Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

№ 65 — Слово ветеранам, 23 февраля …

День защитника Отечества — праздник нашего народа, который отмечается в честь победы Красной армии над кайзеровскими войсками Германии 23 февраля 1918 г. Эта победа продолжила славные традиции, начало которых уходит в глубь веков.

В нашей исторической памяти навечно сохраняются такие события, как победа русских воинов князя Александра Невского над немецкими рыцарями на Чудском озере (Ледовое побоище, 1242 г.); разгром войсками под предводительством Дмитрия Донского войск Золотой Орды на Куликовом поле (1380 г.); День освобождения Москвы силами народного ополчения под руководством К.Минина и Д.Пожарского от польских интервентов (1612 г.); День победы русской армии под командованием Петра I над шведами в Полтавском сражении (1709 г.); Бородинское сражение русской армии, закончившееся крахом захватчиков (1812 г.) и др. Победа советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. над немецко-фашистскими захватчиками — наиболее яркая страница в летописи побед нашего народа над агрессором.

В годы Великой Отечественной войны на мою долю выпало четырежды отметить праздник 23 февраля на различных участках советско-германского фронта, непосредственно на передовой. Но как резко отличалась военная ситуация в 1942, 1943, 1944, 1945 гг.! Февраль 1942 г. Только что отгремели залпы Московской битвы, развеявшей миф о непобедимости немецкой армии, её молниеносной победе, блицкриге.

Но по всей линии фронта, от Баренцева моря до Чёрного, шли тяжёлые, кровопролитные бои, которые могли в любое время перевесить чашу весов в ту или иную сторону. На нашем Северо-Западном фронте большую угрозу для Москвы и Ленинграда представляла 16-я немецкая армия генерала фон Буша, блокированная несколькими армиями, в т.ч. и нашей 53-й армией в районе озера Селигер, городов Осташков и Старая Русса. Местность в тех местах болотистая, порою непроходимая для техники. Невольно вспоминаются слова бывшего командующего войсками Северо-Западного фронта генерала армии П.А. Курочкина: «За всю многолетнюю службу в армии, участвуя в трёх войнах, я никогда не встречался
с такими трудными условиями, как здесь, на Северо-Западном. Мы в шутку тогда говорили: «На СевероЗападный фронт посылают за непослушание родителям».

Февраль 1943 г. После разгрома Сталинградской группировки противника, несмотря на отсутствие обещанного нашими союзниками «второго фронта», обстановка коренным образом изменилась в нашу пользу. Создалась качественно иная стратегическая обстановка и другое соотношение борющихся сил. Фашисты вынуждены были уйти с Кавказа, Восточной Украины.

Февраль 1944 г. Наши войска далеко продвинулись на Запад после победы на Курской дуге летом 1943 г., вышли на западный берег Днепра, приблизились к границам Белоруссии, отбросили врага от стен Ленинграда.

Февраль 1945 г. Была освобождена основная часть захваченной врагом советской территории (за исключением блокированной советскими войсками Курляндской группировки врага). Близок был день окончательной нашей победы. Уже не за горами была последняя стратегическая операция наших войск на советско-германском фронте — Берлинская.

В заключение хочется привести слова маршала Советского Союза Г.К.Жукова: «С каждым годом по времени мы всё дальше и дальше уходим от военной поры. Выросло новое поколение людей. Для них война — это наши воспоминания о ней. А нас, участников этих исторических событий, становится всё меньше и меньше. Но я убеждён: время не имеет власти над величием всего, что мы пережили в войну. Это было необычайно трудное, но и очень славное время.»
Маршал хотел, чтобы его книгу особенно внимательно прочли молодые люди. Старшее поколение хорошо знает, что помогло нам выдержать натиск колоссальной силы. А молодым это надо ещё постичь. «Мы были бы простаками, если бы не подкрепляли усилия отстаивать мир готовностью защищать нашу Родину..»

Эти слова — завещание молодому поколению выдающегося полководца Великой Отечественной войны.

В.Д. Баженов — председатель Совета ветеранов РАГС.

23 февраля

В истории нашего государства это особый день со сложившейся замечательной традицией — чествовать защитников родной земли, отдавать дань огромного уважения российским воинам, с благодарностью вспоминать ратные подвиги наших солдат. Этот праздник олицетворяет связь поколений, признание заслуг российского воинства перед государством. Наши воины в самых жестоких сражениях доказывали, что способны одолевать противника военным мастерством и высоким боевым духом.

Особые слова благодарности в этот день обращены к ветеранам Великой Отечественной войны и труженикам тыла. Вы победили в этой страшной битве, вы стояли на страже мира в послевоенные годы. Вы и сейчас продолжаете выполнять свой долг — воспитываете молодое поколение.

Нельзя забывать и тех наших земляков, которые с оружием в руках отстаивали интересы страны в региональных конфликтах XX века, а также офицеров и солдат, с достоинством выполняющих ответственные задания в борьбе с терроризмом.

От всей души поздравляем наших ветеранов-фронтовиков и тружеников тыла, преподавателей, сотрудников и слушателей Академии с Днем защитника Отечества! Желаем вам, вашим родным и близким мира, здоровья, счастья и благополучия!

Война меня не тронула, она дышала рядом…

Война меня не тронула, витала где-то рядом В лице сорбоса сонного, охранника-солдата. Войной дышали лица мальчишек на броне, Колонны шли по улице навстречу той войне.

А в госпитале позже я видела тоску Солдатика без носа, он родом из Баку. Души смятенье помню — ведь это же война Мальчишку искалечила, оправдана ль цена? В Афганистане я находилась как жена офицера, следующая за ним по месту службы. Жена офицера — это особая судьба. В ее жизни главное -умение ждать, терпеть и, конечно, верить, надеяться и любить. Их жизнь — служение мужу, семье и Родине. Жена должна была разделять вместе с мужем и горести, и радости. Высоких слов не принято произносить, но мы совершенно точно знали о долге, офицерской чести, что профессия офицера означает «Родину защищать». Она предполагает возможность в любое время быть готовым к ведению боевых действий. Настало такое время и для моего мужа. Он отправился в распоряжение представительства КГБ СССР в ДРА, работал советником Погранвойск Афганистана, возглавляя работу с кадрами Погранвойск ДРА.

Следует сказать, что такая должность не означала сидения в кресле для ведения мирной беседы, многим из них пришлось побывать в боях и опасных переделках, где трудно понять, «кто не друг и не враг, а так.». Первый год муж служил на границе с Пакистаном в расположении афганской военной бригады в провинции Кунар, где находилось около двух десятков наших, а намного километров — вокруг только афганцы. Этот год службы в Афганистане был непростым. Во-первых, трудно вообще было понять, на кого работали афганцы, с которыми приходилось взаимодействовать — за «наших» или «против». На всякий случай они старались поддерживать хорошие отношения со всеми. Во-вторых, санитарная обстановка ужасающая, практически каждый советский (мушавер) переболел какой-либо инфекционной болезнью, например, муж переболел малярией, затем отравился — на официальном приеме подали зеленый чай с отравленной конфетой. Отравился не он один. Погибли люди. Мужа все же откачали, неделю лежал под капельницей, а затем несколько лет находился на жесточайшей диете, пил отвары из трав. После этих событий мужа перевели в Кабул.

Самое интересное, что здесь, в Афгане, мы узнали настоящую цену своим мужьям. Появилась какая-то гордость за них, ощущение надежности, опоры. Даже походка казалась увереннее. Оружие в кобуре на талии, автомат в углу квартиры, гранаты в ящике у стены, но без запалов.

В день моего приезда в Кабул муж подарил мне маленький перламутровый, очень красивый пистолет, показал, как им пользоваться. Можно представить процедуру сбора перед выходом в магазин, как берешь маленький, словно игрушечный, пистолет, укладываешь его в сумочку (это запрещалось всеми инструкциями). Я помню, как просила мужа принести домой гранаты, потому что у приятельницы дома находился целый ящик гранат. Муж выполнил просьбу и принес несколько гранат без взрывателей, которыми мы позже забивали гвозди в стенку. Но автомат и патроны к нему в доме были. Изредка женщин вывозили на стрельбище, обучали стрелять из различного оружия — автомата, пистолета и даже гранатомета.

Мелкие подробности нашей жизни в Афганистане до сих пор живы в моей памяти. Вот охранник-солдат (сор-бос), стоящий у подъездов домов нашего микрорайона. Жили мы в крупнопанельных пятиэтажках, внешне очень похожих на наши. Домостроительный комбинат в свое время был построен нашей страной. Внутренняя конструкция квартир более просторная, иногда рассчитана на большие семьи. Эти меблированные квартиры нам сдавали за деньги,
оплачивало это наше ведомство. Жилье снять было непросто, квартир не хватало. Мы сначала жили в квартире, в которой жил перед нами офицер, погибший в Афганистане. Я этого не знала до тех пор, пока мы не переехали. Именно в этот дом после нашего переезда попал снаряд, погибли дети.

В момент обстрела всегда очень странно вели себя афганцы, они высыпали на улицы, бежали к тому месту, куда падал снаряд, собирались толпами, совершенно не боясь снарядов и стрельбы. Нам не рекомендовалось в этот момент появляться на улице. Но в тот день, когда снаряд попал в бывший наш дом, мы тоже пошли туда. Обстрел был днем, погибли дети, игравшие в этот момент возле дома, мы слышали плач родных и близких, видели их горе. В нашей бывшей квартире взрывом были выбиты стекла. Большие колонны бронетранспортеров и другой военной техники шли через город довольно часто. На это время перекрывалось движение на улицах. Молодые мальчишки-солдатики сурово сидели на броне, держа автоматы, и война была во всем их облике. «Родные, вам листать бы еще книжки, или девчонок нежных обнимать…»

Нам с мужем по-настоящему везло, хотя часто находились «на грани» возможного. Примеров тому множество. Я помню, как в один из дней, утром, был очередной обстрел, снаряды попали на нашу автостоянку. Все машины вокруг автомобиля, закрепленного за мужем, были повреждены, а его машина осталась без единой царапины.

Взрыв машины министерства мелиорации был довольно сильным. В некоторых квартирах выбило взрывом стекла. К счастью (а я смею думать, неслучайно), в машине никого не было, никто не погиб. В этой машине я ездила незадолго до этого на работу. Проработала там недолго и уволилась по настоянию нашей службы безопасности КГБ СССР при органах безопасности Афганистана. Помню рассказ наших друзей о моменте одного из обстрелов. С ними в Кабуле жили двое маленьких детей. В начале обстрела дети закричали: «Ура! Война началась!» (детей настраивали, чтобы они не боялись). Леночка, их мама, потащила их в туалет, куда не могли долететь осколки снарядов. Снаряд в тот раз упал недалеко от их дома. Выбиты стекла, упал телевизор, не говоря о всяких мелких потерях.

Случай в госпитале, когда я увидела мальчишку-солдатика без носа, был для меня потрясением, я не могла спокойно спать. Госпиталь сороковой армии мы посещали организованно, по распорядку, составленному парткомом, пекли домашнюю выпечку, делали какие-нибудь мелкие подарки, чтобы хоть чем-нибудь порадовать раненых. В качестве подшефного нашему представительству КГБ СССР в ДРА досталось отделение с травмами лица, головы и др. Женщины, как правило, все готовили подарки, а ехать в госпиталь не могли, не выдерживали морально. Мне приходилось ездить и разносить подарки по палатам. Лицо того солдата перед моими глазами и сейчас. И дело не в том, что у него на месте носа была перевязка и зияло черное отверстие. Больше всего поразил совершенно отсутствующий, ничего не выражающий взгляд, в нем не было ни боли, ни чувств, в нем (живом) не было жизни. Это был живой труп. Именно тогда я задумалась о цене той трагедии, которая происходила; всему этому не было оправдания. Но одно знаю — судить об этом имеют право только те, кто сам прошел через эти испытания, другим этого не понять и не почувствовать, да и вряд ли они имеют на это право.

Гул самолетов над Кабулом стоял непрерывно, самолеты перед посадкой кружили подолгу над городом, постепенно снижаясь, и с определенной высоты отстреливали ракеты, которые защищали их от снарядов душманов. Ночами слышна была канонада. Я долго не могла понять, зачем постоянно стрелять по окружающим горам, видимо, это было мерой предохранения от ночных наступлений душманов. Именно случайность, непросчитанность направления каждого выстрела служила гарантией от внезапных нападений. Если бы был какой-то план, он достаточно скоро стал бы достоянием противника, так как связь между «нашими» афганцами и душманами была весьма постоянной.

Детский вопрос был самым болезненным. Детей могли взять с собой не все. Не было возможности учиться, всем в школе не хватало мест. Возили детей в школу в бронированном автобусе под вооруженной охраной. Школа была в нашем посольстве. Но тем, кто не имел возможности взять детей с собой, было намного хуже. Представьте себе день ожидания прихода мужа с работы. Вокруг бетонные стены и полное бездействие, устроиться работать можно было только в советские учреждения, в афганских работать запрещалось, хотя я могла устроиться по специальности в Афганской академии наук и работать на компьютерах, тем более что специалистов таких остро не хватало.

Когда в Союз убыл методист парткома, меня, как имеющую опыт партийной работы (до командировки я была заместителем заведующего Калевальского райкома партии), приняли на ее место. Я занималась учебой сотрудников, методической работой и оформлением партийных документов. Здесь, в Кабуле отношение к парткому было искренне уважительным, а демократические нормы неукоснительно соблюдались. Никто не считал нужным повторять и поддерживать некорректно составленные пропагандистские тексты. Требовалось настоящее идеологическое сопровождение боевой деятельности. На войне поддельное быстро проявлялось и отторгалось. Подлецы здесь тоже встречались, как и везде в жизни, только цену им давали настоящую. Ценилось мужество и честь. Я помню, как на одном из открытых методических занятий, которое я проводила, один из руководителей сказал достаточно жестко: «Мы должны говорить на политзанятиях только правду, иначе нам веры не будет, и воевать честно никто не станет после этого». Эти бы слова применить к сегодняшним реформам государственного управления — перестать бы лгать некоторым руководителям как самим себе, так и гражданам России.

Серые бетонные стены и полное бездействие сопровождали каждую жену офицера в течение дня. Особенно тяжело переносились командировки мужей. Они улетали каждый раз на операции неизвестно насколько, связь была только военная, и домой они позвонить не могли. Иногда вечерами навещали друзья по оружию, сообщали, что все в порядке, муж скоро вернется, он в безопасности. «Святая ложь» срабатывала, но ненадолго. Ожидание иногда длилось месяцами, неизвестность в замкнутой среде, в четырех бетонных стенах, а дети далеко, растут без мамы.

Письма из Афгана приходили достаточно часто — полевая почта работала исправно. Дети регулярно писали о своих достижениях — на войну плохие вести не посылают. Каждое письмо от детей было событием. Оно долго носилось в кармане, постоянно перечитывалось. В Петрозаводске на выставке-распродаже я купила картину — акварель на шелке. На ней была изображена осенняя березка. Акварель я привезла с собой, сняв с рамы. В Кабуле мы закрепили ее на обыкновенном картоне, повесили на стене и подолгу глядели, вспоминая родную землю. До сих пор жалею, что не забрала ее обратно в Россию.

Телевизор был обязательным требованием нашей жизни. Мы смотрели союзные передачи, программу «Время», создавалось ощущение причастности к своей Родине, становилось как-то легче пережить разлуку с Россией, с детьми и родными.

В Афганистане я неожиданно для себя начала писать стихи. Неслучайно говорят, что стихи пишут глубоко несчастные люди. Взрыв эмоций, переживаний о детях, муже искал выход. Уйма свободного времени позволяла много передумать, пережить, подобрать рифму. Кроме того, партком организовал для нас кружки — вязания, макраме, шитья и др., встречи (мы обменивалась с женщинами кулинарными рецептами, участвовали в праздниках, организуемых женсоветом). Я научилась печатать, завершила обучение в Петрозаводском университете марксизма-ленинизма, отправив даже дипломную работу.

Каждый приезд наших коллег из Союза был событием. Мы собирались вместе, спрашивали: «Как там, в России?» Почему-то произносили именно «Россия», а не «СССР» или «Советский Союз». Стол вместо скатерти накрывали простыней. Водку покупали в мар-кете. Большие полутораллитровые бутылки ласково называли «Маруся» или «Толстая», делая ударение на «а». За праздничным столом расспрашивали о подробностях перестройки и «сухом» законе, угощались черным хлебом, как самой большой драгоценностью, недоступной в Кабуле. Это был вкус Родины.

Официальной воинской формой наших советников были фуфайки заключенных, привезенные в Афганистан словно бы в насмешку. Некоторые ретивые начальники требовали носить эту форму. Я помню, как Володя явился первый раз в этой фуфайке. «Заключенный номер 2122 прибыл для прохождения службы». Говорил с улыбкой, а в глазах оскорбление офицеру советских войск и страны.

Возвращались домой грузовым военным самолетом. Символичным было и время отправления — 22 июня в 4 часа 30 мин. Сидели в самолете молча полтора часа. Психологическая перестройка, как некоторая грань между жизнью, прожитой в Афгане и неизвестным будущим. Казалось, что все плохое позади. Мы еще не знали, что СССР развалится, в Афгане будут наводить порядок американцы, наркотики хлынут потоком в Россию, а в Средней Азии будут размещены военные базы. Только сейчас я понимаю, что летели мы на следующую войну, которая длится слишком долго. Могла ли я тогда предположить, что Афган будет официально признан ошибкой, в России начнут строить капитализм, а я буду провожать сына на очередную войну…

После возвращения я никак не могла перестроиться. Соскучившись по профессии, работала взахлеб, зная в прошлом цену предательству и головотяпству. Такое поведение многим казалось странным и воспринималось неоднозначно.

Афганистан — это часть нашей жизни. Не знаю, скажет ли нам спасибо Республика Афганистан, но Родина, по-моему, обязана помнить сынов своих, кто честно ей служил. Иначе, в конце концов, не найдется тех, кто захочет ее защищать. Именно поэтому так болезненно реагируют «афганцы» на жестокие слова и несправедливые намеки в свой адрес, на отъём мизерного материального возмещения, заработанного кровью и потом. Речь идет о так называемых льготах и замене их мизерной суммой. Это не льготы, а возмещение (далеко не равноценное!) малой толики того, что отдали Родине воины «ограниченного контингента советских войск». Об этом мои стихи.

Слышать нынче обидно очень, Когда резко бросают слова. Хоть приказ вы исполнили точно, Но зачем воевали, друзья?

Вы за спинами прятались нашими Без сомнений и без стыда. Вы бы были тогда отважными, Что ж молчали вы все тогда?

Мы теперь обиваем пороги, Есть средь нас и бездомный народ. Разбросали камней мы много. Кто же их собирать начнет?

Загляните в свои вы души, Нет ли гнили, нет ли вранья? Да, на улицах наших лужи, Ну а в душах? Не знаю, друзья.

Людмила Василенко -зам. зав. кафедрой организации социальных систем и антикризисного управления, д.с.н., профессор

Ситуационный центр РАГС

1 февраля 2006 года состоялась презентация Ситуационного центра (СЦ) РАГС. Руководители Академии и СЦ представили его журналистам как первый такого уровня учебно-исследовательский Ситуационный Центр, открытый в Европе.

Современная общественно-политическая и социально-экономическая жизнь, которая отличается высокой динамичностью протекающих процессов, большим объемом данных, необходимых для анализа, увеличивает вероятность необоснованности решений органов государственной власти во всех сферах управления из-за того, чот интеллектуальные способности человека могут войти в противоречие со сложностью переработки значительных объемов информации и стремлением избежать ошибок при принятии ответственных управленческих решений.

Данное противоречие преодолевается расширением коллектива лиц, участвующих в процессе выработки и принятия решений, и использованием современных информационно-аналитических технологий поддержки их деятельности на основе методических, программно-инструментальных и технических средств.

Эффективной формой информационно-аналитических систем, объединяющих эти средства, являются ситуационные центры, которые находят все более широкое применение как инструмент поддержки управленческой деятельности.

СЦ РАГС является автоматизированной информационной системой, предназначенной для обес-
печения современными технологиями обработки и отображения информации коллективных действий группы лиц по решению проблем в масштабе времени, присущем коллегиям в органах государственной власти и управления.

Сегодня от органов государственной власти требуется оперативное принятие обоснованных решений по разнообразным вопросам, входящим в их компетенцию, для чего необходимо не только иметь оперативный доступ к экспертным ресурсам и накопленным данным, но и вести в реальном времени их аналитическую обработку и согласование полученных результатов. «Обучать государственных служащих технологиям решения этих задач и призван наш Ситуационный центр, — говорит профессор А.Н.Данчул -директор СЦ РАГС. — Аналитическое хранилище данных является информационным ядром СЦ, на него возлагаются функции аккумуляции структурированных данных из информационных баз данных органов государственной власти всех уровней».

Созданию СЦ РАГС предшествовали научно-исследовательские работы кафедры информатизации структур государственной службы по информационно-аналитическим технологиям в государственном управлении и образовании (1999-2001г.г.), по тематике ситуационных центров (2002-2004 г.г.), проектирование и создание в 2004 г. 1-й очереди СЦ РАГС.

В создание СЦ большую помощь оказали Главное управление информационных систем ФАПСИ (сейчас Управление информационных систем Спецсвязи ФСО России), научный информационно-аналитический центр ВНИИЖТ МПС России, компания «Полимедиа», компания Sybas CIS, компания SAS. Специфика функционирующей в настоящее время первой очереди СЦ РАГС состоит в возможности коллективной работы локальных пользователей с применением средств отображения информации коллективного пользования в виде видеостены из четырех кубов и интерактивной доски. В создаваемой второй очереди обеспечивается возможность работы в СЦ удаленных пользователей: участников видеоконференций и экспертов, подключающихся с помощью технологий интернет/интранет.

В СЦ предусматривается проведение занятий таких форм, как лекции-демонстрации, лекции-дискуссии, кейс-стади, деловые игры.

Занятия, проводимые в Ситуационном центре, могут быть посвящены всем или некоторым из следующих укрупненных этапов решения проблемы:

— неформальное обсуждение аналитического доклада;

— формализация проблемной ситуации и формулировка проблемы;

— групповое моделирование проблемной ситуации;

— принятие коллективных решений.

Организаторы выборов и референдумов совершенствуют свои профессиональные знания

В соответствии с решением Ученого совета Академии от 7 декабря 2005 года «О работе РАГС по профессиональному обучению сотрудников Аппарата Центризбиркома России, членов и работников избирательных комиссий субъектов Российской Федерации» Институт профессиональной переподготовки и повышения квалификации совместно с Российским центром обучения современным избирательным технологиям при ЦИК России осуществили 6-17 февраля с.г. курсовую подготовку двадцати пяти председателей избирательных комиссий субъектов Российской Федерации (первый из трех учебных потоков) по теме: «Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации».

Профессиональное обучение велось по специально разработанной комплексной образовательной программе, учитывающей профиль и специфику профессиональной деятельности слушателей курсов. В ходе учебы они ознакомились с современным состоянием избирательного права и процесса, детально рассмотрели порядок организации и проведения выборов, референдумов различного уровня, содержание и пути совершенствования деятельности избирательных комиссий, механизмы нормативно-правового и финансового обеспечения их работы, схемы контроля за расходованием бюджетных и иных финансовых средств.

Обучаемые изучили основы государственной службы Российской Федерации, ее субъектов, систему прохождения гражданской службы в избирательных комиссиях.

Перед слушателями выступили Председатель ЦИК РФ А.А. Вешняков, его заместитель О.Ю. Вельяшев, секретарь ЦИК России О.К. Застрожная, большинство членов Централ ь-ной избирательной комиссии Российской Федерации, руководители и специалисты ее аппарата.

Высокую оценку обучаемых получили занятия, проведенные преподавателями Академии: д.п.н., профессором Л.Н. Тимофеевой, к.п.н., доцентом В.В.Ворониным, к.и.н., доцентом Т.Б. Маркичевой, д.фил.н., доцентом М.Н.Пановой.

На курсах повышения квалификации данной категории слушателей использовались новые элементы и методики организации образовательного процесса: входное и выходное тестирование, презентация избирательных комиссий Волгоградской, Вологодской, Свердловской областей, написание и защита рефератов.

Большое место было отведено организации обмена опытом работы, в частности, состоялось выездное занятие в избирательной комиссии Тульской области.

Проведенная учеба служит хорошей основой для укрепления делового сотрудничества между Академией и Центризбиркомом России. Только в этом году предстоит провести пять учебных потоков для организаторов выборов и референдумов различных категорий.

А.П. Бурмистров -зам. директора ИППК

Шахматы

14 февраля с. г. состоялся блицтурнир по шахматам, посвященный Дню защитника Отечества. В соревнованиях приняли участие 16 человек. В упорной борьбе победу одержал А.Н.Жучков, набравший 12,5 из 15 очков. На втором мечте — Ю.А.Баранов. Третье место у подтвердившего в очередной раз высокий класс игры А.М.Марголина.

Личные результаты некоторых из участников, не попавших в число призеров, также не обойдены вниманием любителей древней игры.

Орбита РАГС

Продолжается реализация совместного проекта Северо-Западной академии государственной службы и фонда «Миланская академия профессионального образования» (Милан, Италия) «Стратегическое развитие социальной сферы, служб и организаций, работающих с пожилыми людьми, посредством совершенствования государственного и муниципального управления в медико-социальной сфере и в работе общественных некоммерческих организаций». В рамках третьего этапа проекта с 19 по 22 января 2006 года в Санкт-Петербурге находилась делегация из Италии.

Цель визита — анализ социальной политики города в сфере заботы о пожилых людях, знакомство с деятельностью социальных служб и организаций города, работающих с пожилыми, а также обсуждение программы обучения государственных служащих и работников социального сектора Санкт-Петербурга. Во время визита делегация посетила отдел социальной защиты населения администрации Невского района, Центр дневного пребывания для пожилых Невского района, государственное стационарное учреждение «Дом ветеранов войны N1″, встретилась с руководителями и специалистами Комитета по труду и социальной защите населения Санкт-Петербурга. В состав делегации входили: г-жа Луиза Анзаги -директор Департамента социальной защиты (мэрия Милана), г-н Андреа Маскаретти — президент Комиссии по персоналу, образованию, занятости и труду мэрии Милана, руководитель международных связей фонда «Миланская академия профессионального образования», г-жа Мара Тарантини — менеджер международных проектов (фонд «Миланская академия профессионального образования»). В результате анализа функционирования социальных служб и учреждений итальянские эксперты разработали предложения по программе образовательных курсов для специалистов Санкт-Петербурга.

Written by admin

Декабрь 26th, 2015 | 4:42 пп