг Земной», со­ставленном знаменитым ис­ландским ученым Снорри Стур- лусоном, описавшем древнюю историю Норвегии и ее королей. Жена одного из них, конунга Хальвдана Черного, Рагнхильд перед рождением сына видит похожий сон, точно так же объ­ясненный прорицателями. И действительно, сын Рагнхильд, великий Харальд Прекрасново- лосый не только объединил всю Норвегию под своей властью, но и стал основателем разветвлен­ного рода норвежских правите­лей. Объяснить эти совпадения можно, обратившись к сканди­навским памятникам эпохи средневековья. Какая же карти­на предстает перед нами при изучении истории этих стран?

Скандинавские боги у русской колыбели

Русь, а точнее ее северная часть, с центром сначала в Ла­доге, а потом в Новгороде, хоро­шо была известна скандинавам по крайней мере с середины VIII века. Связи Скандинавии, Руси и прибалтийских славян были тесными и способствовали раз­нообразным взаимным культур­ным влияниям. Древняя Русь называлась в сагах «Гардар», а Новгород — «Хольмгард». Там ис­стари правили короли, по тра­диции считавшиеся потомками Одина (верховного бога сканди­навского пантеона). Первым властителем Руси был якобы его сын Сигрлами. Он женился на Хейдис, дочери мифического шведского короля Гилфи, потом­ка древних божеств, олицетво­рявших могучие силы северной природы: снег, лед, ветер. По­томки Сигрлами и были прави­телями Руси, а также князьями древнего города Ладоги — ярла- ми Альдейгьюборга, как она на­зывалась у варягов. Ладога была древнейшим связующим звеном Руси со Скандинавией, «старым» городом, в отличие от нового — Новгорода. Среди многочислен­ного потомства Одина, к которо­му возводили свое родословие многие скандинавские герои, мы находим и некоего Рорика (Хререка). В середине IX века он был правителем фрисландских и ютландских земель.

Рорик из­вестен своими многочисленны­ми морскими набегами на гер­манские земли и Англию, воз­можно даже, он принял христи­анство. В 870-х годах этот ко­нунг вел переговоры с внуками франкского императора Карла Великого, пытаясь выхлопотать себе какой-нибудь удел. Как ви­дим, деятельность Рорика при­ходится на то же самое время, когда правителем Руси (с 862 г.) был Рюрик, что и дало основа­ние некоторым историкам отож­дествить этих двух персонажей.

Впервые это предположение высказал еще в начале XX века профессор Дерптского универ­ситета Ф.Крузе, а наиболее об­стоятельно обосновал эту гипо­тезу в 20-х годах любитель ис­тории, эмигрант Н.Т.Беляев. Конечно, нет достаточных ос­нований для признания полной доказанности подобной вер­сии, но и отвергать ее, думает­ся, не стоит. Если же принять ее во внимание, выстраивается весьма интересная родослов­ная скандинавских предков ос­нователя русской княжеской династии.

По отцу Рюрик-Рорик — пред­ставитель знаменитого дат­ского рода Скьельдунгов, по­томков одного из сыновей уже упоминавшегося Одина — Скьельда. Согласно сканди­навским легендам, когда Один разделил земли между сыновь­ями, Скьельду досталась Да­ния. Скьельдунги правили датскими землями несколько столетий. Среди них было не­мало отважных героев, зака­ленных в кровавых битвах, в том числе и предки Рорика — Хререк Метатель Колец и Ха- ральд Боезуб (Клык Битвы). Видимо, в честь одного из предков получил свое имя и Рорик. Это имя, хотя и нечас­то, встречалось в династии Рюриковичей в дальнейшем.

Существует, впрочем, и дру­гое, менее обоснованное, объяс­нение имени Рюрик. Оно проис­ходит якобы от западно-славянекого слова «рарог», что зна­чит «сокол». Сторонники этой версии ссылаются на знамени­тые «знаки Рюриковичей» — дву­зубцы и трезубцы, которые бы­ли, вероятно, родовъши симво­лами древнерусских князей. В них некоторые историки и ус­матривают символическое изо­бражение сокола. Но объясне­ний знаков существует множе­ство: одна из новейших гипо­тез, например, видит в них ус­ловное изображение в анфас скандинавского корабля, другая — сочетание христианских сим­волов.

По матери Рорик ведет свою родословную от сына Одина Сигрлами. Его потомок — конунг Ивар Приобретатель имел дочь Ауд Богатую, которая была же­ной одного из предков Рорика — Хререка Метателя Колец.

Возможно, династия Рюрика имела связи с русскими земля­ми и задолго до 862 г. Не случай­ным же было обращение северо­русских племен именно к этому викингу. Вторым браком уже упоминавшаяся Ауд была за не­ким Радбардом, легенда припи­сывает ему правление на Руси. Радбард, вероятно, был потом­ком другого древнего сканди­навского рода — Инглингов, иду­щих от одного из скандинавских богов Ингви Фрейра, бога плодо­родия. Одна из ветвей Инглин­гов была королями Норвегии.

К ней принадлежал и вышеупомя­нутый Харальд Прекрасноволосый. А сыном Ауд и Радбарда был конунг Рандвер, основатель династии древних шведских правителей. Таким образом, и Рюриковичи и шведские короли были ветвями одного генеалоги­ческого древа. В 1019 г. родст­венный круг «замкнулся»: пра­правнук Рюрика, русский князь Ярослав Мудрый женился на до­чери шведского короля Олава — Ингигерд, принявшей в креще­нии имя «Ирина».

Сказка — ложь, да в ней намек!

После смерти Рюрика в 879 г. остался его малолетний сын Игорь (Ингвар). Князем стал со­ратник Рюрика, а возможно, и его родственник Олег (Хельги). В русских летописях он назван Олегом Вещим.

Это один из наиболее ярких героев древней русской исто­рии, имя которого хорошо зна­комо всем по поэме Пушкина «Песнь о Вещем Олеге». Но что интересно, оказывается, среди скандинавских саг — сказаний о подвигах конунгов — есть сага об Одде Стреле, которая некото­рыми рассказами удивительно напоминает легенды об Олеге. По саге он был правителем Ху- наланда, то есть «страны гун­нов». Некоторые исследователи склонны видеть в ней Русь. И да­же легенда о смерти Одда совпа­дает с аналогичным сказанием об Олеге. Одд погибает от змеи, выползшей из черепа коня, про­исходит это в родной Норвегии, которую состарившийся герой решил посетить. По одному из вариантов русского предания, Олег умер «за морем», возможно в Скандинавии. Эти удивитель­ные совпадения заставляют ду­мать, что реальный образ рус­ского князя оставил память и в русской летописи, и в сканди­навской саге. Вероятно, Олег был столь известным деятелем, что легенды о нем сохранились в народной традиции и Руси, и скандинавских стран.

После смерти Олега князем стал сын Рюрика Игорь, жена­тый на некоей Ольге (Хельга), впоследствии первой по време­ни русской святой.

Преемники Игоря поддержи­вали тесные связи со Скандина­вией по крайней мере до середи­ны XI века. Так, воспитателем сына Игоря и Ольги — Святосла­ва был варяг Асмуд (Асмунд), во­еводой Святослава — варяг Све- нельд. Внук Игоря — святой крес­титель Руси Владимир — не­сколько лет прожил в Скандина­вии, женился на дочери полоц­кого князя — Рогнеде (Рагнхейд). Ярослав Мудрый имел варяж­скую дружину, женился тоже на скандинавке — Ингигерд. И лишь с началом христианизации Руси русско-скандинавские связи по­степенно потеряли былую ин­тенсивность.

Раз уж русские Рюриковичи были не последней ветвью ог­ромного родословного древа правителей Северной Европы, корнем которого считался вер­ховный бог Один, вряд ли слу­чайным было появление одного из датских викингов на Руси, путь в которую задолго до того был проложен не одним поколе­нием его предшественников, а быть может, и предков.

В сентябре в Москве …

В сентябре в Москве традиционно отмечают День города. Но город — это не просто дома, улицы, парки, театры… Это прежде всего люди — известные только в кругу своих близких и те, которых знает город, а то и вся страна, весь мир даже. Впрочем, бывает так, что человек как бы остается за кадром, в тени, а вот то. чем он занимается,

— как раз в кадре, у всех на виду. Пожалуй, не найти в российской столице человека, которому неизвестно было бы, что есть такая радиостанция — «Говорит Москва». Однако у многих из тех, кто слушает регулярно передачи этой станции, вряд ли на слуху имя Вячеслава Дроздецкого

— генерального директора концерна «Радио-Центр», куда и входит популярная станция «Говорит Москва».

В 2002 году за выдающиеся достижения в развитии отечественного радиовещания Вячеславу Дроздецкому как лучшему менеджеру была вручена премия Петра Великого.

Written by admin

Январь 2nd, 2016 | 2:18 пп