Учебно-методический центр

по аттестации научно-педагогических работников ВУЗов

Главная | Философия | Обществоведение | Книги | Учебники | Методики | История | Религия | Цели и задачи

Основы решения дела

Система судебных доказательств существенно не изменилась, но возросло значение письменных доказательств, особенно документов, специальным образом оформленных (зарегистрированных, например, в государственных учреждениях). Продолжала использоваться присяга – «крестное целование». Большое значение имели свидетельские показания. Уложение определяло «общую ссылку» и «ссылку из виноватых». В первом случае обе стороны опирались на одних и тех же свидетелей. Их согласные показания являлись основой решения дела. Поле (поединок), широко применявшееся ранее, постепенно исчезло из способов доказывания вины или правоты. Соборное уложение этого института уже не знало.

При «ссылке из виноватых» сторона ссылалась на свидетелей, которые должны были дать показания, абсолютно совпадающие с утверждениями стороны. Если хотя бы один из свидетелей сделать этого не мог, сторона проигрывала дело. В качестве доказательства применялся так называемый «общий обыск» и «повальный обыск». «Общий обыск» заключался в опросе всего населения относительно фактов совершения преступлений. «Повальный обыск» состоял в опросе местных жителей относительно конкретного, определенного лица, подозреваемого в совершении преступления. Обыск, также как и пытка, широко применялся в розыскном процессе. Появился институт отвода судьи, о котором сказано в ст. 3 гл. X: «а будет который судья истцу будет недруг, а ответчику друг или свой.. тому судье… не судити…» Вопрос об отводе судьи должен был решаться до начала судебного процесса.

Довольно своеобразным процессуальным действием в «суде» стал так называемый «правеж». Ответчик (чаще всего неплатежеспособный должник) регулярно подвергался судом процедуре телесного наказания – его били розгами по обнаженным икрам. Число таких процедур должно было быть эквивалентным сумме задолженности (за долг в сто рублей пороли в течение месяца): здесь явно звучит архаический принцип замены имущественной ответственности личностной. «Правеж» не был просто наказание – это была мера, побуждающая ответчика выполнить обязательство: у него могли найтись поручители или он сам мог решиться на уплату долга.

Судоговорение в состязательном процессе было устным, но протоколировалось в «судебном списке». Каждая стадия оформлялась особой грамотой.
В гл. XXI Соборного Уложения впервые регламентируется такая процессуальная процедура, как пытка. Основанием для ее применения могли послужить результаты «обыска», когда свидетельские показания разделялись: часть в пользу подозреваемого, часть против него. В случае, когда результаты «обыска» были благоприятными для подозреваемого, он мог быть взят на поруки, т.е. освобожден под ответственность (личную и имущественную) его поручителей.

Применение пытки регламентировалось: ее можно было применять не более трех раз с определенным перерывом. Показания, данные на пытке («оговор»), должны были быть перепроверены посредством других процессуальных мер (допроса, присяги, «обыска»). Показания пытаемого протоколировались.
В этот период также сформировалась «опричнина» – национальная карательная доктрина и соответствующая политика террора. По своим масштабам опричные репрессии не превышали аналогов в Европе: в Германии при Карле V было казнено до 100 тыс. человек, в Англии при Генрихе VII повешено до 70 тыс. «упрямых нищих», при его дочери Елизавете — 19 тыс. В Англии за первую половину XVI в. за религиозные преступления казнено до 72 тыс. человек.

Судебная система делится по инстанциям:
1) суд наместников;
2) приказной суд;
3) суд Боярской Думы;
4) Суд Великого князя (Царя).

Written by admin

Май 13th, 2011 | 10:35 дп